Убить своего дракона. 28

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Гарри Поттер
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ООС Повседневность Психология

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
История Гарри с русским уклоном.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Убить своего дракона.

9 ноября 2019, 06:40
Особенностями мисс Арабеллы Фигг, периодической няньки Гарри, кроме четырех котов, была тайная страсть к магии. Тайная потому что мисс Фигг была сквибом, недомагом, человеком способным к видению магии и ее проявлений, но не способной ею управлять. Поэтому книга "Заклинания для сквибов без волшебной палочки", которую старушка забыла, уснув послеобеденным сном, свалилась с ее коленей на мягкий коврик у кресла бесшумно, а Гарри, любитель любого печатного слова утащил в уголок и начал читать как сказку. Сон старушки был долгим. Гарри прочитал всю книгу и для смеха попробовал повторить одно из заклинаний - создать шарик света. Свет создался, Гарри впал в ступор. Все представления о мире подвергались Гарри жесточайшей цензуре в его голове, следуя прочитанной и разобранной до последнего слова найденной на крыше школы книги Рене Декарта, двухтомника "Рассуждение о методе". Не та это книга для девятилетнего мальчика, но других не было. Начал читать от скуки, а по другому время провести не удавалось, лежа на крыше школы и дожидаясь темноты, чтобы незаметно слезть. Гарри и так считался хулиганом в глазах учителей и лишний повод наказывать давать не хотел. Оторвался от чтения, когда перестал разбирать строчки, слез с крыши и задумчиво побрел домой, спрятав книгу среди учебников. Наказания в виде лишения ужина не заметил и еще долго, лежа на своем комковатом матрасе в чулане не мог уснуть. Мысли ворочались как гранитные валуны, мир стал непонятным. Теперь каждый день штудировал Книгу Декарта, так даже мысленно именовал ее Гарри. Выписывал непонятные слова и термины, шел в библиотеку и приставал с ними к пожилой доброй даме, заведующей читальным залом. Дама добросовестно помогала Гарри разбираться в дебрях познания, а Гарри начал в благодарность помогать миссис Уайт, так звали эту добрую женщину, вытирать пыль и расставлять книги в конце рабочего дня. Тетя, пару раз поискавшая его, находила в читальне, вытаскивала домой. Потом успокоилась - племянник как привязанный сидит в библиотеке, по улицам не шляется, ненормальностей не совершает, а значит авторитет семьи Дурсль ничем замарать не сможет. Так и разрешила не приходить домой сразу после школы, обед хоть экономится. А миссис Уайт делилась своим, аппетит у Гарри был хорошим, но он стеснялся объедать свою благодетельницу, поэтому приносил хотя бы хлеб. Хлеб с вечера складывал в школьную сумку, после того, как семейство уляжется, брал только нарезанный и подсохший, который все равно выкидывали. Польза от чтения была несомненной, в школе Гарри стал на хорошем счету, но вред глазам нанес. Миссис Уайт настояла, чтобы он показался ее сыну, офтальмологу. Проверка выявила несоответствие очков, и получив рецепт, обратился к тете с просьбой купить другие очки. Тетя наотрез отказала, миссис Уайт предложила самому заработать, оформив его как помощника. Детский труд был запрещен, но они нашли выход - оформили племянника миссис Уайт, работал Гарри и деньги получал он же. Понадобилось три месяца, чтобы нужная сумма скопилась. Очки вернули ясность и гонка за знаниями продолжилась. Но вот летом, когда миссис Уайт уходила в отпуск на месяц, становилось грустно. Другие библиотекари не были столь благосклонны к Гарри и не разрешали день напролет сидеть в зале, читать философские трактаты и книги по медицине. Они считали, и наверное в чем-то были правы, что дети должны веселиться, а не чахнуть среди книжной пыли. С тех пор мечтой Гарри было одно и тоже, перед сном он в деталях представлял свой домик с кухонькой и кабинетом с кожаным диваном для сна, если захочется спать, высокими стеллажами, сплошь уставленными книгами. В кухоньке бы готовил нехитрый обед и читал, читал, читал. Сам же домик виделся ему стоящим чуть на отшибе небольшой деревушки, сплошь увитым плющом, с крылечком с креслом-качалкой, на котором он опять же читал. *** Так было до тех пор, пока он не создал шарик света из ничего, из желания создать. Старые представления о мире рухнули. Родственники, уехавшие в гости к сестре дяди, оставили Гарри на два дня у мисс Фигг, и он узнал о магии. Гарри ушел обдумывать новые данные о мире в запущенный садик старушки, коты последовали за ним. Лежа в густой траве под зарослями ежевики, почесывал и поглаживал котов и думал. Мысли теперь, приученные к анализу