История Джона де Мур'a 1

Raygen автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Описание:
История благородного рыцаря, последнего сына дома де Мур, Джона. Рассказ о его нелегкой судьбе и событиях, которые привели его к стенам крепости Кезламор.

Посвящение:
https://vk.com/ageofdiscord

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
История написана в рамках квенты персонажа на проекте
The Age of Discord

Биография

17 ноября 2019, 20:30
      Угрюмый пейзаж ухабистых горных вершин и холмы усеянные редкими деревьями. Среди этого сурового великолепия природы, на западе герцогства Гебирсгрюн, располагался родной город Джона. Отец мальчика занимал должность камергера при местном правителе. Семья была известна своим внушительным богатством и влиянием. Голод и нищета стали незваными гостями в стенах родового поместья де Мур. Доброта и забота родителей позволили Джону прожить беззаботное девство, лишь изредка омрачающееся упреками матери в нежелании кушать овощное рагу. Признаться мальчуган терпеть его не мог и всякий раз отдавал свою порцию сторожевым псам. Которые, впрочем, тоже скептически относились к подобным деликатесам, но сейчас не об этом.       Юные годы Джон проводил в постоянных поисках приключений на одно, всем хорошо известное, место. Прятки в шахтах, игры с волками, сон на деревьях – это малая часть классического рабочего дня знатного непоседы. Удивительно сколь богатым может быть воображение ребенка. Был один случай: Джон и его подельник, по совместительству – лучший друг, как-то раз решили взобраться на самую высокую скалу в окрестностях города. Подъём был бы не прост, даже для опытных приключенцев, но не для этих двух «гениев». Отец лучшего друга Джона был инженером и архитектором в городе, потому раздобыть пару шестеренок и прочных веревок было плевым делом для юного изобретателя. В одной из книг, Джону на глаза попался дивный механизм, метающий снаряды. Думаю вы поняли к чему я веду… Решить кто станет первопроходцем, или вернее сказать – первопролетцем удалось лишь с третьей попытки в игру «кто дальше плюнет». Ох эти мальчишки. В итоге, снарядом оказался Джон. Впрочем ничего удивительного. Он всегда хотел понять, какого-это -лететь как птица. Но его романтичным грезам не суждено было сбыться. Стоило обрубить веревку как Джон, со скоростью утки летящей задом вперед в непогоду, плюхнулся головой прямо в лужу грязи у основания скалы. В тот момент юный скалолаз открыл для себя одну жизненную мудрость: «чем выше хочешь взлететь – тем больше грязи ждет тебя на пути». Благо группа охотников, возвращавшихся из лесу, вовремя заметили безобразников и отвели домой к семьям. В тот вечер Джон открыл для себя ещё одну, можно сказать важнейшую мудрость: «папин ремень – это боль».       На своё десятилетие, Джон отправился в школу. Ну как сказать, это была не совсем школа и он не совсем отправился. Были конечно потуги со стороны родителей, но поначалу наука давалась Джону ох как не просто. Все эти буковы, цыферы и прочее демонические штуки пробуждали в мальчике гнев инквизиции. Впрочем, на каждого мальчишку есть своя управа. Для Джона этой управой стало обещание отца отправить мальчика в военную академию, где бы тот получил навыки и возможность стать рыцарем. Таким же как в книжках и сказках, которые мать Джона читала ему перед сном. А что касается школы – это было общественное учебное заведение, содержащееся на деньги меценатов города. Местная политика была настроена на воспитание в детях правильного отношения к жизни. Богатство и статус не должны мешать получению горького опыта, а отсутствие оных – получению образования. Так и учился Джон, с нотками грусти, капля за каплей, его море кругозора разливалось в берега огромного океана. Стоит отметить, что помимо классических занятий,       Джон и его друзья по- прежнему любили приключения, однако с возрастом их забавы становились все более безопасными и не такими бессмысленными. Впрочем Джону это не мешало дергать девчонок за косички, воровать яблоки с прилавка, гонятся за трущобными крысами и по-прежнему не любить овощное рагу. К слову, за это время сторожевые собаки привыкли к странному вкусу овощей. С тех пор о преступлениях Джона и его зверствах по отношению к маминой еде никто так и не узнал. В остальном парнишка рос симпатишным и не по годам смышленым. А в перерывах между беззаботными буднями, в тайне ото всех, он усердно тренировался, чтобы поступить в академию.       И таки поступил. В возрасте 15ти лет, симпатишный парень Джон стал полноценным учеником военной академии. И наверное, на занятии, эдак, первом, он с ужасом осознал, что все эти сказки -ложь, принцесс и прекрасных белогривых лошадок тут нет и вряд ли будут. Его представления о рыцарской жизни рассыпались в прах, а ведь он ещё даже не успел получить титул. Тем не менее, романтик, живущий в глубине опечаленной души, продолжал сочинять задушевные баллады о славной жизни рыцарей, о доблестных приключениях и свершениях во имя добра, принцесс и белогривых лошадок. Тяжелые будни, истощающие тренировки, противный голос наставника, стали незаменимыми спутниками Джона на пути к желанному титулу. Но был на этом торжестве мрака и бесконечной грусти лучик света, в лице наставницы по стрельбе из лука – Эйлы. Эта девушка обладала огрооомными, кхм, талантами в области обучения. Да с такими, кхм, талантами… В общем Джон нашел отраду для души. Даже пытался приударить за наставницей, но безрезультатно. Девушка не проявляла особого внимания к потугам юноши. А вот её муж, по совместительству надзиратель с противным голосом, стал относится к Джону с большим энтузиазмом. И будни Джона наполнились бесконечными страданиями, без добра, без принцесс и без белогривых лошадок…       День сменялся днем, юноша набирался опыта, знаний и постепенно становился мужчиной. По вечерам, Джон выбирался из казарм, залезал на крепостную стену и смотрел на звезды. Такие яркие, но такие далекие, будто сотни маленьких огоньков, которые Боги зажигают в ночном небе, чтобы не было так одиноко. Свежий воздух, прохладный ветер и сияние полной луны побуждали юношу на творчество. В своих стихах, Джон обращался ко всему прекрасному что есть в этом мире: к неприступным порогам фантазий, тихой стабильности рутинных забот, великолепию природы и людских городов. На страницах потрепанной книжки рождались прекрасные сюжеты. В них Джон находил покой, надежду и опору. Словно мама по-прежнему шептала на ушко сказки перед сном.       Но как и любой сказке, покою однажды наступит конец. Так и случилось. С южных границ герцогства стали доносится жуткие вести. Орды грауфелов или как их прозвали воины – серокожих, начали своё нашествие на земли королевства. Беззаботные будни подошли к концу. Джон и его товарищи были мобилизованы для удержания границ и защиты мирного населения. Недоученные, растерянные и взволнованные, юные воины стали солдатами в беспощадной войне. Сталь, дым и багровый пепел – отныне это новые спутники некогда безмятежного мальчишки. Джону пришлось позабыть о мечтах.       Первые месяцы сражений показали всю неподготовленность войск к таким масштабным битвам. Отсутствие снаряжения, комплектаций, припасов и должной военной подготовки оказывало услугу ордам захватчиков. Чреда побед привела серокожую плеть прямо к порогу дома де Мур. Сложно описать словами чувства жителей города, стариков и детей, всех кто родился в стенах этой, казалось бы, неприступной твердыни, когда в мгновенье ока, толпа неотесанных дикарей пронеслась смерчем по улицам, забрав с собой все что было дорого Джону, его детство. Не осталось ничего: ни города, ни людей, ни криков боли и страданий. Не осталось даже страха. Лишь пепел и дым. Джон не помнил как покидал город, не помнил что случилось с его родителями, живы ли они или мертвы, где его дом? Вроде стоял тут, неподалеку. А где он сам? Он ничего не знал. Его не было. Джон пропал.       Усилиями товарищей и старших наставников, израненное тело юного бойца вытащили из под пылающих руин некогда великого города. Путь к отступлению был опасен и тяжек, но с божьей помощью им как-то удалось ускользнуть из этого ада. Было принято решение отступать к столице, в надежде встретить на пути союзные отряды. Спустя пару дней пути, воины достигли сторожевой башни, аванпоста разведчиков на столичном тракте. Джон очнулся. Над его левым глазом виднелся на скорую руку заштопанный глубокий порез. На горизонте показались огни столичных бастионов.       Шли месяцы. Война беспощадно забирала тысячи жизней день ото дня. Тревожные вести доносились изо всех уголков королевства. Джон вместе с товарищами, тем временем, были назначены в гарнизон одного из фортов на границе столичного региона. Жизнь в крепости отличалась от привычных будней ученика академии. Суровые условия вынуждали Джона идти на серьезные решения, даже есть овощное рагу. Тем не менее, его дух крепчал, а тело грубело, наполняясь мужской силой. Было тяжело: перебои с поставками продовольствия, отсутствие чистой воды и медикаментов, да даже дров на костры не всегда хватало, ночью приходилось спать у костра по очереди. Боевой дух солдат опускал все ниже и ниже, постепенно зарываясь под землю. Однако, Джон не унывал. Пускай ему пришлось не просто, он остался жить и только по этому стоит проводить отведенное время с благодарностью. Кто знает, может быть завтра мы уже не проснемся.       Время от времени он и несколько товарищей отправлялись в лес: собирали ягоды, охотились на белок и кроликов. В лучшие дни обитатели форта ели на ужин мастерски приготовленного на вертеле, с лесными травами, орехами и запеченным картофелем, кабанчика. Ммм..настоящий пир. Между полурегулярными тренировками и вылазками в лес, Джон помогал управителю крепости вести бумажные дела. В качестве квартирмейстера, молодому воину удавалось грамотно распоряжаться бюджетом крепости, вовремя выдавать припасы и следить за моральным и физическим состоянием солдат. Раз в неделю приезжали обозы с запасами и жалованием. Война войной, но погулять то хочется. Те немногие у кого остались семьи просили Джона отослать деньги своим близким. Некоторые промышляли воровством, а другие вовсе поговаривали о мятеже. Приходилось поддерживать своих товарищей и порой, очень редко, вместе с привычными мешками картошки и соли приезжал бочонок-другой эля. Конечно никто не признавался, но Джону наливали самую большую кружку. А по ночам, только потрепанная книжка с детскими стишками помогали ему уснуть, на мгновенье позабыв об ужасах которые происходят вокруг.       Спустя несколько месяцев на горизонте замаячили сигнальные огни. «Орда идет!», - слышались крики из-за баррикад. Время браться за оружие! Безуспешные кровопролитные сражения, множество смертей, отход к столице.       Огромные каменные стены встречали раненных воинов с расстроенным видом. Никто не верил, что орду возможно остановить. Солдаты просто исполняли долг. Улицы полнились беженцами, палатки и навесы, стойки с оружием посреди улиц, что-то кричащие глашатаи, шум и гам. Город готовится к осаде. Не таким его представлял Джон в детстве. Хотя одно сходство осталось – недовольные взгляды дворян, выглядывающих из окон своих пышных особняков. Некоторые вещи не меняются. Впрочем, Джону не суждено было надолго задержаться в стенах столицы. Невиданная до сели ярость и натиск серокожих варваров не оставляли шанса никому. Происходящие в городских стенах сложно описать словами. Город напоминал мясную лавку. Кровь, кишки, отрубленные конечности свистели над головой. В глазах молодого парня угасала любая вера в спасение. Не таких славных сражений желал юный воин.       Покидая пылающий город, Джон вспоминал одну из сказок. Сказку о воине и драконе: когда воин пришел к дракону, тот спросил: «Ты пришел меня убить, но зачем тебе это делать, мы можем жить в мире?», на что рыцарь ответил «Да, у нас нет причин сражаться», после чего напал на крылатого монстра. Недоумевающий ящер вскрикнул: «Зачем?!», а человек в латных доспехах молвил – «Потому что я такой». Под утро, измученный и уставший от бесконечных сражений Джон, плелся походкой полудохлой мыши вдоль какой-то дороги, не зная куда ему идти и зачем. Зачем вообще куда-то идти, если можно прилечь на этой зеленой, мягкой и свежей травке, опустить голову и закрыть глаза, заснуть и не проснутся. На пути остатки защитников столицы встретило союзное соединение войск герцогства Эвигвельт. Молодых солдат взял под крыло титулованный лорд-хранитель приграничных земель. Джон возвращался к привычной жизни.       Шли годы. Смышленый малый умело использовал своё нынешнее положение, твердая воля, выдержка и дисциплина помогли Джону добиться определенных успехов и признания верхушки военного командования. Молодой воин был удостоен звания унтер-квартермейстра на службе герцогства Эвигвельт. Вылазки в приграничные регионы, подавление мятежей и разборки с мародерами. Джон путешествовал по разоренным просторам некогда процветающего королевства. Грусть и тоска заполнили эти земли. Осколки великой державы разлетались пеплом по ветру.       Но размеренной жизни Джона снова не суждено было стать явью. Соседствующее герцогство Мельнирштрос, не принимающее участие в войне с разорителями, решило распространить своё влияние на ослабленного южного соседа. К тому времени Джон находился в гарнизоне одного из немногих уцелевших городов. К стенам крепости приближалась огромная армия. В руках знаменосцев виднелись черно-оранжевые цвета. Защитники крепости были вынуждены сдаться без боя. Очевидное превосходство военной машины северян не оставляло шансов к отступлению.       Врата крепости отворились, на улицы вошел передовой отряд. Во главе войска, верхом на прекрасном белогривом скакуне, облаченный в блестящие доспехи, незапятнанные кровью, виднелся силуэт благородного рыцаря. Этим рыцарем оказалась женщина, Изолла фон Вер, сестра матери Джона. Собрав на главной площади войска гарнизона, рыцарь произнесла мотивационную речь о доблестных мотивах герцогства-агрессора собрать остатки цивилизованного мира под эгидой создания новой державы на руинах королевства Кёнингсильбр. Но хоть её слова звучали вдохновляющее, народ понимал к чему все идет. Амбициозному герцогству нужен щит на южной границе. Эвигвельту суждено было стать этим щитом. Печальная участь некогда богатого края.       Проводя перепись населения, госпоже Изолле попал в руки список представителей знатных домов и титулованных военнослужащих. Среди малого количества имен, рыцарь увидела знакомые инициалы. В тот же момент она приказала привести к ней некого Джона де Мура. В момент их встречи, суровая воительница упала на колени перед недоумевающим интендантом. В глазах потрепанного битвами солдата она узнала такой родной и теплый взгляд своей сестры. Госпожа Изолла просила прощение у племянника, за то что не навещала, за то что не пришла на помощь, за то что считала юношу мертвым.       Джон плохо помнил свою тетку, но искренность её чувств растрогали суровое сердце воина. Следующий вечер новообретенные родственники провели за разговорами в компании друг друга и добротной медовухи. Вскоре Джон был принят в семью фон Вер. Последний представитель рода де Мур, спустя годы скитаний, стал подданным герцогства Мельнирштрос.       Владения дома фон Вер располагалось на восточном побережье герцогства. Богатый и плодородный край. В городском порту процветала торговля, а лавки и магазины переполнялись различными товарами. Жизнь в этих землях проходила мирно, а слухи о войне на юге казались сказками.       Двадцатилетний Джон был зачислен в передовой отряд войск графини. Служба требовала определенных знаний и навыков, соответствия новому почетному званию интенданта. Бок о бок со своими товарищами-дворянами, молодой воин понемногу обучался тонкостям мельнир-шостросского военного дела, делился с солдатами опытом реальных сражений и рассказами об ужасах серокожей орды. Время от времени отряд графини отправлялся на зачистку заброшенных крепостей от мародеров, защиту деревень от бандитов, подавление мятежей в приграничных регионах.       После падения столицы продвижение грауфелов остановилось, серокожих становилось все меньше, но некоторые из них, блуждая по развалинам королевства группами, встречались на пути славных воинов графини. Опыт прошлых лет был хорошим подспорьем Джону в сражении с врагами. Сильная воля и выдержка помогли ему заслужить уважение и доверие со стороны солдат.       За время службы у графини фон Вер, Джон получил титул рыцаря и наконец таки осуществил детскую мечту. Теперь к нему обращались «сир». Несмотря на тяжесть предшествующих событий, сердце воина наливалось гордостью и благодарностью покойному отцу. Обещание старика исполнилось.       Со временем Джон был назначен в личную гвардию дома фон Вер и в качестве офицера гвардии распределен в отряд сборщиков податей. Возможно графиня испытывала некий долг перед семьей де Мур и старалась уберечь рыцаря от скоропостижной смерти, отдаляя его от сражений на приграничных землях. Впрочем, порядком утомленный кровопролитиями, Джон с охотой вступил в новые обязанности. Бывший интендант без особого труда нашел подход к ведению финансовых дел. Благородство и честность рыцаря вызывали симпатию в глазах жителей графства. Не было ни одной деревни, ни одного городка в котором отряду де Мур'а были бы не рады. Справедливое перераспределение доходов способствовало процветанию региона.       Джон все реже покидал пределы владений и постепенно осваивался в новой роли госслужащего. И, признаться, ему это было по душе. За свою жизнь, молодой воин успел порядком подустать от тягостей армейских будней. Щедрое жалование и любимое ремесло согревали сердце и желудок Джона.       В свободное от работы время, рыцарь посещал родовое поместье фон Вер. И тут стоить сделать ремарку: леди Изолла была младшей сестрой в семье и её детям к тому времени едва исполнилось по 14 лет. Две девочки и мальчик шли по стопам доблестной воительницы, обучаясь военному ремеслу бок о бок со своим старшим братом. Хотя Джон приходился им родственником по крови, в иерархии семейства его положение было на порядок ниже. Впрочем, азартные ребятишки с любовью называли угрюмого рыцаря – дядюшка Джо, а младшенький с едва выпавшими молочными зубками, так вообще – дядя Жо. Джон полюбил этих веселых детишек и стал для них наставником.       Помимо сбора и распределения налогов, в обязанности молодого рыцаря входила защита окрестных владений и поддержания порядка в городе. Богатство региона привлекало искателей легкой наживы и предприимчивых деловодов, желающих разбогатеть на добродушии горожан. Все чаще Джон подолгу задерживался в городских стенах. Общение с дворянами и зажиточными купцами отличалось от привычных солдатских бесед. Но несмотря на статусы, звания и происхождение, в глазах Джона все были равны и получали по заслугам. Воинская муштра и опыт доблестных сражений привили воину суровый нрав. Серая мораль, стальные законы – это то, с чем Джон сталкивался ежедневно на протяжении долгого времени. В его понимании был только один закон – правда в том что разумно. И пускай это звучит однобоко, прагматичный подход к делам помогал грамотно оценивать ситуацию и если какие-то действия не способствовали благополучию города – они пресекались.       Со временем Джон стал воплощением порядка, справедливости и был назначен помощником камергера в городском совете, все реже покидая пределы городских стен, лишь изредка выбираясь на охоту вместе со своими двоюродными сестрами и братом. Жизнь в городе и загруженность делами напоминала Джону о его мирной жизни в отцовском поместье. Когда папа то и дело задерживался на службе, а по возвращению извинялся и обязательно приносил с собой что-нибудь вкусненькое.       Беспокойные будни гвардейской жизни сменялись рутинными заботами горожанина. Договора с поставщиками, заключение сделок, распределение налогов и поступлений. Рыцарский титул помогал в ведении дел. Вопреки своей философии справедливости, Джон был весьма разумным человеком и понимал, что статус и репутация ценный инструмент в переговорах. Было не просто, но он справлялся.       Рутинные заботы сменялись посиделками в таверне, пышными пиршествами в доме фон Вер и редкими прогулками под звездным небом. Потрепанная книжка наполнялась новыми рассказами и со временем в личных покоях Джона была целая книжная полка, заставленная авторскими сочинениями и стихами. Так проходили дни, недели, года.       Делопроизводство в доках богатого города процветало. Морские конвои торговых судов то и дело наполняли портовые склады продукцией и товарами со всех уголков герцогства, а так же из различных колоний. Джону приходилось слышать рассказы моряков о далеких землях по названием Эйсбергау, дивном народе дварфов, необычных ресурсах, богатой флоре и фауне, отличающихся от привычных на Мельнирштроссе.       Пытливый ум и тяга к неизвестному побуждали Джона все больше углубляется в изучение информации об этих дивных землях. Помимо службы в городском совете, Джон постепенно приобщался к торговой жизни города. Не сказать ради выгоды и личного обогащения, нет, просто ему нравилось общаться со множеством интересных людей, узнавать истории с далеких берегов и рассказы путешественников. В глубине души, за стопками чеков, световых книг и оценочных инструментов, все ещё жил пытливый мальчишка, жаждущий ответы на все вопросы.        Постепенно Джон начал заниматься инвестициями: вкладывал деньги в караваны и конвои торговцев, развивал предприятия и промышленность города, покровительствовал ремесленникам и мастерам. Со временем его влияние распространялось и вызывало определенные опасения со стороны местной знати. Началось то, с чем Джону ещё не приходилось сталкиваться – придворными интригами. Суровый нрав вояки был вынужден пройти проверку на гибкость.       После оккупации герцогства Эвигвельт некоторые знатные дома Мельриштроса были недовольны таким «бархатным» вхождением южной знати в свои круги. Время от времени происходили показательные скандалы, политические распри и подпольные стычки. Иногда дело доходило до открытой демонстрации силы, хотя преимущественно на поле рыцарских турниров и совместных учений. Тем не менее, напряжение росло. Благодаря своей репутации честного и справедливого деловода, Джон успел нажить себе не мало врагов в лице тех, кто по его мнению поступал «неразумно».       Верхушка дома фон Вер, в частности сама графиня, знали об этом, но в силу результативности действий почетного члена городского совета, всячески пресекали любые выпады в адрес законности действий сына дома де Мур. Но защищать Джона становилось все менее разумно. В скором времени, на одном из съездов глав знатных домов герцогства, был поднят вопрос о «чистоте» происхождения семей. На самом деле сварные дворяне попросту хотели сохранить своё монопольное право на добычу ресурсов, уберечь плодородные земли и прекратить финансировать восстановление земель Эвигвельта.       Лоббирование интересов чистопородной знати принесло неожиданный урон семейству фон Вер. Как известно, знатные дома и вассалы герцогства обременялись податями и имели определенные ограничения на автономию. В ходе собрания было выдвинуто ряд претензий в адрес несанкционированных действий некоторых знатных домов бывшего герцогства Эвигвельт и их дальних родственников. Поднялся скандал, в ходе которого большинство оказалось на стороне претензионистов. В результате собрания, среди поточных решений, внесли пункт о наложении «особой ответственности» на плечи южной знати, якобы с целью восстановить утраченное величие своей родины. По факту – дополнительные налоги и обязательства ценой личных доходов восстанавливать руины Эвигвельта. Весть быстро разнеслась по Мельриштросу и достигла владений фон Вер. Что сослужило лисью услугу недоброжелателям.       Леди Изолла была доброй и честной женщиной, доблестным воином и грамотным стратегом. Никто не мог усомнится в ёё благородстве. Но при этом всем она оставалась матерью своих детей и хранительницей рода фон Вер. И как бы тяжко ей не пришлось это решение, она не могла допустить распространение слухов и падении репутации своего дома. На ужине в поместье фон Вер, состоялась ещё одна задушевная беседа тетёшки с племянником. В ходе которой сердце вояки прошло испытание на прочность. Графиня сообщила Джону о решении сместить его с должности с целю сохранить статус и влияние своего дома, в заботе о наследниках. Любимых учениках Джона.       Последующее дни в поместье фон Вер долго не прекращались скандалы и споры. Дети всячески отрицали возможность принять факт, по сути – изгнания любимого дядюшки Джо из семьи. Конечно, Джону это в определенной мере льстило, но в тоже время решение госпожи Изоллы внесло оттенок беспокойной грусти в душу рыцаря. Он был уже не мал и за время службы у графини изрядно натерпелся придирок и оскорблений в свой адрес. Да и веры в справедливость у него особой не было, так как по сути все что он делал – это решал к кому быть справедливым в большей мере. Но ему было стыдно перед отцом и матерью, за то что не смог восстановить славное имя дома де Мур. Признаться, Джон чувствовал себя брошенным щенком, без дома, без семьи, без имени. В какой-то момент он даже стал сомневаться правильную ли жизнь прожил, это ли то о чем он мечтал.       Впрочем, воинская выдержка и угрюмый нрав быстро рассеяли тревожные мысли. Спокойной и дружелюбной улыбкой он обратился к любимым ученикам: «Все хорошо, ребят. Я давно уже помышлял покинуть службу и отправится в путешествие. Городская жизнь стала слишком тягостной для меня, даже воздух кажется, будто душит. Наверно я стал слишком стар для всего этого… всего». После чего споры утихли, все были немного подавлены, но никто не держал обид. Заиграли музыканты, повара накрыли стол и все семейство фон Вер дружно пировали до утра, изрядно разорив винный погреб поместья.       Спустя пару дней, Джон де Мур был снят с должности помощника камергера, исключен из городского совета, лишен чинов и владений. Тихо, быстро и без лишней суеты. Сохранив лишь рыцарский титул и неприметное положение в личной гвардии графини. Для семьи фон Вер он остался любимым племянником и дядюшкой. А для простых горожан, торговцев и ремесленников, военных товарищей и лояльных дворян, Джон по прежнему был надежным партнером, верным другом, благородным и справедливым человеком. Жизнь продолжала свой ход.       Спустя несколько месяцев, волнения прекратились и неприятные события недавних времен стали понемногу забываться. Джон продолжил свою финансовую деятельность в порту, но уже как частное лицо. Во многом это предоставило ему свободу, исчезла необходимость следить за всеобщим порядком и можно было, без лишних угрызений совести, сосредоточится на своём деле.       Постепенно рыцарь привыкал к новой роли, все глубже проникаясь тонкостями предпринимательской жизни. Старые связи и новые возможности открыли перед финансистом новые горизонты. Джон стал вкладывать деньги в кораблестроение, заручился поддержкой мастеров и даже сам приобщался к процессу. Его новой мечтой стало отправится в путешествие к далеким землям полуострова Эйсбергау.       Попутно с продвижением к цели, он накапливал знания и опыт, интересуясь тонкостями различных ремесел и искусств. Попытал удачу на почве живописи, правда не особо успешно. Передать прелесть пейзажа с помощью кисти оказалось гораздо труднее, чем описать его с помощью слов. Был момент, когда Джон со злости хотел утопить все свои «шедевры» в море, но двоюродная сестра фон Вер, питающая особую слабость к картинам, вовремя остановила непутёвого художника, забрав картины в поместье. День ото дня, рыцарь блуждал по городским площадям, посещал таверны и различные мероприятия, проникаясь атмосферой мирной городской жизни. Между тем, по неофициальным данным, он был одним из богатейших людей города и к нему частенько обращались по финансовым вопросам. Ссудить денег, пустить в работу капитал и прочие мелочи. Джон стал кем-то вроде ростовщика, только честного и не жадного, что добавляло ему популярности.       Тем временем его личные инвестиционные компании начали приносить плоды. Первые корабли верфи де Мур были построены и готовы к эксплуатации. Семья фон Вер благоволила решению Джона отправится к Эйсбергау и повесила на него миссию наладить торговые отношения с тамошними жителями, предварительно накинув сверху денег и направив военный отряд. Итак, снарядив команду и экипаж, в возрасте 38 лет, Джон де Мур отправился в путешествие.       К тому времени на полуострове образовалась своя политическая система, в центре которой располагалось княжество Кезламор, основанное выходцами из бывшего королевства Кёнингсильбр десятилетия назад. Так же на полуострове находилась колония герцогства – репости Гехофтбург и обитель дварфов, дружелюбных представителей другой расы – крепость Кизабгаст. Все народы жили бок о бок в относительно мирной атмосфере. Правление Инглинга Мудрого привело княжество к процветанию, а торговля с Мельнирштросом и дварфами способствовала развитию прочной экономической сети в регионе.       Полуостров выглядел весьма заманчивым как для путешественника так и для инвестора. Решение отправится туда сулило множество интересных возможностей, приключений и открытий, которые манили Джона своей загадочной силой.       Путь до полуострова Эйсбергау был плавным и легким. Ничего не предвещало беды. Попутный ветер, ласковое солнце, звездные ночи. Погода как бы намекала: «ты на верном пути, друг». Но как это обычно бывает, напасть застала путешественников на подходе к цели. Внезапный шторм унес корабль с намеченного курса. Моряки пытались сдерживать напор природы, но боги морей были неумолимы. Экспедиции суждено провалится. В темноте ночной бури, благородное судно напоролось на скалы, корабль разбился, а немногие уцелевшие были выброшены на берег волнами.       Очнувшись, потрепанное, обожженное солнцем и красное от морской соли лицо Джона больше напоминало вяленную конину. Жуткая жажда превратила его губы в сухарик, а недоумение от чего ему постоянно так не везет, вызывало в полусознательном разуме крики сумасшедшего. Впрочем, по своему обыкновении, Джон взял себя в руки: принялся подбирать остатки ценных грузов и откачивать полуживых спутников. Вскоре, небольшой уцелевший отряд путешественников разбил лагерь на побережье и принялся сверять карты с местностью. Оказалось, что шторм занес корабль в противоположную сторону от места назначения – крепости Гехофтбург. И сейчас несчастные странники находятся где-то в западной части полуострова. «Приехали» - с уставшей улыбкой сказал Джон.       Некоторое время спустя, люди оправились от злоключения и продолжили путь в глубины неизведанных земель Эйсбергау. Природа и ландшафт становились все менее дружелюбными. Странники двигались в сторону гор, время от времени разбивая походный лагерь. Спустя пару дней блужданий, наконец-то, признаки цивилизации. Джон и его товарищи прибыли в деревню Штальбаден. Небольшое провинциальное поселение, занимающееся добычей руд в здешних горах.       Население деревни с опаской встречало вооруженный отряд иноземцев. Отличия в речи были незначительны, но скромный акцент прослеживался в речи местных жителей. Объяснив ситуацию, путников впустили в деревню на ночлег. Скромные хижины из грубо положенного сруба, ветхие крыши, щедро умощенные сухими ветками и соломой, каменные фундаменты и протоптанные тропинки. Деревня выглядело гордо, при всем своём небольшом богатстве. Уставшие путники обосновались в одном из пустующих складов, обустроили некое подобие казарм и разбили лагерь близ постройки. Валюта Мельнирштроса здесь была не так популярна, но к счастью, торговцы, находящиеся в деревни любезно согласились обменять деньги. Правда курс наверняка был несправедливо завышен.       Спустя некоторое время Джон и его спутники постепенно стали осваиваться на просторах здешних земель. Рыцарь ощутил некую родственную связь с этим местом. Этот край был похож на родные земли герцогства Гебирсгрюн. Всё тот же угрюмый пейзаж ухабистых горных вершин и холмы усеянные редкими деревьями. Казалось будто воздух тут..родной, домашний, насыщенный прежней жизнью. Хотелось остаться тут навсегда. Да и с точки зрения инвестиций край выглядел весьма заманчиво: богатые рудники и каменоломни, щедрые леса и реки, торговые маршруты и дружелюбные люди. Джон пообещал вернутся в Штальбаден.       Но прежде всего ему нужно было восстановить связь с родственниками за морем. Многие из членов экипажа имели семьи в герцогстве. Долг уцелевших сообщить печальные новости. К тому же, некоторые их тех кто остался утратили азарт и желание продолжать торговую миссию, желая поскорее вернутся домой. Некоторые, но не Джон. При своем почетном возрасте, он выглядел не старше 30ти, хотя его тело было усеяно шрамами и признаками тяжелого прошлого, душа и сердце рыцаря вновь, за долгие годы, воспылала пламенем свершений, приключений и всего что было так дорого юному мечтателю. Участники путешествия направились на юг полуострова, в крепость Кезламор. Самый крупный город княжества.       По дороге Джон имел возможность попутешествовать по землям полуострова. Этот неизведанный загадочный край приглянулся рыцарю и он принял решение задержаться здесь на некоторое время, а возможно даже навсегда. В ходе своих странствий Джону посчастливилось встретиться и пообщаться с представителями расы дварфов, познакомится с местной культурой, немного изучить флору и фауну полуострова. Невероятной красоты пейзажи влюбили в себя путешественника. Наконец-то отряд достиг стен крепости.       Город процветал: торговые площади наполняло множество товаров, дивных изделий и ценных материалов. Люди жили беззаботной и мирной жизнью, хотя суровость этих мест во многом отличалась от привычных в герцогстве условий. Каждый был занят своим делом и неожиданный визит группы мельриштросцев с севера полуострова не вызывал особого внимания. Те, кто желал вернутся в герцогство отправились на небольших судах в крепость Гехофтбург. Вместе с пожитками и письмами к семьям погибших, Джон отправил письмо своим родственникам из дома фон Вер. Он рассказал о приключениях, кораблекрушении и желании продолжить своё пребывания на просторах Эйсбергау.       Группа искателей приключений разделилась. Немногие, кто предпочел продолжить странствия предложили Джону возглавить отряд. Близилась зима и странники решили остаться в крепости. Спустя некоторое время пришли вести с востока, графиня сочувствовала неудачному началу путешествия, но продолжала верить в успех миссии, вместе с наилучшими пожеланиями от союзников Джона в герцогстве, было направило внушительную сумму монет, необходимое снаряжение и прочие припасы. Джон приобрел небольшой дом в старом районе крепости, с целью использовать его в дальнейшем как перевалочный пункт между герцогством и Эйсбергау.       За время проведенное в крепости, он успел познакомится с жителями и понемногу занимался финансовой деятельностью, вкладывал деньги в развитие мастерских и предприятий. В тылу крепких каменных стен город наполнялся теплом и уютом. Маленький мир, полноценное государство, со своими порядками, традициями, обычаями и законами. Кезламор напоминал Джону родной город.       Шли годы. Благодаря внушительному капиталу и связям в герцогстве, предприимчивый деловод сделал удачное капиталовложение на развитие шахтерского и карьерного промысла в гористых краях Штальбадена. Пускай Джону не слишком везло по жизни, в делах ему сопутствовал успех. Выкупив небольшой участок земли и несколько складских помещений, началось строительство поместья, скромного но уютного, отдаленно напоминающего архитектуру родных городов герцогства Гебирсгрюн. И спустя некоторое время, глава дома де Мур обрел место, которое мог, впервые за долгое время, назвать родным. Свой новый дом. Жители Штальбадена импонировали предприимчивому чужестранцу и со временем Джон заслужил уважение и признание.       Понемногу, он налаживал деловые отношения с торговцами и ремесленниками по всей территории полуострова. Иногда деревню посещали отряды дварфов. они обменивали ткани и провизию на ценные металлы из глубин своих шахт. Пользуясь случаем, Джон делился планами по развитию здешних рудников и обучался у мудрых жителей гор особенностями ведения данного промысла.       Иногда шахтеры наталкивались на самородки ценных металлов и залежи драгоценных камней. Джону пришлось в полной мере освоить навыки оценщика, чтобы грамотно вести торговлю. Хитрые кузнецы пытались обдурить финансиста, выдавая ценные камни за бесполезные блестяшки. Кто-то выигрывал, а кто-то проигрывал. Так и ведутся дела в Эйсбергау. Впрочем, для Джона ценность имел и сам опыт ведения дел, он любил людей, ведь только они способны удивлять и учить новому. Дела шли в гору, Джон сколотил непомерно большой капитал, в том числе и благодаря поставкам с Мельнирштросса. Там у него тоже остались активы и доверенные лица время от времени передавали информацию, знания и ресурсы. Постепенно воин начал привыкать к новой жизни.       Но судьба его была неумолима. Спустя 4 года княжество поразила гражданская война. Смерть Инглинга Мудрого столкнула братьев Эдгхард в междоусобной борьбе за трон. Волнения нарастали и началось восстание. К тому же связь с горной крепостью дварфов прервалась в следствии неизвестных событий. Земли полнились слухами о чуме. Дела шли не очень хорошо. Время от времени пределы Штальбадена посещали мятежники, мародеры и дезертиры. Война вынуждала людей идти на крайнее меры. События стали возвращать Джона к жизни во времена нашествия грауфелов. Бессмысленные кровопролития, война без видимой цели.       Былой боевой опыт и превосходная военная подготовка помогала рыцарю в защите деревни. Но отбиваться становилось все труднее. Людей не хватало, а способных сражаться профессионалов так и вовсе можно было по пальцам пересчитать. Пытаясь как-то защитить свой новый дом, Джон заручился поддержкой местных правителей и предложил проект строительства форта в горах близ Штальбадена. Форт должен был служить щитом от захватчиков и надежной опорой для развития рудников. Мастера и строители стягивались на застройку нового укрепления. Джон лично курировал строительство.       Политическая обстановка накалялась. Наместник крепости Гехофтбург, Генрих Руан присоединился к конфликту на стороне Арне Эдгхарда. Баланс сил постепенно смещался не в пользу официальной власти княжества. А в следствии прекращения связи с крепостью дварфов, ценность руды и металлов возросла до небес. На этой почве, предприимчивый Джон тоже успел подзаработать. Правда не слишком охотно. Он не питал особой симпатии ни к кому из братьев, считая семейные узы священными. Но так как имел активы в Кезламоре, вел торговлю с представителями Роланда Эдгхарда.       Прошло несколько лет, прежде чем восстание исчерпало себя, амбиции братьев и ресурсы полуострова. Сражения изрядно потрепали обе стороны и продолжение масштабных военных действий стало затруднительным. В то же время, в крепость Кезламор прибыла мирная делегация герцогства. Отношения фракций наладились, а строительство форта, тем временем, заморозили.       Но спустя всего лишь год мирной жизни, полуостров посетила жуткая напасть – неведомые науке твари и сущности из ночных кошмаров заполонили земли, уничтожая все на своём пути. Внезапное нашествие лишило жизни многих жителей деревни. В ужасе покидая Штальбаден, Джон присоединился к другому отряду беженцев. Невидимая сила направляла всех выживших с полуострова в крепость Кезламор. С горечью на душе и осадком на сердце, он был вынужден покинуть так полюбившиеся ему края, в надежде обрести спасенье и защиту в стенах твердыни. С привычными спокойствием и невозмутимостью, Джон принял новое испытание судьбы. Ныне он проживает в крепости, занимаясь инвестициями и банковской деятельностью.       События темных времен, как их позднее окрестили, вызвали интерес финансиста и сейчас, параллельно с рутиной городской жизни, он пытается разобраться в том что происходит на полуострове, что это за жуткие твари и тайны их происхождения.       Новая глава жизни последнего из благородного дома де Мур…
Реклама: