Все, что ни делается +267

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Гарри Поттер

Основные персонажи:
Гарри Поттер, Северус Снейп
Пэйринг:
Снарри
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст, AU
Предупреждения:
OOC, Изнасилование, Underage, Мужская беременность
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
см.название

Посвящение:
Подарок моей дорогой и горячо любимой бете НеЗмеяне на День Рожденья. Пусть счастье и здоровья придут в твой дом и в дома твоих близких, да там навсегда и останутся

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
31 мая 2013, 21:13
Утро Поттера начинается, когда все нормальные люди еще спят. Когда самые отъявленные полуночники уже отошли ко сну, а солнце еще и не думает вставать, он просыпается и идет умываться. Его законный супруг не чувствует этого. Его сон крепок и безмятежен. Так спят только беззаботно счастливые люди и маленькие дети.

Поттер варит кофе на молоке с добавлением перца и соли. Стакан молока, две горсти мелко смолотых зерен арабики, соль и перец на кончике ножа, гвоздика и четыре ложки сахара. У него получается почти черный напиток с жгуче-терпким запахом и густой консистенцией. Пить эту гадость решительно невозможно. Но Поттер пьет. Три чашки за утро с перерывом в полчаса. Только после этого идет еще раз умываться и отправляется в кабинет. Там его ждет работа. Нудная и скучная для любого другого, но не для Поттера: ему нравится плести сложную вязь чар и из ничего создавать сложнейшие артефакты, равных которым еще не было.

~O~

Когда в восемь проснется муж, Гарри выйдет из кабинета и пойдет готовить завтрак. С этим справился бы и местный аналог брауни, но в этой семье существуют свои традиции, которые неукоснительно соблюдаются. Завтрак, приготовленный Поттером для своей семьи – одна из них. Еще одна традиция гласит, что именно второй супруг должен разбудить детей и позаботиться о том, чтобы они вышли к завтраку в подобающем виде.

За столом во время легкого сытного завтрака царит тишина. Дети еще сонные, а их родители не видят надобности разрушать разговором хрупкое уютное утреннее спокойствие. Все, что они хотят сказать друг дугу, они могут сделать и ментально.

Северус Снейп, лорд Принц смотрит на своего возлюбленного мужа и не может им налюбоваться. Жизнь была жестока к Гарри Поттеру, графу Блэку. Он не красив, не статен и не обладает идеальной фигурой. Для мужчины у него слишком узкие плечи и широкие бедра. Поттер не склонен к полноте, из-за чего его тело похоже на человечка, составленного из геометрических фигур – сплошные углы и ломаные линии. Перенесенные страдания оставляют свой след на лице мужчины, и в свои двадцать пять он выглядит ровесником мужа, который старше его на двадцать с лишним лет. Но Северус смотрит на Гарри и не может им налюбоваться. Для него супруг – самый прекрасный человек на свете.

После завтрака детей забирает гувернантка и отводит их к остальным чадам, живущим в резиденции правителя Поднебесной. Их ждут уроки, составленные в игровой форме и общение со сверстниками.

Гарри возвращается в кабинет – его ожидает незаконченная работа.

Снейп поднимается в башню, отведенную под лабораторию. Необходимо проследить за экспериментальным зельем, добавить еще несколько компонентов и ждать. Ждать, когда оно будет готово, попутно напитывая его своей магией и исподволь подстегивая нужную реакцию трансмутации. Если все получится, Гарри раз и навсегда избавится от жутких болей и мучительных судорог, терзающих его тело. Последствия неудачной обратной трансфигурации постепенно сойдут на нет. Возможно, тогда он позволит коснуться себя, не будет так плотно укутываться в одежды и перестанет стыдиться своего тела.

Необходимые ингредиенты постепенно оказываются в котле и остается только сидеть рядом и ждать, делясь с зельем магией и думая о супруге. Можно даже вспомнить, как все это началось. Северус прикрывает глаза и погружается в водоворот воспоминаний.


~O~

Северус впервые видит Гарри Поттера на Распределении. Мальчишка тощий и мелкий, но симпатичный. Он наивен, добр и открыт. Это Снейп читает в ауре ребенка. Поттер о чем-то разговаривает с Малфоем и шестым Уизли, попутно успевая их разнимать и не давая цапаться. Удивительно!

Обещание, данное Лили, требует защищать Поттера. Увезти его из Хогвартса, подальше от планов Старика. Спрятать, откормить и дать образование достойное Лорда. Память о любимой женщине взывает к сердцу Северуса, закованному в ледяные цепи вассальной клятвой и запертому прямым приказом.

Приказ отдан жестокий и бескомпромиссный. Нет ни единой возможности ослушаться. Альбус считает, что Поттер – единственный, кто может уничтожить Темного Лорда. А, как известно, в Магическом Мире для убийства нужно уметь ненавидеть. Надо желать смерти. Тогда даже безобидным Accio можно убить.

Северус видит, что Поттер не умеет ненавидеть. Совсем. В ауре ребенка нет ни единого следа этого чувства. Даже обида и та редкая гостья. Удивительно светлое и невинное создание. И именно его Снейпу придется учить ненавидеть. Сначала себя, а уж потом Альбус постарается найти ненависти новый, более достойный объект. Темного Лорда, например.

Поэтому Снейп делает все возможное и невозможное, чтобы мальчишка возненавидел его. В рамках допустимого, конечно же. Старик знает, что Северус никогда не поднимет руку на ребенка. Это противоречит самой сути мага, воспитанного среди чистокровных.

Оскорбления, тяжелые отработки и… Поттеру все нипочем. На любую грубость или издевательство он лишь склоняет голову перед Снейпом и твердит «да, сэр». При этом в его эмоциональном фоне и ауре преобладает покорность. Словно мальчишка считает все происходящее само собой разумеющимся.

Много, много лет спустя Снейп узнает, что Поттер действительно все, что делает Северус, принимает как дОлжное. Издержки психологии и психики мага, воспитанного в древних чистокровных традициях, которые гласят, что сын всегда в ответе за грехи отца. Так же Гарри прекрасно знает, что Джеймс Поттер грешен перед Снейпом и тот, оскорбляя и унижая сына врага, в своем праве. Об этом мальчику рассказал сквиб, живущий по соседству с Дурслями, который и занимался его воспитанием.


~O~

Альбус недоволен Снейпом. Дамблдор не желает зла Поттеру, но у него есть обязательства перед магической Англией и ради блага многих можно пожертвовать жизнью одного сироты. Но для этого необходимо научить его ненавидеть! Или хотя бы привить неприязнь к конкретно взятому Мастеру Зелий. Но это сложнее, чем кажется. Или Снейп не хочет выполнять приказ. Альбус недоволен.

За недовольство сюзерена платит вассал, его вызывающий. Старик слишком мудр, чтобы наказывать болью. Снейп перестает чувствовать вкус, зато осязание становится в разы острее.

Второй курс мальчишки пролетает практически незаметно. Снейп старается сжиться с наказанием. При этом ему все еще нужно взрастить ненависть в Поттере и не убить его. Последнего хочется все чаще и чаще. Голос любимой женщины, молящий защитить ее единственное дитя – звучит реже и тише. Невозможность ощутить вкус и запах сводят с ума. Осязание доставляет меньше проблем. Достаточно наложить на себя несложное, но энергоемкое заклятье.

Стресс и магическое истощение становятся постоянными спутниками Северуса Снейпа.

Так проходит еще несколько лет. Поттер покорно следует всем планам Старика, демонстрируя все качества, присущие настоящему гриффиндорцу. Он отчаянно смел, невероятно добр и… все еще не умеет ненавидеть. Мальчишка, несмотря на все влияние окружающих и Директора, дружит со слизеринцами. Он вообще со всеми дружит. Мало кто способен устоять перед задорной открытой улыбкой Поттера и не ответить на нее.

~O~


Когда возрождается Темный Лорд, Снейп искренне рад, что для ритуала возрождения не использована кровь Поттера. Волдеморт считает мальчишку чуть ли не святым и опасается его «благодати». Откуда самый темный и сильный маг столетия набрался маггловских предрассудков – непонятно. Но Темный Лорд не горит желанием лично сражаться с мальчишкой и это радует Снейпа. Поттер не может причинить вред. Никому и никогда.

