Забери мою сущность 21

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Как приручить дракона

Пэйринг и персонажи:
Иккинг, Астрид Хофферсон, Рыбьеног Ингерман, Сморкала Йоргенсон, Забияка Торстон, Задирака Торстон, Валка, Стоик Обширный, Плевака, Дагур Остервенелый, Хедер, ОМП, ОЖП, Гриммель Ужасающий, Беззубик, Громгильда, Барс и Вепрь, Кривоклык, Сарделька, Грозокрыл
Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 82 страницы, 11 частей
Статус:
закончен
Метки: Аффект Викинги Драконы Кровь / Травмы Насилие Отклонения от канона Смерть второстепенных персонажей Спасение жизни Счастливый финал Упоминания наркотиков Экшн Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На войне все средства хороши. Главное - не зайти настолько далеко, что потом об этом пожалеешь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Читатели: Это Venom!Hiccup AU?
Автор: Well yes, but actually no

Я создал нечто с претензией на сюжет. Пожелайте мне удачи.

Обновления раз в неделю ориентировочно по четвергам.

В названии отсылка к Starset - Carnivore, потому что я не умею в названия.

Глава 9

21 ноября 2019, 14:42
- Разрази меня Тор! – Стоик вбежал в сарай и начал раскидывать инструменты и ящички, будто Иккинг мог спрятаться под молотком. - Куда он делся? – удивился Задирака. - Неужели он всё же умудрился сбежать? – спросила Хедер. - Далеко уйти не должен был, с одной ногой-то, - заметил Плевака. - С одной ногой не мог. А вот с двумя крыльями – прекрасно. Сморкала, опроси всех, на месте ли их драконы, - приказал Стоик. Дважды повторять не пришлось. - Сначала у нас был Иккинг, но не было противоядия. Теперь у нас есть противоядие, но мы потеряли Иккинга. Да что ж такое! – вскинула руки Забияка. - Как он цепь сломал, не перегрыз же он её! – Дагур поднял один из кусков. - Погоди-ка, - к нему подошёл Рыбьеног, - эй, я узнаю характер повреждений! Здесь определённо использовали кислоту разнокрыла. - Зачем вы хранили тут кислоту разнокрыла? – спросил Дагур. - Мы и не хранили. Я с закрытыми глазами смогу назвать, что здесь лежит, можете быть уверены, - заверил Плевака. - Все драконы на месте, - в дверях показался запыхавшийся Сморкала. - То есть, на Олухе побывали непрошеные гости, - мрачно заключил Стоик. - У нас ведь ещё есть около четырёх дней, верно? – спросил Рыбьеног. - Формально да, но… - Валка поджала губы, - но Иккинг по размерам меньше драконов. Тогда был один детёныш, он погиб раньше взрослой особи. За порогом заскулил Беззубик. - Тогда нам нельзя терять ни минуты. По драконам! – Стоик взял кусок цепи и вышел из сарая. Крушиголов легко возьмёт след даже по такому обломку. И драконы, и наездники вымотались и спали всего пару часов. Но сейчас все забыли об усталости. Охотники перешли все границы, и пора было с ними покончить раз и навсегда.

***

Гатида буквально приплясывала, довольная собой. Несколько хороших шпионов, да горстка сон-травы – и вуаля! Драконий наездник у неё на корабле, привязанный к стулу. Никто из этих балбесов-викингов ничего и не заподозрил. Гатида зашла в каюту. Выглядел парень, конечно, похуже, чем в их прошлую встречу. Мешки под глазами, бледный, из груди вырывались странные свисты, чёлка слиплась от пота. Она вовремя – наездник только-только начал приходить в себя. Из-за кашля и затруднённого дыхания Иккинг плохо спал последние дни. Поэтому прошлой ночью его разбудил тихий шорох, который он в обычном состоянии и не заметил бы, а затем чья-то рука зажала ему нос и рот. Потом тьма. И вот она наконец стала проясняться. И тролль бы их всех подрал, лучше бы он и дальше был без сознания, чем увидел первым делом эту мерзкую ухмылочку. - Приветик, красавчик, давно не виделись! – Гатида оперлась на колени, чтобы глазами быть на одном уровне с парнем. Мигом появившееся брезгливое выражение на его лице её не смутило. - Какого рожна тебе от меня надо? – в его взгляде читалось «Я выпущу тебе кишки и задушу тебя ими же». - Ты так внезапно нас покинул в тот раз. Порядочные гости так не делают. Мы бы столько могли обсудить, узнать друг друга, провести приятно время, - Гатида провела ему пальцем по груди. - Лучше оказаться в объятиях смерти, чем потаскухи вроде тебя, - прошипел Иккинг. И тут же получил смачную пощёчину. На щеке заалело крупное пятно. Гатида схватила его за волосы и оттянула назад голову, поставив сапог на стул между его ног. - Разве мама тебя не научила вежливости? Или ты любишь погрубее? – усмехнулась она. Один из стоявших поодаль воинов незаметно закатил глаза. Что поделать, хочешь денег – терпи закидоны начальницы, даже если творит она, а стыдно тебе. - Будешь продолжать строить из себя крутого, или же заключим мир? – вкрадчивым голосом поинтересовалась Гатида, начав гладить парня по внутренней стороне бедра. Любым мужчиной можно управлять, даже больным. И больным на голову в том числе. В рукаве у неё всегда была пара безотказно действующих приёмчиков. Иккинг зажмурился, судя по звуку, что-то подступало к его горлу. Ну вот, уже работает! А в следующий момент парень плюнул ей в лицо. От неожиданности Гатида разжала пальцы, державшие его волосы. В ту же секунду Иккинг с силой ударил её лбом в лоб. Охотница отшатнулась, приложив ладонь к шишке, в ушах зазвенело. - Ах ты ж мразь грёбаная! – она в бешенстве схватила наездника за волосы и резко нагнула его голову, ударив его коленом. Он закашлялся, на пол упали капли крови. Охотница щёлкнула пальцами. Здоровый бугай подошёл к Иккингу справа и зарядил ему кулаком по лицу. Парень упал вместе со стулом, удар об деревянный крепкий пол тоже сделал своё дело. Вновь темнота. Бугай тупо заулыбался, ожидая похвалы от начальницы. Та его проигнорировала. - Дай сюда! – нервным движением Гатида вырвала платок из рук зашуганного слуги. - Чёртов евнух! Надо было просто продать тогда тебя Августу, у него как раз нехватка мальчиков вроде тебя! Он умеет с таких спесь сбивать, уже через два месяца подставлял бы задницу как миленький! Радовался бы каждому херу в своей дырке! – шипела женщина, лихорадочно вытирая лицо. Низенький и трясущийся слуга тёр ладони об жилетку, про себя жалея пленника. «Такой молодой совсем, а столько вынести, нельзя же так над калекой без ноги» - думал он. Увы, страх перед начальницей оказался сильнее жалости. - Чего смотришь? Раздевай! – рявкнула Гатида на одного из воинов. Тот удивлённо моргнул, затем принялся расстёгивать пуговицы. - Да не себя, придурок, его! – Гатида показала на наездника. Настроение у неё быстро портилось. Сначала воин отвязал парня от стула. А вот дальше возникли проблемы. Броня наездника неожиданно оказалась хитроумным паззлом. В конце концов охотник плюнул и начал разрезать её ножом. - Тихо-тихо, так достаточно, - остановила его остывшая Гатида, когда воин намерился стянуть с парня штаны, - мне он нужен просто беззащитный, а не в чём мать родила. Слуга подобрал ошмётки, раньше бывшие амуницией наездника, и посеменил к выходу из каюты, чтобы сбросить их на нижних палубах. Гатида довольно посмотрела на оставшегося в одних лёгких рубашке и штанах парня. - А теперь свяжи его, да покрепче, - приказала она охотнику. Он пожал плечами и пошёл за верёвкой. Гатида тем временем не удержалась от соблазна задрать пленнику рубашку. Не гора мышц, но на что полюбоваться тоже было. - Что дальше, госпожа? – робко спросил слуга, вернувшись. - А дальше мы будем ждать, - ухмыльнулась Гатида, выходя наружу, следом за ней бугай тащил за шиворот пленника.

***

- Крушиголов ускорился. Похоже, мы уже близко, - сказал Стоик. - То есть, они где-то в этом направлении? – уточнил Плевака, показав прямо рукой. Едва Стоик утвердительно кивнул, Беззубик припустил как ужаленный, в мгновение ока сильно оторвавшись от остальных. - Стой, балда! – окликнул его Плевака. Но было поздно, Беззубик уже практически скрылся за горизонтом. - Ну, не зря ночная фурия считается самым быстрым драконом, - сказал Рыбьеног. - И ведь сейчас влипнет в неприятности. Какой наездник, такой и дракон, - вздохнул Плевака.

***

Внизу показался корабль. Беззубик чуть снизился. И тут он заметил своего друга, лежавшего без сознания, связанного на палубе. Весь мир сузился до этой точки. Беззубик спикировал туда. Крепко схватить лапами, забрать отсюда, развернуться и унести его домой. Домой, скорее домой, где безопасно, где эта маленькая женщина с палкой уже готовит лекарство… Неведомая сила толкнула Беззубика в сторону, опрокинув его на корабль. Крылья и лапы оказались скованы. Верёвка! Беззубик яростно зарычал. Откуда-то сбоку на него напрыгнуло несколько охотников, сжав ему пасть и принявшись натягивать намордник. Дракон пытался брыкаться, но безуспешно. - Эй ты, там! – чей-то голос гаркнул ему прямо в ухо. Иккинг открыл глаза. Голова болела. Чуть поодаль было какое-то шевеление. Чёрный мычащий дракон… Чёрный дракон… Ночная фурия… Ночная фурия! Беззубик! Иккинг задёргался. Беззубик здесь! Ведь ради него он это всё затеял! И вот Беззубик здесь, пойманный и связанный! А если бы всех охотников уничтожили, он бы сейчас не был в опасности. - Что, узнал дружка? – насмешливо поинтересовался охотник. Затем он взял Иккинга за шиворот и подтащил ближе к дракону. - Вот она, твоя ящерица! Ждёт, когда из неё сделают чучело! А именно это и произойдёт, будь уверен! И ты этому никак не помешаешь! Иккинг мог только гневно сопеть. Внезапно Беззубик вырвал хвост из рук другого охотника, шлёпнул по лицу первого и притянул к себе Иккинга, в последней отчаянной попытке его защитить. - А ну не бузи тут! – другой охотник стукнул Беззубика по голове древком копья. Затем его больно укололи в хвост. Дракон пискнул и дёрнулся. Двое охотников сжали его хвост, в то время как третий вытащил Иккинга. Беззубик мог только мычать в бессильной злости, пока его хвост закрепляли на месте, а его лучшего друга уволакивали в недры корабля. - Полежи здесь, - охотник бросил наездника в одной из комнат. После того, как он ушёл, Иккинг полежал неподвижно пару минут, прислушиваясь. Затем он аккуратно разжал кулак, стараясь не выронить содержимое. Похоже, охотники всё же не знали одной интересной и важной особенности: у ночных фурий очень острые чешуйки.

