Перевод

The Pond of the Dark 16

lochlomond7 переводчик
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Властелин Колец

Автор оригинала:
eyebrowofdoom
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/260210

Пэйринг и персонажи:
Арагорн/Леголас
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Описание:
- Мы говорили с тобой о жертве, чем обычно жертвуют в условиях лишений?
- Я знаю, чем, но ты глух к моим словам.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

В черном пруду

27 декабря 2019, 21:14
Настал тот день, когда Леголас перестал с ним говорить. Он молчал на рассвете, когда они спустили лодки на воду широкой, торопливой реки, роса еще блестела на береговой каемке. Он не проронил ни слова, когда Арагорн, зачерпнув веслом позолоченный полуденным солнцем свет в последний раз, объявил привал. Узкая полоска илистого берега показалась только вечером, с подветренной стороны речного меандра. Синева уже разлилась. Острый нос лодки бился о землю, пока их весла безнадежно путались в ленте Андуина. Они затащили лодки в тень, падающую от обломка горной породы, а в овраге, где некогда земное волнение обнажило корни вековых деревьев они разбили лагерь. Они определили дозорного, Гимли, уже затемно, укромное место, в котором они притаились выглядело зловещим в серых сумерках и неприветливым. Арагорн поднялся на возвышение и опустился на корточки к клочку мшистого грунта меж деревьев, чтобы закопать останки того, что стало их ужином. Влажная земля быстро забилась ему под ногти, а когда он похлопал ладонь об ладонь грязь только пристала к его коже еще сильнее. Тогда он обтер руки об полу своего плаща. Спустившись обратно, он расстелил свой спальный мешок и обнаружил, что прищурившись может различить мягкий полусвет во мраке, это был Леголас. Опавшие в лощину листья так и не высохли из-за затхлой влажности, прелые и слипшиеся они глухо шуршали под его ногами. Леголас никак не отозвался на его присутствие. Он присел, опустив локти на согнутые колени. Вскоре его глаза привыкли к темноте и он без труда мог разглядеть тоненького словно поваленное молодое деревце Леголаса в его зеленых бархатных одеяниях. Последние насекомые допевали свои песни. Арагорн задумался о Ривенделле, он вспоминал эльфа, взирающего на грохочущий Бруинен, не моргающего и неподвижного, словно высеченного из мрамора, если бы не блеск его глаз и развевающиеся на ветру волосы. Сам он, во цвете лет, плещущийся на мелководье, бросающий камешки о водную гладь, а порой и безрассудно спрыгивающий с тяжелой, низко клонящейся ветви в темно-оливковую глубину, чтобы задыхаясь вновь показаться на сверкающей поверхности, не смел просить большего. Их товарищи блаженно разместились на мягком ковре из листьев. Арагорн не выдержал и шепотом спросил Леголаса. - Чем я обидел тебя, мой друг? - Почему ты решил, что обидел меня? - ответил Леголас, приподнявшись на локте. Арагорн потер основанием ладони комариный укус. - Мне любопытно, - мягко попросил Леголас, - знать. - Не бери в голову, - уклонился от ответа Арагорн, - Правда. Я лучше посплю, здесь на сырой земле. - Это не то, что я хотел слышать, - сказал Леголас, - Уж следопыту ли жаловаться на постель, не думаю. Ты мог бы исправить это, если бы только решился. Леголас опустился на свое место, как минутами ранее, под земным наклоном. Более он ни разу не пошевелился, как застывший во времени, ни разу не повернул к нему своего лица. В Лориене Арагорн сказал ему, - Если ты поражен как тот, чье пламя занялось раньше самого времени легко может погаснуть, мы с тобой едины. - Войди в туман, - лишь произнес тогда Леголас, а потом добавил. - Значит, ты сам по себе? - Я не могу этого утверждать. - Признался Арагорн. В густой чернильной темноте редкий свет звезд пробивался сквозь своды покачивающихся над ними крон деревьев. Сладкая истома покинула его тело, Арагорн пробудился. Долгое время он лежал, уставившись на мерцающий занавесь над их головой. Хоббиты, четверо в ряд, сопели. Он прислушался, в надежде уловить какую-то перемену, но эльф спал спокойно. Ему захотелось посмотреть, Леголас лежал в шаге от него. Его