Перевод

forever and before 7

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Властелин Колец

Автор оригинала:
Karashiae
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/880621

Пэйринг и персонажи:
Арагорн, Леголас
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Если и было в жизни Арагорна что-то неизменное и постоянное это Леголас, но в то же время, и не было.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Навсегда и отныне

12 января 2020, 21:33
Когда Арагорн увидел его в первый раз, его одежды были цвета земли и зелени, он был одет в само золото солнечного света. «Опасный воин и надежный товарищ.» - Сказал ему тогда Гэндальф, «Ему ты можешь доверить свою жизнь.» Время стирает из памяти множество вещей и событий, но это он запомнил и запомнил хорошо, его имя значило «зеленый лист». По правде, нельзя было подобрать имени лучше. Леголас оставался вечно юным, так все говорили, его лицо и сердце. В дни своей молодости Арагорн завидовал ему. Да и разве мог он иначе? Никто, из кого он знал, не торопились в объятья смерти. Зато бессмертие было столь редким даром, что Арагорн не мог взять в толк, отчего радость пропадает из глаз Леголаса каждый раз, как он заводит об этом речь. Время с ним пролетало, а прежде чем Арагорн осознал это, они уже стали друзьями не разлей вода. Леголас был словно выдуманный герой из сюрреалистической фантазии, но в то же время и нет, ведь как объяснить то, что он живой сидел подле него. Леголас был спокойный и немногословный, а если говорил, то с такой проницательностью, что у Арагорна не оставалось сомнений, он родился чуть ли не раньше, чем Средиземье получило свое имя. - Так не бывает, о мой Арагорн, наше существование мимолётно. - Твое не так уж и мимолетно, по моим меркам. - Наступит и мой черед, юный друг. Просто я не знаю, когда. *

Арагорн рос, обучался и переживал первые чаяния взросления, но Леголас рядом с ним оставался таким же, как и в первый день. Иногда странные мысли посещали Арагорна, неужели он совсем не поменяется, когда Арагорн состарится? У него появятся дети, внуки, правнуки и Леголас будет приглядывать за ними, конечно, он будет, прямо как за ним самим. Какая это, должно быть, тяжкая ноша. Тогда Арагорн задумался, не так уж он был и недоволен своей короткой смертной жизнью. Каждый день жизни приближал его ко дню смерти. Интересно, Леголас с ним согласился бы? *

Старость не смела тронуть Леголаса и пальцем, за все то время, что Арагорн знал его: ни один волосок на его голове не поседел, а ярко-голубые глаза удерживали его взгляд, как и в самую первую встречу. Он словно застыл во времени. Его воздушный неуязвимый друг. Если и было в жизни Арагорна что-то неизменное и постоянное это Леголас, ему хотелось стать таким же для Леголаса, но он знал, в его руках не было такой силы. «Люди приходят и уходят. Эльфы остаются.» - Как-то сказала ему Арвен. Арагорн часто спрашивал себя, как много на своем веку повидал Леголас. Сколько раз он стоял бок о бок с другим человеком и давал обеты, длина которым одна человеческая жизнь. Глупо бросать вызов времени, когда у тебя в рукаве нет и века, не угнаться тебе за тем, чей усталый взор перелистывает сотню лет взмахом ресниц. Тоскливо. Могло ли что-то на этом свете всколыхнуть вечного белокурого принца? Что-то, что вернуло бы ему вкус к жизни. К жизни, что стала бесконечной дорогой, где цветы распускались, чтобы с течением времени увянуть. Каково это, умереть? Внезапно Арагорн осознал, что ничего не приходит ему на ум, погруженный в размышления и опустошенный своей догадкой, впервые за долгое время ему не захотелось знать ответ на свой вопрос. - Что тревожит тебя, Арагорн? Арагорн поднял взгляд, посмотреть на Леголаса: его губы сжались в тонкую линию, морщинка залегла меж светлых бровей. О, как же далеки они были друг от друга. - Ничего. *

- Ты бы отказался от своего бессмертия, если бы я тебя попросил? - В этом нет необходимости, мой друг, поверь, я не позволю тебе уйти. *