***

- Ты чего такой взбудораженный? – лениво поинтересовался охотник. - А меня научат тут летать на драконе? – энтузиазм его собеседника можно было понять. Совсем юный, пушок на подбородке только начал пробиваться, поступил сюда считай что вчера. - Зачем тебе? - Да просто в моей деревне есть девушка одна, говорит, что выйдет замуж только за очень храброго человека. А что может быть храбрее, чем оседлать огнедышащую бестию? Я за этим сюда и пошёл, чтобы про них узнать. Вот приземлюсь я перед её домом верхом на ручном драконе, с букетом самых прекрасных- Юнец не договорил, внезапно рухнув на бок. Собеседник с беспокойством наклонился к нему. Из шеи парня торчал нож. - Какого… - охотник выставил копьё в направлении того угла, откуда прилетел нож. Там было тихо. Охотник сделал пару шагов вперёд. Заглянул за бочки. Никого. Сзади послышался шорох, словно крыса пробежала. Охотник резко развернулся. Снова никого. В дальнем углу послышались хрипы. Мужчина осторожно подкрался туда. Пальцы у него дрожали, он сильнее стиснул копьё. Хрипело что-то позади ящиков. И зачем их начальнице столько барахла на корабле? Хоть бы убрала его куда подальше, чтобы под ногами не мешалось. Охотник присел на корточки. За ящиками оказался болезненного вида парень, съёжившийся калачиком. Вместо одной ноги у него болталась пустая штанина. Охотник облегчённо выдохнул. И этого он испугался. Кому расскажешь – засмеют. Он отложил копьё. И только после этого ему в голову пришла запоздалая мысль: а кто тогда метнул нож? С неожиданной от одноногого прытью парень бросился на охотника, сбив с него шлем. Охотник лишь успел увидеть, как тот выхватывает какую-то деревянную палку, а потом сильный удар отправил его в небытие. Иккинг яростно молотил палкой по голове охотника, подгоняемый одной-единственной мыслью: Убить. Убить. УбитьУбитьУбитьУбИтЬуБиТьУБиТЬубИть Когда он остановился, череп с содержимым охотника превратились в кашу. Иккинг отшвырнул палку. Снова закашлялся. Он с силой зажал рот ладонью, чтобы не выдать себя. Протез ему сняли, чтоб им пусто было, и передвигаться можно было только ползком на четвереньках, как в хлам пьяному. Поэтому скрытность и эффект неожиданности были его единственными преимуществами. Иккинг посмотрел на ладонь, покрытую красным, затем вытер её о штанину. Сейчас не до этого. Проклятье, ещё бы на грудь так не давило. Иккинг оттянул ворот рубашки, хотя она и так была довольно свободной. Он попытался выдохнуть, но вместо этого опять закашлялся. Воздух будто застревал где-то там внутри. Наконец, придя в себя, он выполз из своего укрытия и выдернул нож из шеи трупа, даже не став протирать его от крови. Чем быстрее он избавится от команды, тем быстрее он спасёт Беззубика. Ещё один стоял в задней части корабля и что-то насвистывал. Судя по внешнему виду – чужеземец, а судя по манере держать оружие, он его в руки впервые взял неделю назад. Иккинг постучал рукоятью по стене, привлекая его внимание. Свистеть в его нынешнем состоянии было чревато провоцированием нового приступа кашля. К тому же, ему и тихого свиста из груди было достаточно. Охотник что-то гневно крикнул на неизвестном языке. Когда ему никто не ответил, он, недовольно ворча, подошёл и завернул за угол. И едва он появился, Иккинг резанул его по шее ножом. Охотник схватился за горло, выронил меч, со стуком упавший на пол, и завалился на бок. Его тело ещё несколько секунд конвульсивно дёргалось. Иккинг замер. Тишина, никто ничего не заметил. Послышались шаги вдалеке, но они прошли мимо. Парень двинулся дальше. Внизу были слышны голоса. Похоже, основная часть команды находилась там. Для максимального результата надо было собрать их всех в одном месте. И ещё уложиться в определённое время. Помимо ножа Иккинг смог найти в остатках своего снаряжения один небольшой снаряд. Сейчас он держал его в руке, направив при помощи металла солнечный луч на торчавший кусочек фитиля. Кончик начал тлеть, огонёк принялся медленно сбегать вниз. Отлично. Теперь вторая часть. За стенкой кто-то негромко крикнул: - Драконы атакуют! Всполошившиеся охотники похватали оружие и побежали к выходу. Когда они все собрались у нижней ступеньки, им в ноги вдруг упал тёмный неровный шарик с короткой верёвочкой. - Это ещё что? – один из охотников легонько толкнул шарик носком. Фитиль догорел. Иккинг отполз чуть дальше от прохода и зажал уши. Кто бы мог подумать, что газ пристеголова становится куда разрушительнее, если собрать большое его количество в малом объёме. А если добавить смоченную на одном конце гелем ужасного чудовища верёвочку, спрятав этот конец внутрь, а сухой конец снаружи поджечь, то несколько таких крошек способны справиться с каменной стеной. Раздался взрыв.

