Вдох и выдох 189

Ms. Jane Doe автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Пэйринг и персонажи:
fem!Наруто Узумаки/Какаши Хатаке
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Вымышленные существа Гендерсвап Драма ООС Отклонения от канона Повседневность Постканон Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Иногда увиденное кажется совсем не тем, что есть на самом деле. Так что иногда просто нужно не торопиться делать выводы

Посвящение:
Музе Гурен за заявку на эту пару

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Буду рада видеть вас в своей группе в ВК: https://vk.com/club173590428
7 декабря 2019, 23:13
      Вдох.       Выдох.       Вдох.       Сердце колотилось в груди так громко и так сильно, что закладывало уши, и ничего, кроме этого оглушительного грохота не было слышно. Наруто промокла до нитки, с одежды стекали ручейки, волосы спутанной и слипшейся копной прилипли к коже и тем самым раздражали, но все это блекло по сравнению с тем, что вытворяло ее сердце в эту секунду.       Он не был ее. По крайне мере в той роли, в какой она хотела бы его видеть. Для него она была ученицей, дочерью его сенсея, героиней войны, будущей Хокаге, джинчуурики, раз уж на то пошло. Но не девушкой, на которую стоит обратить внимание.       Наруто во многом проигрывала той, что сейчас стояла возле Какаши и прижималась к нему, получая драгоценное тепло от мужского тела, пока сама Нару дрожала под проливным дождём. Она была молодой, неопытной, неумелой во многих вещах, наивной, шумной и безрассудной, в то время как женщина перед ней… она была красивой. Очень красивой. И явно полной противоположностью Узумаки.       Джинчуурики послушно следовала словам Курамы.       Вдох-выдох-вдох-выдох. Успокойся.       Но успокоиться не получалось. Совсем. Словно с каждым глотком воздуха она вдыхала яд, который медленно расползался по ее телу, заставляя его коченеть и смотреть, как в паре десятков шагов перед ней какая-то неизвестная женщина сперва подошла к Какаши, ненамного опередив Узумаки, потом порывисто обняла, а теперь…       Сердце ухнуло глубоко вниз и камнем замерло, прекращая биться. Эта женщина даже не сняла его маску. Но при этом так по-свойски поцеловала, будто делала это уже не один раз.       В мыслях кружили одни и те же вопросы. Зачем он вообще позвал ее, Наруто, сюда сегодня? Что хотел сказать в этот дождливый день, когда все сидят по домам и носа не высовывают? Показать, что у него есть возлюбленная и попросить, чтобы она порадовалась за него? Чтобы похвастаться, что спустя столько времени, он больше не одинок, и теперь и ей пора найти своё счастье?       Она так долго пыталась понять и принять, что он для неё больше, чем просто учитель и человек, которым она всегда восхищалась пополам с раздражением от его вредных привычек и странных поступков. Наруто упорно избегала даже мысли о том, что он может ей нравиться, не говоря уже о влюбленности. А когда бороться с самой собой стало просто невозможно, да и Узумаки от этого устала, она просто смирилась с этой мыслью — она влюблена в своего сенсея.       Ино, Сакура и Хината недоумевали, как это может быть. Почему он, как это случилось, когда? Она ведь даже лица его не видела! А вдруг там и правда заячьи огромные зубы или крохотный до безобразия рот?       Как будто это уже имело значение. Как будто это хоть когда-то имело значение. Это был он — Какаши Хатаке, и только это было ей важно.       И сейчас его целовала какая-то незнакомка.       Уходи отсюда.       Последовать совету Курамы на этот раз было сложнее. Тело не слушалось, а глаза будто специально хотели запомнить во всех подробностях происходящее, а потому жадно следили за развернувшейся перед ними сценой, чтобы потом с болезненной точностью вспоминать увиденное и знать, что он не с ней, что не ее.       Так что в итоге Кьюби взял все в свои лапы.       Жгучая Ки прошлась по всему ее организму, отрезвляя и приводя в чувство. Легкие снова начали дышать самостоятельно, без подсказки Лиса, руки дернулись в попытке протереть глаза, которые заливал дождь, а ноги, наконец, начали разворачиваться, чтобы унести ее подальше от происходящего.       Какаши же резко отпрянул от женщины и напряженным, взволнованным взглядом, который не укрылся от Наруто, оглянулся по сторонам. Проверяет, никто ли не заметил его? Вот только глаза Копирующего быстро заметили Нару и потрясенно уставились на девушку.       — Наруто! — он резко оттолкнул от себя женщину и ринулся к Узумаки, которая непонимающе проследила за тем, как пятится от Хатаке незнакомка.       — Вы… зачем это оттолкнули ее? — почему-то спросила Наруто, вновь застыв на месте.       — Тебя это сейчас интересует? — потрясенно выдохнул Какаши и внимательно осмотрел девушку перед собой. — Ты же совсем замёрзла! Пойдём. Зря я сегодня тебя пригласил сюда…       — Но… она…       — Наруто, я с ней даже не знаком лично, — тяжело вздохнул Какаши, явно зная, что без объяснений Нару вряд ли сдвинется с места. — Мы виделись с ней от силы раз пять, когда я был проездом у них деревне, а я закупал продукты у ее матери. И все.       — Но…       Значит, она ничего для него не значила? Значит, та женщина не его возлюбленная? Значит… он позвал ее… а для чего он ее позвал?       Судя по всему, последний вопрос она задала вслух. Какаши как-то неожиданно смутился, но быстро взял себя в руки и потащил девушку за собой, бормоча что-то под нос и бросая гневные взгляды себе за спину, где неизвестная женщина принялась пинать высокую траву и гневно что-то кричала, попеременно сыпя проклятиями в адрес Хатаке и ещё какой-то женщины.       Какаши не обратил на вопли никакого внимания и просто шёл вперёд, пока не заметил навес какого-то старого магазина, которым уже давно не пользовались и чья крыша грозила рухнуть в любой момент. Наруто все также послушно следовала за мужчиной, ничего не говоря и абсолютно ничего не понимая.       Когда же они оказались под навесом, скрытые ото всех пеленой непрекращающегося ливня, Какаши навис над девушкой, внимательно всматриваясь в голубые глаза напротив, словно искал в них ответ на ещё не заданный вопрос. Его взгляд блуждал по ее лицу, замечая малейшие детали до тех пор, пока он не чертыхнулся и не отошёл от неё, вцепившись себе в волосы.       — Какаши? — взволнованно спросила Наруто, не зная, что ей стоит сейчас делать.       Оставь его в покое. Сейчас все узнаешь.       Хатаке пару минут неподвижно стоял напротив девушки, а потом тихо, почти неслышно пробормотал:       — Сенсей бы меня убил…       — Папа? — непонимающе переспросила Нару, нахмурившись и не понимая, что вообще происходит. Он позвал ее сюда в дождь, она застала его с какой-то женщиной, которую даже сам Хатаке толком не знал, потом притащил сюда и теперь ещё и говорит что-то о том, что папа бы его за что-то убил? Это было по меньшей мере странно. А ещё говорили, что ее логика непонятна.       — Он бы точно меня прикончил… — ещё раз пробормотал Какаши.       — Да почему? Что таког… Ооо!       Она не смогла скрыть своего удивления, когда Какаши неожиданно стянул с себя маску. У него не было никаких дефектов, он был прекрасен. Ино и Сакура умерли бы от зависти, если бы увидели его лицо. Симметричное, с острым подбородком, полными губами, которые были немного приоткрыты и… Святые биджу, это родинка?       Он не дал ей додумать. Ещё раз чертыхнувшись, мужчина вдруг оказался рядом с ней и резко, немного властно притянул ее к себе.       — Будь ты проклята, Наруто Узумаки, но ты нужна мне. Я… я люблю тебя и если бы не та чертова девица, я бы сказал это совсем иначе, но…       Он замолчал на мгновение, а потом просто притянул ее к себе ещё ближе и поцеловал. Грубо, жадно, требовательно, пока Наруто пыталась осознать и принять происходящее, не решаясь закрыть глаза.       Либо оттолкни его, либо целуй в ответ.       Отреагировать Наруто не успела — Какаши отстранился от неё и внимательно посмотрел в ошарашенное и немного испуганное лицо бывшей ученицы.       — Твой отец точно бы…       Он не договорил, потому что в этот раз Наруто прижалась к нему в поцелуе — неумелом, но страстном и жарком. И в отличие от неё, Хатаке не медлил, а тут же ответил ей, перехватывая инициативу и задавая темп.       Все неожиданно стало совсем другим. Губы мягко касались губ, руки больше не сжимали в удушающих объятиях, а обнимали ласково и бережно, Какаши не нападал, а Наруто не боялась.       — Почему?.. — Узумаки не могла сформулировать вопрос до конца. Почему поцеловал? Почему сегодня? Почему она? Почему все произошло именно так?       — В этот день, двадцать лет назад, Минато-сенсей сделал предложение Кушине-сан. Под точно таким же дождем, посреди улицы, на виду у всех, именно здесь. И я хотел… я думал…       Наруто потрясенно смотрела на Какаши, даже не представляя, что сказать на такое объяснение.       Да он романтик…       Пожалуй, да. Он не предлагал ей выйти за него. Он не клялся ей в несбыточных обещаниях. Но он сделал куда больше, чем она ожидала, больше, чем она мечтала.       — Я люблю тебя.       Наруто неожиданно поняла, что сказать три таких простых слова оказалось куда проще, чем она думала. Она сотни раз представляла себе, как могла бы признаться ему, воображала тысячи вариантов его реакции и ответов, но не думала, что это случится вот так. Когда они оба, мокрые от дождя, после случившегося недопонимания будут стоять под навесом покорёженного временем здания в объятиях друг друга.       Какаши замер, а после медленно выдохнул. Облегченно. Радостно. Счастливо.       Хатаке осторожно поцеловал ее ещё раз, а потом ещё, а после прижался своим лбом к ее, и тихо, но твёрдо и уверенно прошептал:       — Теперь ты моя, Наруто. Даже если твой отец восстанет из могилы за это и попытается меня убить.       Узумаки не смогла сдержать смешка и прошептала в ответ:       — Если что, я смогу тебя защитить.       Он кивнув и прижал ее к себе ещё ближе, ещё теснее, пока дождь лил и никак не прекращался.       Вдох.       Выдох.       Дыши, Наруто, дыши.       Радуйся.       Будь счастлива.       Ты этого точно заслужила.
Реклама: