Наполовину Торстон 10

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Как приручить дракона

Пэйринг и персонажи:
Угги Ингерман, Зефир, Сморкала Йоргенсон, Астра Йоргенсон, Наффинк, Задирака Торстон, Игрид Ингерман, Зигрид Ингерман, Брунгильда Ингерман, ОМП, ОЖП
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Влюбленность Драма Дружба ОЖП ОМП Повседневность Подростки Постканон Семьи Следующее поколение Частичный ООС Элементы гета

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сайд-стори к фанфику “Сердце вождя и душа дракона”.
Жизнь, дружба и любовь детей драконьих всадников глазами Угги Ингермана.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа написана как сайд-стори к фанфику “Сердце вождя и душа дракона”. https://ficbook.net/readfic/8172087

Что, если мы поменяем местами главных и второстепенных героев и взглянем на знакомую историю с другой стороны? Я предлагаю вам вернуться вместе со мной в летний вечер того дня, когда происходили события глав “Тренировка” и “Пирожки”, и узнать немного больше о детях и семьях драконьих всадников.
10 ноября 2019, 10:07
      Худой светловолосый парень легко вбежал по каменным ступеням, ведущим к Большому Залу. Уже вечерело, и дневная жара наконец спала. Уставшее солнце приблизилось к горизонту, собираясь нырнуть в океан, но напоследок решив подсветить дома и деревья на острове мягким рыжеватым светом.       Парень ловко посторонился, пропуская в дверях гогочущую компанию довольных викингов. Щурясь от слепящих лучей, грозные, но сытые воины с наслаждением вдыхали теплый вечерний воздух. Еще бы: духота на улице казалась приятной прохладой в сравнении с жарой Большого Зала во время общей вечерней трапезы племени Хулиганов.       Нырнув в душный хор гомона и гвалта, молодой человек зашагал по центральному проходу. Он с вежливой полуулыбкой кивал заметившим его викингам, одновременно пытаясь без ущерба для здоровья проложить себе путь в нестройной толпе. Неяркие, почти серые глаза парня машинально скользнули по дальним столам в глубине Зала. Там, недалеко от главного стола, обычно сидели семьи членов Совета и приближенных к Вождю, а значит, и его семья, друзья и родственники.       Так получилось, что все они, дети легендарных «драконьих всадников» — он, честно говоря, до сих пор не решил, как относиться к этим рассказам из детства, — все они тесно общались, став друг другу хорошими друзьями. А как иначе, если вы едва ли с младенчества проводите время вместе, пока родители заняты очередными важными делами и собраниями? Для них, юных наследников, эти знатные и уважаемые викинги в первую очередь были просто мамами и папами, которые относились с одинаковой заботой к собственным детям и детям своих хороших друзей. Поэтому он, Уг, или как его называл дядя — Угги, будучи старшим наследником рода Ингерман, мог рассчитывать на радушную встречу и семейную теплоту за любым из стоящих в глубине Зала почетных столов.       Молодой человек остановился у очереди к большому котлу, не прекращая осматриваться. Странно, но ни отца, ни младших сестер и брата на ужине еще не было. Он заметил за одним из столов дядю Сморкалу с дочерью Астрой, за другим — хихикающих и шепчущихся кузин Тиру и Тору Торстон. Но глаза Уга зацепились за дальний стол — тот, где в полном одиночестве сидела стройная девушка с темно-рыжими косами, небесного цвета глазами и россыпью мелких веснушек, ставших особенно яркими за это солнечное лето.       В другой день он не стал бы мешать ей — если она сидит одна, значит, на то есть причина. Но вот сейчас… Или это сегодняшний разговор с Наффинком и дурацкое происшествие на тренировке, или же плавящая сознание жара настойчиво упрашивали всегда спокойного и тактичного Угги Ингермана сделать то, что он никогда бы себе не позволил.       Он нерешительно помедлил, получив из-за этого недовольный упрек от стоящего позади соплеменника, но затем, взяв тарелку супа и пару пирожков, все-таки направился к дальнему столу.       — Привет.       Девушка вздрогнула, поднимая глаза на севшего напротив мягко улыбающегося парня.       — К тебе можно?       — Зачем ты спрашиваешь? — отрешенно улыбнулась она, не до конца вынырнув из своих мыслей. Уг протянул ей один пирожок, и девушка машинально его взяла. — Я, правда, уже все…       — Так ты ничего не съела! — он удивленно кивнул на ее почти полную тарелку.       — Да, — рыжеволосая девушка отстраненно качнула головой, задумчиво рассматривая угощение в руках, а затем вдруг потянулась и положила пирожок около тарелки парня. — Я что-то совсем не хочу есть, — виновато улыбнулась она.       — Зря, твои любимые, с картошкой, — он призывно помахал перед ней откусанным пирожком, но девушка только рассмеялась и покачала головой. Почти сразу ее смех стих, взгляд затуманился, а на губах снова застыла отстраненная и какая-то усталая улыбка.       Уг отложил ложку. Была не была.       — Зеф, что случилось?       — Что? — девушка моргнула, поднимая глаза.       — А то, что Зефа Карасик, которую я знаю, обычно съест всю тарелку супа и еще добавки попросит, — пошутил парень, получая в ответ очередную вымученную улыбку. Уг вздохнул.       — Зефа, — он проницательно взглянул на нее. — Я же знаю тебя сто лет. Прости, что лезу вот так, но… У тебя все в порядке?       Девушка закусила губу и как-то виновато посмотрела на парня.       — Я… я просто немного устала, — она снова натянуто улыбнулась, а затем, поставив локти на стол, с тяжелым выдохом спрятала лицо в ладонях.       Уг продолжал внимательно смотреть на подругу. Этот жест много о чем говорил, но только не о «немного устала». Зефа подняла глаза и опять улыбнулась своей виноватой улыбкой.       — Боги, Уг, уже почти лето прошло… Я и забыла, когда мы последний раз с тобой вот так говорили… Или собирались с ребятами…       — Да, на день рожденье Нафа последний раз, — кивнул парень. От него не ускользнуло, как она попыталась сменила тему. — И то, ты не пришла.       Зефа отвела глаза — опять виноватая улыбка!       — Угги… Я сейчас целыми днями с папой… Ты же знаешь, — она устало вздохнула.       Да, он знал. Последние несколько… даже не лун — лет — они с ребятами проводили все меньше времени вместе. Встречались, если повезет, за столом во время обеда или ужина, урывками болтая между тарелками, чтобы потом снова разбежаться по своим делам. Пора веселых игр прошла, и теперь родители стали привлекать своих взрослых детей к полезной и нужной для острова работе.       Отец Уга, Рыбьеног, обучал детей Нового Олуха чтению и письму — весьма бесполезному, по мнению многих викингов, делу. Уг довольно часто помогал ему, хоть эта помощь в основном и заключалась в поимке юных викингов и попытках усадить непосед за книгами хотя бы на некоторое время. Астра тоже много времени проводила с отцом: семья Йоргенсонов всегда была правой рукой Вождя, и поэтому во многие дипломатические поездки Сморкала брал дочь с собой. Да и Наффинку уже давно приходилось делать всю работу одному: старый Плевака, по словам Нафа, часто уставал, иногда засыпая в Кузне прямо посреди дня.       Когда тут найти время для посиделок? С началом летних военных сборов свободного времени не осталось совсем. К обычным делам добавились почти каждодневные тренировки по стрельбе из лука, метанию топора, рукопашному бою и сражению на мечах. Радовало хотя бы то, что Уг, Наффинк, Тира и Тора были примерно одного возраста, и поэтому посещали занятия вместе.       Но Уг понимал, что больше всех дел и забот было у Зефы. Ведь ей предстояло стать Вождем Племени Хулиганов, первым Вождем, рожденным на Новом Олухе. И вот это никак не укладывалось в голове: казалось, они с ребятами только вчера во главе с бойкой рыжеволосой девочкой проверяли скорость полета сырых куриных яиц напротив двери дома старого Ведрона, а тут, через каких-то пару лет или, кто знает, лун, Зефа Карасик станет главой их родного племени.       —… а у вас еще эти тренировки почти каждый день, — слова девушки вырвали Уга из мыслей. — Как, кстати, сегодня прошла? — Зефа участливо посмотрела на парня.       Нет, все-таки что-то с ней не так.       — Забавно, — ответил Уг, невесело усмехаясь. — Близнецы подговорили Булочку выкрасть с Арены оружие, она спряталась во время тренировки за одной из мишеней, а я чуть не метнул туда топор, — Зефа прижала ладонь ко рту. — Да нет, все закончилось хорошо, — быстро успокоил ее парень, принимаясь размешивать ложкой суп. — Наф ее заметил, и папа забрал Булочку с Арены, — он слишком резко дернул ложкой, случайно выплескивая немного бульона на стол.       Заметив это, Зефа нахмурилась.       — Вы опять поругались?       Уг вздохнул, отворачиваясь. Она знала его также хорошо, как и он ее.       — Угги, — мягко позвала его Зефа, а затем потянулась через стол и участливо сжала лежащую на столе руку парня. Уг опустил глаза на ее ладонь. — Не ругайтесь, пожалуйста, — она пыталась поймать его взгляд, но Уг старательно не смотрел в эти небесного цвета глаза.       Потому что не многие знали Зефу Карасик такой. Дочь Вождя для всех — шумная, боевая, энергичная девушка; ужасная хулиганка в детстве, а сейчас гордая и вспыльчивая молодая воительница. Но Уг был одним из немногих, кто был знаком с другой Зефой.       В первый раз это случилось пять лет назад. Он не помнил, кто из взрослых подошел к нему той тихой тревожной ночью, кто участливо сжимал его плечо и какие слова говорил. Тогда он услышал смысл. Он вырвался и убежал из дома прямо в морозную снежную ночь, не обращая внимания на зовущие его голоса. Сам не понял, как оказался под тесной крышей старого курятника. Наверное, он просто пытался спрятаться, навсегда укрыться от страшной правды, ужасного мира, треклятых Богов, обещавших сделать их семью больше и счастливее, а на деле забравших его самого близкого и родного человека. Его маму.       Там, на старом покосившемся чердаке, его нашла Зефа. Ведь это она когда-то показала озорной компании маленьких викингов скрытое и уединенное место, обещавшее сберечь их тайные планы, хулиганские замыслы и секреты. И это она поняла, что найдет его там, в их старом, холодном, почти забытом уголке из детства.       Они еле поместились вдвоем под сводом промерзших деревянных балок. Зефа — всегда такая живая и резкая — тихо села рядом и мягко его обняла. Кажется, она шептала ему что-то, поглаживая по волосам, — Уг не помнил. У него не было ни сил, ни желания удивляться необычному и непривычному поведению подруги. Потому что ее тонкие руки дарили ему заботу и спокойствие, которые, как ему казалось, он потерял навсегда.       Наверное, тогда он и заметил, что ее аккуратные ладони больше не были ладошками маленькой девочки. Зефе только недавно исполнилось шестнадцать, и в ее движениях и чертах еще больше проявились мягкость и юная женственность. Угу же на тот момент было всего тринадцать, но он никогда не чувствовал себя на свой возраст. С самого детства он выглядел и ощущал себя старше, заслужив себе тем самым уважение у сверстников и старших детей. Впрочем, той холодной и темной ночью это было абсолютно не важно. Потому что только у нее на руках он позволил себе заплакать. Заплакать страшно и горько, прощаясь с слишком внезапно закончившимся детством.       Зефа гладила и утешала его, но потом, не выдержав, расплакалась сама. Ее слезы привели Уга в чувства — ведь до этого никто никогда не видел Зефу Карасик плачущей. Он тогда обнял ее в ответ, и уже было непонятно, кто кого утешал той тяжелой и темной ночью.       Уг заставил себя уйти с чердака только потому, что понял, как она продрогла. Он знал, что никогда не сможет в полной мере отблагодарить ее за те утешения и объятья. После они никогда не обсуждали эту страшную ночь — и за это он тоже был благодарен. Вот только… Их детская дружба вместе с его детством, кажется, так и остались на том чердаке под маленькой крышей старого покосившегося домика.       Постепенно они стали меньше общаться. Зефа направила всю свою неуемную энергию в помощь отцу и матери, уделяя делам острова большую часть времени. Уг посвятил себя заботам о младших сестрах и брате — неуправляемым близнецам Игрид и Зигрид и самой младшей Брунгильде, или Булочке, ласково названной так с легкой руки их отца за ее круглые пухлые щечки.       Угу самому было сложно сказать себе, как и почему после смерти мамы появились эти странные конфликты с отцом. Оба миролюбивые и вежливые, они не могли найти общий язык. Отец с сыном цеплялись к друг другу и ругались по поводу и без. Тихо, без крика — они же Ингерманы. Рыбьеног то относился к сыну как к ребенку, хотя Уг таковым себя давно не считал, то вдруг самоустранялся после очередной выходки близнецов, оставляя старшего сына разбираться с последствиями. Уг понимал, что отцу до сих пор тяжело. Но ему тоже непросто. И положиться, в отличие от отца, было не на кого.       Но в тот момент его спасло то, что неожиданно для себя он крепко подружился с Наффинком. Обладая спокойным нравом, чуждым для большинства викингов, парни легко нашли общий язык. Только спустя несколько лет Уг понял, что, возможно, Зефа специально «устроила» их с Наффинком дружбу, подсылая брата отвлечь друга от забот и ссор. Но юноша не был за это на нее в обиде. В лице Нафа Уг нашел лучшего друга, который своей непосредственностью, наивностью и иногда неожиданно просыпающимся духом бунтарства напоминал ему, что они — молодые викинги, которые могут ночь напролет с азартом играть в «Булавы и Когти», болтая ни о чем, или со смехом укатить под покровом ночи небольшой бочонок браги, чтобы отметить Сноглтог как подобает «настоящим взрослым воинам».       