***

- Рада вас видеть, дорогие мужчины! – раскинула руки в стороны Гатида, словно радушная хозяйка. - Взаимно, - усмехнулся Хоте. - Я надеюсь, твои приятные новости, из-за которых меня разбудили посреди ночи, стоят того? – проворчал Арнбранд. - Определённо, - хищно улыбнулась Гатида, - один маленький отравленный засранец сейчас у меня, на этом корабле. - Это ты про Карасика? Погоди, а что он здесь делает? – удивился Нордвин. - Мои ребятки выкрали его с острова. Вы же сами сказали, нам надо дождаться, когда яд сделает своё дело. Вот я и решила, пусть подождёт здесь, - Гатида облокотилась о борт. - Чтобы его не вылечили свои. Умно, ничего не скажешь, - одобрительно хмыкнул Арнбранд. - Более того. С его помощью я заполучила ночную фурию, - добавила охотница, гордая собой. - Неужели? Похвально, похвально, - Гриммель опёрся на смертолапа, на котором он прилетел, и размеренно похлопал в ладоши. - А показать? – прищурился Нордвин. Гатида самодовольно махнула рукой и направилась внутрь корабля. Они зашли в помещение, где лежал обездвиженный дракон. При виде них Беззубик зарычал. - Красавец! – Нордвин определённо был впечатлён. Он провёл рукой по шее дракона. Тот злобно дёрнулся и зашипел. Хоте присвистнул. - Признаю, здесь ты нас заткнула за пояс. Ещё никому не удавалось поймать ночную фурию! Гриммель вежливо кашлянул. - А, ну да, нашему другу Иккингу удалось. Я имел в виду, никому из охотников, - поправился Хоте. - И вновь я вынужден не согласиться. Не хочу хвастаться, но у меня довольно большой опыт общения с этой нечистью, - Гриммель присел перед драконом. Беззубик попытался отодвинуться. «Я чую на тебе кровь братьев!» - В каком смысле? – спросил Арнбранд. - В самом прямом, товарищ вы мой по ремеслу. И признаюсь честно, ни один из видов не вызывает такого охотничьего азарта, как ночные фурии. Одни из самых умных драконов, в охоте на них всегда есть вызов. Сами посудите, что может принести большее удовлетворение: победа физическая или умственная, над хитрым и сообразительным противником? – Гриммель повернулся к остальным. Ответить они не успели. Что-то громыхнуло. Людей качнуло. Беззубик навострил уши. - Какого чёрта это было? – недоумённо переспросил Хоте. - Как будто взрыв? – неуверенно произнёс Нордвин. Они выбежали наружу. Три корабля мирно покачивались поодаль. Смертолап невозмутимо чесался, сидя на палубе. Источника грохота не было видно. - Ну не могло же нам почудиться всем одновременно? – заявил Нордвин. - Г-г-госпожа! – к ним подбежал маленький слуга, от ужаса стуча зубами. - Что там?! – гневно набросилась на него Гатида, схватив за воротник. Слуга совсем потерял дар речи и просто показывал пальцем. Охотники побежали в том направлении. - Ах ты ж! – Нордвин споткнулся о лежащее тело и едва не упал. - А вот это интересно, - заметил Гриммель. Телом оказался тот самый бугай. Между глаз у него торчал болт арбалета. - Это бунт на корабле?! – Гатида сжала слугу уже за шею. - Это… нет… я бы… мы бы… ни за что… - отчаянно лепетал слуга. Гатида с криком ярости сильно приложила его головой о дерево, затем швырнула за борт. - Бесполезное дерьмо! – выругалась она. Нордвин пробежался немного туда и обратно. - Спешу тебя разочаровать. Там валяется ещё парочка мертвецов. И что-то мне подсказывает, они не единственные, - сказал он. - Возможно, всё же не стоило экономить на дешёвой рабочей силе, нанимая в команду желторотых щеглов и мало обученных военному делу чужеземцев, - заметил Хоте. - Заткнитесь! – прикрикнула на них Гатида. С небес раздался рёв. Послышались вопли «Драконы!». - Явились, не запылились, - проворчал Арнбранд. - Как эти ублюдки нас нашли?! – Гатида была вне себя от бешенства. - Рискну предположить, что при помощи вон того дракона класса ищеек, - Гриммель показал на Крушиголова. Хоте и Нордвин по трапам побежали на свои корабли. Драконы планомерно поливали суда огнём. - Как мы поймём, на каком из них Иккинг и Беззубик? – спросил Сморкала. - Разделимся и обыщем каждый, - крикнул в ответ Стоик. Несколько наездников осталось в воздухе, остальные приземлились на корабли. Гатида помчалась внутрь корабля. Она собственноручно свернёт проклятому выродку шею. Она бегала по всему кораблю, натыкаясь на трупы. Несколько из них, валявшиеся вместе у подножия лестницы, были обезображены до неузнаваемости, словно им оторвало лица сильным порывом ветра. Чёртовы имбецилы, столько народу, и ни один не в состоянии справиться с одноногим чахоточником?! Воистину, хочешь сделать хорошо – сделай сама! Источник всех их проблем обнаружился в дальней части, сидящим возле старых бочек у стенки. - Вот ты где, гнида! – прошипела Гатида. Она сама сейчас была похожа на фурию, с растрёпанными волосами и искажённым гримасой ярости лицом. Охотница выхватила меч и бросилась на наездника. Она понятия не имела, как тот расправился со всей командой, но в данный момент он ничего не сможет сделать. Женщина замахнулась мечом с явным намерением отсечь парню голову. И прежде, чем она успела что-либо сообразить, Иккинг резким движением поднял из-за бочки копьё и прижал его древком к стене. В результате острие вонзилось не успевшей затормозить Гатиде чуть ниже груди. Она ошалело уставилась на рану. - Ты же любишь, когда мужчины насаживают тебя на продолговатые предметы, - огрызнулся Иккинг. Гатида начала верещать и издавать прочие нечеловеческие звуки, попутно размахивая мечом в попытке дотянуться до наездника. Иккинг сильно толкнул копьё вперёд, и Гатида повалилась на спину, продолжая дёргаться и орать. Опираясь на бочку, парень поднялся. При виде бьющейся на полу охотницы он поморщился. Да сдохни уже наконец, тварь подколодная! Иккинг взялся за копьё, используя его же для равновесия. Ещё один удар – и с ней будет покончено. Он выдернул копьё. К сожалению, наездник недооценил решимость охотницы. Гатида дёрнула вверх его штанину, из-за чего Иккинг сам упал на спину, ударившись затылком. Охотница напоминала больше дикое ополоумевшее животное. Она поднялась на колени, забыв про адскую боль в животе. Жизнь в ней поддерживало желание пронзить насквозь сердце этого мелкого урода. Гатида занесла меч. Иккинг, заметив это, сжал копьё. Они были чем-то похожи в тот момент. Оба на пороге смерти, оба с мешавшей полноценно двигаться травмой, оба с безумием в глазах, оба стремящиеся к убийству другого. Разница была в одном: Иккинг оказался быстрее. Копьё прошило голову Гатиды насквозь. Её руки безвольно обвисли, меч упал рядом. Иккинг отбросил бездыханное тело в сторону от себя. Потом опустил голову обратно на пол, чтобы немного прийти в чувство после схватки, пусть и короткой. Сердце бешено колотилось. С одной покончено, осталось трое.

