Нареченная 91

Remmianna автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Пэйринг и персонажи:
Макото Кино/Нефрит
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 45 страниц, 10 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Дружба Приключения Романтика Частичный ООС

Награды от читателей:
 
Описание:
Несколько недель назад Лита отправилась с юпитерианским посольством на Землю, в надежде поставить вопрос ребром и расторгнуть навязанную помолвку с ненавистным земным женихом. Ее не волновали ни политические соображения, ни репутационные потери королевского дома. Девушка не выносила землянина и искренне опасалась, что просто прибьет этого холеного повесу, едва он попытается прикоснуться к ней с законными намерениями...

Посвящение:
Magicheskaya, спасибо за идею и вдохновение!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сиквел к работе про Зоя и Ами https://ficbook.net/readfic/9078316

Глава 1. Встреча

12 октября 2019, 12:34
      Земля встретила Литавру шквальным ветром и проливным дождем. Нет, принцесса очень любила непогоду и грозу, но на Юпитере, в жарком тропическом климате, она никогда не испытывала такого пробирающего до костей холода. — Добро пожаловать, господа, — приветствовал посольство Эндимион. — Надеюсь, непогода будет единственным, что омрачит ваш визит. Он внимательно посмотрел на девушку и улыбнулся, та же лишь закатила глаза.

***

      Энди, они были знакомы практически с детства. Земной правитель всегда полагал, что наследник с младых ногтей должен понимать, как устроена межпланетная политика, поэтому таскал юного принца на все мероприятия, где присутствие ребенка было уместным. А в тех случаях, когда детворе не находилось места среди взрослых, Эндимиона оставляли на попечение молодых хозяев и их нянь. На Юпитере земляне гостили особенно часто.       Литавра даже подозревала, что именно с ней, а вовсе не с Серенити собирались обвенчать юношу, и новость, что помолвки не будет, ее сильно огорчила. Нет, ни о какой влюбленности, конечно, речи не шло, просто они всегда были прекрасными товарищами по играм, позже партнерами по спаррингам, и эта кандидатура в мужья, казалась девушке куда как более подходящей, чем… В общем, чем тот экземпляр, имени которого ей даже вспоминать не хотелось. «Молодой человек, который умеет договариваться» — так отрекомендовал потенциального жениха отец, объявляя о своем решении. «Праздный гуляка, бабник и пьяница» — шептались светские кумушки, в их интонациях проскакивало сальное вожделение, от которого Лите было особенно противно. «Он умеет рассказывать» — поведала Амели, уже имевшая честь познакомится с новоназначенным главным дипломатом Земли. «И чертовски хорош собой» — вторила ей кокетка-Минория. «Не знаю, что тебе наболтали про моего друга, но выкинь все из головы. Он не так прост» — сходу заявил Эндимион, когда принцесса и рта еще открыть не успела. Личное знакомство не задалось.       Впервые Литавра увидела будущего мужа на каком-то приёме на Луне, к моменту официального представления он был весьма нетрезв и даже не думал оставлять общество не самых благовоспитанных барышень, чтобы поприветствовать невесту и пригласить на обязательный танец. — Ваше здоровье, принцесса, — отсалютовал Нефрит бокалом вина, обворожительно улыбаясь. — Надеюсь путь на Луну не утомил вас?       Девушки, окружавшие дипломата, захихикали, наперебой заверяя его, что ради встречи с таким женихом, любая девушка преодолеет самый тернистый путь. Литавра не считала себя любой. Кулаки ее непроизвольно сжались, а полные, чувственные губы вытянулись в узкую полоску. Нефрит, меж тем продолжил: — Сожалею, миледи, но боюсь, что наш танец мне не осилить, да и вы, как я слышал танцевать не слишком любите… Поэтому, может присоединитесь к нашей теплой компании? Вино подают отменное, — на его лице застыла обворожительная улыбка, призванная разбивать сердца салонных потаскух.       Литавра отшатнулась. «Это» станет ее мужем? Защитником, соратником, братом по оружию (иначе амазонки мужчин и не воспринимали)? Перед глазами девушки встала картина, в которой потенциальный супруг, едва держась на ногах, срывает с нее платье, дышит в лицо перегаром и, грубо лапая, называет чужим именем… Она ошарашено покачала головой, стремясь прогнать дурное видение: — Лучше монастырь, — прошептала принцесса, отступая на шаг назад и, резко развернувшись, под хохот жениха и его фавориток, бегом покинула бальную залу.       Она не помнила, как тогда оказалась в саду, глубоко дыша и проклиная родителей, разменявших ее, словно пешку, в своих политических играх. — Литавра, послушай, — на плечи легли горячие мужские ладони. — Иди к черту, Энди, — заявила принцесса, ничуть не заботясь о приличиях, если уж ее саму прилюдно опозорили и унизили, то щадить чувства друга она также не намерена. — Вчера он потерял отца! А сегодня был вынужден явиться на бал так как официально объявят о вашей помолвке. Завтра его ждет панихида и погребение, пойми ты, что Нефрит не в себе! — Я вижу, как он убит горем, — едко ответила девушка, чувство жалости пламенная речь принца у нее не вызвала. — Прямо места себе найти не может.       В этот момент в отдаленных зарослях послышалась возня. Собеседники обернулись, всматриваясь в плохо освещенную парковую аллею. В фигурах можно было легко узнать земного дипломата и одну из его спутниц, дамочка не стесняясь висла у кавалера на шее, впрочем тот при этом явно не испытывал никаких неудобств. — Гляди-ка, — хмыкнула Литвра. — Утешился. Мне кажется, Энди зря ты так распереживался. Все с ним прекрасно!       Эндимион застонал, с досадой наблюдая, как друг рушит свою жизнь и, возможно, карьеру и грозя оторвать ему при случае голову. — Ты его не знаешь, — шептал он в след уходящей Литавре. — И знать не хочу! — огрызнулась девушка даже не обернувшись.       Второй раз они повстречались на следующий день. Белый, словно полотно Нефрит явился в покои принцессы, чтобы принести ей свои извинения. Он долго озирался на хихикающих служанок, прежде чем начать разговор: — Доброе утро, миледи, — его голос, с легкой хрипотцой и без фальшивых ноток показался девушке приятнее, чем накануне. — Могу я просить вас об одолжении, прогуляться в саду… Наедине… — Нет, — резко ответила Лита. — Я не хочу, чтобы за моей спиной шептались. — Вообще-то, — Нефрит невесело усмехнулся. — Мы официально помолвлены, так что вряд ли, кто-то найдет такую прогулку предосудительной. — Зато сразу начнут делать ставки, как скоро я принесу вам наследника, — огрызнулась принцесса. — Вы вчера одну барышню в саду уже выгуливали… Мужчина помрачнел. — Я заслужил, не спорю, — он опустил голову. — Леди Литавра, позвольте принести вам свои извинения. Вчера я повел себя недостойно, я сожалею.       Лита вздохнула. Он не юлил, не оправдывался и смелости признаться перед слугами тоже хватило. — Я принимаю ваши извинения, — она кивнула, решив просто не развивать эту неприятную тему. — Я слышала, о несчастье, постигшем вашу семью, примите мои соболезнования.       Возможно, этого говорить не стоило, не всякий в горе готов слышать формальные утешения от посторонних, даже если это — невеста. Нефрит растерялся, он резко бросил на принцессу удивленный взгляд, но убедившись, что над ним не хотят зло посмеяться, и лицо девушки действительно выражает вежливое сочувствие — расслабился. — Спасибо, — это прозвучало менее формально, чем все его речи до. — Я надеюсь в другой раз нам удастся познакомиться по-настоящему.       На секунду Литавре показалось, что сказано это было с каким-то чуть ли не подростковым смущением, но Нефрит так быстро развернулся и ушел, что она решила, действительно — показалось.       Что ж, как показали следующие встречи, он был неплохим парнем. Нефрит действительно много и красиво говорил, поэтому удивляться его стремительной дипломатической карьере не приходилось, много улыбался и шутил, собирая вокруг себя толпы красавиц, не был таким уж алкоголиком, как показалось Лите при первом знакомстве, но пил действительно много.       Слова о чести не были для Нефрита пустым звуком.       Однажды необычайно возбужденная Минория посреди очередного благородного собрания схватила Литу за руку и утянула в сад, подруге явно не терпелось поделиться новостями. — Ты не представляешь, что случилось! — глаза блондинки сияли. — Сейчас один из перепивших гостей попытался зажать Амели в темном углу ну и… ты понимаешь! — Это который? — гневно спросила Литавра, готовая придушить мерзавца голыми руками. — Да, уже не важно! Факт в том, что я даже цепь достать не успела! Явился твой Нефрит и вызвал нахала на дуэль. Очень эффектно! Хрясь по пьяной морде перчатками… — Позер, — вздохнула Лита, нет, поступок жениха был, конечно достойным, но вся эта театральщина. Разве не должен нормальный мужчина тихо отозвать проходимца в сторону и шею свернуть, ну или причиндалы оторвать? — Порадуй меня, что в результате этого безумства я стала вдовой. Минория нахмурилась. — Все тебе не так! — блондинка топнула ножкой. — Он прекрасно фехтует. Правда убивать не стал, но, думаю, тому и проколотой бочины хватит. — Не мудрено победить пьяного противника, — заметила Лита, отворачиваясь. — Да хороший ваш Нефрит, хороший, для всей этой мишуры, для балов, для дуэлей по правилам, для игр. Я вижу, что он — лучше многих, может быть даже самый лучший, но не мой! Мина, ты же тоже чувствуешь, грядет что-то страшное, из самых дальних уголков вселенной ползет Тьма. Об этом кричат ветра Урана, об этом шумит океан Нептуна, об этом шепчут грозы Юпитера. Грядет непростое время и рядом должен быть тот, кому ты доверяешь. А он — он мне чужой, с ним не выбраться из окружения, он же там и в демонов начнет перчатки кидать и на дуэль вызывать! — Это их точно озадачит, ну, демонов, — засмеялась венерианка, представляя вытянувшиеся физиономии посланцев Тьмы. — А ты тем временем чик-чик и всех положишь. Красота ж!       Если бы Литавра не знала подругу, то непременно последовала бы примеру жениха. Но Минория — это Минория, за ее улыбками и шутками всегда скрывается что-то большее. — Лита, я понимаю о чем ты. Можешь мне не верить, но… ключ к спасению — любовь, — в этот момент на принцессу смотрела не легкомысленная блондинка, а древняя, как сама Вселенная богиня. Любовь… Что такое любовь — Литавра не знала. Да и не узнает, пожалуй, ей ведь не оставили выбора.

***

— Лита, не хмурься, — Эндимион хлопнул ее по плечу. — Пойдем, я попросил кухарку испечь к ужину твой любимый вишневый пирог. — Со сливками? — девушка приподняла бровь. — И с мороженным, — кивнул принц. — И… меня этот факт немного огорчает, но Нефрита в замке нет, знаю, ты порадуешься… — Неужели сгинул в неравной схватке с бочкой вина? — притворно вздрогнула девушка, улыбнувшись.       Эндимион нахмурился, неподдельная тревога на его лице заставила Литавру занервничать — она хоть и предпочитала видеть Нефрита подальше от себя, но все же живым и здоровым. — Надеюсь, с ним все в порядке, — тихо проговорил принц.