Второй 22

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Пэйринг и персонажи:
Ко Сэйя/Харука Тено, Зойсайт/Ами Мизуно, Кунсайт/Минако Айно, Нефрит/Макото Кино, Джедайт/Рей Хино, Мичиру Кайо
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Любовь/Ненависть ООС Психология Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Уже почти год прошёл с тех событий. Жизнь стала такая, какой и когда-то мечталось – свободной и открытой. Счастливой. Жизнь наконец-то стала входить в колею.

Посвящение:
Всем моим читателям.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написалось нечто странное, но что написалось, то написалось.

Вторая часть из запланированной трилогии.
Первая часть "Последний": https://ficbook.net/readfic/8454932
9 декабря 2019, 23:46
Харука Тено копалась в гараже. Её красавица никак не хотела заводиться и вставать на ноги, а значит, её ждёт ещё одна бессонная ночь в гараже. А может, и не одна. Уже почти год прошёл с тех событий. Жизнь стала такая, какой и когда-то мечталось — свободной и открытой. Счастливой. После отлёта старлайтов прошёл почти год. Они ни словом, ни делом не давали о себе знать, поэтому стали потихоньку стираться из памяти. Как и демоны. Правители будущего Токио пока не изъявляли желания становиться таковыми и строить свою империю. А значит, можно было расслабиться. Как ни странно, но, несмотря на то, что демонов больше не было, стена между иннерами и аутерами не разрушилась. Наоборот, она стала больше. Слишком уж большие различия были между девочками. Аутеры не часто навещали остальных, продолжая, как и раньше, жить в своей уютной изоляции. Маленькая Томо с Сецуной переехали на побережье. Как оказалось, воину Сатурна было легче при непосредственной близости моря, а Харука и Мичиру решили остаться в городе. И той, и другой так было удобней добираться до работы, так что подруг они навещали регулярно, но только на выходных. Видимо, такая тихая и размеренная жизнь и была той, к которой они так стремились. Харука не ночевала дома в предыдущие сутки и чувствовала, что и в этот вечер она также домой не попадёт — машину нужно было срочно ставить на ноги, а у неё ничего не выходило. Оставалось только закопаться в этом гараже среди инструментов и надеяться, что Мичиру не оторвёт голову. Сейчас она лежала под капотом своей машины — наружу торчали только ноги — и сосредоточенно вынимала из своего болида запчасти. — Отлично выглядишь, Тено, — проговорили в гараже, и Харука стукнулась головой об дно машины, вздрагивая от неожиданности. Она вылезла из-под автомобиля, недовольно потирая голову и посмотрела на нарушителя своего спокойствия. Посреди её гаража стоял Сейя Коу собственной персоной и небрежно облокачивался на косяк. — Ты нисколько не изменилась, — Коу улыбнулся, и на секунду Харуке стало стыдно. Вот он стоял перед ней, весь такой красивый и напыщенный, в новом костюме с красивой причёской, и она — вся перемазанная в солярке с головы до ног, в старой, растянутой футболке и таких же видавших виды штанах. Великолепно, ничего не скажешь. — Прилетели, значит, — довольно сухо проговорила Харука, поднимаясь и вытирая руки старой тряпкой. Она не знала, что ему сказать, да и как реагировать на этого мальчишку. Они улетели давно, да и расстались как-то странно — только один браслет и жёг временами сквозь карман. Нельзя сказать, что Харука вообще о нём не вспоминала, думала, конечно, иногда, но обещание: «I get back» было таким расплывчатым да и затираться стало со временем. Было совершенно не ясно, что оно несло за собой, да и несло ли вообще, а жить в иллюзиях Харука не умела. Да и незачем ей это. — Да, — ответил Коу и замолк. Харука ничего не произнесла на это. Повернулась полубоком и принялась оттирать с рук особо въевшиеся пятна. Она ощущала, как он на неё смотрит. Внимательно и очень серьёзно. Будто хочет наглядеться, запомнить, впитать в себя все её черты. Выучить её наизусть. Она понимала, почему сейчас образовалась между ними эта неловкость. Этот танец и этот браслет, будто связавший их чем-то, придал нечто новое их отношениям, а что делать с этим новым — они не знали. Да и было ли то самое новое на самом деле… не знали тоже. Быть может, Коу пошутил тогда над ней, а она, дура, хранила его браслет столько времени. Дура, реально. — У Усаги день рождения, — произнёс Коу. Тено к тому времени повернулась спиной. — Что ж, — Харука чуть опустила голову, оттёрла с руки последнее пятнышко и потянулась к инструментам, лежащим на капоте машины. — Усаги будет рада вас видеть. Она не соврала. По тому, что ей передавали, лунная принцесса не раз и не два вспоминала старлайтов. — Ты не будешь меня останавливать? — в голосе Файтера послышалась насмешка. — Нет. Усаги уже взрослая девочка, — разговаривать из-за спины было неудобно, но Харуке не хотелось видеть его физиономию. — Ладно, тогда я пошёл. — Ага. Пару секунд — и она услышала, кажется, как отдаляются шаги. Тено хотела вздохнуть уже и расслабиться, как почувствовала, что её талию со спины обвивают холодные руки, а шеи касается тёплое дыхание и тихий шёпот: — Я скучал. Через пару секунд руки исчезают, и, когда Харука поворачивается, Файтера уже нет в гараже. — Чёртов мальчишка. *** Харука пришла домой вечером. Её красавица так и не завелась, и Тено послала всё к чертям. Девушка упала на диван и прикрыла рукой глаза. Она слышала, как тихонько Мичиру вышла из кухни, но ничего не сказала. — Сегодня день рождения Усаги, — произнесла Нептун негромко. — Я забыла, — призналась Тено. Честно говоря, она действительно даже и не вспомнила об этом дне, пока не припёрся этот старлайт. — Мы поедем? — Я не хочу, — единственное, что желала Харука сейчас — так это остаться на этом диване и чтобы никуда не выходить лет сто так. — Мы и так пропустили всё, что только можно. Это будет невежливо. Харука знала, что Мичиру права. Они пропустили день рождения Мамору, Новый год, когда иннеры собирались, чтобы отпраздновать его всем вместе, день рождения Минако — и Венера потом ещё долго на них дулась. Пропускать ещё и праздник принцессы было бы слишком. — Старлайты прилетели, — произнесла она, не открывая глаз. — На её праздник? — Мичиру не подала виду, что удивлена. — Да. — Неужели ты так и рассталась с ними врагами? — Я с ними просто… рассталась. Без притязаний на что-либо. — Придут Сецуна с Хотару. — Ладно, к черту. — К черту? — К чёрту. Пошли. *** Ровно в 20.00 к дому Цукино подъехала жёлтая Феррари. Её никто не ждал, поэтому все с удивлением глядели на неё через изгородь зелёного дворика. Из автомобиля вышел подтянутый молодой парень в новом белом костюме и любезно подал руку своей спутнице. — Харука, Мичиру! — из центра дворика к ним подбежала Усаги, упала, но тут же поднялась благодаря верным рукам Минако. — Мы… не думали, что вы придёте! — она посмотрела по очереди на Харуку, державшую букет, и Мичиру. — С днём рождения, Усаги, — Уран очаровательно улыбнулась и подарила красные розы имениннице. — Ой, спасибо, — как и прежде, Усаги зарделась. — Вы проходите, уже почти все пришли… кстати, а вы знаете, старлайты прилетели! — она затараторила и схватила Харуку за рукав, показывая куда-то на дом. — Специально прилетели, чтобы поздравить меня! Мило, правда? — Несомненно. — Хорошо выглядишь, Мичиру, — со ступенек крыльца спускались как раз три упомянутые фигуры. Сейя улыбнулся Кайо и, когда уже Харуке показалось, что проигнорирует её, обвёл Уран взглядом и то ли усмехнулся, то ли презрительно скривился. — Пойдёмте скорее в дом, а то Минако без нас слопает весь торт! Усаги потянула Харуку за рукав пиджака к дому. — Эй, Уса, я здесь! — Не важно! — пропыхтела блондинка. — Хорошо, хорошо, — Уран чуть засмеялась, аккуратно высвобождая руку. — Только не рви мне пиджак, — она подала Мичиру ладонь, и они вместе прошли мимо замерших старлайтов в дом. *** В самом доме слишком громко играла музыка. Это Харука заметила, едва зашла. Долго Сецуна и Хотару здесь не пробудут. Как, впрочем, и они. Родители Усаги решили сделать подарок дочери и оставили весь дом полностью в её распоряжении, забрав Шинго на какие-то источники. Опрометчиво, на взгляд Харуки, для девчонки, которой исполнялось двадцать лет. Круглая дата, а зная любовь лунной принцессы к вечеринкам, ей наверняка захочется её отпраздновать по-крупному. Так оно и вышло, честно говоря. Стоя посреди разукрашенного розового зала, Харука всё больше и больше ощущала своё нежелание оставаться здесь. Она знала, что Мичи чувствовала то же самое, но понимала правдивость её слов — они и так пропустили всё, что только можно. В зале царило заметное напряжение. И это тоже, на взгляд Харуки, вина только будущих правителей. Глупо было собирать под одной крышей столько народу, которые не очень ладят друг с другом и не знают, как себя вести. Глупо даже не объявлять о своих намерениях, а представлять по факту — вот, мол, мы их вернули, а дальше, как хотите. Да, Харука сейчас думала про земных Лордов. Они тоже были здесь. В день, когда Мамору призвал их, подарив тем самым шанс на новую жизнь, Харуки не было в городе. Но даже далеко за его пределами она ощутила волну силы и вибрации. Они сразу всё поняли, но не явились к Чиба. Внешних врагов больше не было, а уж кого там призывают на помощь будущие правители, аутерам было фиолетово. Это не их забота, хотя, спроси кто их мнения — они это не одобряли. Внешние придерживались простой логики — однажды демон — всегда демон, и она не раз, к сожалению, себя оправдывала. Когда они с Мичиру зашли в зал, Лорды встали и сдержанно, совсем чинно поприветствовали их. Напряжённо. Очевидно, они помнили их по прежней жизни. И знали, какие крутые нравы могут быть у внешних сенши. Харука равнодушно их поприветствовала кивком головы и отошла в сторону, не желая активно участвовать в веселье. Она лишь намеревалась пробыть здесь столько, сколько требуется этикетом, дождаться Сецуны и Хотару, и всем вместе уехать домой. Коротая время у дальнего столика с закусками, девушка сразу заметила разлад в компании. Минако и Кунсайт стояли рядом с Усаги и Мамору, причём время от времени Минако доверчиво клала свою светлую головку на сильное плечо мужчины. А это значит, что Венера простила. Та же самая картина, только более эротичного содержания, происходила с Макото и Нефритом. Они сидели в кресле, довольно узком, а потому Нефрит усадил девушку на колени, хотя той было максимально неловко, и она всё намеревалась вскочить. Но было видно: и она простила. А вот Ами с Рей нет. Ами стояла рядом с Творцом и с таким азартом, так увлечённо с ним беседовала, что становилось понятно: она действительно не видела и не замечала устремлённый на неё мрачный взгляд из-за угла. Зойсайт стоял в отдалении от всех, он злился, но старался держать себя в руках и к бывшей возлюбленной не подходил. Рей беседовала с Мичиру. В отличие от Ами, Рей поглядывала на Джедайта, но с некоторой злостью в глазах, которую так и не смогла спрятать. А может, и не хотела. Как узнает потом Харука, в отличие от Мако и Мины, Ами и Рей действительно не простили бывших возлюбленных. И если Рей Хару ещё понять могла –Хино всегда была горяча на расправу и со своим недоверием к мужчинам вряд ли бы так просто подпустила к себе того, кто до этого предал её. Но почему не простила скромная, добрая Ами? Раньше Харука не замечала как-то за ней злопамятности. Позвонили в дверь. Кажется, принесли пиццу. Радостно взвизгнув, Усаги понеслась открывать, а Харука, не желая больше быть в эпицентре этого ужаса, скользнула во двор. Оказавшись там, она облегчённо выдохнула и потёрла указательным пальцем себе лоб. Как хорошо. Здесь хоть чуть потише. — Тено? — позвали откуда-то со спины. — Что? — устало отозвалась Харука. Ей сейчас хотелось только домой, дождаться Сецуны и Хотару, поехать домой, там съесть суп с морепродуктами, который наверняка привезёт с собой Сецуна, она любит так делать, и лечь спать. Ведь завтра ещё чинить машину. Насчёт Коу Харука успела уже себя успокоить и даже как-то позабыть. Неловкость в его присутствии отошла на второй план, ведь он ни словом, ни делом не дал понять, что помнит про тот браслет. Поэтому и для Харуки его браслет и, собственно, обещание перестали что-то значить и превратились просто в вещи и слова. — Хотел пригласить тебя на танец, — он неспешно обходит её и становится прямо перед ней. — Извини, я сегодня не в платье, — она усмехнулась, давая понять, что разговор окончен, и Файтеру лучше уйти. — Я вижу, — парень усмехается и делает несколько шагов вперёд. — Что ты делаешь? — Харука не понимает его поведения. Слишком развязно, слишком… опасно. — Скажи мне, Тено, как тебе погодка сегодня? — Файтер продолжал приближаться. — Тебе не жарко в этом костюме? — Мне… нормально, — она смалодушничала. Конечно, Харука знала, что будет жарко, но всё равно надела костюм. Опасалась, что Коу снова, как и в прошлый раз, пригласит её на танец, поэтому и оделась под парня. Так она комфортнее себя чувствовала. Файтер усмехнулся и сделал ещё шаг. Наконец, он прижал её к стене. — А мне кажется, тебе жарко, Тено, — с этими словами он ослабил, а затем и вовсе снял с неё галстук. — Ты нормальный? — Харука приподняла бровь. Она вовсе не понимала этого парня. Его действий. Это глупо. Вот так подойти к девушке и снять с неё галстук — это глупо. — Успокойся, Тено. Я просто хочу тебе помочь, — он придвигается почти вплотную и, кажется, Харука чувствует прикосновение его тела к своему. — Тебе ведь жарко, — его пальцы касаются воротника рубашки и ловко расстёгивают пуговицу на горловине. — Отодвинься от меня, — твёрдо произносит Харука. — Ты причиняешь мне дискомфорт. — Да ну? — Файтер лыбится, склоняет голову набок и расстёгивает ещё одну пуговицу. — Ты меня не слышал? Он словно бы испытывает её на прочность, расстёгивая третью. Харука мотнула головой и схватила его за запястье, отводя от себя. Оттолкнула его в сторону и хотела уйти. Она не успевает сделать ни шага, Коу вдавливает её в стену своим телом, и Харука смотрит ему в глаза. Наглые, ухмыляющиеся, а теперь и… раздражённые? Опасные. — Харука! Харука ты здесь? — дверь домика распахивается, и на веранде возникает Рей. Уран хочет ей ответить, но Коу зажимает её рот ладошкой, крепче вдавливает в стену, будто опасаясь, что она сбежит, и прижимается к ней лбом. — Советую тебе промолчать. Иначе в каком свете ты себя выставишь? Обжимаешься по углам с хвостатым метеором. Что же Рей подумает? — шепчет он, а у самого глаза блестят насмешливо-насмешливо. Издевается, падла. Но Харука знает, что он прав. Этот засранец действительно прижимает её так крепко, что сложно подумать что-то другое. И ведь специально делает это, зараза. Рей спустилась на ступеньку ниже, тщательно оглядывая сад, а Харука буквально замерла от ужаса. Они ведь были почти за дверью! Стоит Рей не так повернуться и посмотреть, и всё! Прощай, репутация! Харука, кажется, почти не дышит, а Файтер прижимается ещё ближе и касается языком её уха. Девушка вздрагивает, впивается в него рассерженным взглядом и тут же чувствует руку под рубашкой. Холодную, чужую, мужскую руку. Она не поднимается выше к груди, но шаловливо, игриво, иногда практически неощутимо проскальзывая по коже. И вызывая этим неприятные ощущения и толпу мурашек. Второй рукой Сейя продолжает зажимать ей рот. Рей поворачивается, чтобы зайти домой и в этот момент Сейя касается языком её шеи. Если бы его рука всё ещё не закрывала ей рот, Хару определённо бы громко выдохнула, обнаруживая себя этим. Засранец, что он делает?.. Девушка не понимала и не видела логики в его действиях. Рей прошла мимо и зашла в дом, захлопнув за собой дверь. Тено выдохнула, но, как оказалось, рано. Файтер до сих пор держал её. Он провёл языком по всей длине шеи, запечатлел пару поцелуев на её изгибе. Его рука с талии поползла вниз. Харука дёрнулась. Они оба знали, что теперь, когда ушла Рей, он не сможет долго удерживать её. Некоторое время он ещё держал её под собой, вырисовывая на шее какие-то узоры, а потом всё же отстранился. Посмотрел на неё спокойно и кажется даже с какой-то насмешкой. Издёвкой. Харука выбросила руку, намереваясь ударить его, но Сейя перехватил ладонь и защёлкнул на её запястье нечто круглое. Гонщица пригляделась — браслет. Браслет, который сам подарил ей ровно год назад и который Харука частенько таскала с собой в кармане брюк. Но никогда не надевала. Сейя посмотрел на неё будто бы с превосходством, усмехнулся и направился обратно в дом. *** Харука в дом не пошла. Она ещё долго сидела на веранде, раскачиваясь изредка туда-сюда, и молча вглядывалась в ночной сад. Ей бы сюда сигарету. Как в старых дешёвых мелодрамах. Да вот только это не кино. Да и она не курит. Ей было очень плохо. Казалось… Харука сама не знала, что казалось, но предпочла бы, чтобы Файтер этого не делал. Как же легко было до этого!. Своими действиями он разрушил какую-то стену между ними, прошлое, хорошо устоявшиеся отношения, где каждый играл заведомо известную ему роль и знал, как себя вести. А теперь… он всё сломал. На веранду никто больше не выходил, и Харуке ничего теперь не мешало думать. Изредка она зарывалась пальцами в волосы, прикусывала губу. Браслет не снимался. Харука пыталась, но серебряное изделие будто приклеилось намертво к её руке. Чёртов мальчишка. Вечно от него одни неприятности. Харука поднимается, тяжело вздыхает и идёт в дом. В праздничном зале что-то изменилось. Танцевали парочки, прямо в центре в медленном танце кружились Минако и Кунсайт. Рядом в таком же медленном вальсе Макото обнимал Нефрит. Харука поняла, что не так. Количество людей изменилось. — А где Хвостатые? — спросила она. — А, старлайты полетели домой, — легкомысленно отмахнулась Усаги, кружась по залу в одиночестве с фужером в руках. — Они прилетали поздравить меня, и вот теперь им было пора домой. — Чёртов мальчишка.