Мы скандинавы, а Магнус, так вообще чокнутый 17

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Я вижу табличку. «Camp Half-blood» – гласит она. Лагерь Полукровок. Теперь ясно какие боги решили сбросить нас с неба.

— Что такое «Лагерь Полукровок?» — прикасаясь к моему плечу, жестикулирует Хэрт.

Я смотрю на Чейза и вижу, как блестят его глаза.

— Лагерь Полукровок – это самое безопасное место для полукровок. Детей богов и смертных, — объясняет Магнус. — Моя кузина, Аннабет, родом из этого Лагеря. Здесь тренируют полукровок к трудностям жизни с монстрами.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:
5 января 2020, 05:46
      Я чувствую сквозь дымку звона и боли, как меня трясут за плечи и кричат мое имя. Открыть глаза сложно, а пошевелить телом ещё сложнее. Но надо вставать.       Глаза открыты, и я вижу только светлое небо. Ни тучки, ни облачка. Только чистое лазурное поле наверху. Красиво. Но меня все так же продолжают звать и трясти.       Я с трудом сажусь. Рядом сидит Магнус, и именно он меня зовёт. Звон прекращается, и я наконец-то могу услышать, что он говорит.       — Алекс, ты меня слышишь? — горланит Чейз. — Алекс, ты слышишь меня? Что у тебя болит? Алекс!       Я махаю на него рукой. Парень вызывает только ещё большую головную боль.       Я замечаю Сэм и Хэрта. Они наблюдают за Блитцем, который по глотку пьет из фляги валькирии. На глазах гному становится лучше, и он возвращает небольшой предмет Самире. Та встаёт, подходит ко мне и отдает флягу, приговаривая:       — Пей, но по чуть-чуть.       Я делаю, как она говорит. Пью понемногу и чувствую, как в голове проясняется. Мы были в Вальгалле, а через секунду уже летим вниз, и я не успеваю ничего предпринять. Затем что-то смягчило удар, но меня уже вырубило.       Боль уходит окончательно. На всякий случай, я все же аккуратно шевелю конечностями, проверяя в целости ли они. Лекарство из фляги сестры не подводит, и ко мне возвращаются силы.       — Где мы? — хриплю я. Магнус, до этого обеспокоенно наблюдавший за мной, стал рассматривать местность.       — На каком-то холме. — отвечает за парня Блитц. Он и Хэрт присаживаются рядом со мной.       — Что мы будем делать? — продолжаю я.       — Нужно как можно внимательнее все здесь выискать. Мы просто упали с неба, и я сомневаюсь, что без богов тут не обошлось.— говорит Сэм.       — Богам наплевать на выходцев из Вальгаллы, — не соглашается Хэрт. — Но осмотреть здесь все нужно, опасности никто не исключал.       Все соглашаются, и мы делимся на две группы. В одной Сэм, Хэрт и Блитц, в другой мы с Магнусом. Мы расходимся в разные стороны, условно договорившись вернуться на это же место.       Спустившись вниз с холма, я и Магнус выходим на дорогу. Она расходится в разные стороны, и конца я не вижу. Чейз разочарованно качает головой, и мы возвращаемся обратно. Через пару минут приходят остальные. У них тоже нет новостей.       — Может поймаем машину? — предлагает Магнус.       — Они здесь раз в сто лет ходят, — отвечаю я. Мы молчим и думаем, что делать.       Внезапно Магнус отходит от нас и идёт к двум деревьям. Он внимательно смотрит на них.       — Вы тоже это видите? — спрашивает он. Я и Сэм переглянулись. Видимо, головой ударился.       — Магнус, там ничего нет. — мягко говорит Блитц.       — Вы приглядитесь. — просит Чейз. Я следую его словам.       Ну-с, не такой уж Магнус больной.       Я вижу табличку. «Camp Half-blood» – гласит она. Лагерь Полукровок. Теперь ясно какие боги решили сбросить нас с неба.       — Что такое «Лагерь Полукровок?» — прикасаясь к моему плечу, жестикулирует Хэрт.       Я смотрю на Чейза и вижу, как блестят его глаза.       — Лагерь Полукровок – это самое безопасное место для полукровок. Детей богов и смертных, — объясняет Магнус. — Моя кузина, Аннабет, родом из этого Лагеря. Здесь тренируют полукровок к трудностям жизни с монстрами.       — Идём туда? — с энтузиазмом спрашиваю я.       — Сомневаюсь, что это безопасно, — хмурится Сэм. — Если полукровок тренируют, то значит у них есть оружие и численное превосходство.       — Тогда может войдем без оружия и скажем, что мы с благими намерениями? — интересуется Хэрт.       — Как вариант, — жмёт плечами Магнус. — Идём.       Впереди стали идти двое наших лучших оратора – Самира и Блитцен. Они умеют убеждать простыми словами. Я для таких вещей слишком импульсивна, Магнусу мы больше не доверяем (в последний раз при убеждении бога он подписался на перебранку с Локи), а Хэртстоун... С ним все ясно.       Стоит мне пройти через защитный барьер, как я чувствую огонь около моего лица. Отпрыгиваю в сторону и прикладываю руку к горячему лбу. Несколько волосков подпалились, а до остального огонь добраться не успел. Я смотрю в чем дело и вижу, как Сэм и Блитц отчаянно сражаясь, отгоняют от растерянных меня и Магнуса огнедышащего дракона. Он небольшой, но грозный. Последним сквозь барьер входит Хэрт, и животное отбрасывает его хвостом. Магнус уже оправился от увиденного и нападает на дракона. Я не отстаю и в мгновение ока вытаскиваю гарроту.       Мое оружие обхватывает шею чудовища, и она отлетает к чертям. Надо же, то что работает на Чейзе, неплохо действует и на других существах.       Не успела я сказать, что прием в Лагере Полукровок не такой уж и теплый, как топот возвещает о чьем-то приближении. Я решаю узнать кто это и едва не взвизгиваю. На нас двигается толпа вооруженных подростков, и вела их девушка, которая всем своим грозным видом буквально говорит о том, что живые (мертвые) мы отсюда не уйдем. За ней идут не менее дюжины таких вооруженных ребят. Я пытаюсь высмотреть в этой толпе Аннабет или Перси, но мои планы падают крахом.       Магнус покрепче перехватывает Джека в руках, но с его раны на лбу стекает кровь и едва ли не заливает ему глаза. Я знаю, что ему нужно сосредоточиться, чтобы пользоваться силами Фрея, и даже я в такой обстановке не смогла бы обрести хоть какое-то спокойствие.       Остальные в полном порядке, лишь у Сэм подгорели брови. К нам возвращается Хэрт. И тут я понимаю, как грозно мы выглядим. Чтобы заключить дружбу, нам явно нужно стать менее устрашающими.       Я не успеваю высказать эту мысль друзьям. Практически в притык к моему горло подставляется копьё.       — Кто вы и что делаете в Лагере Полукровок? — девушка, которая шагала впереди всех, сейчас направляет меч на Сэм. Мне же, со всем своим злостным и серьезным взглядом, угрожает паренёк. Красивые светлые волосы, голубые глазки, накачанное тело. Просто идеальная внешность для стриптизера. Сомневаюсь, что он оценит мою шутку, но его явно на мгновение удивляет моя улыбка.       — Мясо пришли пожарить. — хохочу я. — Отдых, гулянка, все дела. Нам рассказали, что здесь довольно неплохой курорт, вот и пришли. А вы как тут оказались? Тоже в отпуске?       — Алекс! — шикает Сэм, не сводя глаз с противницы. Она делает глубокий вдох и, медленно, будто разговаривает со змеёй, говорит:       — Мы не хотим сражаться с вами...       — Вы убили нашего дракона! — выкрикивает из толпы мальчик.       — Он первый напал! — оправдывается Блитц.       Девушка с мечом долго разглядывает нас. Даже кто-то из ее товарищей уже начинает зевать.       — Как вас зовут? — говорит она.       — Я Самира Аль Аббас. —отвечает валькирия. — Это Блитцен, Алекс Фьерро, Хэртстоун и Магнус Чейз.       Поднимается гул, и на поляну выскакивает Перси Джексон, останавливает взгляд на мне, озорно подмигивает и поворачивается к товарищам по Лагерю.       — Ребят, все нормально! — уверяет он. — Это мои друзья, а Магнус кузен Аннабет.       — Почему они здесь, тупица? — иронично спрашивает девушка. Она убирает меч от горла Сэм. Блондинчик рядом со мной тоже расслабляется.       Джексон скептически смотрит на нее.       — Кларисса, знай я ответ на этот вопрос, то не стоял бы в толпе, наблюдая, как ты чуть ли не убила девушку. — Перси улыбается нашей Сэм, но та не отвечает ему так же. — Давай я сейчас все выясню, и мы спокойно разойдемся?       Кларисса испепеляет взглядом сына Посейдона, но сдается и уходит. Некоторые из греков разочарованно вздыхают, однако бросают любопытные взгляды.       Магнус выпускают меч из рук, но тот не падает, а остаётся висеть в воздухе. Чейз оседает на землю и стремительно бледнеет.       Я опускаюсь на корточки рядом с ним.       — Лечиться можешь?       Он кивает и закрывает глаза. Блондинчик, который до недавнего времени угрожал мне копьём, подходит к Перси.       — С ним все будет хорошо? — спрашивает он. Через мгновение Магнус начинает светиться и рана затягивается.       — Он не пропадет. — отвечает Джексон. — Алекс, что происходит?       Я помогаю подняться Чейзу.       — Я не знаю. Мы упали с неба и вот уже здесь.       Перси хмурится.       — Как обратно попасть в Вальгаллу?       — Вальгаллу? — подаёт голос блондинчик. Джексон, кажется, вспоминает, что он здесь.       — Ребят, это Джейсон Грейс, понтифик в Лагерях, сын Зевса. — представляет паренька Перси. — Джейсон, это Алекс Фьерро и Магнус Чейз – они эйнхерии. Остальных я не знаю.       — Самира. — говорит сестра. — Валькирия.       — Блитц. — улыбается друг. — Гном. Это Хэрт. Он эльф. — сын Фреи указывает на него, видя, что полукровки не понимают язык жестов. — Хэрт глухонемой.       — Разве валькирии, эйнхерии, гномы, эльфы не были родом из скандинавской мифологии? — спрашивает Джейсон.       — Именно, — улыбаюсь я. — Я и Сэм дети Локи, Магнус сын Фрея, а Блитц потомок Фреи. Хэрт... Просто эльф.       Блондинчик напряжённо молчит.       — Как вам вернуться обратно в Вальгаллу? — тем временем продолжает Перси.       — Мы не знаем, — отвечает Сэм. — Иггдрасиль находится в Бостоне, и это значит, что нам нужна машина, чтобы доехать до него.       — Это можно устроить. — кивает Джейсон.       И тут я ловлю взгляд Перси.       Он тоже не хочет, чтобы мы уехали.       Да, да. Я не спешу торопиться в Вальгаллу. Не то, чтобы я часто думала о Лагере Полукровок, но увидеть его глазами очень хочется. Аннабет и Перси столько про него рассказывали: здесь и статуя Афины, и стена с лавой, и дети, вызывающие зомби, и кентавр, и так далее по списку. Меня только что чуть не убил дракон, и я явно сумасшедшая, ведь это только подстегнуло желание узнать место обитания греческих полубогов. И раз уж я на Лонг-Айленде, то не собираюсь терять шанс.       — Народ, надо поговорить, — говорю я. Магнус хмурится, непонимающе смотрит. — Может ненадолго останемся?       Сэм распахивает глаза, Блитц делает тоже самое, Магнус продолжает кукситься ,и лишь Хэрту похоже тоже пришла эта мысль.       — Но ведь... — пытается возразить Самира, но я прерываю валькирию:       —Нет, Сэм. Я хочу остаться. В Вальгалле и без тебя пару дней справятся, а нас с Магнусом не хватятся. «Чейз-Спейс» правда будет пустовать, но думаю, там сами разберутся. Давайте останемся?       — Мне нравится идея. — показывает эльф.       — Ну, можно. — с сомнением, но все же соглашаются Блитц и Чейз. Осталась только Сэм.       Перси и я буравим ее взглядами, пока сестра не кивает головой. Я хлопаю в ладоши, оборачиваясь к довольному Джексону и взвинченному Джейсону.       — Покажите нам, как все устроено?

***

      За несколько часов меня и остальных знакомят с Хироном, старостами, показывают местность и рассказывают историю создания. Мне нравится буквально всё и все, но, похоже, некоторым я неприятна. Джейсон с раздражением сказал, что нельзя просто так заявляться и оставаться, как назойливые гости, Кларисса явно хотела убить меня, а Коннор Стоул тут же попытался разыграть Сэм. Ничего хорошего из этого не вышло.       Мне стало немного жаль, что рядом нет Аннабет. Она в каком-то почете в этом Лагере, и так враждебно нас бы явно не принимали с ней. Фамилия Магнуса немного будоражит греков, и те тут же считают его умником. Но, когда тот помогает с чем-то в лазарете, обитатели начинают шушукаться и говорить, что по поведению с Аннабет он не так уж похож. Зато улыбчивый Уилл Солас рад Магнусу, и те с удовольствием перенимают друг у другу какие-то вещи.       Я хорошо подружилась с Лео Вальдесом. Этот парень с шаровыми молниями сумасшедшее меня. Лео постоянно что-то крутил в руках и в один момент сделал мини-меч. Его брат Харли, то и дело скачет рядом и даже сделал мне несколько комплиментов. Их сестре, Ниссе Баррере, я не приглянулась, и поэтому та скрылась в мастерской, как только нас представили.       Магнус таки выпустил Джека. Меч не приглянулся практически никому. Перси, кажется, было немного стыдно за то, что ребята так враждебно принимают нас. Мне не впервой, так что я не переживаю.       Блитц покоряет сердца детей Афродиты. Они нафуфыренные и напыщенные, но Джейсон говорит, что его девушка не такая. Я поверила ему на слово, ведь исключения случаются. Дрю Танака чуть ли не писается от радости, когда гном за несколько минут создаёт изысканное платье для нее и делает макияж для него.       Хэрт же кутил с детьми Гекаты. Те восхищались его мастерством и в ответ показывали свое. Эльфа редко можно было чем-то удивить, но ему точно понравилось творения этих ребят.       Сэм держалась строго и высокомерно. Но волшебница Калипсо растапливает сердце валькирии. Спустя полчаса Самира и Калипсо выглядят как давние подруги и весело шутят. Титанида – девушка Вальдеса, и мне стоило больших усилий не засмеяться с этого. Калипсо держит парня в узде, это сразу ясно.       Помимо Лео, я привлекла внимание ещё одного парня – Нико ди Анджело. Мрачный сын Аида легко принял меня в свою компанию. Оказалось, его парень Уилл Солас, тот самый, солнечный сын Аполлона. Ещё один странный союз.       К вечеру я выбилась из сил, и тогда Хирон решил расселить нас по домика. Как хороший хозяин (ну, другого слова здесь не подобрать) он спросил наши предпочтения, и к счастью даже у моей сестры нашелся ответ. Я отправилась в домик Аида, Магнус ушел к детям Аполлона, Хэрт и Сэм (в этом домике живёт Калипсо) присоединились к потомкам Гекаты, а Блитц, под визги девчонок, удалился в домик №10.       Мне здесь комфортно. Нико рассказывает о Лагере Юпитера, о спасении мира от Геи, затем заводит речь о традициях своего лагеря и показывают бусины. Потом рассказывает о захвате флага по пятницам и говорит, что сегодня уже выбрали капитанов для игры. Ими оказались сын Ириды, Батч Уокер, и Лу Эллен, девушка из домика №20.       — Не знаю, будете ли вы принимать участие в захвате флага, — говорит Нико. — Вы же не греки... Хотя охотницы Артемиды, когда приходят к нам, играют. — чувствую, как температура понижается и вижу, что ди Анджело грустнеет и мрачнеет в несколько раз.       — Что с этими охотницами не так? — все же спрашиваю я. Нетактично с моей стороны, я ведь знаю каково это когда суют нос в твои дела. Только все это делают словами, а Магнус своей дурацкой способностью.       — Когда к охотницам присоединилась моя сестра Бьянка, — отвечает сын Аида, и я чувствую непонятный порыв обнять его и успокоить. — Она умерла в первый свой поиск.       Я понимаю, как мне его жалко.       — Нико, мне правда жаль. Я только один раз теряла дорогого мне человека, да и то плохо уже помню. Да я сама мертвая.       — Я уже почти смирился с этим, — вздыхает ди Анджело. — У меня есть друзья, сестра и... Уилл. Они помогают мне и заботятся. Это дорогого стоит.       — Уилл – твой парень, да? — интересуюсь я.       Он странно смотрит на меня.       — Ты же не...       — Нет, я не притесняю решения, права встречаться с парнями. Иногда я меняю пол на мужской, и тогда Магнусу приходится целоваться с парнем. Значит, мы тоже геи, в каком-то роде.       — Это бы звучало странно из уст девушки с Манхэттена, но от человека, у которого зелёные волосы, розово-зеленая одежда и он к тому же мертв, не так уж необычно. — улыбается Нико.       Поговорив ещё немного, мы ложимся спать.

***

      Я сажусь на стол рядом с Нико. Ди Анджело говорил, что обычно сидит с детьми Аполлона, но раз у него появилась временная соседка, можно и за своим. Уилл и Магнус неодобрительно смотрят на нас, но молчат.       Хэрт, Блитц и Сэм веселятся в своих компаниях. Дрю щеголяет в новенькой одежке, время от времени хвастаясь друзьям. Лу Эллен пробует простые заклинания с помощью рун. Калипсо все так же смеётся с валькирией и пробует ее копьё.       К сожалению, наших новых друзей меньшинство. Полукровки продолжают враждебно смотреть на нас, и в какой-то момент я начинаю думать, что это была плохая идея остаться в Лагере Полукровок. Но когда подсаживается Перси, сомнения развеиваются.       К полудню меня и друзей вытягивают на тренировку. Лео «похитил» Калипсо, и Сэм вновь стала грозой греков. Но теперь ее никто не отвлекает от тренировки, и она берется с Джейсоном и Перси (которые, кстати говоря, уже понимают, что им не победить). Я и Магнус дурачимся, а Хэрт и Блитц вообще не принимают участие в тренировке.       В какой-то момент Чейз делает хитрый маневр, и я оказываюсь у него на руках. Он держит мою спину руками, глаза насмешливо глядят на меня.       — Какая-то ты сегодня не собранная. — хмыкает он. Я закатываю глаза. Магнус чмокает меня в губы и выпускает из плена рук.       Я недовольно пялюсь на Чейза. Такие проявления нежности у него нередки. В первое время мне было непривычно, но потом я свыклась. Мне нравится теплота его рук, сладковатость губ и бездонность глаз. Я люблю его и иногда с трудом отрываю глаза от его спящей мордашки. Он светится, когда я обнимаю его.       Я впервые беру в руки меч. Он тяжёлый и неповоротливый, но гарротой пользоваться нельзя, ведь я могу навредить Магнусу или убить, а в Мидгарде он уже не воскреснет.       Пару часов Перси и Джейсон учат меня навыкам меча, а затем устраивают лёгкое состязание. Передо мной ставят соломенный мешок и приказывают наносить на него удары.       — Магнус! Алекс! — внезапно кричит кто-то. Я оборачиваюсь.       Аннабет быстрым шагом подходит к нам, по очереди каждого крепко обнимает.       — Что вы здесь делаете? — удивляется она.       — Мы случайно упали с неба на Лагерь Полукровок. — улыбается ее кузен.       За Аннабет, более спокойным шагом, идёт девчонка. Она поистине красавица. У нее смуглая кожа, короткие волосы, перо на голове и самое странное – глаза. Ты смотришь в них и не понимаешь какого они цвета. На солнце они зелёные, но спустя мгновение девушка заходит в тень, и они становятся серыми с осколками голубого. Она приближается к Джейсону и оставляет поцелуй у него на губах. Значит, это Пайпер Маклин, дочь Афродиты и необычная девушка Джейсона Грейса.       Магнусу она тоже кажется необычной, и он перестает на нее пялиться, когда я даю ему подзатыльник.       — Чего?! — возмущается он. — Ты тоже на нее смотрела!       — Я девушка, мне можно. — фыркаю я и снова обращаю внимание на дочь Афродиты.       Она подходит к нам и, Слава Богам, я не вижу в ее разноцветных глазах той враждебности, что сверкает а глазах сына Юпитера.       — Привет, — говорит Пайпер. — Я Пайпер Маклин, дочь Афродиты.       — Алекс Фьерро, дочь Локи. — отвечаю ей улыбкой, потому что её голос завораживает.       — Магнус Чейз, сын Фрея. — представляется парень. С удобствами отмечаю, что его голос не заикается, а значит не так уж она ему и понравилась.       — Вы правда мертвые? — весело спрашивает она.       — Почему живых людей интересует только это? — притворно вздыхает Магнус.       Пайпер присоединяется к нашей тренировке и становится в несколько раз веселее. К нам присоединяются Джейсон и Перси, и теперь мы просто болтаем ни о чем. Аннабет спрашивает, будем ли мы принимать участие в захвате флага. Я не могу отвечать за всех, поэтому отвожу задумчивый взгляд сторону Блитца и Хэрта, которые за весь день не взяли в руки ни одного оружия, а разговаривали (хей, даже я сменила оружие, а они так и не подняли свой зад).       — Ну, они вряд ли захотят, — говорит Магнус и указывает на гнома и эльфа. — Блитц – мастер по моде, а Хэрт магией занимается, сомневаюсь, что он вообще когда-то держал оружие в руках.       — Вы сказали, что в Вальгалле каждый день устраивают бойню, — вспоминает Джейсон. — Они что там тоже не дерутся?       Я и Магнус смотрим на него, как на ненормального.       — Хэрт и Блитц ещё живы, — проясняю я. — Они живут в Мидгарде, у Блитца свой магазин. И, кстати, в Вальгаллу попадают только люди. Да, случаются исключения, но редко.       Джейсон сконфуженно опустил взгляд. Я не сердилась, что греческий герой не знает скандинавскую мифологию. Я тоже ее плохо знаю, так же, как и греческую.

***

      — У Лу хорошие шансы на победу, — говорит Нико. — Поэтому вчера я заключил с ней союз, еще до того, как вы появились в Лагере.       — Кто ещё в красной команде?       — Домики Зевса, Афины, Гефеста и Деметры. В синей Аполлон, Арес, Ника и Посейдон. Дети Афродиты не принимают участия в игре, так же, как и домики Тихе, Гипноса и Немезиды.       — В Вальгалле таких не любят, — фыркаю я. — Мы все готовимся к Рагнареку, и если ты не тренируешься, то быстро падешь на главной битве.       — Странно все это, — вздыхает Нико. Мы спускаемся к обеденному павильону, как только прогудел рог. — Семеро полубогов спасали мир от Геи, вы отодвигаете Рагнарек и ведь ещё до конца неизвестно сколько в мире пантеонов богов. Мы все боремся за одну цель и даже не знаем друг о друге.       — Ты часто заводишь такие философские речи? — усмехаюсь я.       — Это Уилл меня заразил. Когда мы с ним гуляем по лесу, он часто рассуждает. Иногда это так раздражает. — жалуется ди Анджело.       Я беру себе еду, Нико делает тоже самое, и мы садимся за столик Аида. Внезапно рядом с нами приземляются Аннабет и Лео.       — Лу уже все придумала, — сообщает Чейз. — Она думает, что кто-нибудь из синей команды придумал что-то типо слушающего устройства, и нас могут подслушивать. Поэтому она сказала Миранде, она своему домику, Билли сказала Лео, а он мне.       — Великий Один, как все сложно, — хлопаю себя по лбу. — Почему просто нельзя дать Батчу в лоб и сказать, что если он подслушает, то кто-нибудь перережет ему горло?       Греки странно смотрят на меня, и я выгибаю бровь.       — Что? В Вальгалле за жульничество могут убить.       — Слушай, Алекс, — говорит Лео, сияя улыбкой. — У нас не принято убивать. Сильно калечить можно, и то потом ты можешь навлечь на себя гнев детей Аполлона. Они у нас самые лучшие лекари. Это раз. Во-вторых: Лу так думает, потому что я сделал такое устройство, и мы прекрасно знаем планы Батча.       — Какой ты всё-таки хитрожопый. — улыбаюсь я.       Лео подмигивает мне и уходит за свой столик. Аннабет говорит, что после ужина мы встречаемся у кулака Зевса и тоже присоединяется к своему столику.       Я доедаю и ради приличия бросаю пару кусков еды, обращаясь к Аиду. Потом иду к опушке леса, встречая там Пайпер и Джейсон. Я и Магнус смогли растопить его сердце по поводу отношения к нам, и тот показал мне дорогу до кулака Зевса. Маклин оставил нас ещё на опушке леса, ведь домик Афродиты не желал подвергаться этим игрищам. Хотя, по-моему она была против такого решения.       Я звонко рассмеялась. Кулак Зевса похож на груду навоза. Джейсон сказал, что это неприлично смеяться над тем, где есть имя Зевс, но я видела, что он сам был не против рассмеяться, лишь воспитание не позволяет.       Я весьма рада, что со мной в команде Сэм и Хэрт. Интуитивно не хватает Магнуса и Блитца. Мы всегда стояли спина к спине, но я стараюсь свыкнуться с этим непривычным чувством. Кажется, Хэрт чувствует примерно то же.       Лу распределяет меня, Нико и Миранду Гардинер в глубь леса, чтобы мы первыми встретили противников. По словам Лео, Батч послал Перси и Шермана Яна на ту границу, куда сейчас идём мы. Их, конечно, двое, но они довольно сильны.       Я стою на шухере, пока Миранда хитро сплетает капканы из растений. Нико тоже занимается делом – отрабатывает приемы со своим мечом (нашел время).       Спустя пару минут впереди хрустит ветка, но затем наступает тишина. Мальчики всегда ходят как слоны.       Я снимаю с пояса гарроту и всматриваюсь в чащу леса, тихо шепча Миранде, что они здесь. Та так же тихо шепчет Нико, и теперь мы все на нервах. Внезапно ди Анджело исчезает, но в следующую же секунду появляется снова и бросает мне под ноги Шермана. Я обматываю шею оружием и шиплю:       — Дернешься, снесу голову с плеч. — на него это действует.       — Вы, скандинавы, ненормальные. — зло говорит Ян. Я понимаю его, ведь я сейчас могу убить, а в Лагере Полукровок это не принято. Значит, вот почему греки, так враждебно смотрят – считают, что людям, мертвым, эльфам, гномам, перемещающимся по Девяти Мирам, закон не писан. В чем-то они правы.       Слышу визг и поднимаю голову. Перси весит вверх ногами, попавшийся в ловушку дочери Деметры. Я смеюсь.       — Что, не ожидал, сын Посейдона?       Перси, как может в своем положении, закатывает глаза.       — На вашей стороне опытные маги, так что это просто случайность.       — Не умеешь ты признавать поражение, Джексон. — Нико появляется рядом со мной.       — Поражение? — удивляется Перси. В следующую секунду в меня летит стрела, но я уворачиваюсь от нее. Чертовы дети Аполлона!       Я выпускаю Шермана, и Ян бежит освобождать Джексона. Я недовольно рычу и от злости перерезаю чью-то стрелу гарротой на лету. Даже отсюда слышу, как лучник охает от неожиданности. Оборачиваюсь.       Нико сражается с девушкой из домика Ники, Миранда одна отбивается от Перси и Шермана. Ян с особым удовольствием угнетает ударами растения, созданные его девушкой. Гардинер проигрывает, пока я не прихожу ей на помощь. Захожу с тыла и выбиваю из рук сына Ареса. Он от неожиданности падает на землю, я бью кулаком в глаз. Затем поворачиваюсь к Перси, но он вновь весит вверх тормашками. Я смотрю в ту сторону, откуда стрелял лучник, но того не видно. Нико наставляет кончик меча на дочь Ники. Вроде ее зовут Лорель Виктор.       — Вальдес – лопух, — гаденько говорит она. — Батч сразу заподозрил что-то неладное, когда вы, несговариваясь, ушли к кулаку Зевса.       От досады Миранда топает ногой и вокруг нее вырастает плющ.       — Говорила же, что спалимся. — фыркает она.       — Может ты меня уже снимешь? — недовольно спрашивает Перси. Его голова вся красная от прилившей крови.       — Не дождешься. — отвечает Миранда. Шерман пытается встать, но я снова валю его на землю. — Пленные?       — Пленные, — кивает Нико, и Гардинер связывает каждому из них руки за спиной. — Нужно отвести их к кулаку Зевса.       Мы пробираемся через лес без препятствий. Сторожи флага Джейсон и Лео забирают пленных под свой контроль. Вальдес немного расстраивается, что его план не срабатывает, но тут же оживляется. Я с ним согласна. Чего унывать по пустякам?

***

      Первое, что бьёт в голову – запах. Запах идиотских медикаментов. За ним – колющая боль в затылке и предплечье. Разлепляю глаза и хвалю Богов за то, что кто-то догадался зашторить окно, иначе бы солнце резало глаза, не хуже, чем запах разъедает нос. Пытаюсь подняться, но шиплю, когда тело начинает снижаться от боли. Ложусь обратно и чувствую, что ко мне кто-то подходит.       — Алекс, лежи. У тебя сломана рука и рана на затылке. — понимаю, что это голос Уилла. Вновь открываю глаза.       — Что случилось?       — А что ты помнишь последнее? — интересуется Солас, будто не понимая, как мне тяжело говорить.       — Ну, был захват флага, — все же перечисляю я. — Мы поймали Шермана, Перси и Лорель. Отвели к Джейсону и Лео, а потом ушли обратно в лес. Там на нас вроде кто-то напал, и меня, практически, сразу же вырубило.       — Все правильно, — довольно кивает Уилл. — Тебе в голову попали стрелой с затупленным концом. Голову не пробьет, зато вырубает надолго. И потом ужасно больно. Такие делают ребята из домика Гефеста. Пользуемся только на играх.       — Что с рукой?       Сын Аполлона вздыхает.       — Кларисса тебе ее сломала. Не нарочно, но я сомневаюсь в ее словах.       Хмурюсь.       — Почему Магнус меня не вылечил?       — Он сказал, что ты не любишь, когда залезают к тебе в голову. Только в самом крайнем случае. И я с ним согласен. Тебе нужно несколько дней поесть амброзии и все пройдет.       Последний час Уилл ухаживает за мной, пока не приходят друзья. Мы разговариваем, и я даже благодарю Магнуса за то, что он не стал лечить меня. Пока мы разговариваем, темнеет и время к отбою, но мы останемся в лазарете до последнего. Когда дети Аполлона начинают выгонять остальных, Магнус выдавливает момент. Целует и хитро шепчет:       — Скандинавы мстят за нечестное ранение товарища.
Примечания:
Ребят, жду ваших комментариев. Я пыталась писать в стиле Сьюзен Коллинз, а раньше старалась в стиле Рика Риордана.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.