Vanity 425

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
альфа!Чон Чонгук/омега!Ким Тэхён, фоном!Чон Хосок/Мин Юнги
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 17 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Аристократия Горе / Утрата Домашнее насилие Драма Мужская беременность Неравные отношения Омегаверс Первый раз Политики Психологическое насилие Психология Разница в возрасте Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Жизнь в Голубом доме была равносильна пребыванию в «очень красивой тюрьме». Тэхен частенько в сети натыкался на посты юных омег, которые писали огромные тексты о том, как же сильно Киму повезло быть супругом невероятного, привлекательного и харизматичного Чон Чонгука. Правда, эти юнцы совершенно не догадывались о горькой реальности.

Никто не догадывался о том, что на самом деле чувствовал первый омега...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Данная работа была написана под впечатлением от безумно интересной и довольно трагичной истории любви Джона и Жаклин Кеннеди.

От себя хотелось бы добавить: абьюзивные отношения - это ужасно. Никогда не стоит романтизировать подобное.

I

19 января 2020, 13:13
Примечания:
Перед прочтением хочу заострить ваше внимание на некоторых вещах:

Первый омега - это омега, который является мужем главы государства. В реальной жизни существует термин «первая леди».

В Республике Корея баллотироваться в президенты можно только с 40 лет, однако в своей работе я уменьшила данный возраст до 35.

Каждый момент жизни отличается от другого. Хорошее, плохое, трудное, радостное, трагичное, любовь и счастье — все связано в единое, неописуемое целое, которое называется жизнь. Нельзя разделить хорошее и плохое. И, возможно, даже нет необходимости делать это. Ж. Кеннеди

~~~

Тэхен никогда в жизни не считал себя особенным. Он родился в провинции Кончхан в среднестатистической семье, посещал обычную школу и не питал абсолютно никаких надежд на роскошное будущее. Казалось, что жизнь его была расписана по какому-то плану: поступить в университет, выучиться, проработать пару-тройку лет, а после выйти замуж за простого альфу, доброго, любящего и понимающего альфу, который в будущем стал бы для него надежной опорой. Прожить долгую и счастливую жизнь, наполненную искренней любовью, завести прекрасных детей, состариться вместе и уйти друг за другом в вечный покой — вот, что он себе представлял, являясь посредственным омегой среднего класса. Ничего вычурного, ничего необычного, возможно, слишком просто и банально, однако точно надежно. Все омеги как сороки трещали о том, что деньги — гимн успеха, многие слепо и отчаянно гнались за этим самым успехом, которого в современном обществе можно было достичь лишь с помощью обеспеченного супруга, поскольку слабому полу работать на серьезных должностях не позволялось. Слишком консервативно, но все смирились, а попытки отвоевать собственные права были оставлены далеко в прошлом и зарыты под толстым слоем разочарования после разбитых надежд. В эти времена омега был лишь приложением к альфе, его тылом. Тэхен же имел совершенно другие убеждения. Он прекрасно понимал, что в жизненных реалиях любовь стоит совершенно не на первом месте, однако, как бы это наивно не казалось, по-настоящему желал выйти замуж за любимого человека. Ким даже мечтать не смел о немыслимой кучи денег на банковском счете, роскошном доме, кольцах с бриллиантами и Бугатти Вейрон, на которой бы они вместе с будущим супругом разъезжали по шумной столице теплыми июльскими вечерами. Он всегда довольствовался тем, что имел и каждый день благодарил судьбу за ее щедрость. Ему нравилась простая жизнь. Во время учебы на третьем курсе в сеульском университете Тэхен подрабатывал флористом в небольшом цветочном магазинчике, что находился недалеко от Мендона. К нему часто заходили симпатичные альфы в надежде познакомиться с невероятно привлекательным омегой и позвать его на свидание, дабы со временем начать встречаться. Но Тэхен на подобные предложения отвечал отказом, так как очень ответственно относился к этому вопросу. Ким не желал заводить коротких романов: омеге хотелось пройти через все этапы романтических отношений лишь с любимым человеком, которому он бы доверял на все сто процентов, которому позволил бы сорвать первый серьезный поцелуй со своих еще девственных губ и кому бы без сомнений доверил свою душу и тело. На самом деле, Тэхен даже думать не мог, что его, казалось бы, обыкновенная жизнь со временем повернется на все сто восемьдесят градусов, что однажды он встретит невероятного мужчину, заставившего трепетать юное сердце с первой же минуты их знакомства. Заметив альфу при входе во «Flower Heaven», Тэхен понял, что он — его единственный. Омега до мелких деталей помнит, как впервые вдохнул сногсшибательный аромат лесной хвои, как из-за нахлынувших чувств у него начали трястись руки, как по спине впервые пробежали сотни мурашек. А темно-карие глаза, в которых отражались могущество и уверенность, буквально загипнотизировали парня до состояния ступора. Этот альфа выглядел очень статным и наверняка являлся успешным человеком. От него исходила такая сильная аура власти, что почувствовать ее можно было мгновенно. Тэхен едва не потерял почву под ногами, когда на протяжении нескольких минут ощущал на себе его заинтересованный, но не легкий, а тяжелый, изучающий взгляд. Было трудно управлять руками, делать красивый и огромный букет из алых роз, однако резкое осознание того, что эти цветы явно предназначались для партнера этого альфы, выдернуло Тэхена из сладких грез. Все, о чем он прежде думал, теперь казалось ему безумно глупым и наивным, ведь как может простой омега из цветочного магазина заинтересовать такого потрясающего мужчину? Тэхен обвязал зеленые стебли ярко-красной лентой и аккуратно отдал выполненный заказ в руки альфе, смущенно опустив свой взгляд на поверхность прилавка. В ответ мужчина расплатился, вежливо поблагодарил парня и вышел, оставив восхищенного и в то же время поникшего омегу позади. Тем не менее Тэхен решил не расстраиваться: он считал, что еще обязательно встретит человека, который сможет даже сильнее его очаровать. В то мгновение Тэ действительно думал, что их дороги больше никогда не пересекутся. Но не прошло и недели, как он вновь почувствовал прекрасный лесной аромат и увидел того таинственного альфу на пороге цветочного магазина. Тэхена его появление не сильно удивило, поскольку мужчина, вероятнее всего, снова решил приобрести красивый букет для своей второй половинки. Омега мысленно прокрутил заученную фразу о только что привезенных белых лилиях и с милой улыбкой поинтересовался, чего желает его клиент: — Вам что-нибудь подсказать? Альфа слегка приподнял уголок губ в ответ, заставив Тэхена медленно тонуть в блеске антрацитовых глаз. А умопомрачительный запах хвойных деревьев окутывал омегу с ног до головы, проникая глубоко в легкие, отчего буквально каждый вдох приносил невероятное удовольствие. — Подскажите, — подал голос мужчина, продолжая мягко улыбаться, — почему после того момента, как я увидел вас здесь впервые, меня каждый день тянет в это место, словно магнитом? И у Тэхена сердце едва не остановилось от услышанных слов, ведь было довольно сложно поверить в то, что неведомую до этого искру легкой симпатии, которая пробежала между ними в тот день, заметил не только он. Невозможно. Парень очень сильно не любил тешить собственную душу ложными надеждами, а когда нежная и наивная омежья сущность давала слабину, он сразу же одергивал себя и выбрасывал неправильные мысли прочь из головы. Вот и сейчас внутри хрупкого тела точилась целая война: хотелось поверить в искренность сказанного альфой, однако небольшая капля сомнения и знаменитые слова, гласящие о том, что подобные мужчины, первым делом, хищные самцы, вынуждали мысли в голове Тэхена нестись с бешеной скоростью. В первую встречу он был очарован, а сейчас старается трезво оценивать происходящее. — Боюсь, что не знаю ответ на ваш вопрос, мистер, — вежливо, но в то же время и уклончиво произнес парень, продолжая обрезать длинные стебельки нежно-розовых георгин, дабы только не смотреть собеседнику в глаза.  — Бросьте, вы просто не хотите мне говорить, — озорно хмыкнул альфа, а после добавил: — Но, кажется, я уже и сам все понимаю. Позвольте поинтересоваться, как вас зовут? — Ким Тэхен, — застенчиво представился омега, моля о том, чтобы наверняка покрасневшие уши не выдали его сильного смущения. Присутствие этого мужчины заставляло сердце под грудной клеткой биться с бешеной скоростью. — Чон Чонгук, — промолвил он и протянул свою широкую, немного грубую руку вперед. Тэхен сделал аналогичный жест, однако вместо предполагаемого робкого рукопожатия мужчина губами слегка коснулся тыльной стороны его нежной ладони. — Безумно приятно с вами познакомиться, Тэхен-щи. — Взаимно, — обворожительно улыбнувшись, ответил парень, а альфа уже в сотый раз мысленно задался вопросом о том, как обычный человек может быть настолько очаровательным. Неописуемую красоту этого юнца хотелось изобразить на огромном полотне и повесить в Лувре около легендарной «Джоконды». Мужчина видел в нем что-то особенное и неземное, намертво приковывающее любой взгляд. С того момента многое в жизни Тэхена перевернулось с ног до головы. Парню казалось, что все это было не с ним, что происходящее — сладкий и до одури приятный сон. Их отношения начались со встреч после рабочих смен Тэ. Первые свидания, робкие улыбки и взгляды, вечерние поездки на МакЛарене с открытой крышей и прекрасным видом на звездное небо, невероятная панорама на ночной город с безлюдного места, теплые и трепетные объятия, приятный вкус губ после дорогого вина — все это подарило Тэхену чудесные воспоминания, которые навсегда засели глубоко в душе. Чонгук умел красиво ухаживать.

Я вижу звезды в твоих глазах

А я в твоих — свой личный рай

Альфа был старше Тэхена на целых двенадцать лет, и поначалу довольно большая разница пугала омегу, тем не менее со временем возрастные рамки стерлись до конца. Чонгук был воспитанным, благородным и безумно красивым мужчиной. Он прекрасно знал, как сделать так, чтобы вместе с ним омега чувствовал себя хорошо. В Чонгуке парень видел свою родственную душу: они понимали друг друга с полуслова. Тэхен просто не смог устоять перед его обаянием, а посему с головой бросился в омут, называемый влюбленностью. Первый месяц отношений прошел действительно волшебно, так, словно в любовном романе. И все было прекрасно ровно до того момента, пока Тэхен не узнал, что альфа, ухаживающий за ним, оказывается, не так уж и прост. Чонгук никогда не скрывал, что является человеком довольно обеспеченным, а когда Тэ поинтересовался, чем мужчина занимается по жизни, тот сказал, что владеет небольшим бизнесом. Младшего ответ полностью удовлетворил. Больше задавать вопросов о работе он не стал, поскольку жутко не хотелось, чтобы Чонгук подумал, что Тэхена интересует лишь толщина его кошелька. Спустя ровно месяц Тэхен, ничего не подозревая, решил по привычке за завтраком проверить свой телефон. И каков был его шок, когда он увидел огромное количество сообщений от друзей, знакомых и одногруппников со странными вопросами по типу «Тэ, неужели это ты на том фото?», «Ты встречаешься с политиком?». В тот момент Тэхен испытывал дикий ступор и полную растерянность, благо, в одном из сообщений знакомый прикрепил ссылку на статью, где, первым делом, вылезла фотография, на который были запечатлены он и Чонгук, покидающие ресторан после недавнего свидания. Также там было опубликовано еще несколько фотографий, но сделанных немного раньше. К слову, как Тэхен не заметил нагло следящего за ними человека — действительно хороший вопрос. Заголовок популярного новостного портала гласил о том, что нынешний председатель демократической партии, Чон Чонгук, вероятнее всего, нашел себе пару, чье имя и личность пока были неизвестны. Первые несколько минут Тэхен не мог поверить своим глазам и до конца осознать эту новость. Он, увы, никогда не интересовался политической жизнью своей страны, не знал никого из известных личностей, связанных с политикой, кроме самого президента, поэтому ему это все казалось просто каким-то сумасшествием. Почему Чонгук молчал, Тэхен понять не мог. И от сокрытия такого немаловажного факта было до чертиков неприятно — они ведь только начали друг другу доверять. Так почему же альфа ничего не сказал? Неужели посчитал это ненужным? А быть может, и вовсе решил использовать омегу для своих целей, дабы потом, наконец получив то, что нужно, словно призрак исчезнуть из его жизни. Так сказать, вкусить прелесть юных лет и выбросить, как использованную и ненужную вещь. Тэхен же по сравнению с ним глупенький, еще ничего толком не повидавший в этом мире мальчишка, наивно верящий в небывалые чудеса. От этих мыслей на душе становилось так паршиво, а с Чонгуком говорить и вообще как-либо связываться вновь желания абсолютно не было. В университет тоже идти не хотелось, пока все хоть немного не уляжется, но сквозь сжатые зубы пришлось. Тэхен прекрасно понимал, что этот день будет для него невероятно сложным в моральном плане: люди точно будут глазеть, оборачиваться и даже подходить, задавать различные бестактные вопросы, касающиеся его личной жизни. Только слепой дурак мог не понять, что на той фотографии был именно Ким Тэхен, тот третьекурсник и флорист, гуляющий под ручку с одним из самых влиятельных людей в их стране. Господи, во что же он вляпался… И Тэхен не ошибся: на него почти целый день смотрели и с черной завистью, и с заинтересованностью, а кто-то и вовсе не стеснялся озвучить мысль о том, что Чонгук просто платит парню за плотские утехи. Эти пару часов были наихудшими в его жизни, потому что впервые Тэхену настолько сильно хотелось все бросить и бесследно исчезнуть. Чонгук пытался дозвониться до него немыслимое количество раз, писал кучу сообщений с просьбой выслушать и поговорить, но парень продолжал игнорировать альфу, а спустя час настойчивых звонков вообще отключил телефон. Тем не менее Чон Чонгук был бы не собой, если бы позволил всему так и остаться. В тот день Тэхен, как обычно, работал после пар, и он искренне надеялся, что мужчине хватит совести оставить его в покое на некоторое время. Но в глубине души омега прекрасно понимал, что альфа обязательно придет, точно не позволит себе пустить все на самотек, так ничего и не объяснив. Буквально за пять минут до конца смены парень, даже не отрывая головы от бумаг с заказами, услышал хорошо знакомые шаги и почувствовал так сильно полюбившийся ему запах. Перед ним стоял Чонгук. От него словно веяло напряжением: ровная осанка, которую подчеркивал дорогой классический костюм, холодное выражение лица, плотно сжатые челюсти и слегка нахмуренные брови. Кажется, он был разозлен. — Уходи. Но мужчина даже с места не сдвинулся и продолжил смотреть на омегу, в глазах которого впервые видел такую сильную печаль. Осознание того, что виновником этой печали был именно он, зарождало огромное желание хорошенечко дать себе по лицу, дабы в будущем больше не совершать такие глупые и необдуманные поступки. Особенно по отношению к этому прекрасному парню, который всего за месяц успел поселиться у него в сердце. — Пожалуйста, Чонгук, уходи, — тихо повторил омега. — Я не хочу ни о чем говорить. — Тэхен, — сделав шаг вперед, уверенно проговорил мужчина, — просто дай мне объясниться. Я уйду сразу же после того, как все тебе скажу, если ты действительно этого захочешь. Обещаю. В тот момент в Тэхене боролись две стороны: одной хотелось прогнать мужчину прочь и забыть обо всем, что было с ним связанно, забыть о тех волшебных моментах и чувствах, которые он ему подарил, но другой — выслушать и попытаться понять. — Ладно, — устало произнес парень, сложив руки на груди. — Я очень сильно перед тобой виноват, Тэхен-а, я признаю это, — сокрушенно начал старший. — В первую встречу ты мне так понравился. Господи, да я думал о тебе все время до того, как пришел сюда во второй раз, — признался он, выворачивая свою душу наизнанку. — И мне так не хотелось в тебе разочароваться, Тэхен-а, так не хотелось думать, что ты поведешься на меня только из-за статуса и денег. — Я бы так никогда не поступил, — обескураженно выпалил омега. Он даже представить себе не мог, что у Чонгука были подобные мысли. — Знаю, малыш, и понял я это со временем, когда узнал тебя поближе, осознал, что ты совершенно не такой, как те, кого я встречал раньше, — Чонгук слабо улыбнулся, думая о том, что Тэхен действительно заслуживает всех этих слов. Тэхен вообще заслуживает самого лучшего. — И я долго не знал, как собраться с мыслями и подобрать подходящий момент, чтобы рассказать тебе об этом, но ты успел узнать все раньше. Мне очень жаль, малыш, вина перед тобой не дает мне спокойно дышать. Тэхен поднял свой взгляд на мужчину и заметил в его беспросветных глазах столько раскаяния и сожаления, что от этого ему самому стало не по себе. Видеть Чонгука таким было просто невыносимо. Но ведь все мы люди, все ошибаемся и часто совершаем необдуманные, безрассудные поступки, которые чреваты нехорошими последствиям. Каждый заслуживает прощения, поэтому Тэхен решает понять и простить альфу, дать ему еще один шанс. Забывать все то прекрасное, что было между ними, до жуткой боли в груди не хочется. — Чонгук, — еле слышно прошептал омега, подняв на него свои глаза, — просто пообещай мне, что больше так не поступишь. И Чонгук пообещал, за долю секунды ринувшись к младшему, заключил парня в объятия сильных рук и крепко прижал к себе. Каждый раз ощущать его тепло, стойкий приятный аромат, что оседает в легких тяжелым дымом, чувствовать размеренное дыхание на собственной макушке, слышать нежные слова, которые он еле уловимо шептал все это время, до невозможности приятно. Но еще приятней целовать его, сплетать языки воедино, с трудом сдерживая стон наслаждения, слегка покусывать опухшие от длительных и до ужаса сладостных терзаний губы, улыбаться сквозь глубокий поцелуй. Чонгук, словно тэхенов личный демон-искуситель, соблазнял, заставлял задыхаться от желания, буквально сводил с ума, показывая неопытному, чувствительному и робкому парню все прелести любовного искусства. Тэхен с трудом оторвался от мужчины и, уткнувшись носом ему в шею, блаженно прикрыл глаза, осознавая, что окончательно и бесповоротно пропал. Чонгук в самом сердце, течет по венам вместо крови, забился под кожей. Чонгук везде.

~~~

— Сынок, ты уверен в том, что этот мужчина имеет чистые намерения? — Я доверяю ему, — проговорил Тэхен, чувствуя, как легкая улыбка сама по себе расцвела на лице от одного упоминания об альфе. Однако в ответ с того конца провода послышался тяжелый вздох взволнованного родителя. — Он так мне нравится, безумно нравится. — Я понимаю, милый, но беспокоюсь из-за того, что, возможно, сейчас у тебя перед глазами лишь пелена блаженства от его признаков внимания. Это же твоя первая влюбленность, — продолжил Джунхек, но Тэхен с папой был совершенно не согласен. — Я верю ему, хоть долго и не знаю. Я просто чувствую, что он — мой человек, папа, — чуть прикрыв глаза, парень повторил рвущиеся наружу слова, что диктовало само сердце, окрыленное любовью. — Хорошо, сынок, если ты в нем уверен, то я не буду переживать. Но вдруг что-то случится, сразу звони мне! — серьезным тоном произнес старший омега, решив, что Тэхен уже сам вправе отвечать за свою судьбу. Главное для него, чтобы любимый сын был по-настоящему счастлив. Джунхек готов одобрить выбор своего ребенка и смириться с тем, что, быть может, его будущим зятем станет политический деятель. Лишь одна новость о сыне, который был замечен вместе с Чон Чонгуком, навела немало шума среди всех знакомых и друзей.

~~~

Спустя четыре месяца Чонгук впервые познакомил Тэхена со своей семьей. Парень отчетливо помнит, насколько волнительно и страшно было ехать в особняк семьи Чон, поскольку эти люди, в принципе как и все родители, сто процентов хотели бы женить своего сына на самом достойном и лучшем кандидате, том человеке, который наверняка подходил бы ему под стать. А в итоге вместо того самого кандидата аристократических кровей Чонгук привез бы им простого среднестатистического омегу. Однако Тэхен сильно ошибался насчет этого, потому что семья Чон хорошо и добродушно приняла его. Отец Чонгука, Чон Джисон, являлся мужчиной хоть на первый взгляд и строгим, но очень заботливым, поэтому в глубине души был рад тому, что, вероятнее всего, в скором времени станет гостем на свадьбе собственного сына. В этом он был точно уверен: отец прекрасно видел, какими глазами младший альфа смотрел на своего омегу. Его муж и папа Чонгука, Чон Юнхо, тепло отнесся к слегка смущенному и волнующемуся парню, когда тот впервые ступил на порог их большого и роскошного дома. Он сразу попросил Тэхена не переживать, ведь они с мужем были невероятно счастливы вживую увидеть человека, которого Чонгук посчитал достойным для знакомства с родителями. Этот шаг альфы действительно говорил о многом. В тот вечер Тэхен узнал, что отец Чонгука в прошлом был успешным адвокатом, однако его сыновья (к слову, старшим был Чон Хосок, омегу с ним Чонгук познакомил раньше) смогли добиться намного большего успеха, пробившись в сферу политики. Мистер Чон с подросткового возраста учил мальчиков быть целеустремленными и точно знать, какую позицию в своей жизни они хотят занять. Сильная поддержка отца и твердость собственного характера в профессиональных делах здорово помогли Чонгуку сначала попасть в правящую партию, а после и вовсе стать ее председателем. Слушая рассказы Чонов о детстве Чонгука, о том, как он создал себя из ничего, как преуспевал абсолютно во всем, за что брался, Тэхен в очередной раз осознал, какого удивительного альфу встретил. Это было просто невероятно, Чонгук был невероятен. Знакомство с родителями любимого мужчины оставило Тэхену только приятные и теплые воспоминания. Шли месяцы, и ровно на их первую годовщину Чонгук наконец-то предложил Тэхену переехать к нему в апартаменты, которые, к слову, находились в самом престижном и респектабельном районе Сеула — Каннаме. До этого омега почти четыре года жил в общежитии при университете и действительно считал, что там было вполне комфортно и даже уютно, однако перспектива находиться рядом с любимым человеком парню очень нравилась, поэтому он сразу же принял предложение альфы и уже на следующий день, заполнив бумаги о выселении и попрощавшись с соседом по комнате, который за три года совместного проживания стал ему хорошим приятелем, с двумя большими чемоданами ехал вместе с Чонгуком в теперь уже их новый дом. Тэхен бывал там ранее, но всего лишь как гость, хотя Чонгук не раз говорил, что омега не просто может, а обязан ощущать себя как дома. Приятное чувство предвкушения теплом разливалось внутри, а мысли о чудесной возможности теперь просыпаться и засыпать в объятиях любимого мужчины вынуждали собственное сердце трепетать. — С этого момента теперь официально мы можем считаться семьей, — ласково прошептал альфа и крепко обнял тонкую талию любимого, оставив нежный поцелуй на его загривке. Тэхен только сильнее прижался к теплому торсу мужчины и, откинув голову на его мощную грудь, едва слышно произнес такие заветные и важные для них обоих слова: — Я люблю тебя. Первое и самое драгоценное в жизни признание вылетело довольно неожиданно, однако мгновенно получило взаимный ответ.

~~~

Их быт мало чем отличался от других пар, проживавших вместе. Тэхен обожал каждое утро видеть домашнего Чонгука, который всегда во сне крепко его обнимал, а когда просыпался, то дарил нежные и ленивые поцелуи, поднимая настроение с самого начала дня. Тэхену нравилось готовить альфе собственную стряпню и выслушивать гору комплиментов насчет своих прекрасных кулинарных способностей, нравилось, когда Чонгук подвозил его в университет и всегда, перед тем как разойтись, сладко целовал на прощание. К тому времени одногруппники уже прекратили слишком бурно реагировать на их совместные появления. Естественно, имелись ну совсем токсичные личности, любящие в основном распространять грязные и дурные сплетни, но Тэхен перестал обращать на них свое внимание, поскольку такие гнусные вещи просто-напросто этого не стоили. Они часто на выходные выбирались в особняк Чонов и проводили там свое свободное время: после рабочих недель, зачастую проходивших в бешеном темпе, хотелось немного отвлечься от большого города и его постоянной суеты, а дом семьи как раз находился в частном секторе. Тэхен успел сблизиться с родителями Чонгука, а те, в свою очередь, прекрасно понимали, почему выбор сына пал именно на этого омегу. Кстати, Хосок со своим мужем, коим был Мин Юнги, тоже частенько наведывался в отчий дом, поэтому их небольшой клан по традиции вечерами собирался за одним столом, где они обсуждали все, начиная от той самой политики, в которой Тэ немного начал разбираться, и заканчивая обычными бытовыми делами. На самом деле, среди этих людей у Тэхена не было ощущения, что он белая ворона, напротив, омега чувствовал себя своим, а это было просто прекрасно. Но жизнь перестала казаться такой размеренной и спокойной, когда действующему президенту объявили импичмент. Данная новость не стала большой неожиданностью: сомнительные решения и действия главы страны вызывали непонимание у народа, а из-за этого на улицах Сеула частенько устраивались митинги и протесты. Тогда Чонгук почти все время находился на различных заседаниях и собраниях, где, к слову, в конечном итоге парламент проголосовал за импичмент президента, а спустя пару месяцев Конституционный суд утвердил импичмент единогласным решением, в результате чего полномочия президента были прекращены. Чонгук прекрасно понимал, что это его заветный шанс пробиться на самую вершину власти, так как роль председателя явно не являлась пределом альфы. И пока выполнять президентские функции поручили премьер-министру, вся страна уже начала активно готовиться к грядущим досрочным выборам, которые назначили на первый месяц весны. Тот судьбоносный день хорошо запомнился Тэхену: Чонгук собрал всех самых близких людей в родительском доме и с уверенностью заявил, что собирается выдвигаться в качестве кандидата на пост президента. Между прочим, его партия уже приняла единогласное решение насчет этого. Тэхен помнит ту гордость на лицах родителей альфы, помнит то, как Хосок похлопал брата по плечу и пообещал поддерживать во всем, помнит свои непередаваемые ощущения после услышанного, но в глубине все равно закрадывался небольшой страх от незнания того, как же в будущем повернется их до этого относительно спокойная жизнь. За все то время, которое Тэхен провел с Чонгуком и его семьей, он успел хорошо понять, что суть Чонов — ставить самые высокие цели, абсолютно не сомневаться в их достижении, не жалеть для этого ни сил, ни средств и ни с кем и ни с чем не считаться. В дни проведения предвыборной агитации Тэхен старался поддерживать альфу, помогал расслабляться после сумасшедших рабочих часов. Чонгук находился в своем предвыборном штабе большую часть времени, и довольно часто Тэхену приходилось засыпать одному в холодной постели. Но он совсем не обижался на любимого, когда тот стал уделять ему меньше внимания, поскольку видел и знал, что порой альфе даже не хватало времени нормально поесть. Как вообще можно говорить о большем? Успокаивало лишь то, что после выборов жизнь Чона должна была сбавить настолько бешеный ритм. Правда, Чонгук тратил время не только на рабочие дела, но еще и на подготовку к тому, чтобы красиво сделать предложение руки и сердца любимому омеге. Мысли о женитьбе довольно часто крутились у него в голове, поэтому он решил не медлить и вывести отношения с Тэхеном совершенно на новый уровень. Свой выбор альфа остановил на домашнем романтическом ужине, который, к слову, был приготовлен самостоятельно, естественно, с помощью советов папы Юнхо по телефону, а также с присутствием ужасного волнения все испортить. Тем не менее ему удалось хорошо справиться с поставленной задачей. Драгоценную бархатную коробочку с кольцом, обрамленным красивыми камнями, он надежно спрятал. Хотелось, чтобы омега до конца не знал, какой сюрприз его ожидает. И когда в самый подходящий момент, после сладкого поцелуя, Чонгук встал перед ним на одно колено, Тэхен не мог поверить в реальность происходящего. Когда он говорил, что встреча с омегой перевернула его жизнь с ног до головы, что он безумно хочет разделить с ним и радость, и любые беды, всегда быть рядом и крепко держать за руку, чтобы никогда не позволить ему упасть, по лицу Тэхена скатилась первая слеза, но слеза эта была от неземного счастья. — Мой малыш, почему же ты плачешь? — ласково спросил он, стирая влагу с нежных щек, а у Тэхена из-за нее была лишь размытая картинка перед глазами и самые прекрасные чувства к любимому человеку внутри, которые буквально с каждым днем становились все сильнее. — Я просто так тебя люблю, — всхлипнул парень в ответ и крепко прижался к своему уже теперь жениху, ощущая себя невероятно счастливым. — Я люблю тебя. После того как они обрадовали всех родных, началась активная подготовка к свадьбе. Признаться, папа Тэхена и даже сам Тэхен раньше представить себе не могли, что свадебная церемония младшего омеги будет настолько роскошной. Чонгук настоял на грандиозном торжестве, заявив, что в этот день он должен не просто жениться на любимом человеке, а еще и познакомить всю страну с будущим первым омегой (в своем успехе Чон не сомневался). Под свадебную арку Тэхена, одетого в шикарный белоснежный костюм от французского дизайнера, вел Джунхек, еле сдерживая слезы счастья за своего ребенка. Еще до самой свадьбы он успел лично познакомиться с Чонгуком и его семьей, поэтому старший омега точно знал, что отдает сына в надежные руки. Радостный смех, громкий звон бокалов, счастливая улыбка на родном лице — все эти яркие и восхитительные моменты того дня навсегда запечатлелись в их сердцах. Но самое прекрасное произошло во время брачной ночи в шикарном номере «Мариотта». Все начиналось с испепеляющего сексуального напряжения, что витало в воздухе и туманило сознание обоих. Они сидели друг напротив друга, чувствуя, как чаша терпения наполняется до самого конца и сдерживать себя становится совершенно невозможно. Чонгуку целовать Тэхена было все равно что целовать звезды. Ослепительный, пылкий, он заставлял забыть его обо всем, кроме собственного желания. Губы были такими нежными, сладкими, головокружительными, но аромат… Тэхенов аромат — это просто невероятная вещь, заставляющая Чонгука сходить с ума и хотеть любимого так, как он еще не хотел в этом мире никого. Тэхен для него такой первый и последний, единственный омега, который вызывал настолько сильные и восхитительные чувства. От нежных касаний любимого мужчины сердце парня билось в бешеном темпе, кожа горела, а томные вздохи срывались с искусанных губ все чаще и чаще. Железные обручи самообладания ломались к чертям — оставалось лишь пойти навстречу зову тела, зову плоти, позволить кипящему желанию перелиться через край и окутать их обоих с головой. Тэхен отдавался ему с невероятной страстью, растворялся в мужчине. Омегу пьянила эта неуловимая жажда ласк альфы, а Чонгук, в свою очередь, брал от любимого все, что только мог, медленно толкаясь в разгоряченное тело, пока Тэхен извивался под этим сладостным гнетом и, жалостно всхлипывая, умолял не останавливаться. До этого они уже проводили течки Тэ вместе, но эта ночь была просто волшебной и, самое главное, подарила молодоженам маленькое счастье под сердцем омеги, о котором они узнали спустя несколько недель.

~~~

Инаугурация — самый ответственный момент в жизни любого главы, вступающего на свой пост. Тэхену было всего двадцать пять, когда его мужчина принял полномочия президента страны, выиграв у своего конкурента с отрывом ровно в сорок процентов. В тот день в парламенте перед сотнями людей вживую и перед тысячами корейцев в трансляционном режиме Чон Чонгук поклялся на конституции делать все для своей страны и представлять ее в самом лучшем свете на международной арене. Тогда-то люди впервые и познакомились с Ким Тэхеном — теперь уже не просто неизвестным омегой, который постоянно находился около бывшего председателя правящей партии, а супругом действующего президента и самым молодым первым омегой за всю историю существования шестой республики. Во время инаугурации Тэхен был уже на третьем месяце беременности, но, несмотря на это, хорошо держался, стараясь игнорировать тянущую боль в ногах и сильную усталость. Верилось ли ему, что его любимый муж становится лицом страны, а он — первым омегой? Определенно нет, словно все это просто какая-то фантастика. Последующие дни Тэ все так же был вынужден сопровождать своего супруга на различных важных встречах и мероприятиях, пожимать руки огромному количеству незнакомых людей, принимать поздравления, выслушивать разные речи, вежливо каждому улыбаться. Он отлично со всем справлялся, вел себя очень воспитанно, достойно, как и полагается первому омеге, хоть это было безумно сложно по истечении пары часов, учитывая то, что Тэ был беременным. После громкой свадьбы на парня сразу же обрушилась широкая известность в связи с положением его мужа: в сети не переставали обсуждать нового харизматичного и привлекательного лидера, а также его молодого супруга. Около Голубого дома, в который они въехали сразу же после инаугурации, частенько дежурило око, называемое журналистами и репортерами, но, благо, охрана в резиденции была действительно хороша. Чувствовать давление со стороны общества Тэхену было крайне непривычно. Люди совершенно не хотели как-либо им навредить, а просто желали выведать что-нибудь новое о довольно скрытной паре, недавно ставшей лицом страны, что порой серьезно действовало на нервы. Но ни Чонгук, ни Тэхен выносить на публику какие-то личные факты и вещи из своей жизни не собирались, а поэтому продолжали игнорировать подобного рода вопросы, если вдруг такие возникали. В этой сфере всегда нужно знать четкую границу между личным и карьерой. Привыкнув к совершенно новому образу жизни, Тэхен сделал для себя один простейший вывод: быть мужем президента — довольно тяжелая неоплачиваемая работа. Положение первого омеги подразумевало противоречивое сочетание пристального внимания, отличной политической позиции и отсутствия официального мандата. И хорошо, что рядом с ним всегда находился Чонгук, который был очень опытным во всех этих делах. Он знал много важных вещей, поэтому вместе с мужем Тэхену было не так волнительно присутствовать на различных мероприятиях и иногда даже заседаниях. К тому времени Тэ уже шестой месяц носил под сердцем малышку-омегу, чье появление на свет они с Чонгуком ждали больше всего. Обустройство детской комнаты, покупка одежды и игрушек для малышки, изучение материалов о подготовке к рождению ребенка — все это так сильно нравилось омеге. Тэхен как можно быстрее хотел впервые взять дочку на руки, увидеть прекрасные глазки, которые наверняка будут такими же выразительными и красивыми, как у Чонгука, потрогать маленькие и хрупкие ручки. Тэ был невероятно счастлив в те драгоценные моменты, когда альфа почти каждый вечер гладил его круглый живот, покрывал нежными поцелуями и общался с малышкой, говоря ей о том, что сильно ждет и уже безумно любит. Однако под конец седьмого месяца беременности начался какой-то странный период: Тэхен перестал чувствовать шевеления ребенка, а после у него и вовсе ухудшилось самочувствие, появилась жуткая усталость и тахикардия. Что-то было не так, и омега это понимал, но врачи продолжали говорить, что все в порядке — вес, рост, органы и сердцебиение малышки. Тэхен даже на всякий случай обратился к отличному доктору, которого посоветовал Юнги. Мин консультировался у него, когда пару лет назад сам вынашивал их с Хосоком сына, поэтому Тэ без отлагательств поехал на обследование, чтобы избавиться от постоянной тревоги, преследовавшей его последние недели. Доктор, тщательно осмотрев омегу, повторил слова предыдущих специалистов. Тогда-то парень постарался расслабиться и выбросить плохие мысли из головы. Спустя неделю, под вечер, Тэхен осознал, что у него начались схватки, а он ведь их даже и не чувствовал почти — не было никакой боли, ничего не тянуло. Когда они с Чонгуком вернулись домой после празднования дня рождения Хосока, схватки были уже очень частые, хотя сильная боль по-прежнему отсутствовала. Тэхен принял решение подождать и не вызывать скорую, игнорируя слова взволнованного мужа. Состояние было очень странное, но вдруг схватки резко переросли в потуги, и Чонгук, усадив стонущего от боли омегу в машину, помчался в больницу на бешеной скорости, пару раз проехав на красный. О скорой помощи он вообще не думал, поскольку вызывать ее и ждать приезда санитаров времени категорически не было. Несколько часов подряд Чонгук пытался узнать хоть что-нибудь от врачей, однако те не делали никаких прогнозов и говорили, что роды проходят тяжело. Во всех стрессовых ситуациях альфа в силу своего характера и профессии никогда не позволял себе давать слабину, всегда держался холодно и бесстрастно, но тогда… Тогда на кону стояли жизни любимого омеги и любимой малышки. Когда к нему наконец вышел доктор, который принимал роды у Тэхена, по лицу его Чонгук сразу же понял, что произошла беда. Бета только подтвердил догадки мужчины: ребенок родился мертвым. Эта новость стала настолько сильным ударом, боль от которого мучительно разрасталась в душе огромным черным пятном. Просто не верилось, что их первый ребенок, их долгожданная малышка даже не успела прожить и дня. Особенно страшно было видеть опустошенные и красные от непрекращающихся слез глаза любимого человека. В тот день в их семейной жизни произошла страшная трагедия, послужившая спусковым крючком к началу разрушения супружеских отношений.

~~~

Жизнь словно разделилась на «до» и «после». Переживать смерть собственного ребенка — самое ужасное испытание для всех родителей. Тэхен сильно винил себя за то, что не смог родить здоровую малышку, постоянные мысли в голове просто не давали покоя. Он словно находился в вакууме без чувств и эмоций, делал все на автомате, отчаянно пытаясь забыть произошедшее. К слову, в их семье тема о потере дочки сразу же стала запретной. Самым ужасным было то, что с Чонгуком они сильно отдалились друг от друга вместо того, чтобы переживать этот сложный период вместе, подбадривать, отвлекать, говорить о боли внутри, а не замыкаться в своем горе и отгораживаться. Моральное состояние Тэхена было очень угнетенным, но поддержка папы Джунхека и Юнги, с которым Тэ успел хорошо сблизиться, действительно помогали ему хоть немного забыться. Каждый божий день Чонгук постоянно работал, возвращался домой в полночь, больше не обнимал омегу во сне, не целовал по утрам, не шептал на ухо слова о любви. Он часто бывал вдали от дома, посещал другие страны с официальными визитами, выполняя президентские обязанности, пока там, за океаном, его муж в одиночестве лил горькие слезы и чудовищно по нему скучал. Как же так? Все-таки первый омега — главный омега страны. Сильный духом человек, икона стиля, любимчик общества, безупречный родитель и опора президента. Он никогда не позволит себе вольностей или права на ошибку. Кажется, что он совершенство… На деле все не так, потому что первый омега — человек, который тоже умеет чувствовать и переживать. Тэхену было больно и обидно от того, что муж перестал обращать на него свое внимание, будто Чонгук и вовсе никогда его не любил. Но самой сильной пощечиной для омеги стала первая измена, после которой их отношения действительно затрещали по швам: Чонгук только вернулся из Нью-Йорка, где присутствовал на какой-то важной конференции, и первым, что Тэхен сразу же заметил, был резкий аромат чужого омеги, который исходил от его мужчины. Чонгук словно и не пытался скрыть сей факт, буквально выставил все напоказ, мол, вот, Тэхен, смотри, я нашел тебе замену. Это было низко и бесчестно. Однако Тэхен проглотил обиду, простил, мысленно попытался оправдать любимого человека, ведь так делают все, кто сильно любит и не хочет верить в страшную реальность. А Чонгук продолжал менять партнеров, как перчатки, каждый раз возвращался домой со следами и метками от других омег, а также новыми оттенками чужих запахов, смешанных со своим. Он грешил на виду у всей страны. Тэхену приходилось не только прощать грехи мужа, но и прикрывать их перед общественностью, каждый раз надевать маску счастливого и любящего супруга, выходить в свет и поддерживать такой образ, а потом возвращаться домой, срывать эту жалкую маску с лица и давать волю настоящим эмоциям. Он просто стал для Чонгука дополнением успешного политика, дополнением вроде галстука нужной расцветки, идеально вписывающегося в образ, или дежурной улыбки. Но дальше так продолжаться не могло: Тэхену не хотелось унижаться, мучаться и закрывать глаза на ужасное отношение к себе. Жизнь в Голубом доме была равносильна пребыванию в «очень красивой тюрьме». Тэхен частенько в сети натыкался на посты юных омег, которые писали огромные тексты о том, как же Киму повезло быть супругом невероятного, привлекательного и харизматичного Чон Чонгука. Правда, эти юнцы совершенно не догадывались о горькой реальности. Никто не догадывался о том, что на самом деле чувствовал первый омега. Сложным в этой ситуации было и то, что не только для политика, но и для простого гражданина в Корее развод — черное пятно, тяжелое бремя, которое человеку приходится нести всю оставшуюся жизнь. Развод воспринимался не только как семейная неудача, а именно как позор. Неважно, кто виноват, это стыд для обеих сторон. Новость о разводе главы государства нанесла бы по репутации Чона удар катастрофических масштабов. Только Тэхен находился в настолько сильном отчаянии, что почти без всяких сомнений решил собрать все необходимые для этой процедуры документы. Осталось только оповестить пока еще мужа о своем решении… Через пару дней омега позвонил альфе и впервые за долгое время попросил того вернуться с работы пораньше, чтобы поговорить обо всем, что откладывать больше было невозможно. И спустя полтора часа Чон стоял в гостиной Голубого дома. Такой идеальный в своем строгом костюме, он смотрел на Тэхена с полным равнодушием, пока омега не решился сказать ему то, о чем думал месяцами: — Я хочу развестись, Чонгук, — голос дрожал, но он продолжал говорить все, от чего так чудовищно болело сердце. — Наши отношения умерли тогда, когда ты бросил меня одного справляться с потерей ребенка. Я собрал все документы. Тебе нужно просто их подписать. Но Чонгук лишь самодовольно хмыкнул. В глазах его была сплошная темнота, от которой у Тэхена кровь в жилах стыла. Казалось, если в такие моменты не оставить его одного, то от человека, вызывающего у Чона подобные эмоции, останется жалкий пепел. Он был зол, причем очень сильно, а довести Чонгука до такого состояния — подписать себе смертный приговор. Ну как это так получается, что его, властного и влиятельного мужчину, хочет бросить собственный муж. Чонгук сам решает, кого и когда отпустить. — Ты думаешь, — он медленно двигался в сторону сжавшегося парня, словно хищник обходил добычу перед тем, как разнести ее в клочья, — что я позволю тебе уйти? — безжалостная ухмылка на любимом лице была самой страшной вещью в жизни. Тэхен пропустил тот момент, когда альфа вжал его в стену и устроил руки по бокам от головы, заключив в хитрую ловушку. — Чонгук, — едва ли не всхлипнул Тэ, ощущая около уха горячее дыхание мужа, — пожалуйста, прекрати. — Слушай меня внимательно, Тэхен, — сквозь зубы шипел мужчина, стиснув супруга в своих руках с такой силой, что сделать вздох омеге было невыносимо больно. — Я столько тебе дал: известность, кучу денег, место около себя, чтобы в один момент ты просто пришел ко мне и сказал, что хочешь уйти? Нет, милый мой, я никуда тебя не пущу, а если попытаешься сбежать, то все переверну, сожгу гребаные города, чтобы найти и привязать к себе. От его слов у Тэхена земля из-под ног испарилась. Это не тот прекрасный мужчина, которого он искренне полюбил, которому сказал «да» и позволил надеть обручальное кольцо на свой палец. Это был монстр, самый настоящий монстр, готовый наброситься на него в любую секунду. — Надеюсь, ты меня понял? — черство спросил он, посмотрев на лицо поникшего и запуганного парня, а потом, получив положительный кивок, резко отстранился и напоследок добавил: — Хороший мальчик. Не смей меня расстраивать. Чонгук ушел, а Тэхен медленно сполз по стене, сев на корточки и опустив голову вниз, позволил горьким всхлипам вырваться из своей груди вместе с океаном жгучих слез. Так сильно хотелось заснуть навечно…

~~~

— Хосок-а, привет, — он старался говорить как можно спокойнее, но сдерживать настоящие чувства совсем не получалось. — Тэ, что случилось? — голос старшего звучал слегка шокировано и даже немного испугано. — Ты плачешь? И тут омегу вновь огромной волной накрыла сильная истерика. — Я больше так не могу, хен, не могу, — как в бреду твердил младший, до белых костяшек сжимая телефон в руке. — Помоги мне, прошу, помоги! Он не дает мне уйти, он мучает меня. Ты же знаешь, что он творит, все знают, но продолжают молчать, пожалуйста, хен, помоги мне исчезнуть. Хосок тяжело вздохнул, пытаясь в голове переосмыслить и уложить информацию, которая диким водопадом обрушилась на него этим, казалось бы, спокойным утром. Он отчетливо видел, как сильно поменялся его брат за последнее время, знал, что Чонгук изменяет Тэхену чуть ли не каждую неделю и иногда даже не боится поднять на него руку в случае неповиновения. Хосоку за младшего было по-настоящему обидно, потому что он совершенно не заслуживал такого ужасного отношения к себе. — Ты уверен в своем решении? — альфа задал ему важнейший вопрос, от ответа на который зависела вся будущая жизнь отчаявшегося омеги. — Да, на все сто процентов, — непоколебимо сказал парень. — Тогда я помогу тебе, — твердо произнес старший, а Тэхен с облегчением прикрыл глаза, осознавая, как же сильно ему повезло. — Он уезжает через пару дней на саммит в Лондон. Это самое подходящее время для того, чтобы осуществить твое желание. Скажи прислуге, что едешь к другу погостить, возьми с собой наличные, вещи первой необходимости и неприметную одежду, не забудь про маску, выбрось кредитку и оставь дома паспорт. Я позвоню, когда он уже будет в Англии, и скажу всю информацию о времени и машине, которая приедет забрать тебя в назначенный день. — Спасибо, хен, большое тебе спасибо, — прошептал Тэхен, чувствуя, как на глаза вновь наворачиваются слезы. Он с самого начала верил, что Хосок поможет ему, не бросит на растерзание бессердечному извергу. Того Чонгука, которого он до беспамятства любил, давно уже нет.

~~~

Чон-старший позвонил Тэхену сразу же после того, как во всех порталах опубликовали новость о том, что Чон Чонгук успешно приземлился в Лондоне и начал активно готовиться к предстоящему саммиту. Хосок полностью описал все дальнейшие действия Тэхена, сказал о точном времени прибытия машины и напомнил, что нужно будет обязательно избавиться от телефона, уничтожив до невосстановимого состояния. Но, самое главное, быстро и без сожаления попрощаться с прошлым, осознать, что впереди его ждет абсолютно новая жизнь, а также морально подготовить себя к одиночеству, которое, скорее всего, будет преследовать его несколько последующих месяцев, приложить большие усилия, дабы все время сохранять хладнокровие. При желании Чонгук за короткий срок мог найти что угодно и кого угодно, поэтому делать все нужно было аккуратно и без права на ошибку. Тэхен обошел уже свой бывший дом в последний раз. Перед глазами, словно вспышки, проносились разные воспоминания: вот здесь, на кухне, они с Чонгуком готовили его любимые панкейки, весело дурачась и пачкая друг друга в муке, а потом садились за большой обеденный стол и завтракали, обсуждая все на свете, здесь, в шикарной спальне, засыпали в теплых объятиях, даря друг другу сладкие и нежные поцелуи, а вот там, в гостиной, Чонгук впервые дал омеге сильную пощечину за то, что тот решил высказать свое недовольство из-за его бесчисленных измен и унижений. Здесь, все это случилось именно здесь. Но здесь же это навсегда и останется. Тэхен подхватил небольшую черную сумку, натянул маску на лицо и вышел из дома на улицу, где его уже ждала ранее присланная Хосоком машина. Он сел в нее и, откинувшись на спинку сиденья, неотрывно наблюдал за яркими улицами ночного города, задумчиво водил тонкими пальцами по стеклу окна, повторяя дорожки крупных капель. И было так непривычно впервые за долгое время чувствовать на своей истерзанной душе полный покой. Новая жизнь для Тэхена началась лишь тогда, когда очертания Голубого дома навсегда исчезли с его глаз. С этого момента он больше не первый омега и супруг действующего президента. Теперь он просто Ким Тэхен.

~~~

Я помню: когда я встретился с ним, мне сразу стало ясно, что он — мой единственный. Мы оба это поняли, сразу же. Но с течением лет многие вещи становились труднее — нам предстояло принимать разные вызовы. Я умолял его остаться, напоминал о том, как у нас все начиналось: он был харизматичен, магнетичен, наэлектризован, его знали все. Когда он входил, сердце каждого омеги трепетало, все останавливались, чтобы поговорить с ним. Он был каким-то гибридом, сочетанием того, что просто не может сочетаться в мужчине. У меня всегда было такое чувство, что он разрывался между хорошими манерами и всеми теми возможностями, которые только может предложить жизнь такому привлекательному мужчине, как он. И поэтому мне удалось понять его. И я полюбил его. Я любил его, я любил его, я любил его!

К. Т.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.