Холодно-горячо. 22

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Холодное сердце

Пэйринг и персонажи:
Эльза/Ханс Вестергорд, Эльза, Ханс Вестергорд
Рейтинг:
R
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Постканон Пропущенная сцена Согласование с каноном

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Эльза засомневалась: был ли холод и вправду ей по душе? Может, она всё-таки отдавала предпочтение жару?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

1.

28 декабря 2019, 11:19
В большой зале стояли два силуэта: женский и мужской. В воздухе висели напряжение и тишина, которую никто не осмеливался прервать. И дело было не в почтении или банальном незнании того, о чём поговорить. Они изучали друг друга. Что она испытала при виде его? Гнев. Что он почувствовал, увидев её? Жгучий холод. Холод, который не парализовывал, а заставлял кровь течь быстрее.  — Моя королева. — Ханс поклонился, приветствуя Эльзу. — Вы хотели меня видеть. Хотела? О, нет, не совсем. Скорее чувствовала обязанность. Некую нужду.  — Именно. Я желаю поговорить о том, какой чудовищный поступок ты совершил, — с осуждением и сталью в голосе произнесла королева, глядя прямо в его зелёные глаза. Принц усмехнулся.  — Да, я попытался убить Вас. И Анну, впрочем, тоже. Но Вас спасла она сама, а её — тот оленевод… Кристофер, кажется, так его звали? — Ответил Ханс будничным тоном, будто говоря о погоде, ожидаемой завтрашним утром.  — Кристофф, — холодно поправила Эльза, подходя ближе к юноше. Чуть погодя, она добавила, — Попробуй объяснить свои мотивы, Ханс. — Не просьба. Приказ. Девушка желала узнать, что было в голове у принца, покушавшегося на жизнь наследниц короля. Она осознавала, что предателей на её пути будет множество, а опыт — лучший учитель. Всегда нужно знать, как думает враг. Всегда нужно знать, чем он руководствуется. А в ответ — тишина. Её нарушало лишь мирное потрескивание огня в камине. Вокруг алых языков пламени кружили золотые искры. На лице Ханса появилась ухмылка. Он выпрямился и мягкими, бесшумными шагами приблизился к королеве. Их лица разделяли всего лишь несколько дюймов. Девушка смотрела ему прямо в глаза, не отрываясь. Эта глупая игра раздражала, но, в самом деле, не будет же она от него прятаться?  — Это ведь так просто, Ваше Величество, — сказал юноша с некой издёвкой, — моей целью была, есть и будет власть. Немного погодя он приблизился к шее королевы.  — Какого дьявола ты себе позволяешь? — чуть тише, чем полагалось, произнесла Эльза. Хоть и застанная врасплох, она не отходила ни на шаг.  — Управлять королевством. Подчинить себе народ. Иметь силу и авторитет… — Зашептал ей на ухо принц, игнорируя заданный вопрос. Эльза почувствовала жар, который растекался под её тонкой кожей в области шеи. Она молчала. Её дыхание сбилось, ресницы затрепетали. Попытки скрыть волнение оставались тщетными. Посмотрев ей в глаза, юноша добавил: — А ещё… Быть мужем королевы. Невероятно красивой и сильной. Манящей своей тайной, притягивающей своим взглядом. Это ли не прелесть?.. Рот девушки приоткрылся в судорожном выдохе, когда Ханс накрыл её губы своими. Это произошло слишком быстро. Это неправильно. Нужно оттолкнуть его, позвать стражу. Выкинуть предателя из города. Это будет верным решением. Но когда юноша слегка прикусил губу королевы, играючи, все её здравые мысли разорвались в клочья. Удовольствие растекалось мёдом под кожей, завязывая горячий узел в груди. С её губ, вместе со рваным выдохом, слетел полустон, который она даже не попыталась скрыть. К чёрту. Не прошло и мгновения, как Эльза лихорадочно запустила свои пальцы в мягкие, тёмно-рыжие волосы принца, притягивая его ближе к себе, прижимаясь к его стройному телу. Она засомневалась: был ли холод и вправду ей по душе? Может, она всё-таки отдавала предпочтение жару? Ханс целовал девушку, безжалостно выпивая её учащённое дыхание. Его рука лежала на талии королевы, сминая шёлковую фактуру её платья, а другая — на её спине, невесомыми движениями пальцев касаясь линии позвоночника. Движениями, вызывавшими безостановочную дрожь. Принц оторвался от её губ, соскользнув, оставляя быстрые поцелуи по линии челюсти. Он чрезмерно бережно убрал её светлые волосы, сначала лежавшие на плечах, на спину, оголяя шею. Ханс впивался поцелуями в нежную кожу, по которой побежали тысячи мурашек. Эльза тихо застонала, и собственный голос словно привёл её в чувство.  — Прекрати. — Она отпрянула от юноши, обняв себя за плечи. Её лицо покрылось румянцем, а на шее и ключицах виделись алые следы.  — Ваше желание для меня закон, моя королева, — чуть севшим голосом сказал Ханс. Он усмехнулся краем губ. В глазах было любопытство, смешанное с чем-то ещё. Она была так потрясающе красива. Её слегка растрёпанные волосы, обычно собранные в косу, были распущены. Взгляд синих глаз манил к себе, словно какой-то неистовой магической силой. Кто бы мог подумать, что Королева Льда может дарить огонь? А девушку влекло к нему. Откуда-то взялось желание снова притянуть его к себе. Целовать его, тяжело дыша, избавляя от лишних мыслей, которые были так неуместны. От одежды, которая так мешалась. Они оба понимали, что искра может перерасти в пламя. И разумно эту искру подавить.  — Уходи, — с еле слышной мольбой в голосе прошептала Эльза. Она знала, что дала слабину. Ханс учтиво поклонился, еле слышно выдохнув. Сожаление? У самой двери он обернулся, кинул быстрый взгляд на огонь в камине, будто пытаясь обратить на него внимание королевы. Она проследила за его взором. Затем принц щёлкнул пальцами. Пламя исчезло. Помещение освещал только молочно-белый лунный свет. Эльза взглянула на Ханса. Не с испугом, нет, но в её глазах таился немой вопрос. На который, впрочем, она уже знала ответ. Но… как? Принц кивнул, будто прочитав её мысли.  — Мы не такие разные, как тебе кажется. Ты должна это понять. Дверь закрылась. Эльза посмотрела в окно. Там — вьюга. Снежинки кружились в сумасшедшем танце, то взвиваясь вверх, то летя вниз. Ветер отчаянно выл, будто взывая к кому-то. «Безумие» — пронеслось в голове у девушки. Её пальцы осторожно коснулись шеи, а затем, почти неосознанно, совершенно нечаянно, дотронулись до губ. Она сразу же отдёрнула руку, будто обжёгшись. А ведь действительно. Просто безумие.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.