Каждое десятилетие Арагорн справлялся о товарищах былых дней. - Хотел бы я знать, как там поживает наш Гимли. - Он отправился в Валинор. Уверен, леди Галадриэль и наши друзья позаботятся о нем. - Что же хоббиты? - Благоденствуют в своих родных краях. Да пребудет с ними благодать Валар до конца их дней. - Недолго нам всем осталось до этих самых дней. Но только не для тебя, Леголас. Отчего ты не отплывешь в Валинор? Твое место в Бессмертных землях, не здесь, в этом мире, что полнится одиночеством день ото дня. - На то есть причины. Прошу, не мучай свой ум мыслями о моей судьбе. Я уже давно научился говорить «прощай». *

Одним светлым днем, спустя тридцать лет после того, как Арагорн занял свой по праву трон, они говорили друг с другом. - Ты еще можешь выбрать удел смертного. - Но зачем, мой король? - Если бы я знал. Разве ты не устал от этой бесконечной жизни? Он улыбнулся. - Если бы мне было начертано покинуть этот мир, скажи, кто бы оберегал неоперившихся юнцов, подобных тому, каким был ты, когда мы повстречались? - Всегда будут другие. Владыка Элронд, Гэндальф. Ты не обязан взваливать это на свои плечи. - Поистине, долгие лета мне отведены на этой земле, но есть лишь один долг, что я обязан исполнить, Арагорн. И долг этот жить. Больше Арагорн не сказал ни слова. *

- Ты бы разделил со мной бессмертную жизнь, если бы я тебя попросил? - Мне нужно обдумать это. *

Много лет спустя они снова говорили. Арвен покинула мир живых. - Она прожила достойную жизнь, - сказал Леголас, - Я никогда не сомневался в ее решении быть с тобой. Спасибо за заботу о нашей леди. - Это она заботилась обо мне, - ответил Арагорн, - и все, что получила взамен это короткий человеческий век. - Как и ты. Были дни, когда я был уверен в том, что нашему всесильному воину все по плечу и даже смерть. - О чем ты говоришь. Даже Гэндальф покорился времени. Тихий смех коснулся его уха. - Да. Гэндальф. Трудно представить его иначе, как седовласым старцем, не так ли? Смею тебя заверить, еще сотню лет назад он и вполовину не был так мудр, как сейчас. Я помню его юность. Прошло несколько мгновений, прежде чем он продолжил. - Как и твою. Эти слова пробудили целый ворох воспоминаний, от зеленых полей, усыпанных цветами до синего небосвода, усыпанного звездами. Легкокрылая молодость. Он изменился, все изменилось. - Предаемся воспоминаниям, верно? Я позвал тебя не для того, чтобы говорить о давно ушедших днях и людях. - Долг живых говорить о мертвых. - Зачем? - Только так они могут жить дальше. *

Перебирая в памяти события прошлого, Арагорн уже знал, его время пришло. - Мое предложение все еще в силе, все что тебе нужно сделать это попросить. - взывал к нему Леголас. Перед глазами все плыло, он уже едва ли мог различить черты лица старого друга. Его белоснежные волосы, казалось, сливаются со всеми цветами в комнате. Но его голубые глаза как прежде хранили в себе весь свет этого мира. Он был словно соткан из воздуха и света. Недосягаемый. Если и было в жизни Арагорна что-то неизменное и постоянное это Леголас, но в то же время, и не было. Ведь на самом деле, Леголас никогда ему не принадлежал. Их пути переплелись на какое-то время, не более. - Ты обещал, что не позволишь мне умереть. - Так и есть. Пожалуйста, попроси меня, Арагорн. Как странно, на смертном одре он не вспоминал переливчатый смех своего друга, и конечно, он не думал о битвах, из которых они вышли победителями. Но он думал о том дне, на горной вершине, когда он задался вопросом и струсил дать себе ответ. Каково это, умереть? Каково это оставаться живым из раза в раз, хоронить друзей и близких. Он и по сей день не знал ответа, сейчас было слишком поздно, да это ему уже было ни к чему… - Мой король? - … скажи, Леголас, если бы я позвал тебя вслед за собой, ты бы последовал? Эльф был удивлен, нет, ошеломлен. Забавно, как такой простой вопрос сбил с толку одного из мудрейших существ на земле. Леголас смотрел на него и его взор был полон чувств. Никогда еще прежде Арагорн не ощущал себя более живым, чем под этим взглядом, он унесет его с собой. - Если бы я только мог. Арагорн улыбнулся ему и его голос смолк навеки.