светлые волосы и бледное лицо особенно выделялись на фоне темного капюшона его плаща. Оперевшись на локоть, Арагорн задержал дыхание. А Леголас дышал ровно, его грудь вздымалась и опускалась. Он протянул руку и наугад коснулся плеча, обтянутого бархатной тканью, поскольку края плаща сползли и лежали на земле. Подняв руку, он думал обвести линию его подбородка, но дотронулся до нежной кожи его горла. Мягкая волна прошла под его пальцами. Арагорн испуганно отнял ладонь. Леголас заворочался на месте, слегка приподнял голову. - Что такое? - тихо спросил он. - Ничего, - прошептал Арагорн. Белоснежный лик утонул в темных складках. Птица высоко над ними глухо гукнула. - Ну, разумеется, ничего. - Не согласился Леголас. Его плечо начало затекать, поэтому Арагорн лег на спину. - Кажется, я принял решение. - наконец произнес он. Леголас взволнованно привстал, его плечо сверкнуло в лунном свете, как рыбка юркнувшая в черном пруду. - В самом деле? - переспросил он. Арагорн потянулся, коснуться его щеки, на этот раз он не ошибся. Он подался к нему, он позволил себе приблизиться к нему настолько, Леголас, должно быть чувствовал его дыхание у себя на лице. Леголас оставался невозмутим и спокоен, что многолетние деревья у него за спиной. Арагорн наклонился к самому его уху и прошептал. - Ты еще сердишься на меня? - Я бы притворно сказал, что это еще тревожит меня. Однако он не оттолкнул его, когда рука Арагорна опустилась на его талию, обвилась вокруг, а он оказавшись сверху, быстро подмял его под себя. Арагорн погладил костяшками его скулу. - Скрывается ли в этом лесу какое-то зло? - Возможно, - сказал Леголас. - Возможно, - вторил ему Арагорн. Его согнутая ладонь скользнула ниже, мазнула по горлу. - Ты расскажешь? Ты расскажешь мне, что это за недуг? Леголас не отвечал ему. Арагорн поцеловал его, это не было просто прикосновение губ. Отстранившись от него, он мягко говорил. - Мне не нравится признавать это, но порой из тебя и слова не вытянешь. Он снова поцеловал его. Его пальцы задержались на броши, скрепляющей края его плаща на шейной ямке. - Можно? - спросил его Арагорн. - Если тебе хочется. - Если мне хочется - Он возмутился. - Разве это ответ? Арагорн замешкался прежде чем, ему удалось снять иглу с серебряной петельки. - Но мне все-таки хочется. Он приколол лориенский лист на одну сторону, ткань легла на землю возле плеч Леголаса. - А еще это, - продолжил он, взявшись за рваные концы его туники. Он поцеловал его в третий раз за эту ночь, но Леголас был холоден и безучастен, как и утром. - Довольно, - наконец, потеряв терпение, гневно прошептал он, - В статуях, что я видел в Ривенделле тепла больше, чем в тебе. - Это не так, - возразил Леголас, - Все дело в том, что я не тот, за кого ты меня принимаешь. - Так переубеди меня. - Не здесь. Я поднимусь к Гимли и сменю его, следуй за мной через некоторое время. Позже, когда они прокрались обратно, Леголас, казалось, намерен вернуться обратно и стоять на страже до рассвета, но он остался. В темноте Арагорн нашарил его руку, сначала его запястье, нежная кожа в тисках жестких наручей. А затем плечо, еще влажное и испачканное землей. Леголас сидел на корточках, поджав одну ногу под собой. Арагорн крепко вцепился в него обеими руками, Леголас не противился этому. - Ты должен сказать мне, - Арагорн требовал, - что происходит? - Этот мир гибнет, - отрешенно сказал он, - все рушится каждую секунду. - У нас с тобой? Не делай вид, будто ты не понимаешь, о чем я. - Понимаю. - лишь согласился он. Ему потребовалось время, чтобы произнести следующие слова. - Мы потратили уйму времени впустую вот, что мы сделали. - Не говори загадками, - Арагорн был в отчаянии. Он думал, Леголас вырвет свою руку из его захвата. - Если бы я не знал тебя так хорошо, я бы никогда в жизни не поверил, что ты жил и вырос среди эльфов. В его голосе не осталось тепла. - Это выстрел, сделанный в пустоту. - Спроси об этом мишень. - Мы говорили с тобой о жертве, чем обычно жертвуют в условиях лишений? - Я знаю, чем, - ответил Леголас. Он снял его руки с себя и бережно опустил их Арагорну на грудь. - Но ты глух к моим словам.