воздух на сигареты 27

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Кузьмина Надежда «Тимиредис», Кузьмина Надежда «Наследница драконов» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Шон тер Дейл/Тимиредис тер Ансаби, Шон тер Дейл, Тимиредис тер Ансаби
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU AU: Без магии AU: Все люди Songfic Аристократия Вымышленная география Высшие учебные заведения Горе / Утрата Кроссовер Курение Отклонения от канона Открытый финал Покушение на жизнь Политические интриги Попытка изнасилования Разница в возрасте Современность Тайная личность Учебные заведения Частичный ООС Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
modern!au, где Тимиредис хочет отказаться от герцогства, а Шон курит.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
политические интриги подразумеваются. утрата, покушение на жизнь и попытка изнасилования идут как background.
возраст всех персонажей изменён.

песня - https://www.youtube.com/watch?v=x4Vl2apZdDw
это кавер на максим свобода - воздух на сигареты. возможно, оригинал вам понравится больше, но советую слушать именно кавер при прочтении.

1.

5 октября 2019, 11:40
Тим устало заблокировала телефон, вздохнула и уткнулась носом в шифоновую ткань блузки. Конец сентября не радовал погодой. Вот и сегодня за окном просторной классной комнаты царила прохлада, и ветер, дующий со стороны Северного моря, заставлял всех учеников сидеть в здании школы. Девушка снова поёжилась. — Тим, ты чего сидишь здесь? — Аскани сел рядом, игриво пихнув сестру в плечо. Та поморщилась и потянулась к сумке. — Все уже идут? — не глядя, засунула телефон в боковой карман и поднялась. — Да, нам выделили седьмой и восьмой ряды, — Ас резко остановил девушку, которая уже направилась к одному из главных коридоров. Она так устала за этот день. Ещё и дурацкая погода заставляла мёрзнуть и мечтать вернуться в общежитие. — Стоп, молодая леди. Тим… Он замялся, а девушка с интересом осмотрела парня. В отличие от неё, сегодня он был одет как обычно: тёмно-серые брюки, синий пуловер с белой рубашкой и уложенные волосы. Всегда идеальный мальчик. Истинный герцог. Это не она будущая герцогиня. Нет. Таковой себя она уже не считала. Поэтому сегодня утром Брита — соседка по комнате и подруга — устроила скандал на тему того, что в этот день она должна быть прекрасной, как подснежник в первые весенние дни. Так и сказала, да. Именно из-за этого Тимиредис чувствовала себя целый день раздетой: тонкая персикового цвета блуза, достаточно короткая юбка из твида и, на удивление, удобные бежевые лодочки. Как на зло, она не взяла с собой на уроки даже курточку, о чём и раскаивалась вот уже несколько часов: с тех самых пор, как небо затянуло тучами, и грозил пойти ливень. — Тим, мне Росс шепнул, что там представитель Короны. Внутри девушки всё оборвалось. Не может быть… — Он просил проследить меня, чтобы ты не натворила глупостей. Взамен он обещал устроить тебе с ним аудиенцию, — Аскани ласково заправил выбившийся из хитросплетенных кос локон за ухо и обнял сестру. — Всё будет хорошо. И не спеши с решениями, ладно? У нас есть время. — Спасибо, Ас, — шепнула ему в шею и быстро моргнула, сгоняя непрошенные слёзы. Они вошли в зал одними из последних, и им достались боковые места на седьмом ряду. Тим удобно откинулась в мягком кресле назад и прикрыла глаза, попытавшись расслабиться. Здесь было ещё прохладнее, чем в классах. На сцене уже стоял молодой, но незнакомый им преподаватель, в руке у него был микрофон, а сам он одновременно разговаривал с кем-то по телефону и выводил презентацию на мультимедийный экран. Ещё неделю назад их куратор — Дэрек тер Лин — объявил, что вскоре к ним приедут представители всех высших учебных заведений страны, чтобы познакомить абитуриентов со всеми возможными вариантами дальнейшего обучения на специальностях, которые привлекают учеников. И если все выразили яркий и неподдельный интерес к данному событию, то Тимиредис лишь скривилась и уверенно заявила, что собирается поступать только в Галарэнскую Высшую Академию на факультет ядерной физики и инженерии. Дэрек тогда кивнул на её заявление и добавил, что мероприятие будет не только для их школы. Должны были приехать учащиеся и учителя со всех школ герцогства Сайгирн. Это было распоряжением Императрицы. Так что Тим только могла представить, насколько устали все представители учебных заведений почти месяц посещать все герцогства и земли в Империи для того, чтобы до всех донести современную систему образования. — Тим, как думаешь, кто будет первым выступать? — Аскани параллельно переписывался с Брианн — девчонкой, что жила в Ларране. Столичная штучка почти ничего не рассказывала о себе. Их взаимное притяжение с Асом возникло на фоне углублённого изучения юриспруденции и древних языков. Тим этого не говорила Асу, но её всегда смущало, что девушка ни разу даже не прислала фотографию её брату при том условии, что даже у неё, Тим, был Instagram, на который было подписано почти всё герцогство, что изрядно мешало жить. — Не знаю, — пожала плечами девушка. Перевела взгляд на сцену и осмотрела того самого молодого преподавателя: кучерявые светлые волосы, милая улыбка — он выглядел несколько слащаво. — Возможно, Тивалонский гуманитарный? — и не теряя времени: — Как там Брианн? — А я ставлю на Мелдинскую Высшую Школу, — ответил парень, открывая на телефоне камеру. — Она просит фото с тобой, давай, улыбнись, — он приобнял сестру за плечи, она растянула губы в приторной улыбке, которой научилась ещё в детстве как раз для таких вот случаев. — Да, перед тем, как ты будешь всем своим телом показывать недовольство, хочу сказать, что она прислала мне свою фотографию, а я теперь знаю, как она выглядит. — Что? — Тим почти закричала, но вовремя снизила тон: — И ты говоришь мне об этом только сейчас? Покажешь? Аскани покачал головой: — Прости, Тим, ты моя сестра, и я тебя сильно люблю, но не могу. Я обещал, — он грустно на неё посмотрел, будто ему и правда было очень жаль. — Видела бы ты её… Она чудесная. И весьма… популярная. — Может, это и не её фотография? — Тим снова откинулась на кресле и достала телефон. — Ас, не забывай о том, что ты почти герцог, а значит, что к тебе априори стоит в очереди целый лимузин баб, которые охотятся на деньги и молодой член. Аскани фыркнул и совсем не по-герцогски заржал: — Поверь, родная, ей мои деньги точно ни к чему! Девушка бесцеремонно стукнула его по голове, заходя в переписку с Бри, которая сидела где-то в середине восьмого ряда. К сожалению, они разделились ещё задолго до начала мероприятия. Примерно перед обедом, когда Тимиредис осталась сидеть в опустевшем классе после занятий. Отсмеявшись, Аскани продолжил: — И кто бы говорил о лимузине баб и молодом члене! Сама же знаешь, что я не такой лакомый кусочек, как ты. Тим помрачнела. Вот именно поэтому она и одевалась, как мальчишка, и старалась лишний раз не появляться на публике. Даже несмотря на крайние меры в виде личного телохранителя (кстати, где он? опять с Бредли потерялись позади?) и браслета, отслеживающего её местоположение, Тим всегда чувствовала себя неуютно при большом количестве людей. Её психотерапевт сказал, что это последствия одной из почти удавшейся попытки изнасилования. Тим соглашалась, но прорабатывать именно эту подростковую травму не желала. Девушка клацнула зубами практически возле самого носа брата, заставляя того сдавленно охнуть и едва не уронить телефон. Лёгкая перепалка грозила перерасти в конфликт, так что Тим принудила себя вернуться к переписке с Бритой. Та кратко ввела её в курс дела: «Прикинь, сначала будет Тивалонский аэрокосмический университет! Зак просто в восторге. Хочет потом подать анкету. Ты же останешься до конца?» Вопрос был насущным. Сейчас было почти два часа дня, но Росс предупреждал всех выпускников, что презентации высших учебных заведений могут затянуться до ночи. В любом случае, Тим хотела остаться до конца, потому что последней должна быть презентация Галарэнской Высшей Академии, что находилась под протекцией Императора Арденариэля. «Да. Только на перерыве схожу за курткой, иначе окоченею. БЛАГОДАРЯ ТЕБЕ, КСТАТИ!» Тим оглянулась на Бриту, которая скорчила ей рожицу. Обе засмеялись и сразу затихли, потому что начались первые строки гимна Империи. Все тут же встали и начали подпевать. Тим любила эти моменты единения с другими людьми: гимн давал почувствовать себя не будущей герцогиней, а лишь одной из многих девушек, которых ждёт истинная любовь и любимая работа. Сев обратно, она написала сообщение Лиорту: «Ты где? Ещё не забыл, что твоя задача охранять меня? :)» Её похлопали по плечу, она резко обернулась. Мужчина сидел позади неё. Тимиредис мягко улыбнулась и окончательно расслабилась. Иногда Тим забывала, что рядом с ней был профессиональный шпион. На сцену вышел Росс с Тирнари — названной сестрой матери Тимиредис и непосредственно женой директора «Серебряного нарвала». Они сказали вступительное слово, поприветствовали всех гостей и посоветовали набраться терпения, потому что мероприятие будет длится долго, а единственный перерыв будет только в шесть вечера. Тим вздохнула. Ну что ж, ей не впервые так долго сидеть на разных официальных событиях, так что выдержит. Аскани с готовностью отложил телефон, раскрывая блокнот. Если Тим что-то и пропустит, то Ас ей всё расскажет. Вслед за Россом на сцене появился тот самый преподаватель. — Здравствуйте, уважаемые ученики, их родители, опекуны и преподаватели. Я представитель Тивалонского аэрокосмического университета, — он включил презентацию. — Сначала предлагаю просмотреть видео о нашем университете, а потом я расскажу вам непосредственно о структуре нашего заведения. Следующие три часа Тим внимательно слушала всех представителей, иногда записывая себе в ежедневник интересующие её предложения. Последним перед получасовым перерывом вышел на сцену пожилой мужчина, представлявший Берденскую медицинскую Академию. Тим поёрзала на стуле. Ей хотелось в туалет и пить. Можно было, в принципе, уйти уже сейчас, всё равно она ни за какие деньги на свете не хотела идти в медицину, но будет ли это уместно? В итоге, промучившись несколько минут, она шепнула Аскани, что пойдёт подышать воздухом, и выскользнула в боковую дверь. За ней тенью проследовал Лиорт. — Устала? — заботливо спросил он, пока они спускались на первый этаж. — Есть такое. Давно не было официальных приёмов дома, отвыкла столько сидеть истуканом, — она оскалилась, в попытке улыбнуться. Лиорт лишь покачал головой. — Да ладно тебе, всё хорошо. Всё не было хорошо. И все вокруг это знали. Тим знала, что её жалели. Она не хотела этого. В туалете она наконец привела себя в относительный порядок: вымыла руки и умылась. Подумав, достала косметичку и ещё раз обновила макияж. Под конец, хитро улыбнувшись самой себе, девушка нанесла холодный оттенок тёмно-вишнёвой помады на губы. Ей давно хотелось попробовать новинку, которую ей прислал один из брендов, но смущало, что на неё будут пялиться в школе. А сегодня, с учётом того, что Тим — герцогиня, а в школе немало гостей, на неё пялились просто все. Так что терять? Лиорт, заметив помаду, лишь почти вежливо поинтересовался: — Ты совсем меня не ценишь, Тимиредис. Как с такой прекрасной девушкой можно работать, если на неё охотятся почти все неженатые мужчины в Империи? Тим засмеялась, игриво подхватывая мужчину под локоть: — Хватит льстить. Вот ты, например, не охотишься. — Это потому, что я тебя уже поймал, — он подхватил её на руки и закружил. Девушка крепко вцепилась ногтями в его руки и закрыла глаза. Наконец, он продолжил уже серьёзно: — Ты же знаешь, что я никогда не причиню тебе боль? Тим опустила взгляд и кивнула. Она знала, что Лиорт в курсе того, что её прошлый телохранитель пытался убить девушку. Тогда было её беззаботное тринадцатое лето. Она гуляла в саду с матерью. Лийса захотела проверить, как проходит реставрация одного из фонтанов возле нежилого крыла и оставила её буквально на пятнадцать минут одну. Всё произошло быстро: он накинул шелковый платок ей на шею, начал душить. Девушка почти сразу потеряла сознание, а на её шее навсегда остался тонкий шрам после этого. Удивительно, но её спас как раз старший брат Лиорта — услышав сдавленный крик, он успел оглушить мерзавца и вызвать медиков для наследницы рода. Человеком, заказавшим девушку, был Барака йор Бартоломе — дальний родственник рода Ансаби. Тимиредис до сих пор не могла понять, почему именно тогда её попытались убить. Почему не позже? Почему в саду? Почему так неожиданно? Лиорта же как раз и приставил ей отец после этих событий. Всё, что знала о его подготовке Тимиредис, это: одобрен Короной как лучший на своём спецкурсе, проходил практику в Северном море, был в горячих точках на границе с зарифами. Он рассказывал ей обо всём. Кроме одного: своей переаттестации с Палачом. Палачом называли неизвестного мужчину, который подчинялся лишь непосредственно Короне, и по слухам — был близким другом всех троих Императоров. Говорили, что он — самый жестокий боец, что есть в Империи. Говорили, что он убивал всех неугодных, ненадёжных и тех, кто забыл своё место. По официальной статистике, которую публиковала самая популярная онлайн-газета «Ларран-дэйли» раз в год, на руках Палача была кровь почти трёх тысяч человек. Недавно, несколько месяцев назад, девушка всё же решилась спросить, правдивы ли все эти цифры. Лиорт посмотрел на неё, тяжело вздохнул и отрезал: «Тим, ты не знаешь, о чём спрашиваешь. Почти все люди, которые считаются убитыми Палачом, — это насильники, убийцы и мошенники. Конечно же, никто не будет верить в это, потому что все любят кровь и мясо, все любят обвинять кого-то, не разбираясь в деле и последствиях. Что касается меня, я рад, что узнал этого человека. Он для меня стал лучшим наставником, которого можно пожелать, несмотря на то, что он младше меня на пять лет». Тимиредис поняла, что большего она не добьётся, а вот возраст Палача — двадцать девять лет, стал для неё открытием. Все были уверены, что тому минимум тридцать пять. Именно поэтому она доверяла телохранителю, как самой себе. Верила, что он не подведёт, что однажды страшные события в её жизни сотрутся. — Лиорт, принесёшь мне куртку? О, и забери мою сумку. Боюсь, что если поднимусь в общежитие, то уже не вернусь на презентацию, — они стояли у входа в школу, вокруг никого не было, и Тим просто хотела отдохнуть от людей. — Ты стоишь возле колонн на парадной лестнице и ждёшь, пока я не вернусь, ясно? — он строго посмотрел на неё, дожидаясь кивка. — Браслет? Тим махнула рукой, на которой мягко блестело серебряное напыление. Проследив за спиной своего телохранителя, она сползла по колонне вниз и села прямо на ступеньку, не заботясь о юбке. Волосы неаккуратным каскадом рассыпались по плечам, когда она стянула резинку. Иногда девушка любила вот так просто проводить время: без учёбы, без брата и подруги. Одна. Отсюда открывался прекрасный вид: волны, ударяющиеся о скалы, бескрайний горизонт. Здесь был сильный и холодный ветер. Тим полностью промёрзла. Каждое движение отзывалось колючками в мышцах. — Не против? Тимиредис медленно обернулась, несмотря на то, что внутри сердце заколотилось, будто бешеное. И где Лиорт? И почему она захотела побыть одна именно сейчас? Позади неё, чуть выше на ступенях, стоял молодой шатен, на вид лет двадцати трёх. Худой, но сильный — Тимиредис бегло отметила его мышцы. Когда её взгляд встретился с его карими живыми глазами, ей показалось, что весь мир сжался в одной точке: там, где в центре была она с этим красивым парнем. Стриженные волосы беспорядочными кудрями шевелились от особенно сильных порывов ветра. Слегка кривой нос, полноватые губы, острые скулы. И такой бледный, что даже немногочисленные веснушки казались выцветшими. Не идеал, определенно. Уж Брита бы точно не оценила его внешность, но Тимиредис лишь разглядывала незнакомого молодого человека. — Так что? — он кивнул на пачку сигарет в своих длинных и тонких пальцах. — Ветер не в твою сторону… — Нет, всё хорошо, — она неопределённо повела головой. Парень спустился и сел на ступень ниже, чем девушка. Тимиредис с каким-то странным желанием смотрела на то, как он достаёт из пачки одну сигарету, зажимает её губами, а после всего — затягивается. Он делал это так легко, естественно и эстетично, что она не отрывала глаз, наслаждаясь зрелищем. — Тоже сбежала от этого тихого ужаса? — он устало выдохнул и вытянул ноги. Казалось, что ему совсем не жалко костюм-тройку от Тома Форда. Тим сразу отметила, что он не один из богатеньких учеников: скорее очень обеспеченный студент. — Что-то вроде того, — она перекинула длинные тяжёлые пряди на спину. Ветер, будто издеваясь, подул ещё сильнее, заставляя вздрогнуть. — Меня зовут Шон, — он ей светло улыбнулся и протянул руку. — Тим, — ответила девушка на рукопожатие той рукой, где был браслет. Некстати вспомнился Лиорт и его «руки никому не давай, ведь ты даже не догадываешься, какой дрянью тебя могут отравить». — А полное имя? — вдруг жёстко прищурившись, спросил новый знакомый, нехотя отпуская хрупкую ладонь. — Такие игрушки не могут быть у кого попало. Тимиредис громко рассмеялась. Паника жаркой волной прошлась по венам. Лиорт должен был уже вернуться… А ей, видимо, повезло встретиться с каким-то очередным охотником на её деньги. Или её жизнь. — Тимиредис тер Ансаби, герцогиня Сайгирн, — она склонила голову, представляясь и мысленно умоляя быстрее появиться уже своего телохранителя. Лицо Шона вдруг потеплело: — Извини, не узнал тебя, — он снова затянулся. — Я вижу перед собой великолепную девушку. Но все твои официальные фотографии… Хм, на них ты другая. Серая какая-то. Тим знала об этом. Специально не красилась сильно и носила закрытую одежду. Комплимент она сознательно пропустила мимо ушей. Ещё один порыв ветра заставил её резко дёрнуться, и она нечаянно зацепила каблуком руку её нового знакомого. — Прости. — Ты сегодня очень плохо одета, — недовольно отметил Шон, медленно поднимаясь и стягивая пиджак. — Держи, — он укутал её, тактично не дотрагиваясь к ней напрямую, и снова сел рядом. — Спасибо, — Тим знала, что по этикету он должен был спросить у неё разрешения на это действие, но ей было плевать: блаженное тепло разливалось по телу. Пиджак пах ливнем и хвоей. — Мне жаль, что ты всё это пережила, — вдруг сказал он, глядя вдаль, прямо на тёмные графитовые волны. — Твои родители. Шон говорил так, будто это была его вина. — Спасибо, но всё в порядке. Корона официально заявила, что те, кто виноват в смерти моих родителей, уже схвачены, — она отчаянно крепилась, чувствуя слёзы в горле. — Скоро казнь. На каникулах я еду в столицу, — Тим и сама не знала, почему сказала это. Откровенничать с этим парнем было легко. — Тебе должны были дать время, — он с грустью посмотрел ей в глаза и тряхнул головой. Тимиредис вздрогнула: прошло уже почти четыре месяца; ей казалось, что рана от потери близких никогда не зарубцуется. Шон смотрел ей прямо в душу, когда неожиданно спросил: — Помнишь, раньше здесь летали ракеты? — Да, уже года два, как ничего нет. И сегодня — пусто. — Астер приказала разработать специальные устройства, чтобы снизить давление на экологическую обстановку. Скоро опять будут летать, — он запустил пятерню в волосы, растрёпывая их ещё больше. — Астер? — Тим склонила голову в поисках ответа. Никто, на её памяти, не позволял себе называть Императрицу лишь по имени. Неужели он связан с Короной? — Где ты учишься? — Астер, — согласился Шон. — Сегодня я представляю Галарэнскую Высшую Академию. Сколько тебе лет? Шестнадцать? — Семнадцать. В октябре будет восемнадцать, — она перевела взгляд на общежитие. Лиорт всё не появлялся. Но ей уже и не хотелось этого: чувствовала, что новый знакомый не причинит ей вреда. Чувство странной свободы и защищённости окутывало странной эйфорией. Девушка дождалась, пока он прикурит вторую сигарету, и спросила: — Почему люди начинают курить? Это было совсем не то, что она хотела сказать. Шон мрачно посмотрел на неё. — Очень хороший вопрос, малышка. Очень хороший. Лично я начал, потому что… Потому что из-за моих действий однажды пострадали люди. Вот и думаю теперь, когда же окончательно променяю воздух на сигареты, — он зябко повёл плечами, снова сделал затяжку и перевёл тему: — Собираешься поступать в Академию? Тимиредис улыбнулась ему, принимая резкую смену разговора: — Да, думала о факультете ядерной физики и инженерии. Но начала недавно сомневаться насчёт факультета компьютерных наук и кибернетики. Не знаю, куда лучше. — Кибернетику выбирай. Ядерную физику потом сможешь выбрать в качестве свободной дисциплины. И не парься, в Галарэне с этим легко, — он докурил, отправил окурок одним щелчком в мусорный бак, помолчал немного и продолжил так, будто не было нескольких минут тишины, во время которых Тимиредис внимательно следила за движениями парня: — Легко и с выбором дисциплин, и с преподавателями. Большинство молодые и весёлые. И несомненный плюс для тебя: есть прямые рейсы между Галарэном и Риангом. Пару часов — и ты дома. Тимиредис не ответила, тяжело замолчав. — Я хочу отказаться от герцогства. Мне сказали, что организуют аудиенцию с представителем Короны, чтобы я могла поговорить с ним насчёт передачи полных прав младшей ветви. Шон смотрел на неё долго и молча. Оценивал, будто сканировал взглядом. Тонкие пальцы слегка дрожали, а глаза потемнели. — Ты же знаешь, что так откровенничать с кем попало опасно для тебя? — наконец спросил он, нервно сглатывая. — Не думаю, что человек, который не боится с кем попало называть Императрицу просто по имени, может быть опасен для меня. Скорее уж для самого себя, — парировала она. В любом случае, он был прав, но Тим и не думала в этом признаваться. — Почему ты хочешь отказаться? — Щон снова смотрел ей в глаза, прощупывая девушку на непоколебимость. — Это герцогство принесло мне только боль и потери. Погибли мои родители, на меня было совершенно покушение, — Тимиредис замялась перед тем, как продолжить, — меня пытались изнасиловать шесть раз, из которых одна попытка почти увенчалась успехом. Младшая ветвь согласна принять на себя такую ответственность, так что лично для меня это решённое дело. Осталось лишь уладить вопросы с Короной. Шон встал и протянул ей руку. Тим робко вложила свою ладонь в его, и мужчина мягко помог ей подняться. — Знаешь, моё мнение такое: не отказывайся. Неси это бремя сама. Ты справишься, потому что ты невероятно сильная. Я не встречал раньше таких девушек, как ты, — он подошёл чуть ближе, она чувствовала жар его тела. — Императрица справилась, когда взвалила на себя поломанную Империю, но, как видишь, сейчас у неё почти всё хорошо. Хотя ей нет даже тридцати. Ты сможешь, и я уверен, что, если захочешь и соберёшься с силами, то будешь самой прекрасной герцогиней, которая была в этих землях. — Спасибо тебе, Шон, — сказала тихо-тихо, так, чтобы услышал только он. И добавила, неловко улыбнувшись: — Все женщины в моём роду были прекрасными герцогинями. Мужчина тепло улыбнулся: — Но я уверен, что ты — самая красивая, — он убрал с её лица локон и невесомо провёл пальцами по её скуле, а затем шее. Тим обожгло прикосновение. Она невольно приоткрыла рот, выдыхая, всё так же глядя в карие глаза. Странное, жгучее желание поцеловать сейчас этого мужчину разгоралось с каждой невозможно длинной секундой всё больше и больше. Девушка и раньше целовалась с парнями, но сейчас ей казалось, что это — именно то самое первое и осознанное желание зайти куда дальше. Одним своим присутствием и парой комплиментов он заставил её хотеть того, чего она с детства боялась: физической близости. — Тимиредис? — едва слышно шепнул он ей. — Да? — девушка опустила руки, которыми придерживала пиджак, чтобы тот не спал с её плеч. Сглотнув, Шон на секунду посмотрел на её губы, а затем снова взглянул в глаза: — Могу я тебя поцеловать? Вместо простого ответа вслух девушка легко кивнула. Шон медленно, очень нежно запустил пальцы в её волосы, прикрыл глаза и дотронулся до её губ. Тим от переизбытка эмоций выдохнула. Её немного колотило. Мужчина почти властно притянул её к себе в объятия, согревая своим теплом. Тим приоткрыла рот, захватывая нижнюю губу Шона и слегка посасывая её. Рука мужчины лежала на её талии, он пах летним ливнем, его губы были на вкус горькие, с нежным послевкусием ментола. Всё это так сплелось в чудесную ноту желания, что Тим лишь сильнее прижалась к Шону и позволила ему целовать себя так, как только он захочет. Он играл с её языком, ласково целовал в уголок губ, а потом почти вылизывал рот. Это настолько возбуждало, что Тимиредис почувствовала, как горячая пульсация отдавалась где-то внизу живота. И впервые за всю жизнь ей это нравилось. Волшебство прекратилось очень быстро. В очередной раз просто поцеловав её в губы, Шон отодвинулся на достаточное расстояние, чтобы Тимиредис было тепло, но она не упала. Взглянув на растрёпанного и определённо возбуждённого мужчину, она улыбнулась: — Знаешь, помада от Шанель очень хороша: на тебе нет ни малейшего розового развода. — Как и на тебе, — он щёлкнул её по носу, отстраняясь. — Подарить тебе новую коллекцию таких? — Не стоит, я пока могу позволить себе покупать их. Он держал её за руку и, казалось, даже не планировал отпускать. — Ты же не знаешь, кто я, верно? — с какой-то грустной усмешкой спросил её мужчина. Тимиредис нахмурилась: — Нет, не знаю. Мне стоит начать переживать? В ответ Шон лишь отошёл от неё на два шага, отпустив ладонь девушки. За его спиной Тим увидела Лиорта. Очень обескураженного Лиорта. — Моё имя — Шон тер Дейл. Думаю, твой телохранитель просветит тебя насчёт моей должности. Ну, а пока скажу вот что: именем Короны я отклоняю твоё прошение о передаче прав на герцогство Сайгирн младшей ветви рода. Все подписи и документы придут управляющему завтра утром. Глядя на ошалевшую и ничего не понимающую девушку, он лишь вздохнул, легко поцеловал её куда-то в переносицу и произнёс: — Прости, что не сказал сразу. Вначале я и правда не узнал тебя, а затем ты слишком понравилась мне, чтобы говорить о том, кто я, в первые минуты знакомства, — он начал подниматься по лестнице, когда снова обернулся: — Пиджак оставь себе, пусть хоть что-то останется от меня. Прости, что так вышло. Всё будет хорошо. Мы встретимся зимой. Шон скрылся за парадной дверью, когда Лиорт наконец сказал: — Шон тер Дейл — первый проректор Галарэнской Высшей Академии. А ещё он — «серый кардинал». Тимиредис затопила волна облегчения. Всего лишь так. Всего лишь непосредственная связь с Императрицей. Тогда хорошо, что… — Тим, он — Палач. Мир внутри оборвался. А сегодня — пусто, пусто, пусто.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.