Старая новая любовь +114

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Get Backers

Основные персонажи:
Амано Гинджи (Император Молний, Повелитель Молний) , Мидо Бан (Парень с Дьявольским Глазом)
Пэйринг:
Мидо Бан/Амано Гинджи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Повседневность, Занавесочная история
Размер:
Мини, 9 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Трудовые будни мастеров "Агенства по возврату утраченного". Но и не только трудовые...

Посвящение:
Всем фанатам данного фэндома. Надеюсь, таких осталось немало.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Когда я смотрела рецепты блюд, у меня потекли слюнки. Когда же искала яойные арты по GB, просто лишилась чувств - все-таки они такие милашки!)
24 ноября 2011, 17:35
- Фух, ну наконец-то закончили. Я уж думал, нас на кусочки порежут, - устало вздохнул Бан. Они с Гинджи стояли на мостовой, рассматривая добытое ими ожерелье.
- Бан-тян, оно такое красивое! А как оно называется?.. Я же помню, вы говорили об этом с заказчиком. Оно... э... Марии, Которой Нет?
Стукнув напарника по голове, Бан проговорил:
- Бака, Марии-Антуанетты!
Щелкнув зажигалкой, он затянулся и продолжил:
- Оно называется «ожерелье королевы». Ожерелье было сделано французскими ювелирами для графини Дюбарри. Однако, когда та лишилась богатств из-за смерти короля, его решили сбагрить новой королеве Марии-Антуанетте. Та не особо склонялась к покупке ожерелья ввиду расстройства финансов. Однако, через некоторое время, Жанна Ламотт-Валуа заявила, что королева покупает ожерелье. К ювелирам явился кардинал Луи де Роган и от имени королевы купил ожерелье за 1 миллион 600 тысяч ливров. Но оказалось, что подпись королевы на условиях покупки ожерелья поддельная. Мошенники были пойманы. Но Роган совершенно искренне считал, что выполняет поручение королевы, поэтому его и нескольких подельников оправдали и выслали из страны. А вот Ламотт так просто не отделалась. Она была приговорена к телесному наказанию, клеймению и заключению в тюрьме для проституток Сальпетриер. Также был заочно приговорён и её муж, успевший сбыть часть камней из ожерелья и скрыться в Лондоне. Через некоторое время Ламотт сбежала и скрылась в Лондоне вместе с мужем. Сейчас есть только реконструкция ожерелья по описанию. Но если ожерелье, которое мы держим в руках, настоящее, это произведет фурор во всем мире.
- Вау, Бан-тян, ты и вправду так много знаешь! - восхищенно протянул Гинджи, который ни черта не понял и сразу же запутался во всех этих рогаликах (Роган) и Валуевых (Валуа).
- Ну, я же тебе рассказывал, моя бабка настаивала, чтобы я посвятил жизнь изучению всех форм знаний, - фыркнул Мидо. - А потом еще и передала мне этот Дьявольский глаз! Чертова старуха!
- А ты что, недоволен этим, Бан-тян?
- Ну, не то чтобы... - задумавшись, проговорил Мидо. - Он доставляет мне некоторые неудобства, особенно его использование. Но без него я бы уже точно валялся в какой-нибудь канаве. Да и если бы у меня не было всех этих способностей, мы бы вряд ли с тобой встретились.
Внезапно прыгнув на Мидо, Гинджи рассмеялся:
- Значит, здорово, что они у тебя есть!
- Ги... Гинджи! Ты что творишь?! - слегка покраснев, воскликнул Бан. - А ну слезь с меня! Все, поехали в Honky Tonk, нам нужно передать ожерелье Хэвен.

***



- Приветик всем! Что, ребятки, опять сидите без работы?
В бар зашла шикарная блондинка в коротком оранжевом сарафане.
- О, здравствуйте, Хэвен-сан, - улыбнулась Натсуми. - Да, они здесь сидят уже неделю, а клиентов все нет и нет.
- И они никак не могут разобраться с долгами, - недовольно проворчал Пол.
- Хм, ну кто бы сомневался, - самодовольно взмахнула волосами координатор.
- О, Хэвен-сан, Хэвен-сан, Вы нашли нам работу, да? - заликовал Гинджи, но тут же стушевался, услышав:
- Нет, но зато я могу вам предложить кое-что получше.
- Ну и что это получше, Хэвен? - устало спросил Мидо.
- Помните ваш прошлый заказ? Ожерелье, которое вы вернули неделю назад? Так вот, оно оказалось настоящим, теперь это государственная реликвия, поэтому награда очень большая. Однако, платят не наличными.
- Как?! Почему не наличными?? - взвыл Бан. - За что?! Опять подсунут какую-нибудь редкую дыню!!
- Бан-тян... Да что ж это такое?.. - едва сдерживаясь, чтобы не метнуть куда-нибудь молнию, сквозь зубы проговорил Гинджи.
- Да, не везет вам, ребятки, с деньгами, - одновременно произнесли Натсуми и Пол.
- Эй, я же сказала, что они предложили кое-что получше! - воскликнула Хэвен. - Наши клиенты знают, что вы спите в своей машине. Я тоже считаю, что это ненормально жить в этом вашем жучке. К тому же, после задания он смотрится вообще убого. Так вот, заместо платы вам предлагают квартиру.
- Э? Зачем нам квартира? Нам деньги нужны! - недовольно проговорил Мидо.
- Это довольно большая квартира. Даже я удивилась. Уже везде стоит мебель, поэтому вам, ребятки, не придется тратиться на покупки. Там довольно большая гостиная, уютная спальня...
- Нам и так удобно в нашем жучке, - вставил Гинджи.
-...джакузи... - не слушая, перечисляла Хэвен.
- Мы можем легко помыться у Пола.
-...а еще шикарная столовая, соединенная с кухней, где вы сможете готовить кучу разной еды...
- Мы согласны!!

***



- Ну что ж, осматривайтесь, ребятки, я пошла. У меня еще много работы. Ключи на столе, - в своей манере попрощалась с парнями Хэвен и вышла за дверь.
- Вау, а это и вправду большая квартира, да, Бан-тян?
- Да, неплохая... Только умоляю, Гинджи, поосторожней, не спали проводку!
- Бан-тян! Ну что я, по-твоему, совсем дурак?
- Мне честно ответить?
- Хм! Я пойду посмотрю джакузи, - недовольно заявил Гинджи и утопал осматривать окрестности.
«Ха, вот же ребенок!.. А квартира действительно хороша», - подумал Мидо, заходя в гостиную. Стены легкого фиалкового цвета, светлый, коричневатый паркет, белый ворсистый ковер и стоящий на нем темный журнальный столик, диван под стать ковру — такого же цвета — и лежащие на нем серые подушки — все это необычайно гармонировало между собой. Также там была деревянная лакированная стенка, на которой стояло пару необычных ваз и различных украшений, в углублении находился большой телевизор, а за стеклом располагались красивые изящные бокалы.
«Так, ну все эти побрякушки можно кому-нибудь отдать — а еще лучше продать. Хотя стоит оставить парочку для вида. А вот бокалы, надеюсь, пригодятся», - размышлял Бан.
Вдруг раздался восторженный вопль Гинджи:
- Бан-тян, Бан-тян, иди сюда! Смотри!
Подойдя, Мидо увидел ванную комнату с джакузи, рассчитанном на несколько человек. Джакузи было встроено в пол, поэтому, похоже, в него будет удобно забираться.
- Бан-тян, я никогда подобного не видел! Оно такое большое! А ты раньше видел, Бан-тян? - восхищенно затараторил Гинджи.
Притянув к себе напарника и потрепав его по голове, Мидо усмехнулся:
- Успокойся. Если ты сейчас в таком неадеквате, то как ты здесь будешь мыться? Наверняка, захлебнешься от восторга. Ладно, пошли дальше посмотрим.
Не выпуская шею возбужденного новыми открытиями Амано, Бан потянул его смотреть спальню. Войдя в комнату, парни не смогли сдержать изумленного вздоха. Дизайн был изящным, четким, но в то же время таким... домашним. Бежевые стены контрастировали с черным матовым полом, на котором лежал маленький прямоугольный ковер почти такого же бежевого, как и стены, цвета, только немного посветлей. Черный высокий шкаф-купе отражал зеркалами свет из окна, а над застеленной двуспальной кроватью находилась пара необычайно красивых картин, и с двух сторон стояли темные прикроватные тумбочки... Стоп, что-то не то...
- Э, Бан-тян, а почему здесь двуспальная кровать?
- А!.. Хэвен меня предупреждала: здесь до нас жила пара молодоженов, но они съехали. Всякую утварь забрали с собой, а мебель оставили. А ты что думал, нам дадут совсем новую квартиру?
- Нет, в общем-то, но эта кровать... - смутился Гинджи.
- Да ладно тебе! Будем спать вместе. Если что, продадим ее и купим две другие. Так, что мы еще не видели?
- Кухню! Кухню и столовую! - сразу оживился Амано и помчался вперед напарника.
«Тц, только о еде и думает», - улыбнувшись, подумал Бан и пошел на голос Гинджи.

Мидо пришел к заключению, что, все-таки, это очень хорошая квартира, не забыв оценить кухню и столовую. Они разделялись лишь барной стойкой, и свободного места было предостаточно. Сама кухня деревянная, видно было, что сделана она качественно. Однако рассмотреть подробней Бану не удалось, потому что пришлось практически за уши вытягивать оттуда Гинджи, который собирался прямо там и поселиться.
«Кто бы сомневался, почему он согласился!» - подумал Мидо.
- Все, идем! Хэвен сказала заглянуть в бар после осмотра, - раздраженно сказал Бан, выволакивая за шиворот пищащего чибика из столь желанной кухни.

*спустя несколько дней*



- Нет, больше я ни за что не буду работать с Хэвен! Ее задания всегда слишком сложные и опасные для оре-самы! - недовольно ворчал Мидо по пути домой, пытаясь поплотнее запахнуться в то, что еще вчера было его любимой рубашкой. От нее остались только несчастные клочки с рукавами, и мастер по возврату, стараясь в нее укутаться, в раздражении только сильней раздирал рубашку по частям.
- Но зато мы получили неплохое вознаграждение, причем наличными! - прыгал около него Гинджи, чумазый, с листьями в волосах и совершенно счастливой улыбкой.
- А ты видел нашего жучка??! Я удивляюсь, как он еще не развалился после этого задания! А все этот Куродо с этими ножами! Чтоб его!.. - скрипя зубами, шипел Бан. - К тому же, без жучка мы не сможем никуда поехать! А если какой-нибудь заказ?
- Ну а мы возьмем отпуск и не будем работать до тех пор, пока нашу машинку не починят! - наивно предложил Амано, за что получил сильный шлепок по голове.
- А жить ты на что будешь?
- Бан-тян, хватит меня бить! - обиженно захныкал чибик. - Пока поживем на деньги от последнего заказа, а там уже и жучок будет готов.
- Ладно, посмотрим, - щелкнул зажигалкой Мидо. Затянувшись, он спросил:
- Голодный?
- Угу.
- Тогда пошли быстрее, приготовлю что-нибудь.
- Здорово, Бан-чан! - просиял Гинджи. - Знаешь, я сейчас подумал, что мы похожи на молодоженов!.. Ай!
Получив еще один увесистый удар, чибик, держась за голову, опять прохныкал:
- Ну за что, Бан-чан? Я же просто сказал, что подумал!
- Не умеешь ты думать. Не старайся, - выдохнул сигаретный дым Мидо.
- Зачем же так жестоко, Бан-тян?..
Потирая ушибленную голову, Гинджи не заметил, как сильно смутился Мидо и как старательно он пытался это скрыть.

***



- Фух, я наелся! Бан-чан, ты, все-таки, очень вкусно готовишь. А твоя фудзиномия-якисоба* просто объедение! Где ты этому научился?
- Ну... - неопределенно пожал плечами Мидо, - где-то научился.
- А ты меня научишь?
- А?
- Научи меня готовить! Хотя бы какие-нибудь блюда. А то у меня даже онигири** не получаются.
- Ммм, ну что ж... Давай начнем с чего-нибудь не сильно сложного... Ты любишь гёдза***?
- Да!
- Ну вот с нее и начнем.

Как ни странно, терпения у Гинджи хватило на целых десять минут. Сначала он внимательно слушал Мидо и исправно помогал ему. А потом случайно опрокинул миску с мукой, которая частично оказалась на полу и, по закону подлости, который работает как часы, на Бане. Амано, увидев напарника с мукой на одежде и в волосах, со съезжающими очками и округлившимися глазами, не выдержав, расхохотался. Вскипев, Бан кинулся на Гинджи, рассчитывая устроить ему страшную взбучку. Но, борясь с Амано, Мидо все время видел радостное лицо блондина и слышал его заразительный смех. Мысли о головомойке как-то сразу улетучились, но на их место пришло желание крепко обнять блондина и не отпускать. Поэтому он расслабил хватку, но все равно как бы боролся с Гинджи, который, хохоча, катался с шатеном по полу, разбрасывая уцелевшую муку.

- О Боже, - это единственное, что смог выдавить Мидо, глядя на разгромленную за полчаса кухню. - Ну и кто это будет убирать? К тому же, мы ничего не приготовили.
- Да ладно, Бан-чан, - пыхтя, улыбнулся Гинджи. - Зато весело провели время.
- Весело-то весело, но было бы лучше, если бы мы провели его вкусно, поедая готовую гёдзу.
Кряхтя, он попытался встать, при этом бормоча что-то типа «Старость не радость». Однако, что называется, не судьба. Подскользнувшись на разлитом соусе, Бан начал падать. Его голова неумолимо приближалась к краю столешницы.
Крик «Осторожно!» и резкий рывок вправо спасли его от этой участи. Мидо упал на пол, сильно ударившись спиной, но, к счастью, голова не пострадала. Не удержав равновесие, Гинджи плюхнулся прямо на него, все еще сжимая руку напарника.
- Бан-тян, Бан-тян, ты как? - обеспокоенные глаза скользили по лицу Мидо, иногда всматриваясь в глаза последнего. - Бан-тян, тебе больно?
Разглядывая склонившееся над ним лицо, Бан, поддавшись порыву, крепко обнял Гинджи.
- Э?.. Бан-тян?..
- Прости. На немножко. Спасибо, что спас меня.
Изумившись донельзя, через некоторое время Гинджи совладал с собой и начал гладить Мидо по голове.
- Необычно, да? Обычно Бан-тян спасает меня, а сегодня наоборот.
- Угу.
Вцепившись в Гинджи, Мидо перекатился со спины и теперь уже он лежал на напарнике, уткнувшись лицом в плечо и тяжело дыша.
Скосив глаза, Амано слегка испуганно спросил:
- Б-Бан-тян? Ты чего?..
Подняв голову, Мидо начал рассматривать человека, лежащего под ним. Светлые, почти золотые короткие волосы, торчащие вечным ёжиком, аккуратненький носик, красивой формы губы, большие карие глаза, в которых сейчас отражалось изумление... Не давая себе испугаться, Мидо склонился и поцеловал Гинджи. Он старался целовать его со всем своим умением и со всей страстью, непонятно откуда появившейся. Амано с округлившимися глазами сопротивлялся неожиданному порыву напарника, но как только Мидо залез языком ему в рот, как-то размяк и даже стал отвечать.
Внезапно отстранясь, Бан посмотрел на Гинджи. У последнего были все такие же непонимающие глаза, а губы распухли и казались почти алыми.
- А... Бан-тян...
- Мы все еще грязные. Иди в ванную. Я после тебя, - устало проговорил Мидо.
- А... Х-хорошо...
Выйдя на балкон, шатен нервно закурил: «Нет, ну и какого черта я делаю?? Что со мной произошло? Вот же!..»
Бан хотел еще поругать себя, но мысли и не думали появляться. Перед глазами стояло улыбающееся лицо слегка смущенного блондина. Бан невольно улыбнулся, подумав: «Какой же он у меня красивый... Стоп. У меня? Красивый?? Так, нужно себя чем-нибудь занять. Срочно!!»
Выкурив еще несколько сигарет, Мидо вернулся в комнату, где услышал:
- Ванная свободна.
Не удержавшись, Бан взглянул на Гинджи. На его голове лежало банное полотенце, прикрывая мокрые волосы. С них на лицо скатывалась вода, капли падали на подбородок и скользили по нежной шее. Так и хотелось подойти и...
- Угу, я пойду мыться. Наверное, долго буду отмокать. Уже поздно, ложись спать.
Быстрым шагом выйдя из комнаты, Мидо захлопнул дверь. Пустым взглядом посмотрев на место, где только что стоял Бан, Гинджи подошел к окну. Разгорался закат: яркий, красочный, но уже подползала ночь, небо постепенно становилось все темнее и темнее, став, наконец, иссиня-черным, но засверкав миллиардами звездочек.
«А ведь Бан-тян не любит долго мыться».

К моменту, когда Мидо вышел из ванной, свет в спальне уже не горел. Старинные часы показывали стрелками двадцать пять минут двенадцатого. Как кошка, стараясь не разбудить напарника, Бан прокрался в комнату и лег на тихо скрипнувшую кровать. Через несколько минут он уже дрых без задних ног. Однако его желание не разбудить блондина не осуществилось, потому что Амано и не спал. Он не смог заснуть до утра, размышляя над сегодняшним днем.

***



- Ох, какую же легкую работу нам подкинула Хэвен! - довольно потянулся Гинджи. - Даже странно! Всего лишь вернуть потерянные часы. И не было никаких страшных Акабане-санов. Здорово!
- А меня это напрягает. Наверняка случится что-нибудь плохое, - проворчал Мидо.
- Да ладно, все просто отлично! - хлопнув напарника по плечу, заулыбался Амано. - К тому же, починили нашего жучка! Наконец-то снова сможем выполнять серьезные заказы. А сегодня — отдыхаем!
Неодобрительно зыркнув, Мидо пробурчал вслед умчавшемуся Гинджи:
- Как-то у тебя все слишком просто получается.
Потеряв из поля зрения блондина, Бан зажег сигарету и неторопливо продолжил идти к их новому дому. Хотя немного странно было его так называть. Раньше они называли словом «дом» только своего жучка и свято верили, что так оно и будет, а сейчас довольно легко начали называть «домом» свою новую квартиру. Она стала их крепостью, их оплотом. Теперь Бан даже слегка недоумевал, как они раньше жили: спали в маленькой машинке, мыться ходили к Полу, обедали тоже у него, задолжав, кстати, кучу денег... Баном завладела уютность их квартиры. Он уже не мог представить, как спать не на их широкой постели, как отмокать не в их удобной ванной, как готовить не на их кухне, изредка перебрасываясь колкостями с Гинджи...
«А ведь мы спим вместе. Ну, не в этом смысле, но все-таки. И еще я поцеловал его на кухне. Хотя зачем, спрашивается? Но у нас уже есть воспоминания, связанные с этой квартирой. Правда, как пара молодоженов», - усмехнулся Мидо, но, ужаснувшись этой непрошеной мысли, быстро отмел все глупости, успевшие залезть в голову, и вновь затянулся.

Вдруг из-за поворота реактивной ракетой вылетело какое-то существо и натолкнулось на шатена.
- Ой, Бан-тян, Бан-тян, это ты! А я думал, что опять потерялся, - обеспокоенно проговорил чибик, в котором Мидо признал своего напарника.
- Да, пространственная память у тебя ноль, - хмыкнул тот.
- Какая-какая память?
«А может вообще памяти нет», - пронеслось в голове Мидо.
- Ну, не важно. Бан-тян, зайдем в магазин, купим чего-нибудь? А то очень есть хочется. Бан-тян, а давай мы...
Уже не слушая, Мидо смотрел на блондина, радостно тараторящего какую-то чепуху. Ветер нежно ерошил его волосы и слегка приподнимал свободную футболку, что выглядело очень соблазнительно. Солнце яркими бликами отражалось в его глазах прямо напротив... Э? Почему напротив?..
- Бан-тян, ты меня слушаешь?
- А? - непонимающе моргнул Мидо.
- Ну вот, Бан-тян! Почему ты не слушал? - недовольно протянул Гинджи. - Говорю, давай, если деньги появятся, купим котацу**** на холодные времена?
- Котацу? Мммм...
- Когда будет зима, мы будем сидеть там вместе, и никакой холод нам не помешает!
- Да, это неплохая мысль. Хорошо, я подумаю.
- О, здорово! - воскликнул блондин и опять умчался вперед.
«Как маленький ребенок. Нет, ну правда... Так радоваться какой-нибудь мелочи», - улыбнулся Бан, нежно смотря на маленькую фигурку вдалеке, но уже не противясь этому. Бросив докуренную сигарету на дорогу, он поспешил за Амано, который весело размахивал руками, пугая идущих навстречу стариков.