В свои шестнадцать лет Гарри является одним из самых сильных магов современности и все так же невинен, чист и открыт. Его аура все так же не знает ненависти и злобы. Во время тренировочных дуэлей он обороняется до последнего, но никогда не отвечает боевыми чарами. Не может. Это противно его натуре.

Да, Темный Лорд не горит желанием сражаться с Поттером, но это не мешает ему строить козни по его уничтожению и периодически опаивать своего бесполезного шпиона разнообразными экспериментальными зельями. Возможно, одно из них подточит «вынужденно принесенную вассальную клятву» и Снейп сможет выполнить прямой приказ своего истинного Господина – убить Поттера.

Вот и в этот день Снейп возвращается в Хогвартс опоенным очередной дрянью. По венам течет расплавленная лава, а мысли подобны клубку змей. Северус, путая двери и коридоры, вваливается в кабинет и сползает по стене.

Он не помнит, что запер тут Поттера, которому назначил отработку и осторожное прикосновение к руке становится полной неожиданностью.

Неожиданностью, которая приносит облегчение. Когда же рука исчезает, Снейп тянется за ней. Снова прижаться, как можно теснее вжать в себя, чтобы унять жар. Хоть ненадолго.

Снейп, даже спустя годы, годы и годы не простит себе совершенного в тот вечер. Воспоминания о покорном юношеском теле, распятом на ледяном полу, навсегда становятся его кошмаром, приходящим почти каждую ночь.

Ужас, написанный на юном лице.

Страх и боль, выкручивающие суставы юноши, пытающегося выползти из-под навалившегося мужчины.

И… его покорность, когда плоть Снейпа, калеча и разрывая, вторгается в тело.

Поттер не сопротивляется, когда его жестоко вколачивают в каменный пол. Он не пытается уйти от болезненного вторжения. Он… он все принимает как дОлжное. Словно считает, что достоин подобного отношения. Только слезы непроизвольно катятся из широко распахнутых глаз, смотрящих в никуда.

Когда все кончено, Поттер выбирается из-под Снейпа и, не обращая внимания на кровь и семя на бедрах, одевается и уходит. Северус проваливается в черноту беспамятства. Двухфазное зелье, сначала работающее как сильный афродизиак, вступает во вторую фазу.

Следующие пять лет оно медленно подтачивает магическую связь вассала с сюзереном, пока Северус не обретает свободу.

~O~

Среди ночи Снейп просыпается от собственного крика. Он замерз, но его колотит не от холода, пронизывающего класс зельеварения. Его трясет от приснившегося кошмара, где он жестоко насилует Поттера. Но… Северус в ужасе замирает, когда замечает, в каком виде тут находится и что его пах вымазан в засохшей крови. Сил хватает добраться до раковины, прежде чем мужчину выворачивает.

Блюет он долго, пока в желудке совсем ничего не остается. Сил на то, чтобы отползти от раковины или хотя бы привести в себя в порядок – нет. Содеяно недопустимое. И зелье не оправдание.

Только спустя несколько часов Снейп укутывается в мантию и ползет в свои покои, радуясь, что начинаются выходные и скрывается в своих покоях, ссылаясь на Круцио Лорда.

За это время можно попробовать как-то собрать свою внезапно развалившуюся жизнь и придумать, что делать с Поттером. Северус не намерен спускать все на тормозах. Не имеет на это права.

Но судьба и экспериментальное зелье все расставляют по своим местам. Снейп моется и выбирается из ванной, когда его накрывает. Следующие полгода он проводит в св.Мунго в магической коме. Когда он приходит в себя, магическая Англия стоит на ушах, Поттер официально объявлен во всемагический и всемаггловский поиск как пропавший без вести.

Только через пять с половиной лет Поттер снова появляется на жизненном пути Снейпа.

~O~

Спустя почти шесть лет после того ужасного вечера.

В надежно защищенных комнатах Мастера Зелий Поттер, упираясь в пол лбом, стоит перед Снейпом на коленях и молит о том, чтобы тот снял родовое проклятье, которым много лет назад неосознанно осчастливил и его родителей, и обоих крестных отцов. Тот самый Поттер, которого Северус взял силой и который спустя столько лет предстал перед ним в роскошных одеждах Поднебесной.

Длинные черные волосы убраны в сложную прическу, а богатые лазурные одежды расшиты серебряной нитью и, если Снейп не ошибается, подобный наряд и украшения положены только приближенным Императора.

Северус стоит ошарашенный и не знает, как реагировать. Он… он никогда и ни на кого не накладывал родовых проклятий и не знает, о чем Поттер говорит.

Память о сотворенном каленым железом проходит по всему телу. Вина неподъемным грузом лежит на плечах Снейпа.

– Прошу Вас, молю, снимите эти проклятья с моих потомков, – слабым надтреснутым голосом умоляет Поттер. Честь? Достоинство? Откуда?!? Отчаявшийся отец обращается к единственному, кто может что-то сделать для его умирающих детей. – Я не прошу этого для себя. Знаю, что должен искупить вину перед Вами, но пощадите моих детей.
– Поттер?.. – растерянно произносит Снейп. Он не верит своим глазам. От того симпатичного мальчишки мало что осталось. Жизнь к этому человеку очень сурова и даже жестока.

Северус поднимает молодого мужчину с пола, но тот болезненно ахает и как-то странно оседает, заваливаясь на бок. Он в сознании, но не в состоянии встать. Тело Поттера окутывают защитные чары, препятствующие физическому контакту.

– Простите, – шепчет Поттер, кусая губы и подтягивая под себя ноги. В каждом его движении боль, с которой тот живет не первый год, но до сих пор не может свыкнуться с ней. – Сейчас все пройдет.
– Вам нужны зелья? Обезболивающее? Может, что-нибудь из мышечных релаксантов?
– Они мне не помогут. Надо всего лишь немного подождать. Приступ скоро кончится.

Снейп отходит в сторону и ждет, наблюдая за тем, как ноги Гарри сводит жестокая судорога и Поттер даже не пытается ее унять. Видимо, его хватает только на то, чтобы не кричать от боли и оставаться в сознании.

Судорога действительно быстро проходит и Поттер встает, опираясь на резной материализованный посох. Его лицо почти белое, а губу он прикусывает, но на ногах стоит твердо.

– Присаживайтесь, – Снейп указывает на одно из кресел у камина. Поттер кивает, небрежным взмахом руки трансфигурирует его в низкую изящную тахту и ложится на нее на бок, перенося вес на руки. Да что же с ним такое?
– Мне тяжело сидеть, – Поттер отвечает на невысказанный вопрос и невесело ухмыляется. – Стоять, собственно, тоже. Но это не имеет значения.
– Я мог бы вам помочь, – Северус даже спустя столько лет чувствует свою вину перед этим человеком. В этот раз ни вассальная клятва, ни Темная метка его не остановят. То зелье разрушило все связи и ограничители. Теперь Северус Снейп свободный могущественный темный маг и талантливейший Мастер Зелий в этом полушарии. Дамблдор терпит его в Хогвартсе только потому, что Северус поддерживает своей магией защиту замка. Темный Лорд разумно опасается с ним связываться.
– Мне не нужна помощь, – отвечает Поттер, всем своим видом показывая, что данная тема не стоит внимания и он не хочет ее развивать. – Мое состояние стабильно и не требует вмешательства. Приступы… терпимы.
– О каком проклятье вы говорили? Я не помню, чтобы проклинал кого-либо родовыми проклятьями.
– Мою мать вы прокляли с ревностью в сердце. Отца с обидой. Сириуса с ненавистью, а Люпина со страхом. Вы делали это неосознанно. Если бы осознанно, то я давно был бы мертв.
– Какое отношение к вам имеет Люпин? И почему вы говорите, что он ваш второй крестный отец?
– Потому что это так. Род Поттеров хоть и светлый, но всегда придерживался Древних традиций и обряд, проводимый родителями над новорожденным, только называется крестинами. У меня два крестных отца. Так как все вышеперечисленные мертвы, а я перед магией являюсь их наследником, все проклятья мои, – Поттер жестом просит его не перебивать и продолжает. – Для себя я ничего не прошу. Понимаю, что дети отвечают за своих родителей, и я не имею права просить вас о чем-либо. Но сейчас я вынужден наблюдать за тем, как умирают мои дочери, а сын уже третий месяц находится в магической коме. Я… я не могу лишиться их. Они – единственное, что у меня есть.
– Их мать?..
– У них нет матери.
– И ваше состояние связано с тем, как дети появились на свет, не так ли?
– Так.
– Тогда почему Мастер Зелий и Мастер Трансфигурации, принимавшие у вас роды, не позаботились о вашем состоянии? Или мои проклятья не дали? Тогда почему они или ваш супруг не связались со мной раньше?
– Потому что я не состою в браке и во время родов со мной никого не было, – Поттер грустно улыбнулся. – Я был несовершеннолетним и у меня не было ни средств, ни возможности нанять Мастеров. Мне и из Англии с трудом удалось выбраться. Добиться, чтобы меня приняла хоть какая-нибудь европейская страна, не удалось. Никому не хотелось навлечь на себя гнев Волдеморта. Чудо, что приняли в Поднебесной. Император никогда не отказывает в убежище сильным магам.
– В таком случае вы не смогли бы родить. Маг, полноценный маг, подверженный всем Родовым проклятьям, может появиться только естественным путем. Сквибы могут быть носителями проклятья, но они на них не действуют. Никакого кесарева. Это я хорошо знаю. Раз ваши дети страдают от проклятий, то они маги и…
– Я Мастер Трансфигурации и моим первым преобразованием была трансфигурация собственного тела, чтобы дети могли появиться на свет. Без помощи Мастера Зелий я не смог правильно провести обратное преобразование. Потом было поздно что-либо исправлять. И, повторюсь, это не важно. Назовите цену.
– Цену? – не понял Снейп.
– Цену, за которую согласитесь снять проклятья. Я соглашусь на любую. Даже собой заплачу.
– Да как вы вообще могли подумать о подобном?!? – Снейп разгневан, что ему напоминают о том злосчастном случае, произошедшем почти шесть лет назад. Воспоминания отдаются болью и ужасом совершенного.
– Простите, я неправильно выразился. Последние пять лет мне редко приходится разговаривать на английском и трудно правильно подобрать слова. Я прекрасно понимаю, что мое тело непривлекательно и не собираюсь унижать вас подобным предложением. Я имел ввиду свои услуги в качестве Мастера Трансфигурации и Магистра Чар. Правда, вассальную клятву дать не смогу – уже принадлежу Императору Поднебесной.
– Почему с вами не было отца детей?
– Он не знает о них.
– Почему? – продолжает настаивать Снейп. Интуиция не дает покоя.
– Не думаю, что он был бы нам сильно рад, – Поттер говорит спокойно и уравновешено. Или он хорошо прячет боль, или его с тем мужчиной мало что связывает. Но случайных мужских беременностей не бывает.
– Я проведу необходимые ритуалы и сниму проклятья, – говорит Северус. Да, он никогда сознательно не накладывает родовые проклятья, но прекрасно знает, как можно их снять. – Цену назову позже.

Так же Снейп знает, что у всего есть своя цена и Поттер обязан ее заплатить. Даже если Северус и так сделает все возможное, чтобы загладить свою вину перед этим магом. Хоть и не надеется на искупление. Его поступок непростителен.

~O~

Ритуалы проходят один за другим. Они не сложны и не столь трудоемки, как может показаться несведущему магу. Снейп вплетает в вязь чар не только детей Поттера, но и его самого. Да, Гарри не просит об этом, но слишком жестоко оставлять его страдать. Северус не считает, что дети должны расплачиваться за своих родителей.

Снейп проводит ритуалы за один день и еще неделю тянет время, изображая бурную деятельность. Поттер не ощущает изменений так быстро. Северус хочет лучше узнать нынешнего Гарри. Он чувствует вину перед ним и хочет хоть как-то помочь.


Все это время Поттер живет в его комнатах в гостевой спальне. Он редко выходит и почти не разговаривает. Как докладывают брауни, почти не ест и не спит. От гостевой спальни несет магией трансфигурации высшего порядка и только благодаря защитным чарам Снейпа Дамблдор еще не в курсе, где находится его любимая и столь несвоевременно потерянная марионетка, из-за исчезновения которой предполагаемая скоротечная и победоносная война вырождается в вялотекущее противостояние, больше похожее на перетягивание одеяла, имя которому Власть.

Северус не горит желанием докладывать о Поттере кому-либо. Гарри, несмотря на прожитые годы, все еще не умеет ненавидеть. Его аура все так же чиста, только одиночества, стыда и боли прибавилось.

~O~

Когда неделя подходит к концу, Поттер снова поднимает вопрос цены. Выглядит он еще хуже, чем в самом начале. Так сильно волнуется о детях? Или дело в том, что судороги стали чаще и мучительнее? Климат Великобритании не идет ему на пользу.

Снейп несколько раз предлагает помощь, но каждый раз Поттер отказывается. Последние несколько дней вообще не подпускает к себе и отгораживается мощными защитными чарами. Северуса самого скручивает, когда он видит, что тонкие вечно поджатые губы кривятся в гримасе боли.

– Вы позволите осмотреть себя и примете мою помощь, как Мастера Зелий, - называет цену Снейп.
– Но…
– Или вы отказываетесь?
– У меня нет выбора. Но хочу предупредить, что зрелище не из приятных.

Снейп кивает. Он догадывается, что скрывают многослойные одежды.

Поттер уходит в гостевую спальню и Северус следует за ним. Снейп смотрит, как Гарри разоблачается. Он готов в любой момент подставить плечо и помочь, но этого не требуется. Поттер болезненно кривит губы, но терпит.

Гарри скорее тощий, чем сухой или худой. Бледная кожа обтягивает кости плеч и груди, ребра. Сплошные углы и ломаные линии. Ниже пояса… Снейп сразу осознает, что ныне существующих зелий будет мало. Неудачная обратная трансфигурация перекурочивает и увечит плоть от пупка и до колен.

Неизвестно, как Гарри живет с подобным.

Неудивительно, что его мучают жестокие судороги, аура полыхает стыдом и болью, а зелья не приносят облегчения.

Снейп усилием воли душит жалость и поднимает палочку. Он должен точно знать, в каком состоянии находится Поттер. Северус не верит, что ничего нельзя сделать. Диагноз действительно не так страшен: внутренние жизненно важные органы не задеты и исправно работают. Вся проблема в чреслах, мышечной и кожной тканях и нервных окончаниях. Это… можно исправить, но нужно время. Много времени.

Снейп сообщает об этом Поттеру и тот мгновенно вскидывается, заявляя, что не останется в Англии. И детей сюда не повезет. Он вассал Императора Поднебесной и у него есть определенные обязательства перед сюзереном. Его дети рождены там, они граждане другой страны.

Поттер, забыв о том, что стоит обнаженным перед другим мужчиной, отринув стыд собственного тела, яростно высказывает все, что за столько лет наболело. Да, он все еще не умеет ненавидеть. Тем более никогда не сможет ненавидеть Снейпа, подарившего ему его главное сокровище – детей, но…

На этом Северус не выдерживает. Он сгребает дрожащего от холода молодого мужчину и притягивает его к себе. Обнимает, укутывая его своей мантией и запахом, укрывая и согревая магией. Тело под его руками каменеет. Оно прекрасно помнит боль насильственного соития, ужас беременности и агонию родов.

Снейп ничего больше не делает. В его действиях нет никакого иного подтекста. Он обнимает это чУдное создание и понимает, что никогда не сможет его отпустить. Не причинит ему боль. Хватит. Настрадался.

Поттер напрягается сильнее и Снейп даже через слои одежды чувствует, как его скручивает очередная судорога. Тот не сдерживается и охает, инстинктивно пытаясь свернуться в компактный клубок. Северус подхватывает Поттера на руки и плотнее укутывает его своей магией, проникая в него и делясь силами. Минута, пять, десять… Почти двадцать минут продолжается приступ. Снейп переживает его вместе с Поттером. Их магия так тесно переплетена, что Северус чувствует каждый спазм. Это… больно. Мучительно больно. Удивительно, как Гарри терпит.

Когда все заканчивается, Поттер, уткнувшись в плечо Снейпа, тихо плачет. Северус и не догадывается, что впервые приступ разделен на двоих и он почти… безболезнен. Это такое счастье. Невозможно сдержаться.

