Игрушка 30

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Hagane no Renkinjutsushi

Пэйринг и персонажи:
Рой Мустанг/Эдвард Элрик, Альфонс Элрик, Уинри Рокбелл
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Драма ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Иногда игрушки, это единственное, что есть у человека, потерявшего всё. Но что, если даже их пытаются отнять?

Посвящение:
Людям, которые, не предавая значения своему возрасту, безумно любят свои плюшевые игрушки, спят с ними и таскают их с собой в портфеле.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Любое упоминание о игрушках употребляется в значении "плюшевая".
Также хочу попросить прощения за то, что так нагло стырил идею одного фанфика. Если кто-то не понял, то это ссора братьев. Указать конкретный фф сейчас не смогу, не помню названия, да и искать не хочется, но если случайно наткнусь, оставлю ссылку или название.
Сие действо происходит где-то в современном мире, отсюда и AU.

Фиолетовый носорог

16 ноября 2019, 14:06
      Эд любил игрушки       В свои девятнадцать лет Эд всё своё время проводил с игрушками, как будто они были единственными, кто мог выслушать и согреть его. Он никогда с ними не расставался: дома, на работе, в гостях и на улице. Всегда таскал их с собой, как клевер на счастье.       В его квартире, расположенной недалеко от штаба, не было ни одного угла без игрушки. Они находились даже в ванной и туалете. А спальня так вообще была в них утоплена. А также она была утоплена в одежде, разбросанной почти везде.       В личном кабинете штаба тоже были игрушки. Их было не так много, как в квартире, но они были. Они стояли на полках шкафа, смотря своими цветными, переливающимися глазами точно на Эда. Самый большой мишка сидел на стуле в углу, за дверью. Посажен он был туда, чтобы не привлекать внимания. Но о нём знал каждый, побывавший в кабинете Эдварда.       Холодные вечера Эда скрашивало около шести десятков игрушек, больших и маленьких, но самым любимым был фиолетовый носорог, подаренный Альфонсом на пятнадцатилетие брата. Эта милая игрушка – единственное напоминание алхимику о когда-то крепких братских отношениях.       После того, как он вернул брату тело, тот довольно быстро оклемался и восстановился под присмотром Эда и Уинри, и настолько сильно привязался в последней, что после выздоровления предложил ей встречаться, а после трёх месяцев свиданий сделал ей предложение. Эдвард был очень рад за брата и часто навещал его и Уинри в Ризенбурге или раз в неделю отправлял письма, если был завален работой в Централе.       Но одна мелочь разрушила крепкие отношения братьев.       После очередного задания от фюрера на поимку "опасного алхимика, угрожающего всему и вся", он сломал автоброню и с невесёлыми мыслями о скорой смерти отправился в Ризенбург.       Тем же вечером, после мини убийства Эда и короткой перепалки после, Уинри принялась за починку стальной руки. И случилось непредвиденное. Когда девушка откручивала болты автоброни, заметила трещины на плечевой пластине близ шеи и наклонилась рассмотреть поближе масштабы проблемы и определить примерный срок её исправления. Волосы девушки упали Эду на лицо и шею, щекоча кожу. Он поднял левую руку о осторожно убрал прядь за ухо.       Моментом раньше в комнату вошёл Ал. Он посмотрел на данное действо под неправильным углом и увидел то, чего на самом деле не было: ему показалось, что брат пытается поцеловать его жену, при чём та совершенно не против.       Альфонс закатил скандал. Причем обвинил брата в том, что тот пытается увести у него жену, а Уинри – в неверности мужу. Эд пытался оправдаться, говорил что ничего не было, что Ал всё неправильно понял. Но тот упорно не слушал и твердил своё.       Эдвард больше не стал ничего говорить. Понимая, что сейчас злому и разгоряченному брату ничего объяснить он не сможет, поздним вечером тихо собрал вещи, по крайней мере, попытался сделать это тихо, одной рукой сложновато, и вышел из комнаты, намереваясь уйти, пока все спят. Но его остановила сидящая на пороге дома Уинри. Она очень удивилась, увидев его с чемоданом в одной руке, но никуда не пустила без второй, сказав, что ей всё равно, что там напридумывал себе Альфонс, и он уйдёт отсюда исключительно с полным комплектом конечностей. Эду ничего не оставалось, кроме как согласиться и пойти лечь спать.       Следующие три дня прошли в очень напряжённой обстановке. Ал упорно не желал разговаривать с братом, полностью его игнорируя. Уинри ему сочувствовала, но ничем помочь не могла.        В конце третьего дня Эд собрал чемодан, попрощался со всеми и ещё раз извинился перед братом. И ушёл из когда-то родного дома.       После того случая Эд таскал с собой только того самого носорожка. Алхимик помнил, как чуть ли не прыгал от счастья и обнимал брата так, что не будь он простыми доспехами, раздавил бы его, как будто это было всего пару дней назад.

***

      Мустанга всегда раздражал Эдвард, иногда просто до безумия выбешивал, доводя до неконтролируемого состояния, когда успокоить его могла только старший лейтенант. Но эта, взявшаяся с давнего времени, но оттого не менее выбешивающая, привычка Эда таскать с собой игрушки, а точнее одну конкретную, раздражала сильнее, чем вечные издёвки и едкие комментарии в его сторону. Рой всегда замечал её, где бы Эд ни был: будь то кабинет начальника, то бишь полковника, или фюрера, общие собрания, когда теперь уже подполковник пытался спрятать её под плащом, библиотека, столовка, командировки. Да даже в туалет он ходил вместе с любимой плюшкой, правда, куда он там её девал, никто не в курсе.

***

      Как-то раз у полковника выдался ужасный денёк, и сданный не вовремя отчёт, при чём написанный очень коряво и, довольно таки неграмотно, видимо, его подчинённому было всё равно на свою работу, только подлил масла в огонь.       У Эдварда тот день тоже был не самым удачным, поэтому он проигнорировал приказ зайти в кабинет Мустанга, переданный Ризой. Но он слишком хорошо знал своего начальника и был уверен, что тот так просто от него не отстанет. И действительно: минут через десять лейтенант снова сообщила ему, что Рой всё ещё ждёт его в своём кабинете. Но и этому сообщению он не придал особого значения.       Когда Эд посмотрел на часы, ему подумалось, что его дорогой начальник забыл про него, заваленный кучей работы, потому что с последнего переданного сообщения прошёл почти час. Понимая, что слишком наглеть всё-таки не стоит, он решил посетить кабинет начальника, но когда алхимик собирался выйти из своего собственного, этот самый начальник сам навестил нерадивого подопечного, при этом ощутимо хлопнув дверью по лбу и по носу. Эд отшатнулся от двери и уставился на Роя немного удивлённым, но оттого не менее пофигистичным взглядом. Последнего это взбесило, довело до белого каления. Он выхватил носорога из рук Эдварда. С гневным криком "Сколько можно таскаться с этой дрянью!? Когда ты уже повзрослеешь!?" кинул плюшку на пол и щёлкнул пальцами. Эд молча смотрел, как горит его игрушка, не пытаясь её спасти. Когда же от неё остались лишь угольки и два сплавленных вместе пластмассовых глазика, Эдвард поднял свои глаза на Мустанга. В его взгляде, направленном на догорающие остатки игрушки, он увидел много эмоций но одна выделялась сильнее всех. Удивление. Видимо, тот только сейчас осознал, что сделал.       Но Эд знал, что случилось. Случилось то, что теперь у него не осталось ничего от родного брата. Тогда он понял, что потерял всё, что связывало их.       В гневе и обиде он с силой оттолкнул полковника от дверного проёма, да так, что тот еле устоял на ногах, и выбежал из кабинета с рекордной скоростью по направлению к выходу.       Рой стоял посреди пустого кабинета, глядя на следы "преступления", совершённого им самим. Он чувствовал взгляды, направленные ему в затылок. Подняв голову, Мустанг осмотрелся. Проведя взглядом по распахнутой двери, тумбочке, рабочему столу с кучей бумажек, его взор остановился на шкафу, на полках которого сидело с десяток плюшек.       В тот момент ему показалось, что их пластмассовые глаза смотрят на него с упрёком.

***

      С момента того происшествия прошла почти неделя. С того злополучного дня Эдвард так и не появлялся в штабе. И дома, видимо, тоже, так как на звонки он не отвечал. Хотя, возможно, не брал трубку он из принципа.       Полковник, в каком-то смысле, скучал по Эдварду. Ему не хватало тех подколов и злобных шуток, произносимых почти каждый день и вошедших в его повседневную жизнь, как неотъемлемая её часть. В свои девятнадцать лет Эд всё ещё был ещё ребёнком и игрушка, всегда находившаяся в его руках, казалось, она была приклеена к нему, это подтверждала.       Сегодня второе февраля, а значит, тянуть с извинениями больше нельзя. Рой считал, что завтрашний день будет наиболее подходящим, чем какой-либо другой. Он не знал, почему решил именно так, но что-то подсказывало, что именно завтра у него всё получится, а своему чутью он доверял. Осталось только придумать, что подарить непоседливому ребёнку на его двадцатилетие. Но, кажется, он уже знал, что это будет.

***

      Эдвард сидел на кровати своей комнаты и обнимал большого плюшевого мишку, почти такого же, как в его кабинете в штабе, только немного другого цвета, и краем уха слушая новомодную песню какого-то популярного певца, имени которого он даже не старался запомнить, потому что считал бессмысленным забивать голову совершенно ненужной информацией.       Сегодня его День рождения и так получилось, что этот день выпал на субботу и можно было бы праздновать целых два дня, но ему совершенно не хочется его отмечать. Он даже не удосужился купить тортик, хотя бы самый маленький. Эд считал ненужным справлять этот день вообще, не то, что с кем-то. Поэтому с самого утра он слушал фоном идущую телепередачу с музыкой, обнимал медведя и размышлял о письме, найденном сегодня утром у входной двери.       Письмо было от Альфонса. В нём он извинялся за своё поведение, за то, что из-за какой-то глупой, даже детской, ревности чуть не разрушил их отношения на корню, просил простить его за то, что так долго не решался написать родному брату, и поздравлял с Днём рождения. Также к конверту была приложена фотография, на обратной стороне которой Ал сообщал о том, что он скоро станет папой, а Эд дядей. На фото были запечатлены Ал и Уинри, с немного выпирающим животом. В правом нижнем углу фото была подпись "3 месяца".       Алхимик решил, что ответит на письмо он позже, а пока можно и расслабиться, ведь его кратковременный "отпуск" подходил к концу: надо же иметь совесть, в конце то концов? Хотя, на самом деле, совесть надо иметь его начальнику, который так бесцеремонно врывается в его кабинет и сжигает его любимые игрушки.

***

      Уже целых десять минут Рой стоял около двери в квартиру Эда и не решался нажать на звонок. Он то поднимал руку к чёрной кнопке, то, подумав, опускал обратно. Соседи квартиры напротив, выходя на лестничную клетку, странно на него глянули, но, узнав Мустанга, поклонились и быстро ретировались.       Ему было стыдно за то, что он как девка, стоит у чужой двери с пакетом в руках, переминается с ноги на ногу и в задумчивости и нерешительности кусает губы.       "Соберись, тряпка, ты мужик или не мужик, в конце то концов!?"       Вздохнув полной грудью и медленно выдохнув, полковник нажал на кнопку звонка, попутно думая о том, что если Эд его сейчас не пустит, он пойдёт в штаб и проведёт все выходные в компании бутылки и гор незаполненных отчётов.

***

      Эд очень удивился, услышав в коридоре противную трель звонка. По пути к двери он размышлял, кого же могло притащить на порог его дома, и перебирал множество вариантов. Это мог быть Ал, может быть, даже в компании с Уинри. Это было бы вполне ожидаемо, ведь у Эдварда сегодня День рождения и он бы не удивился такому. Хотя с другой стороны брат всегда сначала звонил и предупреждал о своём приезде. Не исключено, что Альфонс мог сделать ему сюрприз, но это маловероятно. Притащить к нему могло и его любимого полковника, но, скорее всего, тот на него всё ещё зол из-за последней выходки, после которой Эд даже трубку не брал, когда ему звонили Рой или Риза, так что это тоже можно вычеркнуть. В крайнем случае к нему могли заглянуть Риза или Хавок, как сделали это в прошлый раз, правда в компании Мустанга и ещё пары их общих друзей. Вполне реально, но опять-таки маловероятно.       Стоя у двери, Эд не спешил открывать её. И хотя он знал, что с его стороны это выглядело очень некрасиво: возможно, его пришли поздравить, а он даже дверь открыть не удосужился, открывать её ему очень не хотелось. Но вот противная трель звучит вновь, раздражая нервные клетки. Сколько он уже простоял у двери? Минуту? Две? Пять? А, может, всего несколько долгих секунд? Возможно, незваному гостю это скоро надоест и он уйдёт? Поймёт, что его здесь не ждали? Но гость всё также стоял за дверью и держал кнопку звонка.       Посмотреть в глазок Эд как-то не подумал, сразу потянувшись к замку́. Открывая дверь, Эд опустил глаза в пол, но тут же наткнулся взглядом на армейские ботинки. Его брови взмыли вверх, как и голова, и он уставился немигающим взглядом на Роя. Он не знал, что сказать. Пригласить его войти? Или послать куда подальше этого носорогоубийцу? Правда сказать Эд ничего не успел, Мустанг его опередил. — Может, ты меня впустишь? Или мы так и будем стоять в подъезде? Можешь, конечно, послать, если я тебе так уж противен, но тогда на твоей совести будет то, что я уйду в запой и не выйду на работу в понедельник.       Рой улыбался. Не ухмылялся, как обычно делал это каждый день на работе, а именно улыбался. Эд дважды кивнул и пустил гостя в дом, краем глаза замечая большой пакет в правой руке начальника.       Рой вошёл и поставил пакет около тумбочки, на которой, помимо расчёски и кучи красных резиночек, также находились игрушки, правда всего две. — Раздевайся, проходи.., — Эд замялся, следя за тем, как начальника снимает пальто, под которым была форма. Видимо, тот не был дома, сразу после работы пошёл к нему. — Чай будешь? — забирая пальто. — Не откажусь, — ответили ему, снимая ботинки. — Куда их? — Оставь здесь, на коврике. Кухня слева. Включи чайник, я сейчас подойду.       Эдвард скрылся за второй дверью справа, видимо, это была его комната. Рой взял пакет и прошёл на кухню.       Первое, что кинулось в глаза, были опять-таки игрушки, но сильнее всех выделялся сидящий за столом большой кролик синеватого оттенка в костюме и с повязкой на глазу*. Мустанг поставил пакет на стул рядом с игрушкой, сразу же доставая оттуда пластмассовую коробочку пирожных, купленных по дороге из штаба, и ставя их на стол.       Воды в чайнике не оказалось, поэтому её пришлось наливать. Поставив его греться, Рой обернулся и наткнулся взглядом на Эда, стоящего в проходе. Он с минуту смотрел на пирожные, а затем повернулся в мужчине. — Это... нам? — тихо спросил алхимик. — Нет, это мне и зайцу, — съязвил полковник, но, заметив, как погрустнели глаза Эда, решил не накалять обстановку. — Да, Эдвард, это нам. Я не привык приходить в гости с пустыми руками, хотя редко бывает, когда меня куда-то приглашают... Где у тебя здесь кру́жки? — В шкафчике за тобой, вторая полка, справа. Заварка и сахар на столе.       Пока Рой заваривал чай, Эд подошёл к другому шкафчику и достал оттуда две тарелки и две ложки. Поставив их на стол, он хотел уже было достать пирожные, но отдёрнул себя. — Полковник, а с чем они? Они все разные... — Я как-то не задумывался, когда брал, но мне хотелось бы, чтобы ты попробовал белое, то, что с краю, — ответил Рой, наливая кипяток в кружку. — А Вы какое будете?       Мустанг немного удивился. Обычно Эдвард обращался к нему на "ты", независимо от того, где они находились, а тут... — Любое. Я не привередливый.       Ели они в тишине, нарушаемой лишь звоном ложек о тарелки. Эд уткнулся в свою и медленно поглощал пирожное. Казалось, что ему не хочется есть, но он просто не хочет обидеть начальника, который решил с ним поделиться. Давящая тишина начинала раздражать, и Рой решил хоть как-то от неё избавиться. — Вкусно? — поинтересовался он, доев свою порцию. Его пирожное было шоколадным. Эдвард не стал ковыряться в пачке, поэтому просто положил следующее, стоявшее сразу за белым.       Ответом был кивок. Тогда Он решил сказать ещё кое-что. — Оно молочное.       Повисла гробовая тишина. Эд замер, даже жевать перестал, уставившись на своё пирожное, затем медленно поднял голову. Рой смотрел на него, не улыбался, просто смотрел в глаза. — Никогда бы не подумал, что молочные продукты могут быть такими вкусными, — тихо произнёс Эд, кладя последний кусочек пирожного в рот. — Ты закончил? — спросил Мустанг, допивая чай. — Вполне, — последовал короткий ответ, но, заметив пакет, с которым мужчина пришёл к нему, парень решил спросить. — Ты принёс что-то ещё? — С чего такой интерес? — убирая оставшиеся пирожные в холодильник. — Просто пакет слишком большой для одной коробочки... А ты их не заберёшь? — домывая посуду. — Я принёс их тебе. А также ещё кое-что, но это стоит отдавать не здесь. Где у тебя гостиная или... — Да, сейчас.

***

      Всё-таки Рой был прав, когда предполагал, что та комната действительно Эдварда. Правда, заходя туда, он чуть не шлёпнулся, споткнувшись о мелкую плюшку, лежащую у входа. Эд извинился и убрал все валяющиеся игрушки в кучу. Осмотревшись, полковник поразился количеству игрушек, заполонивших буквально всю комнату. У стены стояли, или сидели, три метровые игрушки, ещё одна была на большой кровати. На полках единственного шкафа была отнюдь не одежда, она валялась на полу и спинках стула и кровати, он был под завязку забит игрушками. — Прости за беспорядок, я никого не жду, поэтому убираться нет смысла, — немного грустно усмехнулся Эд, садясь на кровать. — Присаживайся, — он похлопал по месту рядом с собой.       Рой сел рядом с Эдом на кровать, и снова обвёл комнату взглядом, в конце повернувшись к парню. В голове было много мыслей, когда он шёл в гости к нерадивому подчинённому, но сейчас, сидя рядом с ним, все мысли как будто испарились. Он не мог вспомнить, что хотел сказать алхимику, как хотел извинится. — Прости, что выбесил тебя тогда. Я знал, что у тебя было плохое.., нет, даже не так, ужасное настроение. Мне правда не хотелось идти к тебе, но, когда собрался, было уже поздно. Ты сам пришёл. Но... зачем ты это сделал? — Эд посмотрел на мужчину печальным и немного обиженным взглядом. — Зачем ты сжёг ее..?       Рой смотрел в эти глаза и не мог ответить, но и молчать не стал. — Я отвечу на твой вопрос, если ты ответишь на мой: что значила для тебя именно та? Она всегда была с тобой, но почему именно она?       Эд молчал. Он не знал, как сказать о том, что это было единственной дорогой ему вещью. Как Рой мог понять того, кто жил не ради себя, ради брата, но и тот отдалился, совершенно не думая о нём. — Когда Ал женился, я и подумать не мог, что наши отношения могут разрушится, я думал, что всё будет, как прежде, но этого не случилось. С последнего визита в Ризенбург, больше по причине поломки автоброни, нежели мне хотелось навестить их, мы не общались почти полгода... Тот носорог был мне дороже всего, потому что его подарил мне именно Ал и это было единственным напоминаем, кроме воспоминаний, конечно, о том, что у меня всегда был, есть и будет любимый младший брат. Но теперь у меня нет и этого...       Мустанг молча слушал монолог парня, впитывая и переваривая каждое слово. Теперь он понимал, почему именно носорог. Точнее, вспомнил. На пятнадцатилетие Эда они устроили ему мини праздник, так как Ал сообщил о том, что брат не очень-то любит своё День рождения. И он сам видел, как Эд почти прыгал от счастья, когда брат вручил ему коробку с плюшкой внутри. "Он с детства любит плюшевые игрушки, потому что мама всегда дарила ему их," — как-то сказал ему Альфонс, когда они с братом заносили очередной просроченный отчёт. Эдвард взбесился, когда начальник сделал ему замечание по поводу игрушек и обозвал малышом, и выбежал из кабинета, при этом громко хлопнув дверью. — Так ты скажешь, почему сжёг её? — отвлёк Роя от раздумий голос.       Мужчина глупо моргнул два раза и посмотрел на Эда. Тот выжидающе смотрел на Мустанга. Видимо, он правда хотел знать, зачем он это сделал. Рой вздохнул. — Раньше это не так сильно бросалось в глаза, но со временем становилось все более заметнее. Когда Ал уехал в Ризенбург, ты стал... замыкаться в себе что-ли. Да, наверно, это можно назвать так. Ты стал всё время таскать с собой эту игрушку, забил другими шкаф личного кабинета, даже дома у тебя завал. Ты, случаем, магазин игрушек не грабил? Ладно, это была шутка. Ты с ней разговаривал, обнимал и целовал её. Мы волновались, что ты всю свою жизнь проведёшь с ними. Я думал, что если забрать у тебя её, всё вернётся на круги своя. Я не хотел от неё избавляться, просто она попалась под руку... — Обнимал и целовал, говоришь... Прозвучало так, как будто ты просто завидовал ей? — Эдвард посмотрел на Мустанга и как-то странно улыбнулся. — Вот ещё, игрушке завидовать... Нашёл дурака, — пробурчал полковник.       Повисла неловкая пауза. — Так... ты покажешь, что в пакете? — спросил Эд, смотря в пол.       И только сейчас Рой осознал, что всё ещё держит в руке пакет с подарком. Он протянул пакет Эду и тот аккуратно взял его в руки, открывая. — Рой... это же...       Эд двумя руками достал из пакета того самого фиолетового носорога, которого Рой сжёг неделю назад. Это был тот же носорог, даже глаза того же цвета, голубые. — Но... Как... Где ты его взял?       Парень рассматривал игрушку, как будто она была тем, о чём он всегда мечтал. Эд погладил короткие ушки, провел по рогу большим пальцем и крепко обнял любимую плюшку. Рой смотрел на сие действо с умилением. Но вот парень опомнился, посадив игрушку рядом, но не убирая, и вновь потянулся за пакетом. Он стал весить в половину меньше, но всё ещё был тяжёлым для пустого. В нём обнаружилась небольшая, размером почти, как носорог, обмотанная "золотой" лентой игрушка. Чёрный единорог с глубокими синими глазами и такой же иссиня-черной гривой. — Я не знаю твоих предпочтений, поэтому купил то, что понравилось мне. Если не нравится можешь вы... — Красивый.       Рой замолчал и поднял глаза на парня. Тот всё ещё рассматривал новообретённую плюшку, причесал гриву пальцами, зачесал её на одну сторону и обнял одной рукой. А потом сделал то чего полковник совсем не ожидал.       Мустанг почувствовал, как прогнулась кровать рядом с ним, намного ближе, чем было до этого и ощутил давление на шее. Эд обнял его одной рукой за шею и уткнулся носом в плечо, другой рукой всё также прижимая к себе единорога. Мужчина немного опешил, но приобнял парня в ответ за плечи. В тишине он услышал тихое "Спасибо", произнесённое куда-то в плечо и заглушённое слоем одежды, и также тихо ответил "С Днём рождения, Эд".       Тогда Эдвард понял, что вовсе не одинок, и в этом мире есть куча людей, которые хотят, чтобы у него всё было хорошо.       И Рой был одним из них.
Примечания:
"Плюшки" – это и есть плюшевые игрушки (типо сокращение, ага).
*Кто догадается, откуда кролик? Дам подсказку: это тоже аниме.
Я не знаю, когда у Эда днюха, так что у меня это будет 3 февраля. Так же, возможно, я это где-то вычитал, скорее всего в каком-то фф, так что прошу меня простить автора того фф, с которого была нагло спизжена данная дата. Если есть претензии или другие варианты, прошу об этом сообщить.
Также прошу написать о том, какие значения стоит добавить в Жанры или Предупреждения, если в этом кто-то разбирается.
В самом фф не упоминается размер носорога, но я скажу (хотя это не так важно): это среднестатистическая игрушка, 20-25 см в длину, которая, теоретически, должна стоять на 4х лапках, но у неё морда перевешивает жопу, поэтому она стоит на носу.
Я перепроверил фанф раз 10, но мне кажется, что что-то всё-таки упустил.