Книгой, успокоились, и Гарри решил, как и подобает ученому сомневаться во всем, проверять все согласно первому правилу. Теперь, создавая раз за разом шарик света, заметил, что свет становится все ярче. К сожалению мисс Фигг проснулась и убрала куда-то свой учебник для чайников-магов. Гарри решил ночью обследовать дом, старушка была глуховата и разбудить ее он не боялся. В результате нашел и книгу и волшебную палочку, а на чердаке был насест для коричневой совы, спящей головой под крылом. Сова от шума проснулась, поухала на Гарри и вылетела в чердачное окно. Палочкой свет создавался легче и был шариком побольше. Усилитель, решил Гарри и надумал создать свою. Пришлось аккуратно разрезать палочку вдоль и изучать составляющие. Палочку и книгу Гарри и не думал возвращать, зная безалаберность мисс Фигг и вечный беспорядок что в доме, что в саду, надеялся что она спишет на свою забывчивость. Нормы морали Гарри стали довольно гибкими с тех пор как начал читать Канта. Свободу поступать хорошо или плохо определял исходя из внутреннего побуждения, а здесь совесть наглухо молчала. Палочка тем более могла потеряться, когда Гарри ее нашел, она была в паутине и пыли, просто лежала спрятанной за засохшими цветами в вазе на каминной полке. *** Родственники вернулись и Гарри приступил к ежелетней работе в саду тети. Работал с утра до обеда, впадая в своеобразный транс при прополке сорняков. После обеда шел в городской парк и срезал очередную ветку. Вечером стащенным у Дадли швейцарским ножом придавал форму, в гараже дядиной дрелью высверливал отверстие для пера. У мисс Фигг было в палочке какое-то перо, Гарри собрал палочку снова, склеил, но она перестала работать. Перо было слипшимся от клейкой субстанции и пролезало в высверленное отверстие довольно легко. Палочка из ветки акации сработала. Все опыты Гарри фиксировал в тетради, перечитывал и делал выводы. Так сработали четыре правила Декарта, и убедили Гарри изучать другие его книги. Математика и так шла хорошо, теперь хотелось изучать медицину, в частности офтальмологию. Сын миссис Уайт не отказал в учебниках медицинской школы, упражнения для глаз Гарри добросовестно повторял утром и вечером. Книга мисс Фигг была выучена наизусть, заклинания Гарри сначала исполнял с палочкой, после десяти удачных выполнений старался делать их же без, на одной голой воле. Воля видимо росла, заклинания выходили все легче. Починив свои кроссовки с помощью магии, отремонтировал все, что попалось на глаза. Матрас стал мягким, книги и тетради выглядели и пахли как новые. Заклинанием размножения увеличивал свою порцию, все равно ел после всех и наконец-то перестал голодать. Магия принесла в жизнь Гарри радость, но въедливый ум не успокаивался, не все заклинания применялись в обычной жизни. Агуаменти полезна и для полива растений, рассуждал Гарри и теперь не таскал тяжелую поливалку, а увлажнял землю, спрятавшись за кустами. И искал способы применения других чар и даже находил. И все записывал. Ненормальность это магия, решил Гарри и сделал вполне логический вывод, что тетя знает о волшебстве. А раз знает, то могут быть и вещественные доказательства. Так как на нем лежала уборка лестниц, подвала и чердака, в любую удобную минуту искал эти доказательства. На чердаке, в самом дальнем углу, в самой запыленной коробке из-под обуви нашел пару движущихся фотографий, парень на них был вылитый он, если поменять прямоугольные нынешние очки на прежние велосипеды, а цвет и разрез глаз девушки, обнимавшей парня, был как у него. Очевидно, его родители-алкоголики. На второй фотографии добавился он сам, в годовалом возрасте и без очков. Не очень то похожи на алкоголиков, сделал вывод Гарри, ясные глаза, веселые лица указывали на это. Письма мамы тете Петунье подтверждали, что сестры изредка переписывались. Проплакав неожиданно для себя почти час, забрал в свой чулан и при свете Люмоса, того шарика света, внимательно прочитал и проанализировал их. Выводы были однозначными - родители были магами, и тетя прекрасно об этом знала. Возможно, те люди в странной одежде, что кланялись ему, тоже маги. Ведь мама и папа были одеты похоже. Раз никто не знает о мире магии, значит его скрывают. Но должен быть способ попадать туда. Точно знает мисс Фигг, нужно ее разговорить. И Гарри пошел изучать шпионские романы. Спустя пару недель, после посещения клиники мистера Уайта Гарри совершил там кражу одного препарата, из предоперационной. Кража удалась легко, в туалете на первом этаже было небольшое окно, для взрослого человека непролазное. Оставил его приоткрытым, и ночью проник в клинику через него. В перчатках вскрыл стеклянный шкаф, для этого упражнялся в открывании подобных замков отмычками, и забрал упаковку препарата, описанного в романах и некоторых энциклопедиях, как основа сыворотки правды. Подмешав в кофе мисс Фигг дозу, достаточную для наркоза и возникновения ретроградной амнезии, получил пятиминутную болтливую старушку. Не давая уходить в дебри, записал блиц-допрос на утащенный у Дадли диктофон. Дождался просыпания мисс Фигг, недоуменно глядящую на него и пошел переписывать в свою тетрадь результаты экспресс-потрошения. Арабелла Фигг не просто так поселилась по соседству, это была своеобразная охрана Гарри и его надзирательница. Конечно, она знала, что он маг. В одиннадцать лет поедет в Хогвартс, школу магии. Учиться будет семь лет. Ненормальность это магические выбросы нестабильного ядра маленького мага. Магический мир поддерживает Статут Секретности. В Лондоне есть магический квартал, вход через паб Дырявый котел, расположенного недалеко от вокзала Кингс-Кросс. Деньги у магов свои, но в гоблинском банке можно обменять фунты на золото и серебро, магазины работают без выходных. Проход через задний дворик паба, провести может бармен. Время допроса истекло, старушка сладко уснула, а Гарри старательно раствор антидота через трубочку шприцем заливал в приоткрытый рот мисс Фигг. После просыпания убедился, что та чувствует себя хорошо и ничего не помнит даже о том, как Гарри пришел. Умения шпионов тоже надо изучать, в том числе и маскировку. Разрабатывая план похода на Косую аллею, учитывал всякие мелочи и прорабатывал легенду, адреналин подхлестывал. Сидеть в неведении до одиннадцати лет Гарри не собирался, почти год ждать. Деньги изымал у Дадли ночью, тот их подворовывал у отца. Понадобилось четыре раза лазить по сумке и карманам Дадли, чтобы набрать двести фунтов. Девчачий парик и платье взял в театральном кружке, кроссовки сгодятся и свои. По легенде родители ждут его (ее) на Косой аллее, он (она) забыла дома сумочку, тетя его (ее) проводила до паба, войти не может, не маг. А зовут его (ее) Джейн Уайт. Вызубрил легенду и в обратном порядке, чтобы не попасться на лжи. Палочку свою из акации решил не брать. Дождавшись еще одного отъезда семейства к Мардж, усыпил мисс Фигг, усилив ее послеобеденный сон снотворным тети, подмешав в чай. И вычисленным маршрутом электричкой доехал до Лондона, спустя одну пересадку на метро доехал до вокзала Кингс-Кросс и пошел прочесывать улочки, так как на карте Лондона, самой подробной, паба Дырявый котел не нашел. Повезло почти сразу, когда увидел человека в странном балахоне и пристроился за ним, положившись на удачу. Паб располагался в незаметном тупичке в двух минутах от вокзала. Как привязанный прошел через бар и попал на задний дворик. Маг на девочку внимания не обратил, тем более что Гарри постарался придать себе как можно более самоуверенный вид. Кирпичи запомнил и прошел в волшебный квартал. Косая аллея поразила несуразностью зданий, людским гомоном и воплями продавцов-зазывал. Банк был монументальным и внушал. Гарри обменял свои сто пятьдесят фунтов, оставив на обратный проезд необходимых двадцать пять, на тридцать галеонов и пошел искать книжные магазины. *** Книг купил много, все старательно изучил, выводы сделал. Он герой и ждать будут героических свершений. Нужно сразу разочаровать ожидания, зелья и менталистика пугали, из него можно сделать марионетку. Поэтому необходима защита и ментальная, окклюменцией называемая, и от зелий - амулеты ему в помощь. Деньги у него будут, Поттеры были богаты и наследство наверняка есть. Следующей поездкой хотел достигнуть одной цели, и в зависимости от результата, решать, что делать дальше. В банке представился своим настоящим именем, гоблин подозрительно осмотрел странную девочку, но провел к управляющему. Заплатил за консультацию пять галеонов, получил довольно утешительные известия - наследство есть, но нужен ключ и сопровождающий взрослый маг. Если же ключа не будет, потребуется длинная процедура создания нового, но лучше узнать у опекуна, директора Хогвартса Дамблдора. И еще гоблин-консультант подарил книгу о работе банка в честь знакомства. *** Гарри получил письмо, спрятал и прочитал его. Написал ответ и ночью с совой мисс Фигг отправил, спросив, кто будет сопровождать его. В письме сослался на рассказ мисс Фигг, даже если будут проверять, у старушки память стерта надежно, а запись на диктофон он немного подчистил, убрав свои вопросы. Теперь запись звучала как рассказ пьяной, болтливой женщины, а мисс Фигг была не дура выпить. Хагрид ночью выбил дверь, попытался обнять Гарри и вручить торт. Гарри отскочил от великана и потребовал представиться. Узнав, что Хагрид не преподаватель, наотрез отказался говорить с ним и попросил уйти. Он уже отправил ответное письмо и не понимает, зачем ему принесли еще одно приглашение в школу. Хагрид огорчился, но ушел. Отвечать на вопросы семейства он не собирался, как они к нему, так и он к ним, и ушел спать. Утром прибыла профессор МакГонагалл, подписавшая письмо и пригласила пройти с ней. Аппарация Гарри понравилась быстротой, в банк вошли и профессор предъявила ключ. В сейф Гарри отправился один, вежливо но непреклонно указав, что это он клиент банка и наблюдатели ему ни к чему. Изучение законов банка в подаренной гоблином консультантом книге помогло, и безразмерный кошель он купил, попросив списать со счета нужную сумму. Гоблин вполне дружелюбно на него поглядывал и предложил сделать защиту от потери и кражи кошелька. Гарри, разумеется, согласился. Ключ он тоже положил в кошель, вместе с сотней галеонов. Профессор недовольно поджала губы на отказ в возврате ключа ей, она посторонний человек и не имеет права на этот ключ. Тут гоблин ему подмигнул и сказал, что до совершеннолетия ключ хранится либо у опекуна, либо в банке и выдается только владельцу. Гарри тут же, с готовностью, протянул ключ гоблину, пояснив для профессора МакГонагалл, что его опекуны магглы и ключ им без надобности. Он не собирался открывать, что знает, кто его опекун. Судя по всему, декан Гриффиндора порывалась осведомить его, но промолчала, сжав губы в ниточку. Выйдя на улицу, отправила его в магазин мантий, сказав что подойдет туда через полчаса. Гарри же следовал своему плану покупок. Магазины он обошел во время второго посещения Косой аллеи, теперь направился в самый большой по продаже сумок и чемоданов. Купил модель чемодана с облегчением веса и расширением пространства и сумку с длинным ремнем для книг и пергаментов, препятствующей их порче и скручиванию, а так же с защитой от пролития чернил. Далее, по своему продуманному маршруту купил по очереди все для зельеварения, телескоп, канцелярию, в книжном взял комплект учебников, пошел за палочкой. Старик Олливандер долго мурыжил, наконец вручил остролистовую с пером-близнецом от какой-то тисовой, и выдал рассказ о силе и величии владельца тисовой палочки. Гарри все внимательно выслушал, но решил эту палочку убрать в сейф, она его немного напрягала, как будто подглядывая и нашептывая. Остролист рос в парке Литтл-Уингинга, его он еще не пробовал, остановившись на акации. И пошел покупать перо феникса в аптеке, раз перья ему подходят, то почему бы и нет. В аптеке же прибрел ту клейкую субстанцию, оказавшуюся нейтрализатором магических потоков сердцевины. Сходил в банк, еще раз проехался за деньгами и положил палочку в дальний угол. Денег решил взять побольше, так как увидел еще три книжных магазина, но посетить их решил в другой раз и в одиночестве. Наконец дошел до магазина мантий, профессора МакГонагалл не было, прошел внутрь и гордом одиночестве дал измерить себя, заказав полный гардероб. Профессор зашла при укладке весьма богатого одежного арсенала в чемодан и потребовала поторопиться. Гарри поблагодарил мадам Малкин и вышел на улицу. Профессор МакГонагалл в ответ на то, что покупки все совершены вручила билет на поезд и переместила Гарри домой. Вид у нее был крайне раздраженным. *** Остролистовая палочка с пером феникса собственной конструкции оказалась помощнее своей товарки из акации. С ней Гарри и поехал на следующий день в Косую аллею, тетя ничего не сказала на его отлучку. Денег в банке он обменял на фунты достаточно, галеонов тоже хватало. Книжные магазины обшаривал три дня подряд, сняв комнату в Дырявом котле с полным пансионом, Том кормил недорого и вкусно. По деньгам было несравненно выгоднее, чем добираться из Суррея до Лондона и обратно. Книги по чарам и менталистике и амулет для определения зелий в виде браслета съели почти все деньги. И Гарри вернулся домой. Тетя не сделала ни одного замечания, Дадли смотрел с испугом, дядя бурчал в усы. В чулане Гарри и провел последний месяц лета, спал мало и читал. Да, это был его кайф. Работой его даже не пытались завалить, он сам выходил поливать сад, устав от неподвижности. Еду брал в чулан, увеличивал, если было нужно и опять читал. И вычитал, что первые шаги по окклюменции делает почти два года, представляя свой дом и библиотеку. Нужны более детальные прорисовки комнат, вплоть до узоров обоев, бликов солнечного света и запахов. Второй этап заключался в посадке сада, в перспективе населенного защитниками-зверушками и насекомыми. Чем перед сном теперь и занимался. Остальные книги пробежал, читать вдумчиво будет на своем факультете, скорее всего выберет Райвенкло или Хаффлпаф. История Хогвартса была у него в трех редакциях, сравнительный анализ показал, что сто лет назад сведений давали больше, урезание знаний началось с полвека назад, ну а современная версия вообще умалчивала даже о порядке распределения на факультеты. Зато сквозной нитью шла агитация львиного факультета. И также не было схемы прохода на платформу девять и три четверти. А в столетней давности книге схема была даже нарисована, железнодорожный маршрут только создался и книга все подробно разъясняла. *** Выйти на дорогу и махнуть палочкой, вызвав тем самым автобус и казалось настоящим волшебством. На вокзал доехали за полчаса, больше времени отнимали остановки, собирая и высаживая народ. Проход на перрон перегораживало рыжее семейство, горланящее, как толпа цыган. Гарри обошел их и поразился такому откровенному нарушению Статута Секретности. На перроне было шумно и бестолково, последние два вагона предназначались первокурсникам, первый вагон для старост, остальные заселяли кто как хотел. Гарри прошел во второй вагон, почти пустой, выбрал купе и запер дверь клином из деревяшки. Окно в коридор занавесил специально купленным листом фольги, размер окна узнал из той Истории Хогвартса. Та книга даже по толщине была в два раза больше нынешней, куцей. До отхода поезда завтракал бутербродами и чаем из термоса, обедать будет отбивными с картофельным пюре и салатом из огурцов. Блюда в отделе стазиса оставались горячими и свежими, магия нравилась Гарри все больше. В одиночестве прошли следующие восемь часов, дверь пытались открыть и Алохоморой и еще какими то чарами, но это был механический, а не магический запор, а фольга не давала увидеть, кто внутри. Так что Гарри и почитал и поспал, вышел пару раз в туалет, и то дождавшись тишины в коридоре. При прибытии Хагрид жалобно звал его, но Гарри надвинул на лоб капюшон мантии и не откликался, выводы он сделал, а там разберется. *** Распределение прошло по плану, Райвенкло шляпа сама предложила и он согласился. За столом ему пожали руку, разочарованный выдох львиного факультета вызывал улыбку. Осмотрев стол преподавателей, почувствовал резкую боль в шраме и чуть не опрокинул кубок с соком. Может ли это быть атакой легиллимента, Гарри не знал, но щиты разума на всякий случай поднял. Они удавались все лучше, боль прошла. На факультете удалось поселится в комнату на двоих, со спокойным, молчаливым пареньком. Спать не хотелось, и задернув балдахин Гарри читал до часу ночи одну из книг по легиллименции. Здесь подразумевался такой контроль разума, такая структурированность сознания, что Гарри решил начать после завершения второго этапа построения окклюментивных щитов. Что в принципе и рекомендовалось - два этапа щитов, два потока сознания легиллимента. А некоторые могли дробить сознание и на большее число потоков. Два потока требовались легиллименту для контроля, одним проникать в чужой разум, вторым держать себя. Побочным, но по мнению Гарри эффектом более полезным было улучшение памяти, а первые упражнения описывались довольно легкими. И все же торопиться не стоит, защита важнее. На беседу к директору Дамблдору вызвали на второй день, причем приглашение передал староста другого факультета, вроде бы Гриффиндора. Гарри все больше находил указаний на то, что от него ждали поступления в Гриффиндор, теперь ожидал нажима или даже попытки манипулирования, поэтому доложил про вызов своему декану, как и полагается по Уставу школы, включенному как приложение все к той же старой Истории Хогвартса. Декан проводил его в отдельно стоящую башню, единственный коридор из основного здания замка был коротким и широким. Вход охраняли горгульи, им пароль и назвали. Винтовая лестница двигалась как эскалатор, дверь в кабинет была уже приоткрыта. Директор любезно пригласил войти, но скрыть недовольства от вида профессора Флитвика не сумел. Разговор был монологом директора, Гарри предусмотрительно в глаза не смотрел. На предложение поменять факультет наотрез отказался, про ключ сказал, что оставил в банке, так как опекуны магглы и хранить не могут. Гарри ждал, что директор признается в опекунстве, но этого не произошло. Выводы были неутешительные. Тревожные мысли все чаще посещали Гарри, он решил на зимних каникулах узнать о возможности надомного обучения или о других школах. На эти мысли наталкивали постоянно пристающие к нему представители семьи Уизли, особенно старался младший, его однокурсник. При редких совместных уроках пытался сесть к нему, на переменах громко объявлял о своей дружбе с ним. На уроке полетов даже потребовал, чтобы Гарри встал на его сторону в споре с Малфоем со Слизерина, проорав, что сейчас Гарри догонит того на метле и отберет напоминалку Невилла. Малфой тоже выжидательно обратился к Гарри, на что тот демонстративно положил метлу и скрестил руки на груди. Тут в спор вмешалась декан Гриффиндора, и приказала Малфою слезть с метлы. Рон Уизли обиженно что-то пробурчал, даже не заметив жеста Гарри. И после урока, встав в кильватер, бубнил и бубнил, какие слизни гады. После этого Гарри стал рисовать карту замка и сравнивать расписания уроков, вывешенные на двери Большого зала, лишь бы меньше пересекаться с подстрекателем. А с Малфоем пересекся в библиотеке, тот предложил помочь разобраться, что к чему в этом мире, и Гарри попросил рекомендовать нужную литературу и ответить на вопросы, если таковые возникнут. Не менее приставучей была и еще одна ученица львиного факультета, лохматоволосая Гермиона Грейнджер. Вот та подходила тоньше, предлагала помощь в выполнении домашних заданий. Гарри давно уяснил, что холодная вежливость лучше прямых оскорблений, изучая труды Цицерона и Макиавелли, не самое лучшее для незрелого детского ума, что и выразилось в несколько искаженных, скажем так, моральных нормах и принципах. И предельно вежливо объяснил, что происхождение самозванной учительницы предполагает ее полное незнание реалий магического мира, и потому, если ему понадобится помощь, он обратится к более образованным старшим товарищам, и это будут, скорее всего, люди с факультетов Райвенкло, как самых умных или Слизерина, как наиболее осведомленных. Гермиона не нашлась, что на это ответить и отстала. Сжатые кулачки и пылающие щеки выражали ее возмущение при их дальнейших встречах, но отповедь Гарри сделала свое дело. Тем более поводов он не давал, получая стабильные "Превосходно" по всем предметам, кроме зельеварения. Но уж тут Гермиона ничем от него не отличалась, получая те же "Слабо", что и Гарри. Предвзятое отношение профессора Снейпа не заметил бы только слепой и к Гриффиндору в целом, и к отдельному представителю Райвенкло в частности. Зато Гарри приходилось тренировать окклюментные щиты на двух занятиях - ЗОТИ и зельеварении. Благодаря такой практике, смог завершить второй этап построения щитов, трудности закаляют. Атаку теперь чувствовал при ее начале, успевал поднять щиты и вскоре делал это на автомате, только заметив Снейпа или Квирелла. Зато с опережением графика приступил к легиллименции. Хагрид не оставлял попыток зазвать Гарри, и однажды тот решил сходить и выяснить причину столь рьяных приглашений. Причина оказалась проста, первое пробное чтение Гарри провел на великане, он только что завершил начальный этап разделения потоков сознания и искал подопытного. У великана не было защиты разума вообще, как у ребенка пяти лет. Рассказывать дольше, чем выявлять рваные, скачущие мысли Хагрида - нужно подвести Гарри попробовать приключение на вкус, Дамблдор сказал, что Гарри нужны друзья, вот есть хороший мальчик Рон из верной семьи, он то и поможет Гарри хулиганить, бродить ночами по замку и оживит его детство. Предупрежден, значит вооружен, спасибо Хагрид. Значит, будут таки делать из Гарри героя без страха и упрека. Это первый этап. А что дальше, может умереть за правое дело? *** На вечере в честь Хэллоуина полубезумный Квирелл перепугал школьников, и всех отправили по своим гостиным. При этом Рон Уизли выискивал глазами Гарри. Предполагая что-то подобное, Гарри спрятался за широкую спину старосты, огромного семикурсника и незаметно выскользнул за ним. На следующий день Большой зал был задрапирован траурными полотнищами, погибли Рон Уизли и Гермиона Грейнджер. Гарри вызвали к директору, он опять позвал декана. Вопросы, что задавал директор, показывали, что тот думал, ошибочно разумеется, о его дружбе с Роном Уизли. Директор выразил ему соболезнование, на что Гарри ответил, что он даже не знаком с Роном и не представляет, как тот выглядит. Директор растерянно произнес, что Рон Уизли уверял его в своей крепкой дружбе с Гарри. Они ведь вместе сражались против Малфоя со Слизерина. Гарри уверил, что не только не сражался с Малфоем, а и общался то с ним один раз и это было в библиотеке. Дамблдор отпустил Гарри, декан тоже был в недоумении - его студент был спокойным, крайне выдержанным ребенком, и кроме уроков и приемов пищи проводил все время в гостиной факультета, читая до тех пор, пока старосты не гнали того в постель. О чем они неоднократно и жаловались декану. Близнецы Уизли тоже подошли выразить соболезнование, им Гарри ответил так же. Братья недоуменно посмотрели на него и рассказали, что Рон хвастался их дружбой, дракой с Малфоем и совместными прогулками по школе после отбоя. Гарри заверил их, что это выдумки, он Рона даже в лицо не знает. Врал, разумеется, Гарри знал Рона и избегал того. Но убитым горем братьям этого не скажешь. Теперь Гарри настороженно относился к любым попыткам завязать отношения ближе шапочного знакомства, первая неудача директора подобрать ему друга не остановит того. Правда, сейчас Дамблдору не до него, во время следствия о гибели первокурсников выяснилось, что в школе находится еще один крайне опасный монстр, поставленный охранять что-то в запретном коридоре на третьем этаже Цербера усыпили магозоологи, вызванные аврорами. Следствие продолжалось и слухи о результатах ходили один страшнее другого. Арестовали Квирелла, и ЗОТИ преподавали Флитвик и Снейп по очереди. Нового преподавателя обещали после зимних каникул. Квирелл же оказался одержимым каким то духом, это он выпустил тролля, и под тюрбаном у него жило страшное существо. Слухи множились, школу лихорадило. Профессор МакГонагалл попала в больницу с магической комой, трансфигурацию временно отменили. *** На зимние каникулы всех просто выгнали по домам, никого в замке не осталось. Гарри поселился на эти две недели в Дырявом котле и отлично провел время. Каникулы закончились, Гарри скучал по гостиной Райвенкло, его идеалу кабинета и библиотеки, и радостно поехал в замок. Теперь профессор Флитвик отвечал на въедливые вопросы о составляющих магии и магических потоков, Гарри подарил ему на Рождество "Рассуждения о методе". Декан понял устремления своего серьезного студента и они кропотливо по субботним вечерам разбирали чары на составляющие. Декан выписал Гарри разрешение на посещение закрытой части библиотеки. Гарри нашел чей-то учебник по зельеварению за шестой курс, упавший за стеллаж и присвоил его, это же учебник, а не библиотечная книга. Там оказался кладезь знаний, и если пометки по зельеварению пока не нужны, то неизвестный гений по чарам не только разбирал заклинания, но и создавал свои. Гарри выписал все интересующие моменты, и подумал, что такого человека нужно обязательно найти. Только как искать принца-полукровку? Необходимый стимул книга дала, разбор заклинаний пошел быстрее. Тем более, что в закрытой секции библиотеки книг авторов чар было немного и они не описывали процесс создания заклинания, а только идею и воплощение, а так сказать технические моменты упускали. Теория магии начала воплощаться, туманно и неопределенно пока. Время пролетело незаметно, экзамены прошли. Преподаватель ЗОТИ, отставной аврор Аластор Грюм давал много практики и на экзамене требовал этого же. *** Летом Гарри основное внимание уделял поиску информации о других школах, он уже узнал, что домашнее обучение не получится, не то место, не те опекуны. Единственной подходящей школой счел русский Колдовстворец, школу изучающую теорию магии и начал усиленно учить русский язык. Легиллименция помогла, основами речи и письма овладел за два месяца непрерывных занятий. И написал письмо директору русской школы по адресу, найденному в конце одной из русских книг по заклинаниям, купленных в Лютном переулке. Письмо из Хогвартса Гарри застало в Дырявом котле, он периодически проживал там, практикуясь с палочкой и без. Там же к нему пришел домовой эльф Добби, со странной просьбой не ехать в Хогвартс, из-за ожидающей там большой беды. Гарри и так был параноиком, но он был хорошо приспособившимся параноиком. И пообещал Добби, что будет крайне осторожным. Письмо же из Колдовстворца просто утром появилось перед ним на столе, никаких сов или других почтальонов не было. Гарри разбирал и укладывал покупки к школе, был конец августа и надежды на ответ не было. Как оказалось, в русскую школу принимали с тринадцати лет, до того обучая в клановых школах первой ступени, и в школу второй ступени, собственно Колдовстворец на пятилетний цикл принимали не всех, а только прошедших тестирование. А для иностранных студентов еще и знание истории магической Руси с ее разнообразными ветвями - традиционной магией, шаманизмом, ведьмачеством. И обычной истории, и знание русской культуры и литературы. И умение думать на русском языке, и читать на старославянском. И да, у них действительно есть факультет теоретической магии. А также боевой, стихийной и целительской. Зачисление проводится по склонности, но желания учитываются. Цель теперь была ясна, список подготовительной литературы занимал два листа, отпечатанных на машинке, а не написанных пером. Книги следовало заказать через русское посольство, спросить мистера Кощеева А. И. Там же проходить предварительное тестирование. *** Тридцать первого августа, оставив вещи в снятой комнате в Дырявом котле и запечатав и комнату и чемодан всевозможными чарами, Гарри отправился в русское посольство. Мистер Кощеев оказался веселым ясноглазым человеком, предложил чай, кофе, потанцуем. Юмор русских не понятен, но Гарри будет стараться и получил книги сразу. Не его первого приглашали попробовать, чаще это были потомки эмигрантов, но и чистопородные англичане попадались, правда заключительное тестирование не все проходили. Мистер Кощеев предложил звать его Александром, вручил сквозное зеркало для связи, книги помог уложить в "сидор", так обозвал тканевой рюкзак и не стесняться спрашивать обо всем непонятном из книг. Русскую речь Гарри оценил как сносную и предложил практиковаться с ним не реже раза в неделю, желательно по выходным через зеркало. *** Барьер Гарри не смог пройти, похоже Добби постарался, решил он. И вызвал автобус и доехал за час до Хогсмида. В замок не пошел, накрылся возвращенной наследной мантией-невидимкой, проверенной деканом на всевозможные чары и привязанной к Гарри кровной привязкой. Мантия была велика и укрыла Гарри с его чемоданами полностью. Гарри в ожидании поезда погрузился в чтение русских книг и даже забыл перекусить до вечера. Стемнело, читать стало невозможно и тут подошел поезд. Гарри смешался с толпой и проехал в замок на карете. *** Декану Гарри рассказал о стремлении перевестись и получил полное одобрение и поддержку. В отличие от Англии, на Руси к волшебным расам относились с уважением, дискриминационных законов не принимали, просторы Руси позволяли всем мирно сосуществовать. Для полугоблина именно это и послужило поводом помогать Гарри и хранить его секрет. Он переселил Гарри в отдельную комнату и помог зачаровать вход рунной вязью. До Хэллоуина, пока не услышал леденящий голос из-за стены, время летело незаметно. Обычные уроки и домашние задания, изучение русских книг, субботние занятия с деканом, воскресные с Александром занимали все время, сон пришлось урезать из-за практики в легиллименции и окклюменции. Ужин Гарри пропускал, с разрешения декана ел в комнате, обслуживал домовик декана. Оцепеневшая кошка и страшный голос быстро привели Гарри к выводу о василиске. О владении парселтангом никому не рассказывал, в Англии считалось чуть ли не смертным грехом владение им. В Дуэльном сражении с Малфоем уничтожил змею заклинанием из книги принца-полукровки, невербальным палочковым Випера Эванеско и получил подозрительный взгляд от Снейпа. Снейп уже не пытался читать Гарри, убедившись в непроходимости его щитов. Но на отработке по выдуманному поводу расспрашивал о чарах, уничтоживших змею. Гарри соврал, что от испуга просто показал палочкой и пожелал, чтобы та исчезла. Поверил Снейп или нет, но отработки больше не назначал. После оцепеневшего второкурсника с Гриффиндора, нашел тетрадь в черной обложке, идя с занятий с деканом. Тетрадь пришлось Гарри вытаскивать из унитаза, решив успокоить ноющую Миртл, туалетное привидение. Боль в шраме испугала его, а так как было воскресенье, Александр заметил бледный вид Гарри и расспросил его. К этому времени, перечитав русских писателей, с их непонятными, но почему то близкими идеалами, видимо, начинаю обрусевать, подумал Гарри, как то подсознательно начал доверять человеку из чужой страны. Может и потому, что тот ничего от Гарри не ждал, а просто объяснял все, что Гарри спрашивал и не увиливал ни от одного вопроса, а некоторые были и неприятными. Поэтому и рассказал и показал тетрадь. Александр вызвал декана, они уже начали общаться через Гарри сначала, а потом и сами. Декан пришел и продиагностировал тетрадь, и видать испугался, и попросил тетрадь отнести к Александру на проверку. Ждать зимних каникул рядом со злой вещью не хотелось, и решили, что декан сегодня же сам отнесет ее. *** Тетрадь оказалась крестражем некоего Реддла, студента пятидесятилетней давности. Из дальнейших изысканий, ближе к лету, удалось установить, что тот самый Реддл стал лордом Волдемотом, убившим родителей Гарри и, вероятно, оставившим ему шрам. С тех самых пор о нем ничего не было слышно. После экзаменов Гарри прибыл в русское посольство и его обследовали колдуны из России, дед Александра сам раньше баловался этой мерзостью, как он сам признался, еле душу снова собрал. И признал Кощей в шраме осколок чужой души и изъял его. Процедура была довольно болезненной, после нее Гарри приходил в себя три дня. *** Заключительное тестирование провел сам Глава магического мира Руси, дед Кощей. И признал Гарри готовым к обучению в Колдовстворце. Перенес порталом неизвестно куда и сводил в филиал гоблинского банка Руси. Перевели капиталы и начал Гарри учиться с осени в русской магической школе, на факультете теоретической магии. *** А вот как Гарри лечил свою эмоциональную инвалидность и убивал внутреннего дракона - это совсем другая история.