Снейп пытается отстранить Поттера, но тот его не отпускает. Он мертвой хваткой цепляется за мантию Мастера Зелий и что-то шепчет на певучем языке Поднебесной. Северус его не понимает, но инстинктивно крепче обнимает мужчину в своих руках, осторожно поглаживая его плечи и стараясь не спускаться ниже. На спине тоже достаточно повреждений. Не столь серьезных, но не менее болезненных.

Через несколько минут Снейп понимает, что Поттер спит. Бережно отцепить его руки от одежды невозможно. Да и не хочется, если уж говорить начистоту. Северус осторожно переносит Гарри на кровать и ложится рядом.

Надо быть последним извращенцем, чтобы желать это измученное тело, но не оно привлекает Северуса. Физическая красота мало для него значит. Какое значение имеет яркая упаковка, когда под ней грязь или пустота? Поттер же влечет именно «содержимым». Но сейчас не время. Ни для чего. Может, лишь для того, чтобы быть рядом, поддерживать и, возможно, помогать пережить приступы, если Гарри позволит.

Но самое главное – не отпустить его одного в Поднебесную. А лучше всего последовать за ним. Это его Поттер, раз сама Магия признает их союз и он (союз) не бесплоден. Здесь, в Англии, Снейпа ничего не держит.


~O~

Утро начинается слишком рано. Северус еще спит, когда чувствует, что Поттер пытается высвободиться из его объятий. Отпускать его не хочется. Тесный контакт с магией Гарри приятен. На жизненном пути Снейпу не встречаются маги с настолько ровным и умиротворяющим эмоциональным фоном.

Мастер Зелий отпускает Поттера и тот, неловко перебираясь на край кровати и, в основном опираясь на руки, осторожно встает, когда его настигает очередной приступ. Северус тянется к нему, чтобы повторить вчерашнее. Нет сил смотреть, как страдает этот сильный человек.

Но Поттер отшатывается и его побелевшие от боли губы шепчут «Нет». Снейп его не слушает. Он снова обнимает Гарри, переплетая свою магию с его и забирая ровно половину боли. Если бы мог, то забрал бы всю. Делится силами. Молодой мужчина пытается вырваться и разорвать контакт, но его не отпускают.

Когда приступ прекращается, Поттер молча облачается в привычные одежды Поднебесной и выходит из гостевой спальни. Снейп, наводя на себя чистящие чары, следует за ним.

– Почему ты не хочешь принять мою помощь? – спрашивает Северус, наблюдая за тем, как Поттер варит себе кофе. Кажется, это вообще единственное, чем он питается.
– Потому что Вы и так сделали для меня гораздо больше, чем я мог рассчитывать.
– И? – Снейп чувствует, что его собеседник не договаривает и невысказанное гораздо важнее уже облеченного в слова.
– И я не хочу привыкать к тому, что кто-то может облегчить приступ.
– Почему?
– Потому что в Поднебесной нет того, кто мог бы для меня это сделать. Магическое поле европейских магов плохо совместимо с магией восточных колдунов.
– Меня ты как вариант не рассматриваешь?
– Как я уже говорил, в Англии не останусь. И детей в Поднебесной не брошу.
– Об этом нет и речи.
– Тогда о чем?..
– Ты сам сказал, что эти дети еще и мои. Думаю, я имею полное право участвовать в их судьбе, – осторожно намекает Снейп, не ожидая столь бурной и неправильной реакции.
– Я не отдам их!! – Поттер шипит и вокруг него вздымаются вихри магии. Снейп в последний момент успевает закрыться щитами.

Гарри атакует того, кто посягнул на самое для него дорогое. Снейп же не совсем понимает, что произошло и чем он заслужил подобную атаку. Поттер в ярости и все еще не знает ни ненависти, ни жажды убийства, поэтому все его атаки не причиняют вреда. Но кухня дрожит и плавится под действием магии Мастера Трансфигурации и Магистра Чар.

– Поттер! Успокойся! Я не собираюсь отнимать у тебя детей! – Снейп даже не пытается говорить вслух. Знает, что его не услышат. Поэтому Северус использует свои способности ментального мага.
– Лжешшшь! – так же ментально шипит Поттер.

И захлебывается в нахлынувших на него мыслях и чувствах Снейпа.

В них нет ни жалости, ни отвращения, ни желания отобрать детей. Есть только жажда. Жажда одинокого человека, увидевшего возможность искупить грехи прошлого, и надежда на обретение семьи. Настоящей. Пусть и без взаимной любви или страсти, но ведь можно построить крепкие отношения и на уважении друг к другу, не так ли? Детям нужен второй отец, а Поттеру необходим кто-нибудь, кто сможет разделить с ним тяжесть его ноши и помочь пережить приступы.

Гарри колеблется. Перспективы так соблазнительны. Но может ли он доверять Снейпу?

Северус чувствует эти сомнения и для него нет иного выбора. Можно принести Гарри непреложный обет или иную магическую клятву. Но любую можно обойти, пусть и ценой собственной жизни. Выход прост.

Снейп замечает, что волна магии ослабевает и дожидается, когда Поттер совсем успокоится. После чего опускается перед ним на колено и делает предложение. По всем канонам и традициям чистокровных. Он не говорит вслух. Снейп мысленно обращается к самой Магии, которую магглорожденные считают всего лишь инструментом в своих руках, а чистокровные чтят как Божество. С каждой мыслью в его прижатой к сердцу руке формируется обручальное кольцо. В нем переплетаются все чувства Северуса к Поттеру, скрепляясь Магией, считающей доводы старшего мужчины достойными.

Северус встает на ноги и протягивает открытую ладонь Поттеру. На ней покоится простенькое колечко. В нем нет любви – для нее еще рано. Но в этом колечке столько уважения и искреннего желания помочь и защитить, что Поттер не выдерживает. Он не может отказаться от подобного Дара.

Любую магическую клятву можно обойти или нарушить, кроме брачной. Магический супруг никогда не предаст свою вторую половину, он искренне предан и всегда в первую очередь заботится о благополучии семьи.

Но магическая Англия не приемлет однополых союзов. Поднебесная же не делает различий, если союз не бесплоден. Не имеет значения, рожден ребенок в браке или сирота, принятый в Род по полному Ритуалу.

– Я поеду с тобой, – говорит Северус. – Как твой законный супруг и отец наших детей.
– Но?.. – Поттер еще колеблется. Он не хочет разрушать жизнь Снейпа. Не понимает еще, что после формирования обручального кольца вся жизнь Северуса уже принадлежит ему.
– Меня тут ничего не держит. Ты примешь мое предложение?

Поттер не может отказать. Детям действительно нужен второй отец, а самому ему надежная опора в этой жизни. Гарри накрывает протянутую ему ладонь своей и с наслаждением ощущает, как магия и чувства Северуса окутывают его.

~O~

Магический таймер сообщает Северусу о том, что следует добавить очередной ингредиент. Зелье реагирует на него положительно и покорно принимает нужный цвет. Становится прозрачным, словно ключевая вода. И таким же холодным. Густой вязкий осадок покрывает толстые серебряные стенки, а помещение наполняет запах осеннего леса.

Снейп аккуратно сцеживает зелье, стараясь не потревожить осадок на стенках котла. Его он не менее бережно снимает специальной лопаткой и закупоривает в сосуд, вырезанный из нефрита. Мастер Зелий уверен в том, что это зелье и мазь помогут супругу. Несколько лет расчетов и экспериментов, а также итоговые испытания тому подтверждение. Правда, выздоровление и восстановление не будут моментальными. Придется ждать. Снейп как никто другой умеет это делать.


Мастер зелий ограждает оба сосуда множеством защитных чар и идет на кухню. В их семье обед, накрываемый вторым супругом, так же традиционен, как и завтрак, который готовит первый. Но в обед за столом нет детей. Это время только для Гарри и Северуса. Время для неспешных разговоров, нежных улыбок и ласковых соприкосновений рук, губ. Большего они не могут себе позволить. «Пока», – мысленно уточняет Северус.



На столе в башне, отведенной под лабораторию, остаются остывать и настаиваться два фиала. В одном из них закупорено чистое игристое счастье человека, обретшего свою семью, вторую половину и дом; во втором постепенно наливаются силой и светом непогрешимые вера и надежда этого же мага в своего супруга и в то, что тот исцелится.

В Англии, да и любой другой стране, невозможно изготовить эти «зелья». Но в Поднебесной, которая все еще живет по древним законам Магии, возможно все.

Конец.

октябрь 2011

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.