***

- Меня так просто не возьмёшь! – вопил Нордвин, размахивая мечом. Внезапно на него сверху свалился лаварыг, своим весом намертво пригвоздив ноги охотника к палубе. - Помогите! – закричал Нордвин. Увы, его подчинённые предпочли помочь самим себе, спасаясь в лодках. Нордвин заскрёб руками по доскам, пытаясь выползти из-под дракона. Однако разбудить своего любимца был способен лишь Плевака. И он явно не собирался этого делать. - Ээээ, как насчёт мирных переговоров? – Нордвин поднял руки вверх, сдаваясь. - Вот посидишь годик-другой в тюрьме на острове берсерков, тогда и поговорим, - усмехнулся Плевака. Нордвин сглотнул, нервно улыбнувшись.

***

- Иккинг? Иккинг! – Астрид бегала по палубе, периодически отпихивая от себя особо осмелевших охотников. Громгильда развлекалась тем, что выкидывала их за борт. Внезапно дорогу девушке перегородил Хоте, выставив саблю. - Кого-то потеряли, милочка? – насмешливо поинтересовался он. Астрид сильнее сжала топор. Это явно их лидер. Теперь у неё есть из кого выбить информацию. Она бросилась на Хоте. Тот отразил удар саблей и отскочил. Завязался бой. Хоте должен был признать, фехтовала девчушка неплохо. Он лично не особо высоко оценивал топор в качестве оружия, но её мастерство могло даже вызвать небольшое восхищение. К симфонии, состоявшей из рычания драконов, криков людей и треска пламени прибавилась партия лязга металла о металл. Хоте бы уже давно одержал победу. Среди их четвёрки в сражении на мечах ему не было равных. В первое время их знакомства Нордвин даже проиграл крупную сумму, сначала заключив пари, а потом пытаясь отыграться. Ещё забавно было наблюдать, как каждый раз злилась при поражении Гатида. Но сейчас проблема заключалась в том, что его противница сражалась не при помощи меча. А опыт общения с топором у Хоте был непростительно маленький. Обычно он побеждал, выбивая меч у соперника из рук ловким приёмом. Но вот этот трюк уже два раза не сработал. Топор был чуть тяжелее, другой формы, да и наездница крепко держала его двумя руками. - Где Иккинг? – Астрид нужен был ответ на вопрос, и она его получит. Хоте отбежал на несколько шагов, вытирая рукавом пот со лба. Наездница не атаковала. Ей тоже нужна была передышка. - Ах, Иккинг. Спит на дне морском, полагаю, - ответил Хоте. - Что? – что он несёт?! - Ну а что нам ещё оставалось с ним делать? Не таскать же мертвеца с собой, а лишнего корабля для похорон с почестями у нас не нашлось, - продолжил Гаурава. - Сейчас не до твоих шуток! - А я и не шучу. Виола сработала просто замечательно, я не пожалел ни о единой монете, что за неё заплатил! - Это… твоя была идея? - Конечно! Не этих же чурбанов! – Хоте обвёл вокруг руками, - если тебе станет легче, он мучался недолго. Астрид опустила топор и стиснула зубы. Иккинг мёртв. Она не хотела верить в это. Он по размерам меньше драконов… детёныш погиб раньше… В голове эхом отдались слова Валки. Огромная вероятность, что охотник был прав. В глазах защипало. Нет, нет, нет! - А я ведь слышал о вас от своих солдат. Друг другу вы были особенно дороги, верно? Что ж, прости, что не позвал с ним попрощаться. С другой стороны, ничего бы не случилось, если бы вы сидели у себя на островке и не лезли, куда не следует. Разумеется, Хоте блефовал. Он понятия не имел, что случилось с Иккингом, после того как его похитили люди Гатиды. Ему просто нужно было задеть определённые струны, выбить наездницу из колеи, эмоционально разрушить её, чтобы она не смогла дальше сражаться. И похоже, у него получалось. Вот она впадёт в отчаяние, потеряет волю к битве. Ведь больше не за что бороться. Начнёт винить себя: «Если бы я его остановила от бессмысленных геройств, он был бы жив». Может, отправить её к любимому в Валгаллу? Как трагично, прямо сюжет, достойный поэмы какого-нибудь скальда. Астрид трясло. Этот человек напротив. Это он всё устроил. Он добыл этот проклятый яд. Они столько всего сделали, чтобы вырвать Иккинга из лап смерти. И всё равно не смогли его удержать. Более того, свои последние минуты он провёл в беспамятстве, в окружении врагов. Всё из-за него, этого человека напротив. Астрид захлестнула волна ненависти. Этот охотник. Он заплатит за всё! Хоте поднял саблю с намерением избавиться от ещё одного драконьего наездника. Сейчас это будет так же легко, как отобрать пряник у ребёнка. Его остановил прилетевший в грудь топор. Хоте повалился на пол, как статуя, которой сломали ноги. Вместо слов из горла доносилось бульканье. Над ним встала Астрид, выдернув топор. Слишком поздно Хоте выучил урок, что он ничего не знает об убитых горем женщинах, и что не всем им стоит признаваться в причастности к смерти их женихов. Их заметил Ёрмунд. Он побежал с мечом наперевес к ним. - Громгильда! – Астрид щёлкнула пальцами, показав на него. Одного плевка хватило, чтобы охотник полностью загорелся. Астрид ещё раз ударила лежавшего рядом охотника топором. - Всё хорошо? – к ней подбежала Хедер. Надо признать, она впервые видела, чтобы её подруга дала волю слезам.

***

Послышались шаги. Беззубик приподнял голову. В комнатке появился Гриммель. - Ну здравствуй, дружок, - сказал он. Беззубик громко зашипел. «Не приближайся! Не трогай! Не смей! Иккинг! Где Иккинг?» - Не так я представлял нашу встречу, но надо хватать удачу за хвост, верно? – Гриммель присел перед ним на одно колено, доставая из футляра шприц со светло-лиловой линкой. Тот визит в гадюшник всё же оказался удачным. Беззубик заметался. Но ремни крепко стягивали его крылья и конечности. Он почувствовал укол в шею и завыл. - Не люблю встревать в потасовки. Особенно в потасовки на горящих кораблях. Поэтому мы с тобой покинем сцену, не возражаешь? – спросил Гриммель, вводя жидкость. Беззубик возражал. Но что он мог сделать? Линка начала действовать. - Превосходно, - Гриммель развязал дракона. Тот покорно последовал за ним наружу. Охотник сел на него верхом и взмыл в воздух. Валка осталась дежурить в воздухе. Через какое-то время она заметила взлетевшего с одного из кораблей Беззубика. И уж простите, но сидел на его спине кто угодно, но не её сын. - За ними, - она направила Грозокрыла вслед удалявшейся фурии. Гриммель, обернувшись, увидел преследователей. Жаль, он надеялся уйти незамеченным. Грозокрыл выстрелил пламенем в охотника, но тот подвёл под удар Беззубика, в результате заряд попал по крылу. Дракон закачался в воздухе, но быстро выровнял положение. - Чтоб тебя! – Валка ударила кулаком по воздуху. Значит, надо избавиться от нежеланного наездника и при этом попытаться не задеть Беззубика. Драконы огнеупорны, но всему же есть предел. И сделать это надо было быстро, иначе расстояние между ними увеличится настолько, что они потеряют фурию навсегда. Гриммель выстрелил в Грозокрыла дротиком со снотворным. Чудом дракон смог увернуться в последний момент, дротик пролетел в считанных миллиметрах от его чешуи. У Гриммеля оставался последний дротик. По правде говоря, он не рассчитывал на битву с драконами. Надо было запастись получше. Он выстрелил вновь. Дротик летел прямиком в грудь дракона. И в этот момент Валка отбила его посохом. - Ты в порядке? – Грозокрыл ей в ответ рыкнул. «Я твой должник» - Вот же ж ведьма! – ругнулся себе под нос Гриммель. Надо наконец уйти от погони. Кажется, у него есть идея. - Выстрели в них! – приказал он. Беззубик резко развернулся и дал залп. И лишь отточенные инстинкты и реакция позволили Грозокрылу нырнуть вниз, иначе бы одними лишь подпалёнными волосами Валка бы не отделалась. - Ещё раз! – повторил Гриммель. Беззубик выполнил команду. В этот раз пришлось сильно уклониться влево. - Они ведь нас так собьют, - все нервы Валки были на пределе. Единственная причина, по которой Беззубик по ним ещё не попал, это то, что ему приходилось разворачиваться и лететь спиной вперёд. Это сокращало время для прицеливания до долей секунды. - Стреляй! – терпение Гриммеля было на исходе. Беззубик вновь развернулся. Внезапно между драконами возник смертолап, заслонив собой штормореза. - Стой! – выкрикнул Гриммель, ударив дракона. Беззубик захлопнул пасть, поперхнулся собственным залпом и закашлялся, снизив из-за этого скорость. Проклятье, неудачно этот смертолап вспомнил, что ему надо следовать за хозяином. Сейчас все трое летели в ряд. И этот мостик в виде удивительно спокойного для своего вида смертолапа подал рискованную идею. - Лети ровнее, пожалуйста, - попросила Валка Грозокрыла, аккуратно поднимаясь на ноги. С другой стороны, ей не впервой прыгать по спинам драконов. Она с разбегу перескочила на смертолапа, уцепившись за его гребни. Тот никак не среагировал. Надо было бы и о нём подумать, но не судьба, к сожалению. Сейчас её приоритетом был Беззубик. Гриммель уже подумывал приказать смертолапу разобраться с преследователями. Он обернулся. Только затем, чтобы увидеть, как на него прыгнула Валка, опершись посохом о смертолапа. Она сбила охотника ногами, тот едва не упал, в последний миг ухватившись за лапу Беззубика. Спина дракона – поверхность неустойчивая, поэтому посох соскользнул и полетел вниз в океан. Валка еле успела обхватить шею Беззубика. «Сумасшедшая» - простонал про себя Грозокрыл. Теперь Валке предстояло избавиться от охотника, и при этом самой не свалиться вниз, вися на шее летящего дракона. Не самая лёгкая задача для женщины её возраста. К тому же, у её соперника были те же планы. Гриммель схватил её за лодыжку и дёрнул вниз. Валка с трудом удержалась, полоснув ногтями по чешуе. Она ударила Гриммеля ногой в грудь. Тот закачался, но остался на месте. Беззубик вихлял из стороны в сторону. Довольно трудно лететь ровно, когда на тебе болтаются два взрослых человека, да ещё и дерутся вдобавок. Он заметно снизился, находясь уже практически над самой гладью воды. - Беззубик, остановись же ты! – крикнула Валка, чувствуя, что руки у неё стремительно сползают. Почему он вообще позволил постороннему усесться на него? Неужели наездников он больше не узнаёт? Однако – о, чудо – Беззубик моментально завис в воздухе. От резкого торможения оба его пассажира чуть не нырнули головой вперёд. Этой задержки Грозокрылу хватило, чтобы их догнать. Затем он схватил лапами Гриммеля, сорвал его с Беззубика, отнёс на некоторое расстояние и швырнул в воду. «Искупайся, остынь» - рыкнул он. Валка подтянулась на руках и села на Беззубика. - Полетели домой, малыш, - сказала она, разворачивая его в обратную сторону. Грозокрыл последовал за ними. Гриммель вынырнул, выплюнув струю воды. В этот раз удача была не на его стороне. В последний момент ночная фурия ускользнула от него. Рядом с ним завис смертолап. - Ещё встретимся, дружок, - сказал Гриммель, взбираясь на дракона и провожая их взглядом.

***

- В капусту покрошу, сопляки! – орал Арнбранд, стараясь разрубить Неукротимым пополам одновременно Сморкалу и Рыбьенога. Сардельке и Кривоклыку приходилось отгонять охотников, решивших проявить героизм и пострелять из луков из своих лодок. - И как у него голова не кружится, - раздражённо пробормотал Сморкала, в очередной раз пригнувшись. Арнбранд вертелся с большой скоростью вокруг своей оси, как какой-то рехнувшийся танцор, и одновременно с этим размахивал мечом, делая невозможными все попытки перейти в наступление. Наездники прыгали вокруг него, пытаясь не лишиться головы. Наконец Арнбранд остановился. Сморкала, улучив момент, с громким боевым кличем начал атаку. Хинсон без проблем отразил его выпад. Затем сам принялся осыпать Сморкалу ударами, тесня его к борту. Рыбьеног попытался прийти на помощь и помчался на охотника. Громкие вопли всё же немного помогают чувствовать себя в такие моменты храбрее. - Вы позор для народа викингов! – Арнбранд развернулся на пятках и переключился на Рыбьенога. Сморкала тоже присоединился к битве, но его охотник ударил ногой в живот и с силой отпихнул от себя. При падении Сморкала стукнулся головой о борт, что оглушило его на несколько мгновений. Рыбьеног остался с противником один на один. И надо было признать – фехтовальщик из него был неважный, поэтому охотник в два счёта мощным ударом выбил у него меч из рук, а затем повалил его самого на спину и поставил ногу ему на грудь. - Прощайся с жизнью! – рявкнул Арнбранд, готовясь опустить меч. Рыбьеног зажмурился. Но страшного удара не последовало. Только повисла тишина. Рыбьеног приоткрыл один глаз. Арнбранд стоял, замерев. Из шеи у него торчал наконечник болта. Глаза у него были широко распахнуты. Мужчина накренился вперёд. Рыбьеног быстро выполз из-под него, и труп упал лицом на пол туда, где наездник был секунду назад. К нему подбежал пришедший в себя Сморкала, и они перевели взгляд на вход в каюты. В проходе на коленях сидел Иккинг, держа арбалет, найденный у одного из убитых охотников. Вспотевший, словно он только вышел из бани. Неровно дышавший, каждый выдох сопровождался хрипом и свистом. Бледный, с синяками под глазами. Его лицо и рубашка были обильно забрызганы кровью. Он смотрел на друзей и будто не узнавал их. - Слава Тору, вот ты где, а мы уже- …Помехи… Договорить Сморкала не успел. Ему в ногу, чуть повыше колена, вонзился болт. - Да ты совсем сдурел, что ли?! – завопил парень, хватаясь за ногу и оседая на пол. - Иккинг, это же мы, всё хорошо! – Рыбьеног поднял руки вверх. Иккинг не слушал. Он перезаряжал арбалет. - Пожалуйста, давай просто полетим на Олух! – взмолился Рыбьеног. Вместо ответа Иккинг прицелился ему прямо в сердце. Рыбьенога спас новый сильный приступ кашля у Иккинга. Парень выронил оружие и зажал рот обеими руками. Казалось, что он сейчас выкашляет собственные лёгкие. Рыбьеног подошёл и выбросил арбалет в воду. На шум прилетели их драконы. - Иккинг? – на палубу приземлился Стоик. Он слез с дракона и подбежал к сыну, затем аккуратно поднял его. - Всё хорошо? – к ним спрыгнула Валка. - Как вам сказать… - замялся Рыбьеног. Иккинг дёргался в конвульсиях, как кот, который вот-вот срыгнёт комок шерсти. Стоик подвёл его к борту. Парня вырвало. - Не давись, не давись, - Валка осторожно взяла его за плечи. Она могла чувствовать, как сына бьют судороги. Иккинг снова перегнулся через борт. Все скудные остатки ужина вышли ещё в прошлый раз, поэтому сейчас в воду полетела полупрозрачная желтоватая масса. Запахло желчью и кровью. Парень с трудом дышал и, казалось, вообще не соображал, что происходит вокруг него. О том, чтобы он в таком состоянии самостоятельно летел на драконе, и речи быть не могло. Корабли догорали, охотники улепётывали на лодках во все стороны. Остальные наездники собрались вокруг первого судна. Астрид, заметив ещё живого Иккинга, бросилась к нему и прижала к себе. Тот безвольно обвис у неё на руках. - Пора возвращаться, - сказал Плевака. - Вы летите на Олух, а я заберу этого красавца, - Дагур перекинул через спину триплета превращённого в кокон из верёвок мычащего Нордвина. - Небольшая помощь? Кто-нибудь? – попросил Сморкала. Ещё время ушло на то, чтобы с горем пополам обработать его ногу. Домой Стоик вёз сына на Крушиголове. Иккинг вяло пытался отпихнуть его от себя, но в основном просто хрипел, будто пытаясь что-то сказать, и скрёб пальцами по груди. - А с ним что? – спросила Хедер, показав на Беззубика. Странный взгляд дракона в никуда сложно было не заметить. - Похоже, какой-то гипноз. Надеюсь, это ненадолго, - ответила Валка. Соплеменники встречали их с овациями. Стоик определённо выслушает их поздравления, но чуть позже. Сейчас ему нужна Готти. Старейшина уже шла к ним, держа в руках кружку с чем-то сильно пахнущим. Она показала пальцем на скамейку неподалёку. Стоик осторожно посадил Иккинга туда. Готти поднесла чашку. Иккинг же поджал губы и отвернулся. Пить лекарство он очевидно не планировал. Готти тоже было упорства не занимать, она несколько раз попыталась сунуть чашку ему прямо под нос. И каждый раз безуспешно. - Может, ему запах не нравится? – предположила Забияка. Кто бы мог подумать, что элементарно дать противоядие тоже будет проблемой? - Пей давай! – приказал Стоик. И был благополучно послан в далёкое пешее путешествие. - Думаю, здесь тактика «Скушай всю кашу и сможешь погулять» уже не сработает, - сказал Плевака, отодвигая подальше Готти, заметив, что Иккинг явно примеривался выбить чашку у неё из рук. - И что ты предлагаешь? – спросил Стоик. Плевака почесал подбородок. - Значит, будем действовать решительно. А теперь слушать меня. Астрид, держи ему голову, чтобы не вертел. Рыбьеног, близнецы, хватайте за руки. Хедер, чашка наготове. Стоик, Валка, на вас ноги, осторожнее, лягается. Сморкала, зажми ему нос. Все выполнили его указ. Кроме Сморкалы. - Ты уверен? Он и так еле дышит- - Мои команды обсуждению не подлежат! Сморкала послушно подскочил и зажал больному ноздри. Иккинг брыкался, свист из груди стал громче. «Хоть бы сработало, а то получится, что мы его только задушим быстрее» - подумал Плевака. К счастью, мозг всё же решил, что он хочет ещё немного пожить, поэтому Иккинг открыл рот. В тот же миг Хедер подставила чашку к его губам. Глотал Иккинг с трудом, из-за чего лекарство приходилось буквально заливать ему в глотку, запрокинув парню голову. - Вот будет смешно, если он сейчас этой штукой захлебнётся, - сказал Сморкала, отойдя подальше. Астрид выглядела так, будто собиралась прострелить ему вторую ногу. Противоядие оказалось внутри. Все отошли. Иккинг слабо кашлянул пару раз. Он сидел, опустив голову и держась пальцами за скамейку. - Не подействовало что ли? – тихо спросила Забияка. - Нужно, чтобы прошло время, - ответила Валка. Иккинг затих окончательно. - Эй, дружище, как самочувствие? – поинтересовался Задирака, стараясь звучать беззаботно, и легонько хлопнул парня по плечу. Иккинг завалился набок и рухнул со скамейки. Он не шевелился.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.