Как люди шли на запад +8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Рейтинг:
G
Жанры:
Психология
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Как люди, отвергшие Тьму, шли на запад, надеясь убежать от нее.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
5 июня 2013, 20:41
Двое сидят в небольшой, покосившейся хижине. Один что-то чертит прутиком на полу и поясняет, другой внимательно слушает.
- Договорились?
- Да, отец. Я все понял и все сделаю.
- Вот и отлично... Надо уходить.
Мужчина постарше медленно разламывает прутик на части.
- Нет, я не боюсь смерти. Костер — так костер, я мужчина. Но если можно уйти, если можно спасти хоть кого-то — это необходимо сделать. Бежать, бежать из этой Тьмы!
Младший мнется, но все-таки задает вопрос, давно вертевшийся на языке:
- Скажи, отец... Ты веришь, что мы сможем убежать от Тьмы? Сумеем найти Тот, Первый Голос?
Отец медлит с ответом.
- Да, сын мой. Я верю. А иначе бессмысленно и начинать что-то, если не веришь в успех. Пусть не я и не ты, но, может быть, твои дети, никогда не поклонявшиеся Этому — доживут... Мы уходим скитаться, сын, но без надежды наш путь будет напрасен.

И увидели Люди огромную реку, преградившую им путь. И долго жили они на берегу, не зная, как пересечь ее. Но вождь их неутомимо говорил о том, что надо идти вперед, что там, на Западе — Свет. И они строили лодки — много лодок.
- Скажи, отец, неужели на этих утлых лодчонках можно преодолеть такую реку?
- А ты можешь предложить иной путь, сын?
- Многие погибнут на переправе...
- Но те, кто выживет — смогут идти дальше. Пусть мы погибнем, но многие выживут. Если же мы останемся здесь, то зачем был весь путь, пройденный нашими предками?

Старый вождь умирал. Он хрипло дышал и говорил уже с трудом. Сын поддерживал голову отца.
- Горы... до неба... Нет, не перейти... Мне — нет... Ты... дойди. Доведи... людей... Ты слышишь?
- Слышу, отец. Я поведу народ вперед, через горы, как ты велишь.
Он говорит с умирающим, а потому не может произнести то, что камнем лежит на сердце: как преодолеть эти скалы, вознесшиеся до небес? Но старик словно читает мысли.
- Если сейчас... остановиться... зачем все было?... Пусть не я, не ты... Дойдем...
Пауза. Хриплый вздох и последние слова, едва слышно выдохнутые в лицо низко склонившемуся сыну:
- Тьма сгущается перед рассветом...

Двое сидят у затухающего костра.
- Тихий лес... Уютный очень.
- Да уж...
- Скажи, отец — ты веришь, что мы дойдем? Веришь, что мы действительно найдем Свет?
- Отец моего отца говорил: не верить в это — значит предать тех, кто шел. Кто шел через реки и горы, кто сражался с природой и с собственным неверием... Пусть нам не суждено увидеть Свет, сын мой, но, быть может, твои дети — доживут...
Костер выбрасывает в небо последний сноп искр.
- Ладно, поздно уже. Пора спать.
Младший повинуется и вытягивается на земле, закутавшись в плащ. Старший аккуратно прислоняет арфу к пеньку и следует его примеру.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.