Муравьи В Штанах +7024

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Волчонок

Основные персонажи:
Дерек Хейл, Стайлз Стилински (Мечислав)
Пэйринг:
Дерек/Стайлз
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, PWP
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Hothothot » от Рориман
Описание:
Написано по заявке на Teen Wolf kink:
Стая идет в поход, секс в палатке. Дерек зажимает рот Стайлзу, чтобы заглушить стоны.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 июня 2013, 09:28
— Дерек. Дерек. Дерек, ты спишь? — монотонно бубнил Стайлз. — Я знаю. Я знаю, что ты не спишь. Дерек. Ответь мне. Дерек, я так долго могу. Дерек.
— Что?! Стайлз, что?! — Дерек, до какого-то момента искренне веривший в то, что сможет спокойно уснуть, вскинулся, подсвечивая красными глазами.
— Мне кажется, у меня в спальнике муравьи, — охотно поделился с ним Стайлз своей проблемой.
— Мне кажется, у меня в палатке дебил, — в тон ему ответил Дерек, упав обратно.
Стайлз принялся яростно чесать места укуса, вслух комментируя, что бы он сделал с этими муравьями, если бы поймал хоть одного.
— Стайлз, захлопнись, — недовольно пробормотал Дерек. Подумав, он прибавил:
— Меня ни разу не укусили.
— Да ты несъедобный, — хмуро сказал Стайлз. — Никто тебя не кусает, потому что даже насекомые боятся стать оборотнями. Вашим видом они не питаются. Знаешь, эволюционно приобретённое чутьё.
— Ты же знаешь, что это херня? — Дерек старался быть сдержанным.
— Само собой. Херня, да, может быть. Еще я видел, как оса трахала человека! Ну, на картинке, понятное дело. Страшная штука – интернет, — резюмировал Стайлз, а потом сообщил вдруг без перехода. — Я бы мог лечь к тебе.
— Головой ударился? — ласково спросил Дерек.
— Пожалуйста, — обезоруживающе искренне сказал Стайлз. Дерек подавился уже готовым рявком. — Я сильно не помешаю.
Дерек шумно выдохнул. В том-то и беда, что нет, не помешал бы, хотя и должен был.
— Я так уснуть не смогу, — подлил масла в огонь Стайлз.
Дерек вздрогнул. Нет, само собой, о чём он, Стайлз мешал. Сейчас он трепался, он не давал спать, и вообще он делал какую-то незапланированную херню на регулярной основе, его кусали, и хорошо, что только муравьи, потому что иначе… на этом месте Дерек запутался, поморщился и расстегнул свой спальник. Стайлз, услышав звук расстёгиваемой молнии, вылез из своего спальника с рекордной скоростью и ловко ввинтился в освободившееся пространство.
— Спаситель от муравьёв, — одобрил он. — Давай у тебя будет кличка Муравьиный Лев?
От Стайлза пряно и вкусно пахло костром, до того, как улечься, он скакал вокруг огня, пытаясь поджарить насаженный на прутик хлеб, маршмеллоу, сосиску, погреть руки — и всё это одновременно.
— Не давай, — мрачно сказал Дерек, отвернулся, прикрылся краем незастёгнутого спальника и закрыл глаза. Стайлз мерно дышал рядом, прижимаясь к его спине своей, горячей.

— Парад сосисок, — вдруг внятно сказал Стайлз.
Дерек резко открыл глаза, чувствуя, как с него слетает сон.
— Мне надо уточнить?...
— У нас в палатке, — пояснил Стайлз. — Ну знаешь, тут везде булочка и сосиска, у всех счастливый хот-дог, а у меня тут парад сосисок.
— Вся моя жизнь — грёбаный парад сосисок! — мрачно сказал он, приподнявшись на локтях.
— Сочувствую, — наугад ошалело сказал Дерек.
— Конечно, — горько пробормотал Стайлз. — Сочувствие.
В принципе, печаль Стайлза можно было понять: три пасторально занятые парочками палатки и оставшийся ему и Стайлзу вариант кого угодно ввели бы в депрессию. Кого угодно, кто хотел бы оказаться половиной хоть какой-нибудь парочки.
Стайлз точно хотел. Скотт и Эллисон, Джексон и Лидия, Айзек и Эрика — судя по всему, поход превратился в урок сексуального образования. У каждой счастливой сосиски была своя благосклонная булочка, если выражаться языком Стайлза.
Дерек закатил глаза, скривился, помрачнел, потому что его всё равно никто не видел, и отвечать на сетования Стайлза не стал.
Ненадолго в палатке воцарилась тишина. Дерек начал проваливаться в сон.

— Дерек. У холмов есть глаза, — помолчав, вновь завёл Стайлз, которому не спалось.
— Нету, — равнодушно успокоил его Дерек сквозь вновь навалившуюся на него дремоту. — Заткнись и спи.
— Ты не понимаешь, — заспорил Стайлз. — Мы в безлюдном месте. Вокруг только тёмный лес. В том фильме вокруг тоже не было ни души. Знаешь, кто живёт в безлюдных местах? Конечно, знаешь, да, это тупой вопрос. Суть не в этом, а в том, что среди скрипа деревьев и всех этих звуков ночного леса может таиться кто и что угодно. Возможно, он уже сейчас идёт к нашей палатке.
Против всякой логики, Дереку стало не по себе.
— Вендиго, — тихо сказал Стайлз. — Выползает из пещер и кричит человеческим голосом. Зовёт на помощь.
Дерек нахмурился. Стайлз вдруг заворочался и повернулся к нему лицом.
— «Пожалуйста», «помогите», — проговорил Стайлз куда-то ему в затылок. — Ты выходишь, а там он. С длинными руками, стоит и поджидает. Они людоеды, вообще-то.
— Стайлз, — не выдержал Дерек и резко повернулся к нему. — Ты заебал уже.
— Я ещё и не начинал, — быстро ответил Стайлз, и, судя по всему, подёргал бровями вверх-вниз. В темноте Дереку было сложно разобрать. Почти невозможно. Он молчал, пытаясь разглядеть лицо Стайлза.
Или он ошибается, или это сейчас был «флирт-по-Стилински».
— Но я могу, — выговорил Стайлз и придвинулся поближе. — Знаешь. Не только в переносном смысле. О, чёрт…
Дерек молчал, чувствуя, что тут, в замкнутом пространстве, стало ощутимо жарче. И смотрел на Стайлза, приподняв брови в немом изумлении.
Господь, благослови темноту.

— Давай так, — Стайлз между тем облизнул губы. — Если ты меня ударишь, то не так сильно, чтобы назавтра это заметили все.
И медленно, как будто его рука весила целую тонну, положил ладонь ему на талию.
Дерек, наконец, прозрел, окончательно.
Пальцы Стайлза теребили шлевки его джинсов и цеплялись за край майки, как будто Стайлз и хотел её задрать, и в то же время боялся.
— Например, не по лицу, — попросил Стайлз, дыша через раз. Дерек не сразу понял, о чём он, а когда понял — кое-как поднял руку и отвесил ему еле ощутимый подзатыльник. Стайлз будто этого и ждал, как выстрела на старте, и ткнулся ему в шею, скользя мокрым языком.
Дерек на пробу положил ладонь ему на поясницу — и уже не смог убрать, гладя его по спине, и остановился только тогда, когда понял, что Стайлз горячо дышит ему в губы.
— Я зубы чистил, — шепотом сообщил ему Стайлз. — Там, ручей. Спорю, что ты не ожидал от меня такого уровня высшего пилотажа. Даже в походе нашёл время, Стайлз всё предусмотрел.
— Не придуривайся, — он сглотнул так шумно, что это точно можно было услышать даже из соседних палаток. — Ты соображаешь?...
— Восемнадцать, Дерек, — кажется, Стайлз с трудом шевелил сухими губами. — Неделю назад. Мне было. Можешь поздравить сейчас. Ты мне даже открытку не подарил. Как мудак.
У Стайлза тяжело колотилось сердце – и у Дерека тоже.
— У меня с фантазией хреново, — признал Дерек, думая совсем о другом. О том, например, что его личная, человеческого происхождения, заноза в заднице его соблазняет. Сейчас, тут, при всех. — Сам знаешь.
Секунду спустя Дерек уже целовал его, удивляясь тому, что не сделал этого раньше. Стайлз, посапывая, беспорядочно шаря руками по его бокам и животу, принимал поцелуй просто идеально — раскрывая рот, давая кусать мягкие губы, лаская его кончиком языка.
— На вкус как победа, — задумчиво признал Стайлз, облизнувшись, когда Дерек отстранился, чтобы он наконец-то начал нормально дышать.
Дерек, чувствуя всё то же беспорядочное сердцебиение, молча принялся расстегивать его штаны. Стайлз согласно ёрзал, помогая их спустить, и хватался то за задницу Дерека, то за ширинку, то за бедро, жадно сжимая пальцы.

— Нас все слышат, да? — уточнил Стайлз вдруг. Дерек кивнул и тот каким-то чудом понял это в темноте.
— Отсосите, — довольно сказал Стайлз. Дерек услышал, как Скотт тревожно всхрапнул в паре-тройке ярдов от них.
Бдительный Скотт.
— Но все спят, — добавил Дерек, возясь с собственными джинсами и путаясь пальцами со Стайлзом, который тоже стремился стащить с него штаны как можно скорее. Сразу после последовал черед футболки с майкой.
— Ну тогда проснитесь и отсосите, — невнятно пробормотал Стайлз, закидывая на него ногу и пытаясь об него потереться. — Нихрена не вижу. Тебя это заводит?
— Очень, — хрипло проговорил Дерек и потянулся к нему, чтобы поцеловать, сталкиваясь опять губами, зубами. Стайлз посасывал его язык так, словно уже делал это. Словно он занимался этим каждый день. Ну или готовился к этому.
— Я вижу практически всё, — соврал Дерек, прежде чем навалиться на Стайлза, переворачивая его на живот и устраиваясь сверху. Стайлз вздрогнул и развёл ноги пошире, упираясь коленками. Некоторое время Дерек просто бездумно вжимался в него, медленно и сладко потираясь, с силой оглаживая его по бокам ладонями. Стайлз сопел, и ёрзал, и откровенно тащился от ласки — только вот её всё равно недостаточно было.

— Это будет больно, — полувопросительно проговорил Дерек, подводя руку под его живот, нащупывая возбужденный, горячий член, и с оттяжкой проводя по нему ладонью, не обращая внимания на то, как Стайлз пытается вывернуться.
— Да ладно! А ты знаешь, что способен засунуть в себя перевозбуждённый подросток, который видел, как ты проводишь тренировки, отвратительно пренебрегая майкой? — начал Стайлз задиристо, но под конец, стоило Дереку сжать его член, сбился, закончив фразу сорвавшимся голосом.
Дерек, не задумывавшийся об этом, не знал, но представил и возбуждённо толкнулся в его задницу, проехавшись мокрой головкой по нежной коже, оставляя на ягодице влажный след.
— Отвратительно, — повторил Стайлз, дыша ртом. Дерек провёл языком по его уху, пососал мочку, наслаждаясь тем, что Стайлз поёжился, задрожал и задышал ещё чаще.
— И что? — поинтересовался он, облизывая пальцы, слизывая с них вкус Стайлза и проводя ими между его уже влажных от пота ягодиц, чувствуя, как Стайлз сжимается. Слюна Дерека стекала по ложбинке прямо на яйца Стайлза, он вздрагивал, и, чтоб его, подставлялся. — Ну?
Стайлз потерянно молчал и недовольно дёргался, норовя толкнуться ему в руку.
— Давай, — приказал Дерек ему на ухо на грани слышимости чтобы отвлечь, поглаживая узкую дырку, просовывая внутрь самые кончики пальцев. — Расскажи мне.
— Маркер, — глухо и тихо-тихо поведал спальнику Стайлз, приподнимая бёдра, подрагивая всем телом. — Им. И пальцами. И дезодорант еще. Я не делаю выручку секс-шопам, окей? Де…
И поперхнулся вдохом, когда Дерек начал трахать его скользкими пальцами, растягивая только для того, чтобы улечься сверху, придавливая его ещё тяжелее, ещё жарче, и вставить в него член.
Сперва Стайлз тихо ныл и еле слышно стонал, а Дерек терпел, еле двигаясь. Потом Стайлз сам начал понемногу в него вжиматься, его задница обхватывала член Дерека туго, горячо, именно так, как надо, и после этого Дерек уже не мог сдержаться.
Теперь изо рта Стайлза вырывались настоящие стоны. В какой-то момент они стали действительно слишком громкими — чересчур, и Дерек зажал ему рот ладонью, продолжая ритмично вбиваться в его зад, беспорядочно покусывая Стайлза за плечи и шею. Стайлз пытался что-то сказать, когда он начал надрачивать его член, но безуспешно: Дерек не убирал руку от его рта и Стайлзу оставалось только шумно дышать и подмахивать. И он действительно пытался, хватаясь то за руки, то за шею, то за бёдра Дерека, который под конец принялся беспорядочно нашёптывать Стайлзу, что он просто создан для его члена, что сейчас он в него кончит, ведь Стайлз только этого и ждал, с самого начала.
— Давай, ты же этого и хотел. Меня хотел, мой член. Ты же его хотел, представлял, когда дрочил, да? Чувствуешь? Всё твоё, целиком,— почти прошипел Дерек, чувствуя, что реально дуреет от удовольствия. Стайлз часто кивнул несколько раз, вообще уже не соображая, давясь стонами, когда Дерек начал трахать его еще сильнее.
И Стайлз же, не выдержав грязных разговорчиков, спустил первым, часто задвигав бёдрами, насаживаясь на чужой член. Дерек кончил в него, стиснув зубы, чтобы не застонать самому, и не выпускал его еще несколько минут, кайфуя — только потом дал улечься рядом.

— Как давно? — прервал молчание Дерек, когда Стайлз прекратил безжизненно валяться рядом и пришёл в себя. Или пытался это сделать, слегка приоткрывая вход в палатку.
— Как давно у меня завелась грязная фантазия о том, как я забираюсь к тебе в спальник? — с готовностью уточнил Стайлз. — С того момента, как мы засобирались в этот поход. Мне снился узкий спальник, прикинь? Реально узкий.
— Стайлз, — то, что иногда, очень редко, одного слова хватало, чтобы воззвать к порядку, Дереку нравилось.
— Три месяца, — смирился Стайлз, а потом прихватил его зубами за ухо и зашепелявил. Кажется, так он скрывал смущение:
— Может, четыре, я не знаю точно. Твои уши, чувак, считай, что они меня и сразили.
Дерек молча убрал его от своего уха, отпихнув ладонью, вяло думая о том, что он только что трахнул еле-еле совершеннолетнего, но всё равно подростка, и то, что подросток сам на это напрашивался, его нихрена не оправдывало. Еще один пункт в список проёбов Дерека.
Почему-то сейчас его это совсем не тревожило. Сейчас Дереку было спокойно, сладко и сонно после оргазма. И в жаре внутри еле устоявшей палатки рядом с оттраханным Стайлзом ему было совсем, просто неприлично хорошо.

— Ну, такое Стайлз всё-таки не предусмотрел, — проговорил Стайлз, когда молчание совсем уж затянулось. Дерек осклабился.
— Чупакабра, — сказал Дерек, приобнимая мокрого, усталого и растерянного Стайлза, укладывая его совсем рядом.
— А? — Стайлз оторопело заморгал, Дерек чувствовал его ресницы у своей щеки. Охренеть, подумал Дерек, он заставил Стилински растеряться и замолчать.
— Тварь такая, хуже вендиго. Стоит у палатки, — пояснил он, неслышно ухмыляясь в ответ на сдавленное хрюканье понявшего в чём дело Стайлза. — И она просто адски завидует.