А с Зефой Уг виделся и общался реже и реже. Нет, все они, дети драконьих всадников, как и прежде оставались хорошими друзьями. Веселились и танцевали на праздниках, участвовали в соревнованиях, болтали и дурачились за обедом в Большом Зале. Просто ежедневные дела и заботы стали преобладать над играми и отдыхом.       Зефа по-прежнему оставалась близка со своей подругой Астрой, хотя в последнее время отдалилась и от нее, целиком отдавая себя делам преемницы Вождя. Хотя этим летом Угу стало казаться, что у девушки, возможно, есть еще что-то, чему она может посвящать свое свободное время.       Парень почти не видел ее в деревне одну — только вместе с отцом. Ее нельзя было больше встретить вечером в Большом Зале — наспех поев, девушка тут же куда-то убегала. Конечно, это было не его дело, но… Наблюдая за другой своей подругой — Астрой, тоже ставшей скрытной в последнее время, Уг не мог не заметить определенного сходства в поведении воительниц. А поскольку секрет Астры ему был известен, в один момент он с внезапным и непонятным отчаянием осознал, какой может быть настоящая причина загадочного поведения Зефы. И ощущая сейчас ее заботливое прикосновение, Уг пытался понять, в какой момент их несложившаяся взрослая дружба превратилась в его безнадежную влюбленность в подругу детства с небесного цвета глазами.       — Давай не будем об отце, хорошо? — спокойно ответил Угги, поднимая на нее взгляд. Ее пальцы на его запястье заставляли в груди что-то сжаться, но убирать руку не хотелось.       — Но…       — Зефа. Пожалуйста.       Девушка, вздохнув, выпрямилась и убрала ладонь, но зато позволила ему собраться с мыслями.       Проще всего сейчас было спросить у нее напрямик — но это было совсем не в духе Уга Ингремана. Внезапная решительность, усадившая его за этот стол, пропала вместе с ее прикосновением, попросту испугавшись услышать ответ.       — Ты Нафа не видел? — словно и не было неудобных вопросов, спросила Зефа, с торопливым беспокойством оглядывая Зал.       — Нет, а что? Последний раз на тренировке, потом он собирался в Кузню. Зеф, ты так и не сказала мне… — предпринял еще одну попытку Уг.       — Да, да, он там был… — отрешенно пробормотала девушка, вглядываясь в толпу и не слышала и половины его слов. Уг замолчал, понимая, что она его не слушает. Зефа удивительным образом могла в один момент быть полна сочувствия и внимания, а в другой погрузиться в собственные заботы и проблемы.       Через какое-то время девушка разочарованно отвела взгляд от толпы викингов возле пристенного стола с грязной посудой у входа на Кухню. Она задумчиво закусила губу, будто забыв, что рядом с ней кто-то сидит.       — Так я не понял, ты ищешь Нафа, или кого-то еще? — Уг оглянулся, проследив за ее взглядом.       — А?.. А, нет, нет, — пробормотала девушка. — Я пойду, ладно? — неожиданно сказала Зефа. — Ты сможешь убрать мою тарелку заодно, когда свою понесешь? Я тут ногу, кажется, подвернула, не хочу ковылять через весь Зал, — виновато улыбнулась она.       — Ногу подвернула? — Уг нахмурился. — Может, сходить к..?       — Нет, ерунда, — отмахнулась девушка. — Просто отдохну ближайшие дни на корабле.       — На корабле… Вы же скоро уезжаете на Совет Вождей! — вспомнил Уг, смотря, как девушка аккуратно встает из-за стола.       — Ага, завтра.       — А когда вернетесь? — видимо, сегодня у него так и не получится с ней поговорить.       — До праздника Последнего дня лета точно должны, — пожала плечами Зефа. — О, вон папа, — она качнула головой в сторону, и Уг увидел в глубине Зала Вождя, окруженного небольшой группой викингов. — Наверняка разговаривает по поводу отплытия. Надо тоже подойти, — пробормотала она больше для себя.       — Тебе помочь? — поспешно спросил Уг ей вслед, видя, как девушка осторожно наступает на ногу. На секунду оглянувшись, Зефа отмахнулась, послав ему задорную улыбку. Почувствовав, как внутри все перевернулось, Уг отвернулся и глубоко вздохнул. Вот и поговорили.       Юноша вернулся к супу и задумчиво повозил ложкой в бульоне. Аппетита при такой жаре не было, а сейчас — тем более. Снова вздохнув, Уг поднялся со скамьи и, подхватив обе тарелки, направился к столу с грязной посудой.       В тот момент из Кухни как-раз вышел кто-то из работников, принимаясь собирать на широкий поднос пустые кружки и миски. Уг немного неудачно подошел к нему сзади, и когда высокий широкоплечий викинг слишком резко повернулся, они едва не столкнулись. Юноша успел увернуться, но часть супа все же выплеснулась из одной тарелки прямо на рукав работника. Тот сердито зашипел.       — Смотреть надо, — рявкнул оказавшийся молодым человеком викинг.       — Извини, — искренне сказал Уг, но парень только злобно взглянул на него в ответ. Поправив закатанный рукав рубахи, он буквально выхватил из рук юноши тарелки и бросил их на поднос.       — Надо брать столько еды, сколько можешь съесть, — сердито сказал молодой викинг, резко кивая на почти полные миски. Явно не собираясь слушать ответ, он поднял поднос и пошел дальше, специально или случайно задевая юношу плечом.       Уг, дернувшись в сторону от несильного, но ощутимого толчка, решил ничего не говорить вслед викингу. Что тут скажешь? У них полдеревни таких, каждому не ответишь. Тем более, силовой перевес явно не на его стороне.       Парень скользнул глазами по Залу, понимая, что так и не решил, куда податься дальше. Никаких дел на вечер не было. Наффинка нигде не было видно, а Зефа, стоя спиной к нему, все еще разговаривала с отцом и викингами; дядя Сморкала с двумя кружками в руках усаживался на скамью напротив дочери — видимо, ходил за напитками; за соседним столом до сих пор шушукались Тира с Торой — с кузинами точно лучше не связываться, если не хочешь, чтобы голова распухла от огромного количества новостей и сплетен.       Уг уже было повернул к выходу из Большого Зала, надеясь хотя бы у дверей перехватить Наффинка, как внезапно услышал жуткий треск и грохот, потонувшие в разъяренном мужском вопле. Парень крутанул головой: дядя Сморкала, громко выкрикивая проклятья, лежал на полу возле сломанной деревянной скамьи. Астра вскочила с места напротив, и Уг тоже, не раздумывая, бросился к ним.       Подбегая к викингу, молодой человек мельком бросил взгляд на сломанную скамью. Так и думал. Ножки аккуратно подпилены.       — Давайте помогу, — Уг подал руку к Сморкале, но тот резко схватился за ворот его рубахи.       — Ты!.. — яростно выдохнул викинг, притягивая парня к своему раскрасневшемуся лицу. — Лучше тебе найти этих отродьев Локи раньше, чем до них доберусь я! — в гневе проревел Сморкала.       