Перевод

Ornament 98

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Mo Dao Zu Shi, Неукротимый: Повелитель Чэньцин (кроссовер)

Автор оригинала:
syriala
Оригинал:
https://archiveofourown.org/chapters/50054801

Пэйринг и персонажи:
Лань Хуань/Мэн Яо, Лань Цижэнь, Не Минцзюэ
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ООС Отклонения от канона Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Единственная мысль Лань Сичэня — это то, что у Мэн Яо идеальный рост для поцелуев в лоб.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Ornament

30 ноября 2019, 11:40
Лань Сичэнь не ожидал снова увидеть Мэн Яо так скоро, хоть он и не может сказать, что разочарован. — Глава ордена Лань, — приветствует его Мэн Яо, опускаясь в соответствующий поклон. Лань Сичэнь чувствует себя неправильно, видя его в таком положении. — Господин Мэн, — отвечает он и возвращает поклон, как требовало того приличие, — Господин Мэн, церемония приветствия окончена. Почему бы не вернуться и отдохнуть? Мэн Яо слегка улыбается ему, и Лань Сичэнь снова поражается ямочкам, появляющимися на его лице. — Я хочу попрощаться с вами, — говорит ему Мэн Яо, и разочарование охватывает главу ордена. — Попрощаться? — спрашивает он. — Почему бы не остаться на несколько дней до отъезда? — Я просто гость ордена, а не ученик. Мне не стоит задерживаться надолго, — говорит Мэн Яо, и Лань Сичэнь слегка хмурится. Не Минцзюэ не стал бы злиться на мужчину за то, что тот провел время в Облачных глубинах. Он знает это, но не уверен, что сможет убедить в этом Мэн Яо. Не похоже, что у него действительно есть причина остаться, кроме желания главы ордена не видеть, как он уходит. — Если так, то я не могу убедить вас остаться, — говорит Лань Сичэнь с оттенком сожаления в голосе и делает шаг ближе к Мэн Яо. — Господин Мэн, глава ордена Цинхэ Не честен, откровенен и знает, когда наказать или наградить. Если есть кто-то, кто вносит свой вклад, он будет обращаться с ним справедливо. Не Минцзюэ может быть суровым, но только к тем, кто заслуживает этого, Лань Сичэнь доверяет ему справедливое отношение к Мэн Яо, независимо от его наследия и того, что говорят все остальные. — Я запомню ваши слова, — отвечает мужчина с неуверенной улыбкой, намекающей на ямочки на его лице. — Большое спасибо за вашу помощь на церемонии приветствия. Он снова начинает кланяться, и Лань Сичэнь перехватывает его движение, останавливая от поклона, которому он мог научиться у Не Минцзюэ. А затем его разум, должно быть, замыкается, потому что единственная мысль Лань Сичэня — это то, что у Мэн Яо идеальный рост для поцелуев в лоб. И он просто наклоняется вперед, чтобы прижаться губами к пробору волос Мэн Яо. Мужчина замирает, Лань Сичэнь чувствует это в руках, которые он все еще держит и надеется на предков, что не покраснел. Он отстраняется и отчаянно пытается вести себя как можно более разумно. — Всегда пожалуйста. Мы ровесники, не надо меня так благодарить. Мэн Яо сжимает губы, а затем наклоняет голову, так как не может закончить поклон, когда руки Лань Сичэня все еще держат его собственные. — Пожалуйста, простите меня, что я ухожу, — говорит Мэн Яо, и Лань Сичэню нравится мысль, что он слышит настоящее сожаление в его голосе. Но Мэн Яо все же уходит. День спустя Лан Сичэнь отправляет Не Минцзюэ просьбу на ухаживание.

***

— Какого черта ты делаешь? — встречает его Не Минцзюэ неделю спустя, когда Лань Сичэнь входит в его комнату. — Прошу у вас разрешения ухаживать за одним из членов вашего ордена, — спокойно говорит Лань Сичэнь. — Ты хоть знаешь, кто он такой? Кто его отец? — Да. Сплетни могут быть запрещены в Облачных глубинах, но даже мой дядя не может постоянно соблюдать правила. Я знаю, кто он такой. — И ты все равно здесь, прося права на ухаживание? — Да, — решительно говорит Лань Сичэнь и почти вздрагивает, когда Мэн Яо появляется позади трона Не Минцзюэ. — Господин Мэн, — приветствует он его, склоняясь в более глубокий, чем обычно, поклон, и слышит, как Мэн Яо резко вздыхает при этом. — Глава ордена Лань, пожалуйста, — мужчина бросается вперед, несомненно, чтобы попытаться остановить Лань Сичэня от такого глубокого поклона ему, но Не Минцзюе удерживает его. — Если он примет твое ухаживание, и об этом станет известно, то Цзинь Гуаншань захочет признать его своим сыном. Он ухватится за возможность объединиться с твоим орденом. — Я знаю, — отвечает Лань Сичэнь, но ему все равно. Пусть Цзинь Гуаншань получит желаемое, если он думает, что это ему поможет. Лань Сичэнь всегда будет помнить, что он отказывался признавать Мэн Яо своим сыном, пока это не принесло ему пользу. Не Минцзюэ глубоко вздыхает, а затем опускает руку, удерживающую Мэн Яо. — Это его выбор. Он не ученик ордена и сам принимает решения. Лань Сичэнь немедленно поворачивается к Мэн Яо. — Господин Мэн, я официально прошу права ухаживать за тобой, — говорит Цзэу-цзюнь, снова кланяясь ему, и на этот раз Мэн Яо делает шаг вперед, чтобы остановить его. — Глава ордена Лань, — начинает он, но затем останавливается, чтобы поправить себя. — Лань Сичэнь, я принимаю твою просьбу. Цзэу-цзюнь резко вскидывает голову, и его сердце бешено колотится в груди, когда он видит, как Мэн Яо улыбается ему своей улыбкой с ямочками на щеках. — Спасибо, — шепчет он, а затем не может удержаться, чтобы не наклониться и не поцеловать мужчину в лоб. Не Минцзюэ издает испуганный звук, но Мэн Яо наклоняется к прикосновению, и Лан Сичэнь снова удивляется тому факту, что мужчина имеет идеальный рост для этого. — Я обещаю относиться к тебе доброжелательно и с уважением, — произносит он традиционные слова, и Мэн Яо почти улыбается ему. — Я знаю, что так и будет.

***

Лань Цижэнь недоволен решением племянника, и Лань Сичэнь задается вопросом, почему дядя решил, что Мэн Яо тоже должен присутствовать на этой встрече. Он не должен был все это слышать. Но опять же — говорить за спиной тоже запрещено в Облачных глубинах. — Он незаконнорожденный сын! — Лань Цижэнь почти кричит, и Цзэу-цзюнь чувствует, как Мэн Яо напрягается рядом с ним. — И это было не его решение и выбор, — отвечает Лань Сичэнь и протягивает руку, чтобы взять Мэн Яо за руку. Его дядя прищуривается, но глава ордена не собирается отпускать Мэн Яо. — Цзинь Гуаншань только и ждал этого шанса. Он уже послал запрос о встрече, несомненно, чтобы поговорить о ваших… — дядя замолкает, жестикулируя между ними. — … отношениях, — говорит Лань Сичэнь, потому что ухаживание давно закончилось. Не то, чтобы это долго продолжалось. В конце концов, они оба знают, чего хотят. — Бесстыдники, — шипит Лань Цижэнь, но племянник не опускает взгляд. Нет ничего, за что ему было бы стыдно. — Мне жаль, что я побеспокоил вас, Старейшина, — говорит Мэн Яо как всегда прилично, и глаза Лань Цижэня обращаются к нему. — Если бы тебе было жаль, тебя бы здесь не было, — огрызается Старейшина, и Лань Сичэнь чувствует, как в нем вспыхивает гнев. — Дядя! — он срывается. — Ты ведешь себя неуважительно! Лань Цижэнь делает глубокий вдох и снова выпрямляется. — Если он хочет продолжать это, — говорит он им, прищурившись, — ему придется отказаться от Цзинь Гуаншаня.  — Что? — Лань Сичэнь просит разъяснений. — Цзинь Гуаншань хочет признать его своим сыном и принять его в орден Цзинь. Мэн Яо придется отказать ему. Он вступит в брак как гость ордена Цинхэ Не или не вступит вообще. Лань Сичэнь чувствует, что краснеет от намека на брак, потому что они еще не говорили об этом и от гнева за Мэн Яо. Но второй мужчина ободряюще сжимает его руку. Долгое время никто не произносит ни слова, и Лань Цижэнь смотрит на них обоих сверху вниз. — Нам нужно поговорить. Он, должно быть, хочет подумать об этом, — в конце концов говорит Лань Сичэнь, потому что заставить Мэн Яо принять решение сейчас более чем жестоко. Он знает, как сильно Мэн Яо хочет быть признанным сыном Цзинь Гуаншаня. Он не раз говорил Лань Сичэню, что ему часто снятся золотые одежды ордена Цзинь. Лан Цижэнь вздыхает, но прежде чем он успевает что-то сказать, Мэн Яо прерывает его. — Тут не о чем думать. Он поворачивается к Лань Сичэню, на его лице явные признаки беспокойства, и Цзэу-цзюнь боится, что Мэн Яо откажет ему в качестве своего партнера и вместо него выберет Цзинь Гуаншаня. Но затем Мэн Яо говорит: — Я знаю, что мы никогда не говорили об этом, но если ты хочешь, чтобы я стал твоим мужем, я буду более чем рад отказаться от признания Цзинь Гуаншаня. — Я хочу, чтобы ты был для меня всем, — задыхаясь, говорит Лань Сичэнь, а затем притягивает Мэн Яо ближе, чтобы он мог поцеловать его в лоб. Он игнорирует возмущенный крик дяди.

***

Церемония относительно небольшая: на ней присутствует Лань Цижэнь, а также Ванцзи; Не Минцзюэ и Не Хуайсан тоже пришли, чтобы присутствовать на свадьбе. Цзинь Гуаншань отказывается даже признавать существование ордена Лань после того, как Мэн Яо сказал ему, что никогда не будет его сыном, и Лань Сичэнь более чем доволен этим. Мэн Яо был потрясающим в красном, Лань Сичэнь навсегда сохранит это воспоминание, но ничто не может превзойти его в одежде ордена Лань. Лань Сичэнь любит видеть его в бело-голубых одеждах, украшенных облаками, а его волосы собранными вместе одним из изящных серебряных головных уборов, которые предпочитает их орден. Лань Цижэнь не разрешил Мэн Яо носить ленту на лбу, ибо его презрение к их браку все еще было слишком явным, но Лань Сичэнь не может сказать, что он очень расстроен. Это оставляет лоб Мэн Яо свободным для поцелуев, и это в любом случае намного лучше.