Умру в цветах 5

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Перси Джексон и Олимпийцы, Риордан Рик «Перси Джексон и Олимпийцы» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Люк "Лука" Кастеллан/Талия Грейс, Перси Джексон, Аннабет Чейз, Хирон, Гроувер Ундервуд
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU UST Драма Невзаимные чувства Полубоги Полукровки Романтика Смерть основных персонажей Ханахаки Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Талия Грейс дочь Зевса, вместе с Аннабет, Лукой и Гроувером, целой и невредимой добирается до лагеря. Девушка безпамяти влюбилась в своего друга, но не знает как ему сказать.
Спустя несколько лет, один поиск навсегда меняет жизнь Грейс.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Таймлайн : между "Похититель Молний" и "Море Чудовищ".
Альтернативные события.

Визуализация
Талия : https://pin.it/icyilgnhfsyuhy
https://pin.it/yunrvsprc755aw
Люк : https://pin.it/uryild36qawnkj
Аннабет : https://pin.it/pzrxwwkdecin6v
Перси : https://pin.it/dtqsvp4tmv6m2r
Хирон : https://pin.it/axyavpfi4igshj
Гроувер : https://pin.it/w7wv4i24az4vkk

Обложка : https://pin.it/bebsucyld6mojo

Работа для марафона:))) от группы Котята Ficbook, ВКонтакте.

Нет названия

26 ноября 2019, 21:44
POV Талия Ох уже этот поиск. И надо ж было Хирону взвалить его именно на нас. Аннабет Чейз, Перси Джексон, Кларисса ЛаРу, мой брат Джейсон и собственно я, Талия Грейс. Какие-то плохие люди, ну или не люди, украли у Аполлона его священную Лиру. «Надо её найти, и вернуть.» — приказал Хирон. Ну, а мы что? Конечно! Как верные песики побежали выполнять. Долгие поиски по США, привели нас к факторам, всецело указывающим на портовый городок Авлиду, где-то в Греции. Перелетев через океан, и потратив неделю на обшаривание города, мы направились в место, где Лиру спрятали — гору Геликон. Это была не просто гора. Это была полость, в которой находилась прекрасная долина, похожая на Элизиум. Но мы были не единственными претендентами на Лиру. Наш друг… А точнее предатель Люк Кастеллан, с некоторыми своими сообщниками, тоже хотели заполучить волшебный инструмент Апполона. На кой Тартар он им понадобился, не знаю, но факт остаётся фактом, были проблемы. Мы схлестнулись с ними, в низине дола, в центре которого, на пьедестале, стояла Лира. Люк, который по совместительству был ещё и моим возлюбленным, как-то сразу пропал из поля зрения. Я схлестнулась с Селеной Боргарт. — Для дочери Афродиты, ты слишком хорошо сражаешься! — подначивала её я. Но все оказалось проще простого: схватив её за волосы, я подставила подножку и ударом щита отправила её в нокаут. Конец POV Талия Люк занёс меч над Перси, и уже готов был нанести удар, но Талия, вовремя полетела сзади, схватив его за руки (из-за спины) и попыталась помешать. Люк взревел, скинул её себя и обернулся. Он был разъярен, что кто-то помешал ему, но увидев девушку, сразу смягчился и опустил меч. — Люк, зачем? Зачем ты это делаешь? — Талия… Присоединяйся ко мне, и мы вместе будем править этим миром, когда свергнем богов. Твоя помощь, будет просто неоценима. — Ты не понимаешь меня… Люк, он околдовал тебя… — Я не околдован! Он просто предложил мне помощь, в том что  я хотел совершить уже давно. Так ты со мной? — Люк, я не могу поступить так… Но и не могу смотреть как он — кто бы это ни был, творит с тобой это… — Ну и дура. — едко бросил он и напал. Талия парировала удар Эгидой, но будучи мастером сражений на мечах, Люк, извернулся, нанёс ещё один удар, поразивший правое плечо, меч вылетел из рук девушки, а парень поставил подножку и Талия упала на зелёную траву долины. Люк хмыкнул, глядя сверху вниз на полубогиню, отвернулся, но… «Вот, он самый момент, последняя надежда» — подумала Талия и крикнула: — Люк, пожалуйста! Я люблю тебя! — в голосе раненой Талии читалась и мольба и одновременно надежда. Она верила, что эти слова образумят её старого друга. Возлюбленного. Кастеллан на секунду замер. Затем медленно  обернулся и посмотрел в синие глаза дочери Зевса. Молчание тянулось казалось бы вечность. А он все так же молча смотрел на неё. А она замечала, как с каждой секундой влюбляется в него все больше. И тут, Люк открыл рот, и медленно, растягивая слова, произнёс: — А я тебя, нет. В этой фразе, сквозило намного больше яда, чем в жилах того скорпиона, которого предатель натравил на Перси в прошлом году. Талия была поражена, собственной стихией, громом. А безжалостный Кастеллан, не взглянув больше на неё, махнул своим сообщникам и в спешке удалился. Талия заплакала. Слезы обжигали. Её тревожило не столько поражённые клинком плечо, а то, что друг, предал её. Она была уверена, любовь, расшевелит чувства Кастеллана, пробудит его сознание. Но она горько ошибалась. — Талия, ты в порядке? — к ней подбежала Аннабет. — Ω Θεοί! (др. греч. —О, Боги!) — воскликнула она, увидев рану. POV Талия — Ничего, я в порядке. — сказала я, и утирая слезы, попробовала встать. — Ай… — застонала от боли, и вновь опустилась на траву. — Что? Где болит? — всполошилась малохольная дочь Афины, которая беспокоилась за каждый вздох детей большой Троицы. То есть меня и Перси. —  Лодыжка, я кажется её растянула. Не могу встать. — простонала я в ответ. — В сторону, Недотепа, — пробасила Кларисса. Она осторожно ощупала мою ногу, пока Аннабет перевязывала плечо, и подтвердила мои предположения на счёт лодыжки. — Ничего, Талли, как-нибудь выберемся. — улыбнулась она и отошла. — Спасибо, Талия что отвлекла его, — ко мне подошёл Перси — Я успел забрать Лиру, прямо из-под носа Криса Богдрата. Иначе, плакал бы наш поиск! — Не благодари, Водяной, я для того и с вами, чтобы помочь. — Сквозь боль улыбнулась я. Но болит у меня вовсе не лодыжка и не плечо, болит душа. Даже отвергнутая Кастелланом, я продолжаю любить его. Ураган чувств, носился в моей душе, который я никак не смогла бы объяснить.

***

А дальше, долгий путь обратно на запад. Никто не расчитывал, что поиск заведёт нас так далеко. Греция, красивое место, но для поиска, это слишком далеко от лагеря. Наскребя денег на билеты до Вашингтона, мы сели в зал ожидания и все хорошенько вздремнули. Мне снится странный сон, в руках у меня были цветы, и… во рту казалось бы тоже… Я вздрогнула и проснулась, закашлявьшись. Странно. Подумала я, но виду не подала. Что ещё может придумать мозг полукровки, которая уже полтора дня ничего не ела, а только постоянно куда-то шла, бежала и сражалась? Очень много. В самолёте, который летел невероятно плавно, спасибо папуля, мне снились ещё более страшные, и странные даже для меня вещи. Когда мы сели наконец в аэропорту Рональда Рейгана, Перси выдохнул, а я усмехнулась. Ведь Зевс, не станет сбивать самолёт, на котором летит его дочь, если как маленький довесок с ней летит его не любимый племянник. Уладив формальности с документами, мы отправились за 225 миль, в Нью-Йорк. Все бы было замечательно, если бы по пути, мы по наводке моего любимого козла Гроувера, не наткнулась на логово химер. Сражаться с ними, было так сказать не легко, когда их было порядка тридцати, а нас всего пятеро. Ну вот, спустя месяц после нашего отбытия, усталые, чуть живые, мы добрались до Лагеря Полукровок. Хирон встретил нас с распростертыми объятиями, отобрал Лиру Апполона и определил в лазарет. Мне стало чуть хуже, через денька два, после нашего возвращения, но это ухудшение, с лихвой компенсировали нектар и амброзия. Три месяца спустя Я возвращалась в домик после тренировки. Уже темнело и нимфы зажгли факела на столбах рядом с домиками. Ужина ещё не было, но до смерти хотелось просто лечь и заснуть. Я зашла в свой серебряный «мавзолей» как я его в шутку называла. Ну, а что, у русских же дом кого-то важного, живущего на Красной Площади, называют мавзолей, мы, полукровки, чем хуже? Я не успела звжечь свет, как вдруг в глазах потемнело, голова закружилась, я мотнула головой, но ничего не прошло. Облакотившись на дверь, я вдруг начала кашлять. Не просто кашлять, задыхаться. Что-то ужасное шевельнудось внутри меня, я поперхнулась, и на пол передо мной, упал окровавоенный пион. Это был цветок. Гребаный цветок внутри моих лёгких, какого черта?! В дверь постучали. — Талия, собираемся, ужин! — это была Аннабет. Я прокашлялась и сказала: — Иди без, меня, я сейчас буду. Аннабет что-то сказала, но я не слушала что. Подступал ещё один приступ. Спасибо, Господи она ушла раньше, чем я разразилась кашлем. На этот раз было хуже, горло словно вспарывало что-то идущее изнутри. Бутон розы, с кусочком стебля, покрыто го шипами. Вот что это.

***

Те странные приступы, не были единственными. Они случались с возростающей переодичностью, каждый день. И каждый день все больнее. Иногда, выходили просто лепестки, но вытащить их из себя было все равно сложно. Я не педставляла что это за хворь, проклятие, может кто из детей Деметры на меня взьелся? Да вроде не похоже. Однажды, в какой-то старинной греческой книге, в библиотеке, я нашла нечто похожее на мои симптомы: «Из лёгких человека или полу бога, выходят цветы и их лепестки. Это может быть процесс чрезвычайно болезненный. Подверженному этой болезни человека, невозможно излечить, а причиной болезни, может стать только неразделеннаая любовь.» Но пугало больше не это, а заключение: «Болезнь имеет летальный исход.» Вот и все. Ох, не так я представляла свою смерть, ох, не так… Конец! И от чего? От любви! От любви к гребанному Люку Кастеллану! И почему же природа выдумала такие страсти? Нет, я этого так не оставлю. Я решила послать к Люку Шторма, моего орла, с письмом, с разъяснением.

***

Шли недели. Болезнь прогресировалла. Однажды, Аннабет, остановила меня после тренировки и напуган, но глядя мне в глаза спросила: — Талия, ты как-то странно себя ведёшь, что-нибудь случилось? И вот что ей на это ответить? Рассказать и болезни? О том что почти весь мой живот и Спина заросли цветами? Рассказать о страшных приступах по нескольку раз на день? Ну уж нет. — Ты, ошиблась, все хорошо. — улыбнулась я.

***

Люк безмолвствовал. Шторм вернулся, но без письма и какого-либо намёка на записку. Или не поверил, или и правда наплевать он на меня хотел.  Но что бы там ни было, моё превращение в дриаду почти закончено.

***

Сегодня Хирон, для разнообразия, отправил нас стеречь вход в лагерь. Ну, а почему бы и нет? Ну хоть не с новичками заниматься заставил, и то хорошо! А причины у него были достаточно веские. Многие монстры, стали покушаться на не защищённый лагерь, в котором так много почти беззащитных полукровок. Вот и этот день не остался исключением. Я, Аннабет, Перси, Кларисса и братья Стоул, полностью снаряженные в доспехи и вооружённые мечами, патрулировали территорию лагеря. Настолько сконсентрированных патрулей, я ещё не совершала. Был важен каждый шорох, каждый писк и треск. И я даже забыла о том, что вот-вот, и сквозь доспех может пробиться расток ландыша. А вот и они. Мы конечно, надеялись что хоть сегодня, чудовища сделают одолжение, и не будут нападать. Но не тут то было. Три здоровенный циклопа, шагали к входной арке лагеря. — Рассредоточимся, — командовала я, по праву сильнейшей, — Перси, Аннабет, на лево, братья на право, Кларисса со мной. Вот так. На пару одного циклопа. Я сомневалась, что мы сможем справиться, потому, подала сигнал в лагерь, о том, что нам требуется помощь. Циклопы явно побеждали. Если мы и Аннабет с Перси как-то удерживали оборону, то раненые и угнетенные Стоулы, спаслись бегством. Я убежала чуть вперёд,  Как вдруг, снова начался приступ. Если раньше, я могла как-то его сдержать, то сейчас, он казалось разрывает мне лёгкие и я потонула в неостановимом кашле. — Талия? Талия! — Бегите, — кашель — я задержу их! — они отступали, но упертая Аннабет, рвалась назад. — Уходи, Чейз! — крикнула я на последнем дыхании. Я смело и самоотверженно направилась на прямую к Циклопам. От тяжести доспехов, мне стало дурно, стянув с себя, я откинула их. Одного из чудовищ, искромсанного Клариссой, мне удалось добить, но другой, схватил меня и отбросил на прогалину леса, недалеко от входной Арки. Цветы заполонили лёгкие, росли сквозь одежду, мне становилось все труднее дышать, я устремила взгляд в небо… «Отец, — мысленно взвала к нему я, — помоги…» С неба закапал дождь… Мой отец не оставил меня… «Спасибо, папочка…» выдохнула я. Конец POV Талия Полубогиня, дышала все тяжелее, все медленнее, но с одной из капель дождя, из её тела, начала подниматься большая сосна. Талия покрытая цветами, начинала превращаться в дерево. В конце метаморфоза, на месте некогда весёлой Талии Грейс, росла сосна, обвитая цветочной лозой, которая создала незримый барьер, преградивший монстрами путь. Вот так закончилась история, отважной девушки, дочери Зевса. Или ещё нет…?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.