Рядом послышались негромкие смешки, а после и вспышки хохота: викинги в большом Зале, поняв, что произошло, уже во всю веселились.       — Папуль, о ком ты? — Астра, сама еле сдерживая смех, тянула отца за руку.       — О его малолетних брате и сестре, чтоб их, мелкие… — продолжая щедро сыпать ругательствами, Сморкала оттолкнул от себя парня и начал тяжело подниматься, опираясь на дочь. Обретя равновесие, Уг поспешно оттащил сломанную скамью и приволок к столу целую, куда хихикающая Астра усадила отца.       — Ну ладно тебе, папуль, ладно, — красивая девушка, улыбаясь, принялась успокаивающе поглаживать насупившегося отца по плечу. Она поправила на нем одежду и стряхнула редкие капли. — И не надо срываться на Угги, он тут совершенно не причем. Постой, посиди с нами, — Астра, заметив, что Уг собирается отойти, кивнула на скамью напротив.       — Я его не приглашал, — сердито пробубнил Сморкала, на что девушка невозмутимо отозвалась:       — Зато я его пригласила.       Уг махнул рукой.       — Ас, я не буду вам меш…       — Садись, я сказала, — с легкой угрозой проговорила девушка, и Уг, улыбнувшись, полубоком уселся на скамью напротив подруги и ее отца.       — Дядя Сморкала, я их найду, поговорю…       — Выпороть их надо хорошенько, а не беседы разводить, — Сморкала почти обиженно отодвинул от себя тарелку. Ласка дочери немного успокоила викинга, но он все еще бросал на светловолосого юношу недовольные взгляды.       Астра незаметно от отца весело подмигнула парню. Уг сам с трудом сдерживал улыбку — настроение после забавного, пусть и не для дяди Сморкалы, происшествия, заметно улучшилось.       — Вы завтра тоже отплываете на Совет? — Уг решил отвлечь сердитого викинга разговором.       — Конечно, отплываем! Ты что думаешь, Иккинг без меня справится, что-ли? Да на мне большая половина наших связей держится! Да его в зал собрания без меня не пустят!.. — разойдясь, мужчина продолжал в том же духе.       Уг с серьезным лицом принялся согласно кивать, зная, что это самая верная тактика в разговоре с дядей Сморкалой. Он старался не обращать внимание на смеющийся взгляд Астры. Пожалуй, Сморкала Йоргенсон был единственным викингом племени Хулиганов, кто мог говорить о Вожде в таком ключе.       — Астра, ты тоже едешь? — еле дождавшись паузы, Уг решил отыграться за веселые взгляды и вежливо обратился к подруге.       — Конечно, едет! — ответил за дочь Сморкала, стукнув кулаком по столу и поворачиваясь к девушке. Астра за мгновение виртуозно сменила смешливую улыбку на послушное и кроткое выражение лица. — Когда девчонка Иккинга станет Вождем — убереги нас Тор! — Астра, принцесса моя, ты будешь единственной, кто не даст племени Хулиганов потерять своего величия, — обратился Сморкала к дочери, не скрывая гордости и обожания во взгляде.       — Кстати, насчет Совета, папуль, — тоненько пропела Астра, поднимая на отца невероятные по красоте серо-голубые глаза, обрамленные густыми черными ресницами. — Можно я не поеду в этом году?       — Не поедешь? — изумился Сморкала.       Уг с улыбкой переводил взгляд с викинга на его дочь, приготовившись насладиться мастерством Астры Йоргенсен, в котором ей не было равных.       — Да. Я неважно чувствую себя в последнее время, и несколько дней на корабле просто не перенесу, — выдохнула девушка, легко поведя плечиком.       Идеально: не слишком наигранно, но достаточно, чтобы дядя Сморкала обеспокоенно свел брови.       — Астра, мы сейчас же идем к Гот…       — Ой, да ничего такого, папуль! — поспешно отозвалась девушка, с очаровательной улыбкой ласково сжимая локоть отца. — Я просто отдохну, а ты съезди без меня, — Астра со всей убедительностью посмотрела в глаза викинга.       Сморкала все еще хмурился.       — Но как же ярмарка? На Совете всегда собирается много торговых судов — ты же хотела купить там что-то?..       — А я тебе все подробно расскажу, — уверила его Астра, тут же принимаясь зачитывать отцу огромный список, судя по всему, жизненно необходимых для девушки-викинга вещей, начиная с лент для волос и заканчивая набором маленьких ножей для метания.       Уг вежливо решил не слушать эту часть разговора — он не сомневался, что дядя Сморкала привезет дочери все из этого списка, еще и в двойном количестве. Поэтому пока Уг принялся осматривать укромные уголки Большого Зала: парень был уверен, что где-то там должна промелькнуть пара маленьких круглых голов со светлыми волосами. Его младшие брат и сестра явно прятались поблизости — едва ли близнецы лишили себя удовольствия наблюдать за воплощением собственной проделки.       —…разумеется, я все запомнил! — Уг повернул голову на решительный голос Сморкалы. — Но с тобой точно все в порядке, принцесса?       — Ой, все нормально, не волнуйся ты так! — Астра захлопала ресницами, ласково поглаживая отца руке.       Парень сдержал улыбку: интересно, Астре хоть немного стыдно?       — Вот, попей комп… — заботливо начал Сморкала, оглядывая стол, а потом вдруг сердито стукнул кулаками по столу. — Где компот?!       — Папуль, он на полу, — терпеливо отозвалась Астра. — Ты разлил его, когда упал со скамьи, — не сдержала смешок девушка.       — Смеется она, — с притворной сердитостью проворчал Сморкала, поднимаясь из-за стола. — Сейчас еще принесу.       — Спасибо, — очаровательно просияла Астра. — Угги, ты будешь?       Уг отказался, улыбнувшись подруге, и Сморкала, уже встав со скамьи, внезапно с подозрением взглянул на молодых викингов.       — Эй, парень, давай-ка заканчивай строить глазки моей дочери! — мужчина не то в шутку, не то всерьез пригрозил добродушно улыбающемуся Угу кулаком.       — Пап! — Астра с возмущением повернулась к отцу.       — Принцесса, род Ингерман меня не устраивает, так и знай.       — Ну папуль!       — Я сейчас вернусь! — крикнул через плечо викинг, направляясь к углу Зала, где стояли чаны с напитками.       Астра закатила глаза вслед отцу, и Уг негромко рассмеялся.       — Боги, папа в своем репертуаре, — ворчливо пробормотала девушка, притягивая к себе тарелку с целой курицей. Но Уг, убедившись, что отец девушки отошел на достаточное расстояние, сам не зная, что на него нашло, не устоял:       — То есть дядя Сморкала до сих пор не в курсе, что мне уже поздно строить тебе глазки?       Парень едва успел дернуться в сторону — там, где секунду назад лежала его ладонь, в столешницу был воткнут острый нож.       — Еще одно слово, Ингерман, и я не промахнусь, — сверкнув стальными глазами, тихо прорычала красавица, с угрозой наклоняясь к нему.       Уг не смог сдержать улыбки: вот оно, истинное лицо Астры Йоргенсон! От милой девушки не осталось и следа — перед ним сама валькирия во всей своей воинственной красе. Интересно, дядя Сморкала хоть раз видел свою «принцессу» такой? Эта мысль заставила Уга улыбнуться ещё шире.       — Ты же добрая девушка, Ас, разве ты отрубишь пальцы своему хорошему другу? — мягко проговорил парень, выдергивая из столешницы нож и протягивая его подруге.       — Лучше не проверяй это, Угги, — с опасной улыбкой посоветовала воительница, принимая оружие и изящно откидывая за спину густую волну черных блестящих волос.       Уг невольно залюбовался. О чарующей красоте Астры ходили легенды даже на дальних островах. Да и среди викингов их племени в хмельных компаниях то и дело возникали споры: кто самая красивая девушка племени Хулиганов — девица рода Йоргенсон или дочка самого Вождя? Уг не видел смысла участвовать в этих дебатах: он знал их с самого детства и не представлял, как можно сравнивать Астру и Зефу. Они обе — сильные, решительные, по-своему красивые воительницы. Красота Астры была идеальной, красота Зефы — особенной. И хвала Богам, что девушки были подругами. Потому что в ином случае, по представлению Уга, противостояние этих молодых воительниц могло сровнять Новый Олух с землей.       Во всех Весенних играх, в которых участвовали Зефа и Астра, их соперничество было главным зрелищем для всего племени. Они с легкостью опережали остальных участников, не давая им шанса приблизиться к высоким результатам; посмотреть их сражение на мечах на Арену Нового Олуха приезжали гости из соседних племен и островов; и может, Вождь и Сморкала были не в курсе, но дядя Уга — Задирака — каждый раз делал весьма неплохое состояние, организуя ставки на время их состязаний.       Но как бы тогда не кричали, спорили и болели зрители, дочь Вождя всегда — на дюйм, на мгновение, — была впереди подруги, не проиграв ни один общий зачет. Дядя Сморкала каждый раз в отчаянии ударял кулаком по судейскому столу, но не от разочарования в дочери, а от проигрыша Карасикам. Уг ни разу не видел, чтобы Сморкала хоть раз высказал претензии Астре — наоборот, после каждого поражения он осыпал дочь все большим количеством подарков, стараясь не дать своей принцессе расстроиться из-за «несправедливого» проигрыша. Но Астра и не думала никогда расстраиваться. Она с довольной улыбкой принимала от отца горы украшений, искусно выкованного оружия и сундуки богатых нарядов с таким видом, будто ни секунды не сомневалась: самая прекрасная и сильная воительница земного мира — это она.       Уг не мог представить, что должно было произойти, чтобы гордая Астра снизошла до кого-нибудь из своих поклонников, регулярно отгоняемых вооруженным дядей Сморкалой от порога их дома. Но с недавнего времени юноша знал наверняка — это «что-то» произошло. И теперь главная красавица Нового Олуха тайком сбегает из дома на свидания к простому викингу-овчару. Действительно, может, Наффинк и прав: Хель поймет этих девчонок.       — А когда ты собираешься рассказать отцу о своем женихе? — увидев, что подруга находится в благодушном настроении — девушка с аппетитом методично поглощала целую курицу — Уг решил продолжить разговор.       — Он мне не жених! — грозно шикнула Астра, но затем неожиданно расцвела. — По крайней мере, пока, — по-секрету шепнула она, и Уг с улыбкой наблюдал, как щеки всегда такой надменной красавицы заливаются румянцем.       — Ас, ну когда-то же придется рассказать.       — Я расскажу. Папу просто… надо немного подготовить к этой новости, — уклончиво ответила Астра, с хрустом отрывая куриную ножку.       — Ага, дядя Сморкала уедет на Совет, и вам с Йоном никто не будет мешать готовиться, — усмехнулся Уг. Астра, не донеся до рта кусок курятины, бросила на друга убийственный взгляд.       — У тебя что, есть лишние пальцы, Уг?       — Нет-нет, все нужны, — рассмеялся парень, поднимая ладони вверх. — Ас, я же просто хочу, чтобы у тебя все было хорошо, — добродушно проговорил он. — Просто подумай, каково будет дяде Сморкале, если он узнает обо всем не от тебя?       — Он не узнает, если ему никто не расскажет, — невозмутимо отозвалась девушка, облизнув губки. — Обо мне с Йоном знают только ты и Зефа.       — Ты Зефе тоже рассказала?       — М-м… Скажем так, она нас как-то увидела, — ухмыльнулась Астра. — Ты точно никому не скажешь, да и Зефа… — девушка немного нахмурилась. — Хель, вот она может проболтаться.       — Она никогда не сделает этого специально, ты же знаешь, — попытался защитить подругу Уг.       — Да, знаю. Но это же Зефа, — пробормотала Астра, словно это все объясняло. Она продолжила задумчиво жевать, и парень невольно скользнул глазами по Залу, находя в толпе темно-рыжие косы.       Дочь Вождя в тот момент закончила разговор с викингами и отцом — рядом с ними задержался дядя Сморкала с кружками в руках. Задумавшись о чем-то, девушка направлялась к дверям Большого Зала. Она действительно немного прихрамывала, и Уг, заметив это, с досадой вздохнул. Надо было проводить…       — Может, уже позовешь ее погулять?       Замерев на мгновение, молодой человек не сразу повернул голову к сидящей напротив подруге. Астра невозмутимо разглядывала парня, обсасывая куриную косточку. Уг молчал, потому что кричать «зачем» и «не понимаю, о чем ты» было бы просто глупо.       — Ас…       — Уг. Просто скажи ей, — пожала плечами воительница, кидая косточку на тарелку.       — Ты думаешь, это так просто?       — И в чем трудность?       Уг вздохнул, отворачиваясь. В чем трудность… В том, что если Зефа ему откажет, если для нее он всегда был и будет просто другом детства и приятелем Наффинка… Тогда это разрушит последние слабые остатки их дружбы, Уг был уверен. А им еще предстояло жить в одном племени, видеть друг друга почти каждый день, всю оставшуюся жизнь… А если ей нравится кто-то другой?..       — Дураки вы, мальчики, — невозмутимо заключила Астра, окинув взглядом задумавшегося друга.       — Ты со своим ухажером разберись сначала, — негромко огрызнулся хмурый парень.       Девушка вскинула брови в притворном изумлении.       — Боги Асгарда! Вы это слышали? — Астра картинно возвела руки к высоким сводам Большого Зала. — Угги Ингерман сказал грубость! Не это ли предвестие Рагнарёка? — продолжала громко увещевать усмехающаяся девушка.       Уг, не выдержав, засмеялся и потянулся через стол к девушке, пытаясь опустить ее руки, пока к ним не начали оборачиваться другие викинги.       — Ты делаешь успехи, Угги. Давай, следующий шаг — пригласить Зефу на празднование Последнего дня лета, — усмехнулась девушка, обращаясь к снова севшему полубоком парню.       — Ас, пожалуйста, — он мягко взглянул на подругу. Астра фыркнула.       — А, все, Рагнарек отменяется, — она недовольно посмотрела на спокойного друга. — Вот что с тобой не так, а?       — Ну-у, — рассудительно выдохнул парень, будто всерьез задумавшись. — Я же наполовину Торстон.       — И? — вскинула брови девушка.       — Этим можно объяснить все что угодно, — широко улыбнулся Уг, и Астра рассмеялась.       — По-моему, я ясно выразился, парень, — раздался рядом с ними мужской голос, и Уг получил легкий, но весьма ощутимый подзатыльник.       — Папуль! — с возмущением воскликнула Астра, пока Сморкала ставил на стол кружки.       — Дядя Сморкала, я клятвенно вам обещаю ни за что не жениться на Астре, — морщась и потирая затылок, с улыбкой проговорил Уг.       — Так себе обещание, — фыркнул Сморкала, усаживаясь на скамью. — Принцесса, я обо всем договорился, — викинг повернулся к дочери. — Я тоже не поеду на Совет.       Астра с трудом сохранила лицо.       — Не… по… едешь? — еле выдавила девушка, уставившись на отца. Уг поспешно сделал вид, что все еще трет затылок, чтобы отвернуться и скрыть смех.       — Да. Я не оставлю тебя в таком состоянии, — Сморкала заботливо пододвинул кружку к пытающейся совладать с эмоциями девушке.       — Но… они… они же не справятся без тебя… — Астра попыталась исправить ситуацию, но из-за шока голос ее звучал совсем неубедительно.       — Скорее всего, — самодовольно заявил викинг. — Зато поймут, как им без меня тяжело.       — Папуль… ты… ты уверен? — Уг слышал, как Астра старается убрать из голоса угрозу. — Возможно, тебе лучше стоит поех…       — Там Эрет, да? Пойду, скажу, чтобы наши вещи не грузили корабль, — Сморкала уже поднимался из-за стола. — Астра, как поешь, иди отдыхать домой. А ты, — мужчина прищурился, тыкая пальцем в улыбающегося Уга, — лучше найди своих дурных брата и сестру раньше меня — я предупредил тебя.       Викинг сделал шаг, но затем остановился и окинул парня и девушку подозрительным взглядом.       — И не засиживайтесь тут! — буркнул Сморкала и направился в другую часть Зала.       Едва успев добродушно кивнуть в ответ, Уг повернулся к подруге. Мрачная Астра, казалось, была готова убить своим стальным взглядом. Она угрюмо притянула к себе компот. Молодой человек мягко улыбнулся и кивнул на внушительную гору косточек на тарелке.       — Версия с плохим самочувствием изначально была слабовата. Ты, по-моему, одна только что съела целую курицу.       — Заткнись.       Уг негромко рассмеялся и повернул голову, снова возвращаясь к поискам близнецов и давая сердитой девушке время смириться с неслучившейся свободой. Молодой человек неожиданно увидел в толпе знакомую лохматую шевелюру — разговаривая с Астрой и Сморкалой, он не заметил пришедшего на ужин Наффинка. Устроившись за дальним столом, юноша, скорее всего, надеялся поесть в одиночестве, но ничего не вышло: к нему с двух сторон успели подсесть Тира с Торой. Весело хихикая, девушки чуть ли в тарелку к нему не лезли, и по измученному лицу Наффинка было видно, что его пора спасать.       — Как дела у Нафа? — лениво поинтересовалась Астра, видимо, наблюдая эту же картину. — Кому-нибудь из близняшек удалось его совратить?       Уг поперхнулся, поворачиваясь к девушке, уже задумчиво разглядывающей ягоды в кружке.       — Ас…       — Что? — невинно ухмыльнулась красавица, поднимая глаза.       — Кажется, ты перепутала меня с Тирой и Торой, — улыбнулся Уг, покачав головой. — Не втягивай меня, пожалуйста, в ваши сплетни… И мы, так-то, говорим о моих кузинах и моем друге.       — Я поэтому и спрашиваю у тебя, — подмигнула ему пушистыми ресницами Астра.       Уг не успел ответить, замечая, что Наффинк, видимо, сумев отбиться от близняшек, уже идет по проходу по направлению к выходу. Уг громко свистнул и, слегка привстав, схватил со стола кем-то забытое яблоко и бросил его в оглянувшегося парня. Тот едва успел поймать снаряд, замечая друга.       — Наф! Партия «Булавы и Когти», вечером у меня! — повысил голос Уг, перекрикивая шум Зала. — Никаких девчонок, только настоящие викинги, — пошутил он и улыбнулся, услышав рядом негромкое презрительное фырканье Астры.       Но светловолосый юноша с сожалением качнул головой в ответ.       — Уг… У меня там еще пару дел осталось на сегодня, — расстроенно протянул Наффинк — по его лицу было видно, что он с удовольствием променял бы их на игру. — Давай в другой раз, а? — крикнул он, и Уг, пожав плечами, понимающе махнул рукой. Что тут скажешь? Дела так дела.       Наффинк, опустив глаза на яблоко, вдруг хитро улыбнулся и силой метнул его обратно в Уга. Парень, смеясь, дернулся в сторону, ловя ответный снаряд и чуть не сбивая со стола пару кружек под громкие возмущения Астры.       — Ас, привет! — с улыбкой крикнул Наффинк, увидев недовольно сморщенный носик девушки.       — Иди куда шел, Карасик, — почти ласково огрызнулась Астра, не удосуживаясь отвести взгляд от кружки.       Улыбнувшись еще шире, Наффинк кивнул другу и легко побежал в сторону выхода.       — И что это у него за дела такие… теплым летним вечером? — протянула Астра, бросая выразительный взгляд на Уга.       — Во имя Тора, Ас! В Кузне может, или отцу помочь надо… — молодой человек прекратил попытки оправдать друга, замечая недоверчивую ухмылку девушки.       — Мне вот близняшки нашептали, что Нафа видели рядом с этой странной помощницей Готти, — не унималась Астра, принимаясь пальцами вылавливать из компота ягоды.       — Не в курсе, — кратко отозвался Уг, вглядываясь в дальний угол Большого Зала. Бросая Наффинку яблоко, он, кажется, случайно заметил то, что искал. — Слушай, я отойду на пару минут.       Молодой человек поспешно поднялся и направился к дальним толстым колоннам вдоль противоположный стены Зала. Если он не ошибся, то только что за одной из них скрылась маленькая и очень знакомая светлая макушка. Уг подошел к узкому проходу, где стояли небольшие и обычно свободные столы, и остановился у колонны, прислушиваясь.       — …всемогущий Локи будет доволен, очень доволен вами, мои юные ученики! — услышав тягучий хрипловатый голос, Уг качнул головой, тихо улыбнувшись. — Сколько скамеек всего?       — Целых четыре! — с гордостью отозвался мальчишеский голос.       — Но мы не успели подпилить ножки у кресла Вождя, — расстроено добавил другой, похожий, тоненький голосок.       — Ничего, у нас еще есть врем…       — Значит, дядя Сморкала не единственная жертва Локи на сегодня? — Уг резко шагнул из-за колонны, складывая руки на груди. Охнув от неожиданности, круглолицая девочка схватилась за руку брата-близнеца, а сидящий на полу перед детьми длинноволосый викинг обернулся.       — Угги… — елейно протянул Задирака, улыбаясь. Он поднял руку и, не вставая с пола, поманил к себе парня, позвякивая браслетами и кольцами на руке. — Иди сюда, поздоровайся с дядей.       — Ты опять подначиваешь близн…       — А-а! — Задирака прервал племянника, вскидывая указательный палец. — Сначала, — викинг ткнул себя в лоб, — поздороваться.       — Это ребячество, дядя, мне же не пять ле…       — Поздороваться!       Уг вздохнул, понимая, что выбора у него нет. Задирака даже слушать его не будет — то есть дядя на самом деле заткнет уши пальцами и будет громко петь, пока племянник не поприветствует его должным образом.       Шагнув ближе, юноша наклонился и легонько стукнулся лбом о лоб длинноволосого викинга. Задирака одобрительно кивнул.       — Доволен? — Уг выпрямился, снова складывая руки на груди.       — Не совсем, — мужчина с силой дернул парня за рукав, заставляя того сесть на пол, а затем закинул руку ему на плечи и участливо похлопал. — Так-то лучше. Ну, Угги, рассказывай дяде, как дела у самого «страшного» викинга Олуха?       Младшие брат и сестра прыснули, и Уг устало запрокинул голову, усмехаясь. Эту историю едва ли когда-нибудь забудут, особенно в их семье.       Никто точно не помнил, что послужило причиной того спора много лет назад. У всех были разные версии, но суть была одна: их мама, Забияка, будучи беременной первенцем, проспорила брату-близнецу возможность выбрать имя для ребенка. Раньше Уга всегда интересовал вопрос, почему в тот момент не сказал своего слова отец, но сейчас, понимая чуть больше, молодой человек пришёл к выводу: Рыбьенога просто поставили перед фактом.       И вот в морозный день почти девятнадцать лет назад Задирака Торстон, придирчиво оглядев новорожденного младенца на руках у сестры, не долго думая, вынес судьбоносное решение: мальчик родился «какой-то страшненький», и потому «звать его будут Угги*».       Отец рассказывал, что маму удерживали в кровати сразу несколько женщин — так яростно она требовала принести ей оружие, чтобы «прибить идиота» брата-близнеца и «развеять его прах над океаном в угоду Локи». Но Задирака был тверд и непреклонен в выборе имени для племянника, как не упрашивал его потом Рыбьеног, убеждал дядя Иккинг, угрожала тетя Астрид, и втолковывал дядя Сморкала.       «Торстон всегда держит свое слово» , — в этом Задирака с Забиякой были согласны, и поэтому никто из них (хотя мама и не была Торстон к тому времени) от своего слова не отступил. На церемонии имянаречения Вождь — дядя Иккинг — подтвердил имя нового члена племени Хулиганов, и старшего ребенка рода Ингерман так и назвали — Угги. Мама сократила имя сына до краткого Уг, но дядя Задирака всегда называл племянника исключительно полным именем. К слову, другой вопрос, который всегда интересовал Уга, заключался в следующем: почему никто не вспомнил о существовании второй половины фразы, о которой ему как-то поведал сам Задирака: «…если Торстон не забрал свое слово обратно».       Открыв глаза, Уг улыбнулся при виде до сих пор веселящихся близнецов. Они напомнили ему, как в свое время хохотали маленькие Зефа и Астра, узнав его настоящее имя. С того момента подружки тоже начали называть друга Угги, когда им хотелось шутливо его поддразнить. И уже потом, совершенно нелогичным и непонятным образом, полное имя Уга стало для них, а затем и для взрослых, чем-то вроде ласкового обращения к умному и спокойному юному Ингерману.       Впрочем, в их большой семье все всегда происходило «нелогичным и непонятным образом». А чего было ожидать от родства тихих Ингерманов и легких на безумство Торстонов? Уг всю жизнь балансировал между спокойным отцом и легкомысленной мамой с ее своеобразным братом-близнецом; пытался уследить за шкодливыми близнецами и заботится о чувствительной Булочке; даже в детстве он выступал в роли примирительной стороны для своих вспыльчивых подружек — Зефы и Астры. Вот только к какой стороне принадлежит он сам — молодой викинг рода Ингерман с именем в духе Торстонов — Уг так и не разобрался.       Перестав смеяться, светловолосая девочка прильнула к старшему брату и ласково обняла.       — Наш Угги совсем не страшный, а очень даже красивый, — протянула она Задираке, прижимаясь к брату щекой.       — Хорошая попытка Игги, — усмехнувшись, Уг провел рукой по коротким, но уже отрастающим волосам сестры.       Пару лун назад Игрид захотела сделать себе прическу «как у Зигрида», в чем брат-близнец с удовольствием ей помог. Уг никогда не забудет лицо отца, когда брат с сестрой торжественно вручили шокированному Рыбьеногу отрезанные длинные светлые косы девочки. Зато теперь круглолицые близнецы были почти неотличимы.       —…но вы сейчас пойдете и уберете все подпиленные вами скамейки, — парень отстранил сестру и серьезно посмотрел ей в глаза.       Девочка тут же отвела взгляд. Уг знал, к кому обращаться: если у близнецов и была совесть, то вся она находилась у Игрид.       — Зиг, ты меня понял?       Мальчишка сделал вид, что искренне удивлен словам брата.       — Дядя Задирака, о чем это говорит Угги?       — Понятия не имею, Зигги, — ответил ему в тон Задирака, пожимая плечами.       — Я слышал ваш разговор, не надо держать меня за дурака, — Уг по очереди строго взглянул на близнецов. — Вы очень рассердили дядя Сморкалу.       Игрид хихикнула в ладошку.       — Но он так смешно упал!       — Ага, вот так! — и Зигрид, не теряя времени, тут же улегся на пол и под хохот Игрид начал изображать ругающегося Сморкалу.       Задирака довольно улыбался, и Уг, сам еле сдерживая смех, понял, что нравоучительную беседу продолжать не имеет смысла. Счастливый и взъерошенный Зигрид порывисто сел.       — Дядя сказал, что Локи больше всего любит шутки со Сморкалой.       — Дядя, значит, сказал, — протянул Уг, поворачивая голову к Задираке.       — Я всего лишь передаю волю Великого Локи, — длинноволосый викинг вскинул ладони вверх, звякнув браслетами и прикрыв глаза.       — Дядя, а почему ты передаешь волю Локи только Игрид и Зигрид? — Уг усмехнулся, смотря на викинга, принявшего раскачиваться из стороны в сторону и, должно быть, получать новое послание от бога обмана и розыгрышей. — Передал бы его волю Тире с Торой.       Задирака фыркнул, открывая глаза.       — Нет этим дочерям Фрейи никакой веры. Женщины, Угги, опасные создания, Локи им не доверяет, — уверенно махнул рукой викинг.       — Но Боги же сделали так, чтобы у тебя родились дочери? — улыбнулся Уг.       — Даже Великий Локи не смог уберечь меня от жестокой шутки Богов.       Уг качнул головой, не силах понять беспощадную мудрость Торстонов, а Зигрид вдруг обеспокоенно нахмурился.       — Но дядя… а ведь Игрид… тоже девочка! — в тревоге пробормотал он, поднимая глаза на мужчину.       — Что?! — длинноволосый викинг уставился на мальчишку, а затем перевел глаза на уже начавшую хихикать племянницу. — И ты молчала, Игги?!       Близнецы снова прыснули, и Уг, устало усмехнувшись, закрыл глаза. С дядей Задиракой никогда не понятно, когда он шутит, а когда говорит всерьез.       — Уг!       Юноша поднял голову, услышав встревоженный голос. Из-за колонны показалась взволнованная Астра — что само по себе уже было необычно. Девушка шагнула к ним, держа за руку маленькую девочку лет пяти. У Уга сжалось сердце — пухленькое раскрасневшееся личико его младшей сестры были залито слезами.       — Она даже толком сказать мне не может, что случилось! — не то сердито, не то обеспокоенно сказала Астра, поспешно подводя плачущую девочку к Угу и садясь рядом с ним на пол. — Брунгильда, почему ты плачешь?       — Булочка, что случилось? — Уг взял в руки ладошки девочки и быстро оглядел ее с ног до головы. Вроде, цела.       Близнецы рядом притихли, и маленькая девочка горько всхлипнула.       — П-п-п-те-рял-а-а, — захлебываясь слезами, протянула Брунгильда, прижимая ладошку к шее.       Парень машинально повторил жест девочки, и тоже самое одновременно сделали близнецы. Они сразу поняли, что имела в виду младшая сестра.       Эта была очередная странная идея дяди Задираки. Тогда, пять лет назад, он разорвал одно из украшений их мамы и одел на каждого из детей Ингерманов, включая новорожденную Булочку, сделанные им кулоны. Уг не хотел носить свой, но из-за уважения к дяди оставил. А потом привык, иногда даже забывая о скрытом под одеждой небольшом украшении.       Парень нащупал под рубахой тонкий кожаный шнурок и взглянул на близнецов. Он мягко сжал ладошку девочки.       — Где ты сегодня была, кроме Арены?       — Мн-мн-го где, — заикалась от слез Брунгильда. — Игр-ли с реб-б-тами на площ-ди, см-трели на овеч-ек, к-к-куш-али…       — Хорошо-хорошо, я понял, — Уг поспешно остановил девочку, видя, что она расстраивается еще сильней.       — Мы найдем его! — неожиданно отозвалась Игрид, решительно сжимая пальцы на своем кулоне. — Мы найдем его, да, Зигги? — она легонько пнула сидящего на полу брата, и тот с готовностью подскочил.       — Да! Найдем! — подтвердил Зигрид.       — Пр-вда?       Близнецы, не слушая, рванули с места и побежали вдоль колонн по направлению к выходу.       — Поосторожнее с драконом! — заботливо крикнул им вдогонку Задирака. Астра с изумлением повернула голову к викингу.       — С драконом? — переспросила она, смотря на мужчину, как на сумасшедшего.       — Да, — уверенно сказал Задирака. — Где-то луну назад тут в Зале прятался один такой, маленький, клыкастый. Я на всякий случай рассказал ребятам, как правильно приручить дракона. Кто, если не я, их этому научит, — важно закивал мужчина, словно это его портрет с Ночной Фурией, а не дяди Иккинга, был вырезан на монументе Великого Вождя.       Услышав сказанное, Астра медленно кивнула и бросила на Уга долгий выразительный взгляд. Парень не стал реагировать — ему не привыкать к чудным заявлением своего дяди. Уг смотрел, как младшая сестра, глядя вслед близнецам, все еще всхлипывает.       — А если… они… они… не найдут, Угги? — девочка перевела взгляд на старшего брата, кусая щечку изнутри.       Уг переглянулся с молчаливой Астрой. Она тоже понимала: вероятность того, что близнецы найдут небольшую бусину на ниточке в густых зарослях острова — ничтожна.       Уг не думал и секунды.       — Вот, — парень наклонил голову и стянул с шеи шнурок. — Носи мой, — он одел на девочку украшение, поправив ее короткие косички.       Брунгильда, схватив руками кулон, просияла, а затем и вовсе запрыгала на месте от радости. Уг улыбнулся, но девочка внезапно остановилась и с волнением посмотрела на брата.       — А ты?       — Потом, когда Игги и Зигги найдут твой, отдашь, — улыбнулся он сестре, потрепав по плечу.       Девочка вновь просияла.       — Я его ни за что не потеряю, — с жаром пообещала Брунгильда, пряча кулон за ворот светлой туники. Девочек секунду постояла, снова кусая щеку, а потом немного виновато сказала:       — Там ребята пошли смотреть, как на корабли ставят большие ящики…       — Беги тоже смотреть, — ответил Уг, и девочка, радостно кивнув, тут же убежала.       Парень посмотрел вслед сестре, понимая, что забыл напомнил ей поужинать. Он задумчиво нахмурился, но вдруг неожиданно почувствовал на своей щеке мягкое прикосновение теплых губ. Молодой человек изумленно вскинул глаза. Опираясь рукой на плечо друга, Астра уже поднялась на ноги.       — С тобой точно что-то не так, Угги, — улыбнулась девушка и направилась к дальним столам. Пораженный Уг молча проводил ее глазами.       — Ты так похож на нее.       Парень повернул голову к сидящему рядом длинноволосому викингу. Он сразу понял, что мужчина говорит не об Астре. Такой взгляд редко бывал у его дяди, и от него у Уга внутри всегда что-то неприятно сжималось.       — Да-да, — хмыкнул молодой человек, опуская глаза и отворачиваясь. Он ненавидел такие моменты. — Худобой и глазами.       Задирака хлопнул племянника по плечу, поднимаясь.       — Нет. Ты похож на нее гораздо больше, чем ты думаешь, — не дожидаясь ответа, викинг, ссутулившись, побрел в сторону главных дверей.       Угги в одиночестве остался сидеть на каменном полу в скрытом уголке Большого Зала.       Он никогда и не думал. Он думал обычно о младших сестрах и брате, отце, кузинах, Зефе, Наффинк и Астре, об их племени и родном доме. Он все время пытался осознать все нелогичные и непонятные поступки окружающих, чтобы как-то вписаться в эту странную жизнь самому. Может, он слишком много думает о других? Или в их мире нет ничего понятного и логичного? А может, Астра права, и это с ним что-то не так?       Где-то в шуме Большого Зала раздался треск дерева, стон боли и последующий звучный гогот. Вторая скамья. Осталось еще две.       Уг вздохнул, поднимаясь на ноги.       Наверное, дело в том, что он наполовину Торстон. А этим, как известно, можно объяснить все что угодно.
Примечания:
* Угги означает «страшный» (Угг - «страх») на древнескандинавском. За точность и правдивость источников я не ручаюсь, но допустим, что это так)

***

Душа моя успокоилась: наконец у меня получилось показать вам Угги Ингермана таким, каким я его задумала, каким у меня не получилось представить его в «Сердце вождя...»

Поэтому я решилась сделать зарисовку о маленьких викингах (драббл «Ночная вылазка» в моей другой работе «Однажды… когда я был мальчиком»), а затем и вот такую сайд-стори о повзрослевших ребятах. Хотелось рассказать о семьях бывших драконьих всадников чуть больше — в голове моей много чего придумано, но я пока только учусь представлять все это словами.

Я рада познакомить вас с Угги и Астрой поближе — я как-то говорила, что они не менее интересные ребята, чем Зефа и Наффинк. Согласитесь, что иногда интересно взглянуть на давно знакомых героев и привычную историю со стороны?)