Человечность 12

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мстители, Стражи Галактики (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Танос, Йонду Удонта
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER Отклонения от канона Психология Философия

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Знаешь, я не хотел становиться убийцей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Просто хочу сказать, что я пока ещё не сдох, хотя очень к этому близок. И этот пейринг всё ещё фэв.
20 октября 2019, 14:28
      Танос вышел из душа и тяжело опустился на кровать. Ещё полчаса назад его руки были равномерно красными от крови, словно он надел перчатки. Теперь он её смыл, насухо вытерся полотенцем, но руки всё равно казались липкими и влажными. Йонду, до этого сидевший на другом краю кровати, придвинулся ближе. Он тоже убил немало в тот день, но его противники падали замертво задолго до того, как успевали подойти к нему вплотную.       Йонду молча положил ладонь Таносу на плечо, провёл рукой по тугим мышцам, по внутренней стороне предплечья, по запястью, там, где легко можно было уловить размеренный пульс титана; наконец, остановился на раскрытой ладони, пару раз очертив линии, по которым уличные попрошайки предсказывали судьбу. Танос опустил взгляд и убрал руку. Некоторое время он задумчиво смотрел на неё, а затем произнёс, сжав руку в кулак:       - Знаешь, я не хотел становиться убийцей.       Боковым зрением Танос поймал вопросительный взгляд Йонду. Титан опустил руку и вздохнул.       - Я всегда хотел приносить пользу. Долгое время думал стать врачом, даже достиг в этом деле высот, многим недоступных. Но затем решил, что лечить отдельных людей - слишком мелко. Я с головой ушёл в науку, и несмотря на то, что многие не скрывали своей неприязни в моём присутствии, были и те, кто пророчил мне великое будущее.       Йонду слушал, не перебивая. Его внимание придавало Таносу сил продолжать.       - Но вскоре я понял, что светлых умов в сфере науки на Титане хватает. И всё же учёные не могли ничего сделать для планеты до тех пор, пока не получат разрешение со стороны властей. А люди у власти были старой закалки, избалованные благополучием, которое пошатнулось при их правлении. Они были слепы и глухи к тревожным сигналам, которые подавала их перенаселенная, начинающая понемногу пожирать сама себя родина. И я сделал всё, чтобы мои слова были услышаны.       Танос снова умолк, нахмурившись. Он продолжил, чеканя каждое слово, глядя прямо перед собой взглядом таким жёстким, словно эти люди вновь стояли перед ним.       - Планета была на грани гибели. Людям было негде жить, нечего есть, и, будто этого мало, Титан захлестнула волна катаклизмов, с которыми не справлялись даже наши технологии. И всё же они продолжали делать вид, что всё хорошо, кормили народ обещаниями, но всё, что они предпринимали, было лишь полумерами. Я указал им на это, объявил во всеуслышание. И предложил решение.       Танос снова перевёл взгляд на свои руки.       - Выход был, но не для всех, - куда тише сказал он. - Выжила бы лишь половина, но - выжила. Вместо этого... Погибли все. Потому что не стали меня слушать, изгнали, признав моё предложение бесчеловечным. А человечно разве обречь на гибель целую планету?       Йонду не ответил, но Танос этого и не ждал. Вопрос был скорее риторический.       - Жизнь в космосе отличается от той, что была на Титане. Ты это знаешь не хуже меня, и события сегодняшнего дня... тому подтверждение. Жизнь каждого отдельно взятого человека ценилась на Титане так высоко, что цена эта оказалась непомерной, даже когда на кону стояло не только существование целой расы, а вообще всей экосистемы. Здесь же... Значение имеет только одна жизнь - твоя собственная. Убийство стало для меня рутиной очень давно, и всё же...       - Не стало, - хрипло перебил его Йонду. - Не стало. За этим всегда что-то стоит: может, месть, может, банальная борьба за выживание и место под солнцем. Ты можешь ничего не чувствовать в момент убийства, но потом обязательно нахлынет либо удовлетворение, либо чувство вины, либо что-то ещё. Даже сейчас ты завёл весь этот разговор из-за тех ублюдков, которые, возможно, и жить-то не заслуживали, но тебе не наплевать и на них.       Танос промолчал. Он не курил и сейчас жалел об этом: остро хотелось отвлечься, занять руки, сделать паузу.       - Никто из нас не хотел становиться убийцей, Танос.       Титан кивнул.       - Ты прав. Во всём. И всё же... В тот момент, когда я отниму чужую жизнь и ничего не почувствую... Надеюсь, кто-то тут же оборвёт мою.       Йонду долго и пристально смотрел на Таноса, прежде чем ответить. Титан кожей ощущал его взгляд.       - Не думаю, что это когда-нибудь случится, здоровяк. Или, во всяком случае, это уже будешь не ты.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.