О силе, что всегда пребудет рядом, даже когда луна — нет 55

Endelweiss автор
_Afrodiy бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Принц драконов

Пэйринг и персонажи:
Рунаан/Этари, Рейла
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Забота / Поддержка Здоровые отношения Как ориджинал Повседневность Преканон Романтика Флафф Фэнтези Эльфы

Награды от читателей:
 
Описание:
Облако скрыло лунный полумесяц, подарив комнате драгоценный мрак, а ночь, преисполненная магией более сильной, чем арканум, продолжалась. Магия эта способна распалить безжалостное сердце ассасина, однажды связавшего судьбу с добродушным кузнецом; она ласковым теплом ютится в искусных, блуждающих по сильному телу руках мастера, что неудобно сжимал рога, боясь повредить косы; она же невесомым одеялом накрывает юную эльфийку, мило прикорнувшую у бока лунного льва, который безропотно охраняет её сон

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
13 декабря 2019, 18:43
      Эльф танцует, эльф колдует, но вот магия его особенная — никакой арканум не имеет к ней отношения, ведь источник её в сильных руках, плотных мышцах, гибких кистях и ловких пальцах, работающих так слаженно и быстро, что в полумраке едва ли заметно, как они, едва касаясь рукояток, заставляют клинки просто парить в воздухе, каждым движением разрезая воздух и вычерчивая такие причудливые фигуры, что будь клинки кистью, Этари узрел бы в воздухе настоящую картину, искусный мастер которой воплотил в ней само совершенство слиянием холодных красок с теплыми...       Лёгкое головокружение напомнило о необходимости дышать. Этари боялся нарушить эту сакральную мелодию из тихого шороха, лязга стали и всплесков воды, но всё же сделал глубокий, немного рваный вдох. Рунаан же, не прерывая своего танца, соединил свои клинки в изящный лук и вынул стрелу из колчана. После чего, заложив её в лук и направив его в сторону деревьев, замер.       Куст шелохнулся: из-за темных стволов неподалёку показался Лунный Бродяга, казавшийся на вид гордым, довольно серьезным... но вот поступь его была крайне неуверенной — прихрамывает. И со своей бедой лунный лис решил пойти в первую очередь к своему хозяину... Нет-нет, не так. К своему другу, брату... Этари часто кормил лиса, лечил его, смотрел за ним в отсутствие Рунаана. Но даже он не мог обидеться или вовсе приревновать... мог лишь тихо усмехнуться, задумавшись о том, как же всё-таки Рунаан и Бродяга похожи.       Его возлюбленный супруг как тот же лис: статный и гордый, осторожный и опасный, безжалостный к врагу и верный другу. Но удалось ли его приручить? Отнюдь, ведь оно и не нужно... Лунная нить меж равными сердцами тоньше и прочнее паутины, её холод остужает пылкое сердце и взывает к разуму, позволяя думать о чём-то более значимом и масштабном: о народе, о долге. Этари это понимал и принимал, хоть и каждый раз, зачаровывая стальной цветок, боялся однажды не увидеть его на водной глади. Приходилось постоянно напоминать себе, что если Рунаан справился с воспитанием ребенка, то с любой иной задачей он справится и подавно: мир просто не способен предложить нечто более сложное и проблематичное...       Бродяга повернул голову и, встретившись с янтарными глазами Этари своим взглядом, пошел в его сторону. Как давно они заметили наблюдение? Скользнувшая по губам Рунаана тень улыбки отвечала на вопрос весьма однозначно.       — Как он? – негромко спросил Рунаан, промокая влажные, после омовения, волосы мягкой тканью. В такие моменты он даже немного жалел о наличии рогов, из-за которых не мог высушить волосы разом — приходилось разделять их на отдельные пряди.       — Подвернул лапу и нахватался колючек, поправится через пару дней, — так же тихо ответил Этари, продолжая нарезать фрукты. — а где Рейла?       — Наблюдала за моей тренировкой из-за кустов. Если бы не Бродяга, я, может быть, и не обратил бы внимания... У неё хороший уровень скрытности, она может стать одной из лучших, если не будет пропускать тренировки!       Этари поставил на стол две тарелки с легким фруктово-ягодным салатом: одну для мужа, другую — для Рейлы, если она скоро вернется.       — Поэтому вы поругались? Да и ты же знаешь, что она восхищается тобой и хочет научиться двигаться с клинками так же.       — Так же? Ни в коем случае. — отрезал Рунаан, сохраняя холодный тон голоса, но потом сразу смягчился: рядом с Этари тяжело быть слишком строгим. — Она может куда лучше. Да, возможно, она уступает в физической силе, но в скорости и ловкости ей не найти равных... Её движения гораздо изящнее, Рейла может двигаться красивее, эффективнее и быстрее, может быть гибче воды и легче воздуха, но вместо тренировок она занимается какими-то... глупостями.       Этари про себя заметил, что под конец речи в голосе Рунаана послышалась неуверенность, а последний и не стремился этого скрывать. Он отругал Рейлу, когда она принесла ему цветочный венец. Несуразный, неаккуратный, кривой, но как умела... А вместо похвалы получила лишь упрёк за безделье. В душе неприятно скребло и давило. Наверное, совесть...       Рунаан мотнул головой, отгоняя ненужные эмоции. Только холодная аналитика и объективная оценка. Но эта аналитика никак не могла объяснить, почему же столь простое блюдо из фруктов, ягод и сладких специй такое вкусное.       — Еду тоже зачаровываешь?       — Да, — с полной серьезностью в голосе согласился Этари, — своей любовью. И не пили тарелку взглядом, твой навык готовки понемногу улучшается.       Рунаан с молчаливым недоверием поднял взгляд и слабо улыбнулся. Хорошая попытка утешить, может, даже есть в ней доля правды. Мысль об отсутствии каких-либо особых талантов, будь то искусство ассасина, магия или ремесло, иногда била обухом, но Рунаан старался не поддаваться. Всё, что у него есть — целеустремленность и труд, а зависть глупа и бесполезна. Он не заметил, как Этари куда-то исчез, встретились они только позже, в спальне, когда супруг предложил заплести ему уже высохшие волосы.       — Немного подними голову, — попросил Этари, и его охотно послушались. Мягкий, почти невесомый перебор прядей успокаивал, а случайные касания кожи головы заставляли мелко вздрагивать от приятного ощущения. — Я нашел Рейлу, когда кормил наших животных. Она уснула, уткнувшись в Тенелапа. В конце концов, она не спала двое суток, ожидая твоего возвращения...       Рунаан тихо вздохнул, продолжая переплетать цветы в развалившемся венке. Это только усугубляло чувство вины.       — Возможно, мне не стоило повышать голос, но я совершенно не понимаю, что творится в её голове. — он хотел покачать головой, но вовремя опомнился: двигаться пока не стоит.       — Она взрослеет, Рунаан, мы все проходили через это. Обострённое чувство справедливости, ветер в голове, первые влюбленности…       — Только не это! Никаких влюблённостей, пока не научится контролировать свои эмоции!       Повисла тишина. Рунаан почти физически ощутил многозначительный взгляд супруга.       — Уж кто бы говорил. Сам был не лучше, только в отличии от тебя, она более открыта.       Снова повисла гнетущая тишина. Рунаан поджал губы, пытаясь сдержать глупое подростковое смущение, но все же почувствовал легкое жжение на острых кончиках ушей. Эта замкнутость доставила в свое время много проблем и помотала нервы, поэтому мягкое, доброе и нежно любящее сердце супруга не только имеет огромную самоценность, но и является ценнейшим трофеем, который когда-либо удавалось достать. Иногда в это даже не верилось. Уйдя в свои мысли, Рунаан упустил время для ответа, но Этари был не против заполнить пробел своим скромным мнением:       — Думаю, ей хватит ума не влюбляться в оболтусов и сомнительных личностей... Готово! — Этари завязал последний узел на ленте и опустил руки, оценивая собственную работу. Не очень сложно, но всё равно красиво. Рунаан аккуратно коснулся пальцами кос по обеим сторонам головы.       — Тоже даришь мне венец? И почему вы... — Рунаан не успел договорить, как почувствовал теплое дыхание и влагу на кончике уха, перешедшую к раковине.       — Потому что ты наш принц. — Этари обхватил руками талию супруга и мягко прижался к спине. — Прекрасный принц ассасинов.       Рунаан всерьёз задумался: какой же он принц? Ими рождаются, а он своих успехов добился упорным трудом, лишь развивая некоторые задатки. Но для любимых можно побыть кем угодно. Можно стремиться к чему угодно...       Тёплое дыхание беспощадно соблазняло, призывало расслабиться и поддаться. Впрочем, есть ли причины отказывать? Рунаан медленно повернул голову и прижался к губам Этари, очень тёплым для холодной красоты лунного эльфа и довольно мягким, всё еще хранившим кисловато-сладкий привкус ягод. Кузнец хоть и уступал в изящности и ловкости ассасину, но всё же имел свои способы воззвать к глубоким чувствам так, чтобы они украли и дыхание, и разум. Рунаан — тонкое, крепкое, гибкое, смертоносное лезвие, но для Этари он скорее сам металл, обретающий форму лишь в умелых руках, способных быть ласковыми, учтивыми, даже немного игривыми. Руки мастера уверены и тверды в своих действиях, в каждом отнюдь не случайном касании.       Но иногда металл бывает неподатлив и своеволен. Тогда возникает необходимость в компромиссах. Рунаан развернулся и повалил супруга на кровать. Незавершённый венок давно деликатно отложен в сторону. Ассасин взывает к инстинкту через гибкость и податливость, раздразнивая мастера, привыкшего фиксировать все в своих руках. Кузнец же буквально распаляет в ответ своим дыханием, даруемом через глубокие, продолжительные поцелуи.       — Как принц, я могу отдавать приказы? — чистый, прямой взгляд не выражал даже и намека на насмешку над своим «титулом». Скорее, искренний интерес. Рунаан навис над мужем, немного прогибаясь в спине. Весьма грациозное и легкое доминирование, которому Этари не желал противиться... желал лишь восхищаться.       — Нет, я ведь не убийца, — пожав плечами, мягко напомнил Этари и положил руку на щёку супруга. Последний задумался, прильнув губами к пальцам, а затем — к запястью.       — Да... Ты талантливый мастер. Тогда прошу, — едва слышно прошептал он, наклонившись еще ниже, прямо к губам, едва касаясь их и опаляя неровным дыханием. Рука скользнула по чужому бедру, приподнимая и отводя его в сторону, — будь моим этой ночью...       Облако скрыло лунный полумесяц, подарив комнате драгоценный мрак, а ночь, преисполненная магией более сильной, чем арканум, продолжалась. Магия эта способна распалить безжалостное сердце ассасина, однажды связавшего судьбу с добродушным кузнецом; она ласковым теплом ютится в искусных, блуждающих по сильному телу руках мастера, что неудобно сжимал рога, боясь повредить косы; она же невесомым одеялом накрывает юную эльфийку, мило прикорнувшую у бока лунного льва, который безропотно охраняет её сон.       Сакральная сила, которая пребудет рядом с каждым из них, даже когда луна — нет.

***

      Цветочный венец плавно опустился на голову Рейлы, очень аккуратно и нежно, чтобы не потревожить красивые рога. Отвлёкшись от заточки своего клинка, она вскинула голову и уткнулась взглядом в бирюзовые глаза, которые, несмотря на свой холодный цвет, излучали неуверенное тепло.       «Принцесса?..» — подумал Рунаан и, наклонившись, коснулся губами её лба. Она затаила дыхание, почувствовав одновременно испуг и тепло в груди. Пораженная и тронутая одновременно, Рейла пришла в себя только когда до острых ушей долетело твёрдое «К сумраку на тренировочной площадке! Будем учиться танцевать...»
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: