Сказки старшего брата

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Devil May Cry

Пэйринг и персонажи:
Данте, Вергилий, Леди, Неро
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Миди, 65 страниц, 9 частей
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Близнецы Демоны ООС Эксперимент Элементы гета Элементы слэша

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
AU! Весь мир — Ад. Люди живут в небольших островках спокойствия, называемых областями. По этому миру ходят два, не совсем обычных брата-близнеца. Они, как и все прочие, пытаются найти свой дом и немного покоя.

Посвящение:
Тем двоим, что помогают мне убивать собственных демонов.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Просто сказки, которые Верджил рассказывает Данте.
ООС персонажей. Я немного устала от канонных характеров, так что тут у нас куда более разговорчивый, чем можно было бы ожидать Верджил (и да, беситесь сколько влезет, но он не Вергилий), и замкнуто-хмурый Данте. Чуть меньше пафоса, чуть больше жизни.
Братья выглядят на двадцать.

История, сюжет которой даже для меня является загадкой. Так что работа может остановится на любой главе, от чего вечно будет законченной.

Часть 3

13 ноября 2019, 15:25
      Мне не спалось. Я встал попить. Но, когда вышел на кухню, услышал вой сирен. Стена была прорвана. А, зная то место, в котором мы жили, тревогу включили примерно через час после. А значит демоны уже во всю рыскали по городу. Нужно было выбираться. Я вернулся в оружейную, начал снаряжаться и вдруг понял, что брата все еще нет. Вернулся в комнату, а там погром. И окно выбито, кругом осколки, обломки и кровь.       — Серьезно?       — Я сам охренел, но сирена и паника так сильно били по ушам, что я даже не услышал, как это произошло. Но да ладно, за нашу жизнь и не такое случалось. Реагируем по-разному, я привык. Тела не было, меча тоже, так что я просто сиганул следом. Думал найдемся рядом с запасами.       — Запасами?       — Каждый раз в новом городе, первое, что мы делаем заначку на день икс. Мы прячем туда еду и предметы первой необходимости, чтобы сразу иметь возможность сбежать, если область падет.       — Как можно выжить за пределами области?!       — Я еще дойду до этого, если ты позволишь.       — Конечно.       Когда я подошел к сараю, в котором мы прятали заначку, я увидел, как мне показалось, Верджила. Окликнул, идиот, отвлек от поединка. Его достали. Демон поднял его над собой и…       — Ну, что случилось, не томи!       — Я не уверен в том, что видел.       — Мы знаем, что все закончилось хорошо, так что просто скажи это!       Я увидел, как тварь засунула его себе в рот и откусила. Судя по откинутым останкам, где-то по грудь. Его отбросили в, который снесло нахрен. Я кинулся к сараю, а там демоны. И я понял, что идиот и один не справлюсь, пришлось отступать. Спустя час плутании по городу, я кое-как оторвался от хвоста и вернулся к сараю. Но его разнесли в щепу, так что я ничего не смог забрать. Я старался не думать про кровь. Но тела не было! И конечностей не было! Я знаю, что его могли просто доживать, но меча не было — значит все хорошо. Верджил никогда добровольно не расстается со своим мечом. А если меча нет рядом, значит он с ним и Верджил был жив. Значит я обознался и тот тип был просто похож.       Осознав, что заначки и брата я здесь не найду, я начал паниковать. Сирены, горящий город, кучи трупов и демоны, которые становятся лишь жирнее. Это был ад. Ад, в котором я ничего не мог сделать. Со мной был мой меч, я применял его пару раз, чтобы защитить себя, но демоны меня почти и не замечали.       — Почему?       — Если обмазаться демонической кровью, у них нюх отбивает.       — Серьезно? Ты обмазался в этом дерьме?       — Я хотел жить.       — Ладно, прости. Продолжай, пожалуйста.       Я прождал Верджила еще около часа, прежде чем мне пришлось уйти. Я рыскал по городу, звал его, пытался найти его в людях. Вернулся в наш дом, хотел дождаться, но крыша грозилась рухнуть, так что взял все, что могло помочь мне выжить и пошел к пролому. Я надеялся, что там-то мы точно сможем встретиться. В смысле, довольно много времени прошло, демоны уже не прут дуром, не заслоняют проход, легко войти, легко выйти. Я всматривался в кучи трупов, в отблески оружий, пытался найти хоть что-то. Но все, что я нашел — кучку ревущих демонов. И в самой большой твари, прямо из холки, торчал знакомый меч.       — О боже. Ты уверен, что это был тот самый меч?       — Уверен. Эти мечи — не просто наточенная бутафория. Их делал настоящий мастер. Если бы ты хоть раз видела тот меч, ты бы то же ни с чем его не спутала.       — Но, если он торчал из той твари…       — Ага… Я тоже так подумал. Задним мозгом я понимал, что, если кинусь на них, мне не выжить, но я хотел хотя бы спасти оружие. А если не выйдет — уйти вслед за братом.       — Господи, как ты выжил-то?       — Я не помню. Честно. Я дрался, потом бежал. Кажется, бежал три дня без остановки. Естественно, проебал все припасы и направление, в которое бежал. Даже не помню, что стало с тварью или мечом.       Честно говоря, я совсем отчаялся. Последняя надежда на встречу была в другой области — Станции. Мы с Верджем выбрали ее заранее, но я не знал, где она. Так что мне просто пришлось продолжить бежать. Я ел подножный корм: траву, грибы, мертвых животных. Спал на земле. Просыпался от каждого шороха. Хотя, мне повезло. Тогда солнце было. Оно выглядывало часто, видимость была хорошая. Демонов я обходил стороной. Так что через пару недель я нашел новую область — Переправу. У них была хорошая защита, так что я прокуковал пару дней под стенами прежде, чем мне удалось пробраться внутрь. Там я узнал, что Станция, в которую мы хотели бежать вместе с Верджем находиться в противоположной стороне и дотуда месяца полтора караванами. Я собирался добраться туда, но, когда наш караван пришел к Небоскребу, узнал, что Станция пала.              — Мне больше некуда было идти. Так что я остался здесь и сделал это место своим домом.       — Ты, говнюк мелкий, видел мой меч и просрал его?! — не выдержал наконец-то Верджил.       — Заткнись! — внезапно гаркнула на него Леди. — Это твое оружие, почему… Данте должен за ним следить?!       Верджил фыркнул, но смолчал. Тишина поглотила комнату. Леди метала взгляд с одного брата на другого, пока наконец-то не решилась:       — А, — она прочистила горло глотком теплой воды, — а как это выглядело с твоей стороны?       Верджил оторвал задумчивый взгляд от поникшей спины брата.       — В ту ночь меня вообще не было в доме.              Мне не спалось, и я вышел прогуляться вдоль стен, когда вдруг увидел, что часть заграждение снесена, а ответственный блокпост утопает в этих тварях. Это я поднял тревогу. Я добежал до соседнего поста и рассказал о том, что видел. Мне не поверили, решили организовать группу для зачистки. Пришлось вырубить управляющего и включить сирену силой.       Естественно, после такого даже чудом выжавшая область меня бы не приняла. Так что я просто пошел к сараю с заначкой. Я собрал все, что смог утащить на себе и стал ждать брата. Но пришла толпа демонов, мне пришлось ретироваться. Я с чувством гадкого удовольствия наблюдал за тем, как эти твари разносят мой сарай с моими запасами, думая о том, что все не спасшееся – половина Данте.       — Ты ужасен.       — А ты только что это поняла? М-да, я был о тебе лучшего мнения.       Я все ждал и ждал, но вместо брата туда притащилась группа наемников. Они неплохо разбирались с демонами, пока один из них не осатанел.       — Что произошло?       — Ты ни разу не видела, как сумасшедшие становятся демонами?       — Нет. Я слышала об этом, но думала — байки.       — Увы, не байки. Это может произойти из-за разных причин: наглотался крови, нажрался мяса, просто свихнулся. Демоны чуют такое и завладевают человеком, просят его снять свои запреты. И если человек говорит себе «можно», тогда он сатанеет. Такие берсерки живут недолго, до ближайшего рассвета, но они чертовски сильные.       Такой вот бес и разнес свой собственный отряд. Я видел, как каждого из них сожрали, не оставив и косточки. Одного и правда откусили по грудь, кинув остатками в сарай.       — Значит, ты все же был там?       — Был. Но ребят с мечами не видел. Были только с винтовками и магическими ловушками.       — И ты не слышал, как Данте звал тебя?       — Сразу ясно, ты никогда не бывала в падающих областях.       — Хм.       — Позволь мне тебя просветить. Представь себе, что ты находишься в закрытой комнате. В ней нет ни окон, не дверей. Ты не знаешь, как ты туда попала, не знаешь, откуда идет кислород, откуда свет. Ты не задумываешься об этом, во всяком случае в первые несколько секунд. Но потом вдруг раздается демонический рев. Где-то начинают доноситься вопли людей о помощи. Ты вдруг начинаешь осознавать — комната горит. Ты не знаешь, с какой стороны, куда бежать. Рядом все чаще и чаще рычат демоны, люди начинают стонать от боли. Ты слышишь непонятные трески и хлюпы, очень надеясь на то, что это звук рушащихся зданий. Да, в твоей комнате изредка мелькают истошные вопли чьих-то имен, но, если ты отвлечешься на них хоть на секундочку, тебя схарчат, как того несчастного.       — Ты, блять, в закрытой комнате, что еще тебе делать, кроме как слушать все это и сходить с ума?       — А это уже вопрос к тебе. Что бы ты сделала в такой ситуации? Я бы вот сосредоточился на важных для меня вещах. Например, кислороде. В горящей комнате его не очень-то и много. А выхода нет, значит нужно его найти или на крайний случай сделать. Ограничить спектр задач до того, что важно тебе. Важно сейчас.       — Я не завидую твоей жизни.       После того как демоны наелись и ушли, я собрался и двинулся в путь. Домой заходить не стал, двинулся сразу к пролому в стене. Забрался повыше и наблюдал за буйствами, изредка отмахиваясь от тварей мечом. И все было хорошо, пока не появился тот проглот. Я таких раньше не видел, так что как его классифицировать не знал. Как сражаться тоже. Было… непросто. Он носился, словно оголтелый, жрал трупы людей, демонов, землю, стены… Я чуть не попал под раздачу. Пришлось скормить ему запасы. Только так мне удалось запрыгнуть к нему на шею.       Это было чертово родео. Я вогнал свой меч ему в спину и пытался удержаться. Это было единственное место, где он не мог меня достать. Но, кроме него были другие. Приходилось отбиваться остатками заклинаний, которые у меня были.       — На что ты вообще рассчитывал?       — В тот момент я не хотел, чтобы меня сожрали.       — Ты думал, что сможешь кататься так вечно?       — Я думал, что Данте придет и поможет мне.       — Ох.       Какая-та тварь все-таки сбила меня. Я упал на землю и думал, что черти меня раздавят. Но топтал всех только проглот. Пока я вертелся меж его ног, все тоже было не плохо. Но из-за его размеров, я не видел, что твориться вокруг. Не мог выбраться, так как он образовывал вокруг себя бастион из мяса и грязи.       В какой-то момент я перестал видеть свет. Лишь слышал звуки его кишечника и шорох переступающих ног. Не знаю, сколько времени я так провел. Думаю, даже терял сознание несколько раз. Но, когда я вспомнил себя, было светло. Не из-за солнца. Что-то горело. Руины города тлели, это я сразу понял. Горело что-то совсем рядом. Кто-то…       — Что произошло?       — Там оказался еще один демон. Сильный, намного сильнее остальных. Воплощавший собой пламя, он просто сжигал все, на что падал его взгляд. Мне едва удалось спрятаться в руинах. Мне повезло, что демон меня не заметил. Лишь забрал мой меч и ушел.       — Зачем ему твой меч?       — Если найду этого орясину, обязательно выясню.       И, как и Данте, я просто пошел в сторону Станции. Она продержалась три недели с момента моего прихода. За ним было еще полтора года бесплодных попыток найти брата или пристанище.              — Тебе повезло больше, у твоих поисков хотя бы была цель, — глотнула воды Леди.       — Ага.       Данте на это тяжело вздохнул.       — В общем, с этим все понятно. Как вы собираетесь жить дальше?       — Вероятно, как жили до этого, — пожал плечами Верджил. — Будем делить шкуру Тони на двоих.       Леди нахмурилась.       — Стоит ли?       — Это немного не твое дело, ты так не думаешь? — Верджил развернулся и собирался выйти в комнату.       — Нет. Не думаю, — просто ответила Леди. — Только я знаю, что вас двое. А… судя по тому, что я видела… вам нужно больше, чем один жалкий человек, потому что вдвоем вы уже не справляетесь. Я думала седые волосы, это причуда такая, но послушав о вашей жизни, я могу смело заявить, что вы первые кандидаты на осатанение.       Верджил фыркнул, но обернулся:       — И что ты предлагаешь?       — Ты, — она ткнула в Верджила, — сильный. Гильдии нужны бойцы вроде тебя. Пойдешь наемником.       — Отличная идея! — всплеснул руками Верджил. — Ты только упускаешь из вида одну маленькую деталь, — он подошел к брату, наклонил свою голову над его плечом и точь-в-точь скопировал его выражение лица.       — Охренеть! Поразительно! Как вы это делаете?       Верджил самодовольно усмехнулся, Данте же закатил глаза и глотнул уже остывшей воды.       — Но, даже с этим можно кое-что сделать.       — Например?       — Ты вроде старший, должен больше знать. Неужели никогда не слышал о маскировке?       — Как ты замаскируешь наши идентичные рожи?       — Заклинания!       Верджил дернулся.       — И… здесь знают такие?       Леди фыркнула.       — Добрая половина моих знакомых носят при себе амулеты, маскирующие уродливые шрамы на пол-лица. Уж одну-то маску мы как-нибудь сообразим. Правда… нужен будет образ, который нужно навести. Рисунок, а лучше фотографию.       — Твое счастье, что у меня подходящая внешность, — фыркнул Верджил и скрылся в ванной. — Вот, — он протянул Леди небольшую выцветшую карточку. — Вот этот хмырь.       — Я даже спрашивать не буду, откуда у тебя семейная фотография. Господи, — она пригляделась, — это что, маленькие вы?       — Этот хмырь, — повторил Верджил, указывая на отца, — только с актуальной длиной волос. И пусть будут черными.       — Вы… все равно будете довольно похожи, —нахмурилась Леди.       — И пусть амулет будет в виде маски на рот. Черная кожа с каким-нибудь орнаментом.       — Выйдет дорого.       — Данте за все заплатит, — он прихлопнул того по плечу.       — Эй?! А не охренел ли ты, Вердж?       — Уймись. На маскировке экономить нельзя.       — У меня и так денег почти нет, какого черта?!       — Да заработаю я твои деньги! Так как? — обернулся он к Леди.       Та свернула фотографию и засунула ее в кобуру. Протянув руку к чужому лицу, она дернула за волос:       — Образец ДНК, — прокомментировала она и засунула волос туда же.       — Когда будет готова?       — Через неделю сделают, я думаю. А пока что нужно придумать, как ты появишься в городе.       — Что тут думать. С караваном.       — Уж не знаю, как было на Станции или в Пристани, но Небоскреб ведет учет людей, — скривилась она. — Здесь знают каждого человека. Лишних нет. И, если вы не хотите, чтобы задавали вопросы…       — О, с этим я как-нибудь разберусь, — оскалился Верджил. — Мне просто нужно будет попасть к местным органам власти, они быстренько все разрулят.       — Самонадеянность сгубила мир, — фыркнула Леди.       — Самонадеянность пробудила спящего бога, — фыркнул в ответ Верджил.       Данте вцепился в столешницу. Верджил нахмурился на такую реакцию, но Леди сообразила быстрее.       — Успокойся, Данте. Все хорошо. Вас все еще двое. И нет, я рассказывала эту сказку только тебе. Я не знаю, откуда он ее знает.       — Сказку? — удивился Верджил. — Ты рассказывала ему сказку?       — Он очень просил.       Верджил с каким-то нечитаемым выражением лица посмотрел на Данте, вновь прихлопнул его по плечу, а потом шагнул прочь из кухни.       — Как маска будет готова — заноси. До тех пор Тони на больничном, — донеслось из комнаты. — И если здесь есть что-то вроде записи на прием к власть имущим, то запиши Тони.       — Тони? — Удивилась Леди. — Ладно. Что-нибудь еще? — поинтересовалась она у Данте. — Еды, может? Или…       — Заглянешь к нам пару раз? — немного удрученно попросил он. — Просто так. В гости.       — Хорошо, — кивнула Леди.       Данте проводил ее за дверь, а сам, с тяжелым сердцем вошел в спальню.       — Ты злишься? — прямо спросил он у брата, разлегшегося на его кровати.       — Не больше, чем ты из-за Пэтти. — Отозвался тот.       — Я расстанусь с ней.       — Только если хочешь. — Верджил повернул голову и встретился глазами с Данте. Тот выглядел побитым щенком, но стоило Верджилу поманить его рукой, тут же улыбнулся и поспешил к кровати. Он присел на освобожденный край в пол-оборота глядя на Верджила.       — Почему ты решил, что я умер? — все-таки задал он интересующий его вопрос. — Я рассказал свою историю. Я видел твою смерть. Дважды.       — Ты не видел моего умирающего тела, — улыбнулся Верджил. — Как оказалось, даже меч роли не играет. Да и, — он ухмыльнулся, — ты тоже кое в чем соврал.       — Если бы я рассказал ей о том, что питался мясом демонов, она бы посмотрела на меня, как на умалишенного, — закатил глаза Данте.       — Если бы я рассказал ей о том, что ты обратился в демона, она бы посчитала умалишенным уже меня.       — Я? — охренел Данте. — Демоном? Но… отец же…       Байки про осатаневших людей, что умирали с первыми лучами солнца не были байками. Потому что Верджил в месте с Данте часто видели подобное в своем детстве. Их отец был тем еще ублюдком. Он экспериментировал на всем, что попадало под руку: растения, животные, люди… даже собственные дети пошли в расход. Им с братом повезло. Питаясь кровью с самого детства, их организмы выработали иммунитет, и даже научились использовать плоть и кровь демонов как стимуляторы, дающие доступ к невероятной силе. Но стоит переборщить, и даже Данте с Верджилом могут слететь с катушек.       Отец долго натаскивал. Он учил их, работал с их телами. Оба брата знали свою максимальную дозу на зубок. Знали, как много можно сожрать, но при этом остаться человеком. Да, в паршивых ситуациях им приходилось хитрить, заходить за край, сатанеть, но они никогда не обращались в демонов. Никогда.       Отец сказал им однажды, что если они обратятся, то умрут. Солнечные лучи уничтожат их, сделав пеплом.       — Ты уверен, что это был я?       — Ты держал в руке Мятежник.       Данте задумчиво поник.       — Как… как я смог вернуться? Ты уверен, что обращение было полным? Уверен, что я…       — Данте, в ту ночь я чуть не пересрался от вида пылающего монстра, который сеял за собой лишь пепел. Я вцепился в камень, который меня защищал и не мог оторваться до тех пор, пока не исчез последний луч его света. Да, блять, я уверен в том, что видел.       — Значит… отец врал нам все это время?       — Я бы не делал поспешных выводов. Возможно, он сам не знал. Мы ведь… мы выросли на этой крови, возможно не все правила теперь применимы к нам.       Данте не ответил. Посторонив Верджила, он лег рядом. На боку спрятаться от брата не вышло, и пришлось перелечь на спину.       — Я расстанусь с Пэтти.       — Зачем? — Верджил сам лег на бок, лицом к брату. Кровать не позволяла двум здоровенным парням разлечься.       — Тебе она не нравится.       — А я здесь при чем? — фыркнул он. — Это твоя девушка и твоя жизнь. Леди права, — надменно заявил он. — Пора учиться жить каждому за себя.       Данте передернуло от этих слов. Но сказать что-то поперек не смог.       — Тебе нужно исцеляться. Спи.       Данте повозился, устраиваясь удобнее, послушно закрыл глаза. Они терпели минут десять прежде, чем Верджил с обреченным вздохом сдался и спросил:       — Рассказать сказку?       Данте невольно улыбнулся и кивнул.              Я уже рассказывал тебе легенды про непобедимого охотника на демонов и его заклятого врага, демонического принца. Но все истории, которые я рассказывал были про победы, новых друзей и спасение мир от чудовищ. Это мое допущение, но я никогда не рассказывал тебе истории его потерь и поражений.       — Я не люблю плохие сказки.       — Я знаю. И это моя вина. Позволь мне исправиться и впервые рассказать тебе сказку с заведомо плохим концом.       — Я ж не усну потом.       — Я обещаю рассказать ее так, чтобы горечь поражения не показалась тебе дамокловым мечом.       — Пожалуйста.       Стояла зима, за окном было холодно, сугробы намело такие, что сложно было открывать двери. Несмотря на то, что это был город, люди не справлялись с холодами. Тогда совсем еще молодой, наш охотник только-только постигал науку сражений. У него не было мудрого учителя, лишь старый пропойца, что взял его к себе с улицы.       Пропойца сам был наемником, выполнял грязную работу для грязных людей, но умел кое-что, владел основами и некоторыми секретами. Его жизнь не была сахаром. Можно сказать, что он ее даже ненавидел. Хотя, на самом деле, он ненавидел себя за то, что делал. И в качестве искупления за все сгубленные судьбы он взял себя на воспитание двоих.       — Двоих?       У пропойцы у самого был сын. Он был нелюдимым, замкнутым, высокомерным. Пропойца не знал о его существовании, пока у того не умерла мать. Несмотря на трагедию и юный возраст, парень был смышленым, так что сразу понял, что улице или приюту предпочтет отца. Тот сначала отнекивался, отбивался, ругался, выгонял, но внимание и настойчивость сделали свое. Пропойца оставил родного сына в доме. А, чтобы тот не был таким замкнутым и нелюдимым «нашел» ему друга и сводного брата.       Сын принял отцовское решение в штыки.       — Нам не нужен лишний! — кричал он отцу. — Нам хорошо и вдвоем! Зачем ты привел его?       — Чтобы тебе не было одиноко долгими ночами, пока меня нет. — Спокойно отвечал ему пропойца. — Чтобы, однажды осознав, что я больше не вернусь, ты не остался один.       Сына до глубины души поразили эти слова. Как и нашего молодого охотника. В тот день они, не сговариваясь, решили, что навсегда останутся друг у друга. Чтобы не случилось, они теперь семья.       Шли годы, мальчики росли. Из юношей они превратились в молодых мужчин. Они оба пошли по стопам пропойцы и после его смерти продолжили его дело. Благодаря упорным тренировкам и друг другу они раскрыли свои таланты и стали превосходными воинами. Но, как бывает в любой жизни, настал момент, когда они уперлись в стену.       Это была сложная миссия. Несмотря на все их старания, они не смогли справиться с ней, потому что оказались не готовы к тому, что их ожидало.       На той миссии наш будущий легендарный охотник впервые познакомился с демонами. Впервые он узнал о том, что существует что-то, что превосходит по силе людей. Впервые он почувствовал страх поражения. И в момент слабости демон подошел к нему непозволительно близко. Один взмах огромной когтистой лапы рассек плоть от плеча до бедра. Но не охотника.       — Что?! Кого же?       Его брат, что всегда был чуть быстрее, чуть умнее, встал перед демоном, защитив охотника своим телом. Увидев эту картину, охотник взбунтовался, ярость закипела в его крови, он ринулся в бой, готовый победить или умереть стоя с оружием в руке.       И когда ярость опала с его глаз, он осмотрелся и увидел, что пол вокруг него был устлан телами его врагов. Он победил, но какой ценой?       Там, среди тел, он нашел истекающего кровью брата. В его теле едва теплилась жизнь, но он улыбался.       — Почему ты улыбаешься, брат? — со слезами на глазах спросил его охотник.       — Потому что я никогда больше не останусь один, — ответил тот.       Он испустил дух на руках охотника. Но охотник оказался не готов отпускать его. В тот кровавый вечер охотнику не повезло. Он убил не всех. Он еще не знал всех опасностей, что таят в себе эти твари. И они решили воспользоваться этим.       — Отпусти нас, — молвили они, — а взамен мы вернем жизнь этому телу.       Сладки были их речи. Охотник не имел возможности противостоять им. Тогда он был слаб духом, сломлен потерей брата. Он не знал, что демоны не в силах вернуть душу человека обратно, тем более в мертвое тело. Так что, как только он согласился, самый умный и самый проворный демон занял тело мертвого брата. Его раны мгновенно исцелились, глаза открылись. И взгляд его был так сильно похож на взгляд прежнего хозяина тела, что охотник и не заметил подмены.       В тот день в дом вернулись двое. Охотник и демон в теле его брата.       И знаешь, несмотря на то, как это звучит, из них вышла отличная семья! Демон, ссылаясь на усталость и головную боль, маскировал ошибки в своем поведении и учился. Охотник, изучая демонологию и своего нового брата, учился жить со своей болью.       — Погоди. Так он понял, что это больше не его брат?       — Да. Не сразу, но он понял, какую ошибку совершил.       — И… он не убил его?       — Нет.       — Но, почему?       Брат-демон отлично вжился в роль. Он никого не убивал, был ему другом и опорой. Благодаря нему охотник стал сильнее, подтянул свои слабости и стал ровней демонам. В какой-то момент они оба поняли, что знаю эту тайну. Но, даже тогда они все еще были братьями.       — Но, почему?       Охотник смирился со своей утратой. И именно демон в час слабости стал ему поддержкой. Он так идеально сыграл свою роль, что созданная им личина, казалось, срослась с ним.       — Мой брат умер, — сказал он однажды, — хорошо, что в тот день у меня появился новый.       — И они жили вместе? Демон позволял убивать своих братьев?       — О, более того, он сам их убивал. Он помогал охотнику и этим утолял свой голод.       — Неплохо устроился!       — Охотник тоже так думал.       Они жили душа в душу. И все было в порядке, пока однажды охотник не заслонил собою демона. В пламени битвы демон отвлекся и не успел увернуться. Его тело и так было испещрено ранами, он бы не выдержал этот удар, сколь бы велика не была его сила. Но охотник спас его.       — Повторилась обратная ситуация?       — Что? Нет. Охотник оказался достаточно силен, чтобы выдержать этот удар.       — Ничего себе силища.       Демон тоже так подумал. Он понял, что охотник этот станет легендой. Он будет косить демонов пачками, и никто не станет для него преградой. А еще он понял, что охотник, начиная с этого момента, никогда не посмеет поднять на него свое оружие. И тогда в душе демона родился коварный план. Он возжелал власти над всем миром демонов.       — Что?! Но почему!?       — Людям не ведомы демонические души. Почему они выбирают зло вместо добра. Но, рискну предположить. Демон понимал, что жизнь его человеческого брата конечна. И что ею следует воспользоваться, чтобы улучшить свое последующее бессмертное житие. Такой шанс выпадает один на миллион, а мы помним, что демон уже тогда был самым умным и самым проворным. Поэтому он построил коварный план, в котором жаждал покорить мир демонов с помощью силы охотника. Ну, а когда план раскроется, воспользоваться чужой слабостью и отвести охотничий гнев и оружие от себя.       И, как ты понимаешь, план сработал. Охотник до последнего не верил, что маска была лишь маской, а демон — всегда демон.       Так появился заклятый враг легендарного охотника, единственный и непобедимый демонический принц.              — Ну, блин… Теперь легенды про охотника никогда не будут прежними, — скривился Данте.       — Хочу обратить твое внимание на еще одну делать.       — А?       — Принц, кого бы из себя не строил, тоже никогда не поднимет руку на своего брата.       — Еще бы! Он же сильнейший охотник! Гарантия того, что любой, кроме него, претендующий на власть и его жизнь будет повержен.       — Но ведь внешне это выглядит как та же забота.       — Какая разница, как это выглядит, если внутри все сгнило?       — А теперь, братец мой, ответь мне на вопрос. Ты знаешь, что происходит у меня внутри?       Данте дернулся к его лицу и зашипел от боли. Увидев, однако, холодное безразличие ледяных глаз, он нахмурился.       — Нет.       — И никогда не узнаешь. Как я никогда не узнаю, что внутри у тебя. И какие бы сказки мы друг другу не рассказывали, все, что мы можем: строить догадки и интерпретировать. И, в этом одиночестве, не лучше ли все переписывать на свой лад, для своего удобства?       — Для моего удобства, я не хочу быть одиноким, — надулся Данте.       — Ну, тогда сделай что-нибудь, чтобы не быть одиноким, — пожал плечом Верджил.       — А что я могу?       — Отличный вопрос, Данте!       — Не издевайся, — фыркнул тот. — В этих рамках чертовски сложно что-нибудь придумать.       Верджил улыбнулся:       — Зачем ты тогда слушаешь меня?       Данте удивленно раскрыл рот, но не нашелся с ответом.       — Спи, — оборвал его мысль Верджил, улегся удобнее и ногами подтянул простыню, которой накрыл обоих. — У тебя тяжелая ночь впереди.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.