Техномаг 3210

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 144 страницы, 25 частей
Статус:
в процессе
Метки: Геймлит Повествование от первого лица Фантастика

Награды от читателей:
 
«Супер! Отличная работа!» от TsGo
«Отличная работа!» от g32
«Отличная работа!» от Avaritia
«Круто, жду первую мясорубку! » от Иррацио
Описание:
Рассказ о техномаге, немного прогрессорства и возвращение из будущего. Как говорится, собрал все зашквары.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 4

24 сентября 2019, 19:04
      «Повышена характеристика маны»       «Повышен навык контроля механизма»       «Повышен навык контроля механизма»       «Повышен навык контроля механизма»       «Получен новый уровень»       «Получен новый уровень»       «Получено свободное очко навыка»       «Получено свободное очко навыка»       Голову прострелило резкой болью, и тут же полилась рекой информация о том, как пользоваться терминалом, вплоть до некоторых интересных вещей, вроде скрытых возможностей и уязвимостей, позволяющих в обход блокировки лазить в экстранете. К сожалению, урок закончился, и мы отправились на обед. После обеда, снова во главе с сержантом, мы отправились в тир, представляющий собой большую открытую площадку с мишенями с одной стороны и лежаками, стойками и окопом с другой. Видимо, для тренировки стрельбы не только стоя, но и в окопе, и лежа, что логично.       — Итак, салаги, сегодня мы будем учиться стрелять из стандартного имперского плазмагана СИП4-У, о нем вам должен был рассказывать ранее майор Брэм. Как вы видите, он укорочен для использования вспомогательными войсками, чтобы вы своими кривыми руками не выкололи себе глаза, находясь в технике. На левой стороне вы можете видеть механический переключатель, потому что такие дебилы, как вы, угробите сенсор за пару минут. Верхнее левое положение — это жми и молись, хер в кого попадешь дальше двух метров, но на этом расстоянии постоянная очередь изрешетит любого, а скорее всего и вас самих. Второе положение — стрельба одиночными снарядами, вам не пригодится, потому что вы все равно ни в кого не попадете. Третье положение — накопление энергии снаряда и, если используете его, лучше сразу попрощайтесь с жизнью.       — Но почему, сэр?       «Ой, дурааак», — подумал я. И не только я, судя по лицам окружающих.       — Потому что три наряда в туалет вне очереди, боец. Я лично для тебя отключу самоочистку, чтобы ты прочувствовал на своей шкуре, почему нельзя перебивать вышестоящего по званию. Так вот, если бы этот выблядок амебы не перебил меня, я бы сказал, что это режим накопления энергии, который далеко не стреляет, опасен взрывом оружия и мощность его такова, что вблизи ты отправишься к своим братьям, высохшим на жопе твоей мамаши в 99 процентах случаев. Крайняя позиция — это самая важная для вас. Потому что это предохранитель, который не позволит вашей лишней хромосоме отстрелить себе яйца, к моему великому сожалению. Поэтому, пожалуйста, не пользуйтесь ею. Сейчас я выдам каждому по винтовке, и у меня будет всего несколько правил: если вы вставите батарею без моей команды — отправитесь на гауптвахту, если снимите предохранитель без моей команды — отправитесь на гаупвахту, если начнете стрелять по мишеням без моей команды — отправитесь на гаупвахту, а если вы направите ствол на своего соратника, то что, вы думаете, я сделаю? — спросил он.       — Отправимся на гаупвахту! — крикнули все в унисон.       — Нет, придурки, я прострелю вам башку, чтобы такие выблядки, как вы, не прикончили по своему слабоумию кого-нибудь из своих товарищей, — заорал он. — А теперь подходите по одному и забирайте оружие.       Мы получили в руки футуристичное, но немного угловатое оружие, без какого-либо намека на красоту. Чистое орудие смерти без каких-либо финтифлюшек. Несмотря на то, что оружие вроде бы без интерфейса и с минимум электроники, я мог взять его под контроль, что выяснил оценкой. Возможность получить схему была всего два процента, контроля семь, а управления двенадцать. Зная теперь хитрости своих навыков, я решил сначала попрактиковаться с оружием, а уже потом брать над ним управление. Тем более что после обучения управления терминалом шанс добычи схемы вырос до десяти процентов. То есть, если сначала научиться пользоваться, потом взять под контроль, а уже затем использовать познание, шанс еще больше возрастет. Чем я и собирался воспользоваться. Ведь пусть с собой из этого мира или виртуальной реальности — ведь так и непонятно, где проходят испытания, я забрать ничего не смогу, но знания и схемы останутся со мной. А то я уже переживал, где бы искал их в течение пяти лет.       — Позиции лежа занять! — гаркнул сержант, и все тут же разбежались по на удивление мягким и теплым коврикам, чего совсем не ждешь от армейского реквизита.       — Батарею заря-дить! — я взял прямоугольный серый блок, который идеально вошел в паз сверху. Оценка охаратеризовала его так:       «Малая универсальная батарея Асмарийской империи. Уровень заряда: 92%»       — Доложиться о готовности! — я как раз вставил батарею, и сбоку появилась зеленая полоска заряда, совпадающая с оценкой.       — Готов!       — Готов!       — Товарищ сержант, у меня что-то не так с батареей, — закричал один из солдат, показав на свое оружие, где мерцала красная полоска.       — Поменяй батарею, идиот, твоя разряжена! Ты чем майора слушал, нижними полушариями твоего жопного мозга? — но потом добавил уже тише. — Надо бы выдрать коменданта стрельбища, какого хера он батареи разряженные подсовывает?       На удивление, стрельба прошла без происшествий. То ли идиотов не оказалось больше в наших рядах, то ли солдаты были более внимательны, не желая отправляться на гаупвахту и тем более умирать за наводку ствола на других, я не знаю. Меня больше волновало оружие в руках. Ведь пусть я в своем будущем и создавал плазменное оружие, оно не было таким компактным как это. То были огромные турели трехметровой длины с реактором в основании. А вот такие миниатюрные пушки я не делал. И, честно говоря, я радовался внутренне как ребенок, выпуская сгустки бело-голубого цвета, которые выжигали мишени в виде наших противников. Которыми оказались… техники, называемые здесь сквиблами. Я еще в терминале читал о том, с кем борется Империя, и меня это хоть и удивило, но не сильно. Многие игроки сообщали, что на испытании сражались и против техников, и монстров из порталов, и драконид. Раньше я их видел только издалека или на экране своего монитора в бункере — в прошлой-будущей жизни, мой класс был слабоват для прямого боя, а тем более регулярной армии. Техники выглядели как прямоходящие муравьи, чьё брюшко уменьшилось и слилось с грудной клеткой. Задние лапы удлинились, благодаря чему они стали прямоходящими, а вот четыре руки, две из которых чуть меньше и являются вспомогательными, остались, впрочем, как и жвала с антеннами, улавливающими феромоны. И не стоит недооценивать этих сукиных детей, ведь благодаря толстому и прочному хитину и невероятной силе, они могут убивать обычных людей даже голыми руками. Вот только голыми они никогда не ходят, находясь в глухих скафандрах, создающих необходимую им атмосферу и одновременно защищающих от повреждений. Есть три известных вида солдат — это «рабочие» — стандартное мясо, которыми можно просто заваливать. С ними кое-как еще может сражаться хорошо вооруженный и опытный солдат. «Солдаты» — двухметровые верзилы, наголову превышающие своих предшественников не только в росте, но и в силе, скорости, опыте и подготовке. И, наконец, «гвардейцы» — это уже спецназ, с которыми могли побороться только лучшие из игроков и очень редко с победой. Ростом в два с половиной метра, в бронескафандре с экзоскелетом и силовым щитом, а также тяжелым плазменным, лазерным или масс-драйверным вооружением, это была машина смерти на поле боя. Говорили еще о личной охране королевы, как и о ней самой, но это уже слухи, так как их никто не видел. В том числе о них не знали и в Асмарийской империи. Мы же отстреливали голограммы именно рабочих, которые повторяли их тактику и скорость. Я их видел вживую и мог предсказать, где они окажутся в следующий момент, и после пристрелки начал недурно их отстреливать.       — Неплохо. Может быть, и не сдохнешь в первом бою, — буркнул сержант, проходя мимо меня, и пошел орать на очередного мазилу. Когда процент заряда достиг пятидесяти процентов, очередная попытка обучиться управлению привела меня к успеху. Я узнал не только как надо стрелять и как не допустить взрыва при накопительном заряде, но и как сделать гранату из батареи. Ну и плюс еще два очка к контролю. Я стал стрелять в разы точнее, но специально мазал иногда, чтобы не показать настолько резкого улучшения. Шансы взять под контроль и получить схему выросли в три раза, но этого было еще мало. Я надеялся только на то, что стрельбы станут постоянными.       После стрельб наступило свободное время, во время которого можно было помыться, связаться с родными, посидеть в ограниченном экстранете с терминала или просто отдохнуть. Правда, перед этим нас еще погоняли упражнениями на плацу, но, в сравнении с утром, это была так, разминка. Я еще посидел в экстранете, почитал о плазмагане, правда, кроме общего устройства и принципа действия, ничего не узнал. Как же происходит плазменный выстрел? Из атмосферы в контейнер набирается воздух, из которого выделяется азот, поступающий в рабочую камеру. Там этот газ окружается электромагнитным полем, замкнутым само в себя, как в шаровой молнии. И далее происходит ионизация и разогрев газа до десяти тысяч градусов. Потом из рабочего тела сгусток выстреливается и разгоняется в стволе до сверхзвуковой скорости. Из-за особенностей плазмы она не летит дальше двухсот метров, потому что поле теряет стабильность, но и этого хватает. Еще немного почитав для справки как о самой Империи, так и конкретно об армии, я помылся, побрился и лег на кровать.       — Джон, что ты в терминале так долго сидел? Родителям писал или девушке? — свесив голову со второго яруса, спросил меня сосед, которого я только сейчас проверил оценкой:       «Адам Смит. Инженер. Рядовой Асмарийской Империи»       — Адам, ты никогда не задумывался, что не все сидят за терминалом только ради писем?       — Ну, да, еще ради голотуба и порнухи, — подмигнул он мне.       — И что ты сделаешь сквиблу при встрече с ним? Покажешь ему порнуху или хрен свой? — он заржал, но я продолжил. — Чем больше ты изучишь сейчас, тем больше шансов у тебя будет там, на фронте.       — Мы инженеры, ты же слышал майора? Мы не должны воевать!       — Да, не должны. Вот это и будешь говорить жукам, когда они к тебе придут. Мол, парни, подождите, я инженер. Думаю, они тебя поймут и не станут есть, — парень отшутился, но некоторые из тех, кто слушал наш диалог, призадумались. Ну, и так неплохо. Мне-то все равно, для меня это испытание, пусть и со ставкой в виде моей жизни. А для них реальная жизнь. Я уже давно заметил, что даже если это симуляция, то от реальной жизни она не отличается. Думаю — следовательно, существую, так что какая, собственно, разница?       Следующий день снова начался с физических упражнений, но на этот раз на полосе препятствий.       — Бегите быстрее, беременные улитки, или вы думаете, враг будет ждать, пока вы доберетесь до него? Хер там плавал! Джонсон, ты хочешь, чтобы я тебе помог перелезть через эту сквиблову стену? Так я добрый, я помогу! — сержант поставил свой табельный пистолет в шоковый режим, который оставляет небольшие болезненные ожоги, а не убивает, и выстрелил. Послышался крик боли. — Шепард, любимый ты мой, хочешь, чтобы я проявил и к тебе немного внимания?       — Никак нет, сэр! — выкрикнул я, пытаясь ускориться, но против законов физики не попрешь, и у меня не вышло.       — А мне кажется, что ты прямо-таки хочешь возбудить меня своим жеманным вялым видом. Может ты принцесса?       — Никак нет, сэр!       — Так какого хера ты плетешься, давай быстрее! — он уже нацелил на меня свой пистолет, как вдруг: «Повышена характеристика тело». У меня будто открылось второе дыхание, и я рванул вперед, уворачиваясь от дуги молнии из пистолета.       — Вот что пистолет животворящий делает! — поцеловал Вайссер свое оружие. — Ну, раз пошла такая потеха…       В общем, на завтрак наша рота шла из лазарета, вся обмазанная противоожоговой мазью. А я радовался тому, что благодаря тройке зарядов, пришедшихся мне пониже спины, получил еще один уровень персонажа и повысил родство с молнией на два пункта. Кто бы мог подумать, что даже такая ситуация может привести к выгоде. Правда, задница все еще неприятно побаливала и начинала чесаться. Остальные меня не винили, ведь в меня стреляли чаще всего. Скорее смотрели с сочувствием. А мне приходилось скрывать свою радость от обретения навыков.