***



Они сидели на балконе, провожая закат. Гинджи смотрел на такие же, как в тот раз, яркие цвета, сменяющиеся на темные, а Мидо вообще закрыл глаза, все время затягиваясь и поправляя скользившие очки. Наконец, затушив сигарету, он посмотрел на небо, а затем перевел глаза на Гинджи. Тот сидел, подперев голову руками, и задумчиво смотрел вверх. Затухающее солнце плескалось в его больших глазах, отчего казалось, что там полыхает пламя. Не давая себе раздумывать, Бан наклонился и поцеловал его. Нежно, мягко, как будто в первый раз. Амано не стал его отталкивать, но и не отвечал. Отстранившись, Мидо посмотрел на Гинджи, который сразу отвернулся.
- Ну и зачем? - непривычно тихий голос Повелителя Молний заставил Бана вздрогнуть.
- Захотелось. Наверное, потому что я в тебя влюбился. Точнее, похоже, люблю-то я давно, но осознал только недавно, - Мидо действительно много об этом думал в последнее время, поэтому произнес эти слова довольно спокойно. Однако Гинджи даже не поднял голову, и Бан расценил это как полный провал.
- Ты сейчас злишься, да? Ну, чего тут не злиться: тебе признался лучший друг, - нервно усмехнулся Мидо. Амано все также молчал. - Хм, не в моих правилах извиняться, но прости. Сорвалось с языка.
Достав зажигалку, Бан несколько раз щелкнул ею и, доставая изо рта уже готовую сигарету, немного раздраженно сказал:
- Вот же блин, не работает. Гинджи, я пойду схожу в магазин и, пожалуй, прогуляюсь. Нужно проветриться. Так что ложись один поскорее, хорошо?
Не дождавшись ответа, Бан развернулся и уже шагнул в сторону двери, но тут почувствовал, что его держат за рубашку. Обернувшись, он увидел, что Гинджи, все также опустив голову, вцепился в него, не собираясь отпускать.
- Бан-тян, как ты думаешь, почему я тебя так называю?
- Э? Как «так»?
- Почему я тебя называю Бан-тяном? Остальные тебя называют более уважительно, к примеру, Бан-кун или Мидо-сан... Как думаешь, почему?
- Ну, потому что мы вместе работаем.
- Нет.
- Тогда потому что мы друзья.
- Нет.
- Тогда... - протянул Бан и, взглянув на Гинджи, остолбенел. Тот все еще не поднял голову, но видно было, что он очень смутился. Он был весь красный как рак. Даже уши покраснели.
- Подожди-ка... Может быть, ты...
Гинджи вспыхнул с новой силой, став почти пунцовым. Это было так мило, что Бан, не удержавшись, улыбнулся и, присев на корточки, обхватил лицо блондина руками.
- Хм, вот как... А как ты думаешь, почему я тебе разрешаю? - произнес Мидо и поцеловал своего напарника. На этот раз поцелуй получился более требовательным, но остался таким же нежным.
Потянув Гинджи за собой и вытащив его с балкона, Мидо мягко повалил блондина на кровать и сам устроился перед ним. Проведя рукой по щеке Амано, Бан вновь его поцеловал. Это было странно и ненормально, но очень приятно. Они продолжали целоваться, растворяясь друг в друге. Мидо заскользил вниз, исследуя тело Гинджи. Тот слегка застонал от новых, но очень волнительных ощущений. Потерявшись в них, Амано выпал из реальности, покачиваясь на волнах удовольствия. Внезапное проникновение заставило его вернуться из блаженного небытия. Пальцы, даже со смазкой, доставляют ему массу неудобств. Но через некоторое время стало легче, боль постепенно сменялась на наслаждение, возбуждая еще больше. Желая снова утопать в безгранично-приятных ощущений от поцелуев, он притянул к себе Бана, обхватив шею. Шатен же, все больше желая завладеть своим напарником, впился ему в губы, поддразнивая языком. Не выдержав, он вошел в блондина, замерев на некоторое время, давая привыкнуть.
Гинджи вскрикнул от боли. Горячий Мидо и холодная смазка... Все это было неизведанным, странным, но дарящим неземное наслаждение. Бан старался двигаться аккуратно, не желая никоим образом навредить ему. Эти нежные, но в то же время страстные, с толикой боли, толчки давали новые, но опять-таки, приятные и мучительно-сладкие ощущения. Начав двигаться быстрее, Мидо вторил рукой, помогая Гинджи достичь новых высот блаженства. Хриплые полустоны начали раздаваться чаще, переходя в более глубокие и продолжительные. Сбивчивое дыхание обоих показывало, что скоро наступит разрядка.
Первым не выдержал Амано. Изогнувшись и повторяя имя своего напарника, он, дрожа, излился Бану в руку. Через пару мгновений Мидо, выпрямившись, кончает и с полувздохом-полустоном падает прямо на Гинджи. Укладываясь рядом, Бан накрывает обоих одеялом и шепчет, прежде чем окончательно провалиться в сон: «Мой. Ты мой».

*однажды зимой*



- Бррр, как же на улице холодно! - стуча зубами, проговорил блондин. - У нас вообще не должно быть так много снега!
Снимая мокрую одежду, он крикнул куда-то вглубь квартиры:
- Эй, я принес пиццу от Пола!
- Да, да, иди сюда, Гинджи! - донеслось до него.
Зайдя в гостиную, он увидел Мидо, почти полностью залезшего под котацу и смотрящего телевизор.
- Привет. Ну и что там?
- Ха, да тут появились умники, желающие разобраться с Бесконечным Замком. Но они туда даже попасть не могут! - самодовольно произнес Бан и откинул голову, чтобы посмотреть на Амано, но тут же воскликнул:
- Эй, да ты прям синий! Замерз? Конечно, замерз. Нет, чтобы одеваться теплее, - пробурчал Мидо, отвесив Гинджи шлепок по голове. - Иди сюда, залезай под одеяло.
- Но у меня там еще пакеты не разобраны!
- Потом разберемся с этими пакетами. Ты холодный как ледышка! Зачем ты мне больной? Давай залезай, кому говорю!
Потянув блондина вниз, Бан заставил его сесть прямо перед котацу и накрыл одеялом. А сам пристроился сзади, прижавшись к спине Гинджи.
Амано почувствовал, как у него слипаются глаза. Положив голову на плечо Мидо, он сонно пробормотал:
- Бан-тян, я сейчас засну...
Легко поцеловав Гинджи, тот с улыбкой произнес:
- Ничего, засыпай. Если что, я тебя отнесу.
Обхватив любимого руками, Мидо опять вперился в телевизор. Амано же, полностью облокотившись на Бана, действительно начал засыпать.
«Все-таки здорово, что мы купили котацу...»

____
*Якисоба - жареная лапша с овощами. Фудзиномия-якисоба — одна из разновидностей; отличительная черта — ненавязчиво-деликатная и в меру твердая фактура теста, из которого приготовлена лапша.
**Онигири – сваренный рис, в которые кладут кусочки рыбы, мяса, овощей, солений, после чего лепят в треугольную, квадратную или круглую форму и завертывают в листы сушеных водорослей «нори».
***Гёдза - "пельмени", небольшие кусочки мяса, завернутые в тесто.
****Котацу - традиционный японский предмет мебели, низкий деревянный каркас стола, накрытый футоном или тяжелым одеялом, на который сверху положена столешница. Под одеялом располагается источник тепла, часто встроенный в стол.