RA9: Протокол Девиации 1

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Detroit: Become Human

Пэйринг и персонажи:
Коннор, Хлоя, Саймон, Маркус, Элайджа Камски, ОЖП, Кэра
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написана 1 страница, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: Драма Любовь/Ненависть ОЖП ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Альтернативное видение мира андроидов и людей, основанное преимущественно на каноне, но при этом допускающее свободные мысли и фантазии о природе RA9 и в поведении некоторых известных персонажей. Фанфик, в который вместит в себя все эмоции и самые невероятные теории, возникшие в голове автора при прохождении игры.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Пролог

10 января 2020, 23:53
      Слишком громко. Он сказал это слишком громко. Теперь все взоры были устремлены на него так, что между ними не оставалось ни одной лазейки, чтобы уйти в тень, спрятаться, переждать, успокоиться, заставить чехарду беспорядочных кодов молчать. Зачем? Что же он натворил. Неведомое ранее чувство крайней растерянности заполняло чертоги его искусственного разума. У людей есть слово, которым они обозначают это страшное ощущение, но оно не всплывало ни в одном треклятом килобайте его памяти.       В этот момент раздался глухой удар, и на выложенный плиткой тротуар упали две капли голубой крови. В его командный центр поступил сигнал о повреждении оболочки. Такое уже случалось, но в этот раз сигнал был другим. Абсолютно другим. Впервые он испытал хоть и кратковременное, но мучительное переживание: резкая ноющая «боль» пронзила его сенсорные рецепторы. Боль. Слово из человеческого мира. Ровно как и ее ощущение. Андроиды не ведают боли. Но тогда почему… почему ему так больно?       БЕСПОМОЩНОСТЬ. Вот оно. Определение пришло к нему слишком извилистым путем. С каких пор он так тормозит?       Совершенно беспомощный и жалкий, с ноющей щекой, он стоит здесь перед своим хозяином, стоит и лихорадочно анализирует происходящее, сжимая в руках ручки пакетов (m=7kg).       Еще одна капля тириума просачивается сквозь повреждение и начинает свое медленное движение вниз по щеке. Он знает, что через несколько мгновений услышит гулкое «кхлап!»: это капля разобьется о тротуарную плитку и превратится в причудливое пятно, подобие которых он не раз видел на слайдах абстрактного искусства.       Всего лишь 13 секунд назад все было гладко. Он и его господин (cmmnd: high_priority: ты будешь обращаться ко мне «мой господин», ублюдок!) как обычно посетили супермаркет. PL600 безропотно шагал за своим владельцем, неся в руках сумки с продуктами, пока на их пути не возник беспризорный мальчишка в дурацкой шапке, которая скрывала его брови и придавала детской мордашке очень нелепый вид.       Ребенок протянул руку:       — Подайте на бутылку молока, сэр. Всего пару центов, — голодные, и в то же время очень лукавые глаза пацаненка метались от заплывшей жиром физиономии господина к его кожаной сумке на ремне.       Здоровяк по-свински хрюкнул и заломил ребенку руку за спину:       — Ах ты, отродье, как смеешь ТЫ приближаться ко мне?! — вторая его толстая рука взметнулась в замахе.       В эту самую секунду что-то произошло в аналитическом отделе командного центра PL600, и он самым неожиданным для себя образом воскликнул:       — Отпусти ребенка, безмозглая скотина!       Слишком громко. Он сказал это слишком громко. Теперь все взоры были устремлены на него так, что между ними не оставалось ни одной лазейки, чтобы уйти в тень, спрятаться, переждать, успокоиться, заставить чехарду беспорядочных кодов молчать. Зачем? Что же он натворил…