Дикция 769

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Naruto

Пэйринг и персонажи:
Наруто Узумаки, Мадара Учиха, Минато Намикадзе, Кушина Узумаки
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 17 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Волшебники / Волшебницы Демоны Магический реализм ООС Счастливый финал Фэнтези Юмор Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Шепелявому покорителю мира) » от Буряк Ольга
Описание:
Или почему Мадара ненавидит детей.
По заявке: "Узумаки заключил сделку с дьяволом, теперь душа дьявола принадлежит Наруто".

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Вообще я хотела написать слэш, но вселенная в очередной раз показала, что я слишком много хочу хд
Тут чисто джен. Но, если что, вам ничего не мешает додумать концовку)

Работа написана по заявке:
16 января 2020, 19:35
      Мадара всегда был демоном с очень высокими стандартами — один из князей ада, как никак. Потому к призывающим его соплякам у него был целый список требований, необходимых для удачного сотрудничества. Нормальный возраст — был самым первым из пунктов, потому что детей он просто не терпел. Идиоты — вторым. Остальные пункты являлись скорее детализацией первых двух, потому что работать с кем-то, не подчиняющимся законам логики, Мадара наотрез отказывался, даже если за это ему обещали душу.       Принципы превыше всего.       Ну, и большая гордыня и высокая степень брезгливости. Его же в аду уважать перестанут. Особенно ублюдок Хаширама, всё время потешающийся над его неудачными сделками. Душу-то Мадара в итоге всегда получал, но феерические провалы ВСЕХ его призывателей давно стали притчей во языцех. Особенно тот последний случай с недо-террористом Обито. Из-за этого список требований всё время рос, да толку-то?       Мадаре всегда везло на идиотов и неудачников, но на этот раз он просто превзошёл сам себя.       Едва фиолетовая дымка, характеризующая его прибытие, развеялась, демон огляделся. Призвали его в библиотеку. Вообще призывы обычно осуществлялись в специальных залах, отведённых под темнейшие ритуалы, но библиотека была не худшим вариантом. В конце концов, не какая-нибудь гостиная или, упаси дьявол, кухня. А то были у него уже такие инциденты…       К слову, весьма неплохая библиотека. Большая, организованная. У Мадары душа радовалась от вида книг, разложенных по разделам. Многие современные маги пренебрегали этим пунктом, и зря. Это сильно сокращало время поиска нужной литературы и добавляло им баллов в глазах самих демонов. Из всех, кого знал Мадара, плевал на порядок разве что Джашин. Но тот в принципе был личностью мутной, и от него особенно многого не ожидали. Даром, что среди смертных тот был известен не столько как демон, а как Тёмный Бог.       В целом, на данный момент Мадаре всё нравилось, кроме одного: отсутствия призывателя. Мадара посмотрел направо и никого не обнаружил. Мадара посмотрел налево и никого не обнаружил.       «Странно», подумал он, потому что обычно призывающий должен был быть в непосредственной близости к призванному. Иное говорило либо о том, что смертный что-то напутал в заклинании, либо о его невероятной магической силе. В последнее верилось, к сожалению, слабо. Сильные маги перевелись ещё лет четыреста назад и попадались исключительно Хашираме и его ублюдку-брату. Что же до Мадары… Нет, про Зецу он предпочитал не вспоминать.       Тем не менее, заклинатель нашёлся сам: — Ух ты, полусилось! — Мадара застыл, чувствуя, как кровь холодеет в его жилах. Вообще, у демонов не было крови — вместо неё была чёрная дымчатая субстанция, но, кажется, в конкретно этот момент она появилась. — Ты зе сильный?       Мадара искренне не хотел опускать взгляд вниз, но голос явно не хотел замолкать, потому ему всё же пришлось.       Перед ним, посреди криво нарисованной пентаграммы, сидело Нечто. Нечто было маленьким, если не сказать крошечным. Ему Оно достигало едва ли до колена. Вырвиглазно-жёлтые волосы, не менее вырвиглазная оранжевая пижама и огромные голубые глазища, с интересом глядевшие прямо на него.       Мадара почувствовал, что начинает скучать по Обито. Ему, конечно, и раньше не везло, но чтобы настолько — никогда.       Его призвал ребёнок. Какой идиот вообще додумался дать книги по призыву высших демонов ребёнку? Сколько этому подобию человека? Три? Четыре? Чудо, что Оно вообще умело говорить!       Желание послать всё к чёрту и свалить обратно резко увеличилось. Мадара, конечно, скучал по миру смертных — мало того, что здесь было больше интересного, так тут ещё и не было Хаширамы, но не настолько, чтобы ради возможности спокойно разгуливать по нему заключить контракт с ребёнком. Это же идиотизм чистой воды! Но просто так исчезнуть он не мог — Нечто додумалось не просто призвать его, но и зажечь свечи Принудительного Договора. Это, разумеется, не делало их контракт автоматически заключённым, но из-за них Мадара не мог покинуть призывающего, не выслушав то, что он хочет, и не узнав все условия контракта.       Бесполезная вещь по большей части. Но, по легендам, каким-то призывателям всё же удавалось достать демонов настолько, чтобы те, вопреки первоначальным планам, всё же заключили с ними контракт. Потому свечи пользовались большим спросом и активно продавались даже тем, кто призывом не интересовался. Мало ли, что в хозяйстве пригодится. Благо, срока годности они не имели.       — Сильнее, чем ты можешь себе представить, человек, — наконец ответил Мадара, презрительно кривя губы.       Глаза мальчишки засияли: — Сю-юма-а-а!       Чтобы понять его, пришлось приложить некоторые усилия. У Нечто был необычный дефект речи, но не настолько, чтобы сделать речь вообще не воспринимаемой.       Кажется, мироздание его ненавидело.       Мадара чувствовал, как медленно закипает. На постоянную основу его призывали в лучшем случае раз в несколько десятков лет, при этом чаще всего — какие-то идиоты, но всегда — лютые неудачники. А теперь судьба решила лишить его и этого, подослав какую-то соплю? Что за чёрт? Ему что, стать нянькой?!       Закипание из медленного тут же перешло в категорию быстрого и достигло своего пика. Глаза покраснели, явив Нечто знаменитый шаринган. Убить бы его, да ещё с особой жестокостью — чтобы остальным не повадно было. Но куда там — в момент первого призыва заклинатель в полной безопасности. Единственное, что может сделать ему демон, это заключить с ним контракт.       Вот уже после этого можно развлекаться: в случае неверно составленного контракта, демон легко может убить призывателя, тут же получив его душу. Стоит тому всего лишь осуществить повторный призыв.       Но в течение первого он неприкосновенен.       «Хм, а что если?..»       Мадара задумчиво прищурился, оценивающе глядя на Нечто. Нечто не подходило ему по всем пунктам требований к потенциальному призывателю — это было очевидно. Но что, если всё же сделать для него исключение?..       Чего не сделаешь ради того, чтобы вырвать сопляку хребет, оставив захлёбываться собственной кровью.       — Нечт… Мальчик, — поправился Мадара, не желая спугнуть мальчонку раньше времени. Судя по всему, шаринган ему угрожающим не показался, но вот насчёт полного ненависти тона он не мог быть так уверен. Стоило говорить ласково, но серьезно. Сопляки любят чувствовать собственную важность, — моё имя Мадара, я высший демон. Чего ты желаешь?       Нечто приосанилось и улыбнулось во все… шесть зубов: — Давай двузыть, тебайо! — радостно выдало оно. — У меня нет двузей, так сто ты будес моим певвым двугом!       Мадара чудом подавил вздох — кажется, дефект речи был не единственной проблемой ребёнка, призвавшего одного из князей ада, потому что ему не с кем «дружить». Тут атрофия мозга налицо. Посмотреть бы на родителей этого Нечто, но Мадара серьезно опасался, что его хрупкая психика этого не переживёт.       Так, меньше презрения… Меньше презрения… Если спугнуть мальчонку на этом этапе, то он не сможет его убить.       — Я могу стать твоим другом, но взамен мне понадобится твоя душа.       В целом, несмотря на ласковый тон, эта фраза всё равно должна была насторожить Нечто, но Оно лишь пожало плечами: — Для двузей всё, сто угодно!       — Прекрасно, — Мадара не сдержал улыбку. На этот раз — искреннюю, — ты уже составил договор?       Нечто кивнуло и протянуло ему лист бумаги. На полях были нарисованы не то древние чудовища времён правления Спящего Императора, не то тараканы — трудно сказать наверняка. Но посреди легко угадывался текст демонического языка в самом древнем своём проявлении — наскальной живописи. Вот в тот период смертные писали примерно также: криво, косо, едва читабельно, но зато — от души!       Во всех смыслах.       В целом, какие-то общие фразы были списаны из книги верно, но во всём остальном это был просто набор слов. Нечто написало не договор, а какую-то околесицу.       Мадара всё же вздохнул: — Тут есть ошибки. Я перепишу.       Благо, спорить Нечто не стало.       … но и новый лист не выделило, потому писать пришлось фломастерами на обратной стороне.       Мадара старался писать максимально разборчиво и максимально кратко — всё же ребенку он не особо доверял. С везением демона Нечто имело все шансы таки осознать посреди контракта, что тут что-то не так, и передумать. А Мадара уже настроился вырвать ему позвоночник. Нельзя отменять свои планы по пустякам — для самооценки вредно.       Потому он указал несколько основных пунктов: 1. Душа призывателя принадлежит демону с момента заключения договора; 2. Демон имеет право делать с призывателем всё, что угодно; 3. Любые действия призывателя не должны противоречить желаниям демона; 4. Призыватель обязан выполнять всё, что захочет демон.       Разумеется, обычно контракт был более обширным и оговаривал все возможные сомнительные ситуации, но Мадара и так провёл с Нечто слишком много времени. Стоило убить его, и дело с концом. Для этого бесконечные контракты не требовались. Вот он и решил сократить.       — Я, Мадара, согласен заключить договор с призывателем. Подтверждаю, что прочёл договор, и условия мне подходят, — Мадара протянул руку для церемонного рукопожатия. Обычно бы ему пришлось ждать, пока призыватель прочтёт составленный им контракт, но давать Нечто время на то, чтобы передумать? Увольте.       Как только они пожмут руки, Нечто должно будет точно также представиться и вслух зачитать контракт. Едва это случится, Мадара вернётся в Преисподнюю. Потом же, стоит Нечто в первый раз назвать имя демона, как Мадара тут же вернётся в мир людей. И тогда мальчишке не жить.       Нечто, очевидно, не сразу осознало, что именно от него требовалось, потому что свою часть контракта Мадара произносил на демоническом языке, но быстро сориентировалось. В конце концов, у смертных тоже есть традиция рукопожатий. Пусть в это они и вкладывают совершенно другой смысл.       Нечто протянуло ему руку, цепляясь маленькой ладошкой за бледного князя ада, и, наконец, заговорило: — Я, Узумаки Наруто, согласен заклюсить договор с Мадарой! — произнесло оно. Мадара мысленно отметил, что, когда очень хотело, Оно всё же могло говорить нормально.       Мгновением позже он остолбенел.       Язык демонов был полон шипящих и жужжащих звуков, и ИМЕННО С НИМИ у мальчишки были феерические проблемы. Он же перевирал каждое слово, которое произносил, предавая им совершенно иной смысл!       Мадара с нарастающим ужасом вслушался в последние слова, которые наконец договорило Нечто, а после, поглощённый вспышкой магии, оказался снова в аду.       После этого он осознал три вещи: 1) Нечто заключило контракт с демоном, и душа демона, вопреки всем мыслимым и немыслимым законам (его суть вообще могла считаться душой?..), теперь принадлежит Нечто; 2) В списке требований к призывателям теперь добавится пункт «отсутствие дефектов речи»; 3) Он попал. Крупно попал.       Пожалуй, всё же не стоило гнать на Обито.       Зато стоило надеяться, что мальчишка быстро забудет об инциденте и в частности его имя. Дети же быстро всё забывали, так?.. А без имени его не призвать.       Впрочем, учитывая его невезение, уже тогда стоило догадаться об одном маленьком факторе: у Узумаки Наруто идеальная память на имена.

***

      Наруто мог бы призвать приглянувшегося ему демона сразу, но, стоило Мадаре исчезнуть, как мама, не заметившая в окружающем сына пентаграммном хаосе ничего необычного, позвала его ужинать.       Разумеется, ради ужина пришлось бросить всё. Однако после ужина Наруто ничего особенно не держало, потому, вернувшись в комнату и притащив с собой все свои игрушки, он всё же совершил повторный призыв: — Мадара!       Проговаривать все звуки как положено было очень сложно, но при необходимости Наруто умел. Потому мгновением позже перед ним появилась мрачная фигура демона.       От былой доброжелательности не осталось и следа. На своего призывателя Мадара смотрел несколько обречённо. «Наверное, какие-то проблемы в аду», здраво рассудил Наруто, и решил использовать то, что всегда поднимало ему настроение: вручил ему коллекцию фигурок из «Властелина Колец» и доверительно прошептал: — Мозес быть Фуодо.       Лицо Мадары стало ещё более обречённым, но он не протестовал.       В целом, именно так и протекали дни. Неделю спустя наличие демона рядом с сыном наконец заметили родители мальчика, надолго застыв истуканами в дверях.       — Наруто, не пойми неправильно, но… это кто?.. — сдержанно поинтересовался Минато, не сводя взгляда с высокого мужчины в чёрных одеждах.       — Это Мадара, мой лусый двуг! — гордо просветил его сын.       Минато скосил взгляд на жену, вынудив ту прошипеть: — Не смотри на меня так! Я думала, он воображаемый! Сам же знаешь, другие дети Наруто… — женщина прервалась, не став пояснять, что даже после замужества Кушина оставалась дочерью преступника, потому большинство людей старались держаться подальше что от неё самой, что от её семьи. И, что самое неприятное, говорили о том же своим детям. Кушина, конечно, как-то смогла освоиться: вышла замуж, нашла, пусть и не много, друзей, — но ей было до боли обидно, что теперь её сыну приходилось проходить через тоже самое. Благо, на выходных они все вместе ходили к Учихам, младший сын которых составлял ему хоть какую-то компанию. — В любом случае… надолго вы здесь?..       — Навсегда, — мрачно отозвался Мадара, не видя смысла скрывать очевидное. — Ваш ребёнок удачно оговорился при заключении контракта.       Минато и Кушина снова переглянулись.       — … вы не выглядите удивлёнными, — с подозрением, произнёс демон.       — Ну, ошарашенным — да, — наконец произнес Минато, устало потирая переносицу и краем глаза косясь на жену, — но удивлённым — нет, точно нет. Я немного ожидал подобного, ещё когда только женился.       Кушина густо покраснела: — Да я откуда знала, что детская считалочка, придуманная моим отцом, это старинное заклинание для поиска чакра-зверей?!       Минато не ответил.       Наруто продолжил что-то рисовать.       Мадара ощутил, что здесь долбанутая вся семейка.

***

      Вследствие заключённого в детстве контракта магия давалась Наруто откровенно с трудом. Единственной причиной, почему она вообще ему давалась, было нечеловеческое упорство, унаследованное от матери, и желание утереть Саске нос. Дружба с годами так и не возникла, но нездоровое соперничество — очень даже. В последнем, правда, несколько способствовал Мадара, узнавший, что именно Саске был тем самым смертным, который сказал его имя Наруто — парень оказался одним из потомков Обито, которому с детства травили байки о неудачливом предке. Обито снова возглавил список «если бы мог, убил бы опять».       Тем не менее, пока что ничего особенно страшного не происходило. По идее призыв проходят лишь на старших курсах университета, потому высокого черноволосого мужчину, ходящего вместе с Наруто, за демона никто не принимал. Особенно, когда он не сверкал шаринганом — особенностью, которая была доступна не каждому князю демонов. Из восьми великих помимо Мадары такая была только у Изуны, но тот уже пять столетий косил под дурачка. Нечего отдавать фамильную силу в лапы неразумных призывателей. Ну и у Индры, но про него предпочитали не вспоминать.       Что же до мира демонов, то сам Мадара молчал, а как-то иначе выяснить, с кем же именно заключил контракт князь ада, выяснить было невозможно. Не раскрыл он эту тайну даже Изуне — не столько из недоверия, а лишь потому, что брат этого не переживёт. Умрёт от смеха раньше, чем осознает всю трагедию.       Вот Хашираме сказать хотелось. Вот уж без кого бы ад точно обошёлся, так это без него и без этой белобрысой псины.       Но этот способ убийства он решил отложить до совсем уж отчаянных времён. Учитывая его везение, такие безусловно будут.       С годами менее приставучим Наруто не становился, но более терпимым — может быть. Впрочем, скорее всего это было лишь потому, что Мадара всё же привык к роли постоянной няньки.       Единственным плюсом было то, что Узумаки-старшие на князя ада чуть ли не молились, периодически подбрасывая редкие фолианты и ингредиенты, ценимые в мире демонов. Учитывая шило в одном месте у их отпрыска, Наруто имел все шансы не дожить даже до пяти. Но постоянный надзор одного из сильнейших демонов лишал его жизнь любых опасностей. Вот как нужно было переврать пункт про желания, чтобы он превратился в вечную защиту?.. иногда Мадара ненавидел демонский язык.       Ещё одной причиной для боготворения скромной личности князя стала пресловутая дружба. Годы шли, Наруто закончил детский сад, поступил в начальную школу, закончил начальную школу, повторил тоже самое со средней, но…       Ничего не менялось. Раньше дети не дружили с Узумаки потому, что им запрещали родители. В школе же его оставляли вне любых развлечений скорее по привычке, потому друзей с возрастом больше у него не стало. А вот постоянных драк — вполне себе, потому что дети любили уколоть побольнее, а отвечать в том же стиле Наруто не умел. Вот то ли дело сломать нос с одного удара — этому его мама всё же научила.       Отец, правда, пытался вдолбить в него подобие умения общаться с людьми, но, с точки зрения Мадары, это было не умение, а всё-таки «подобие». Даже не так, «бесхребетность в чистом виде». И если обычные люди могли как-то жить с таким поведением, то Наруто, которого цепляли все, кому не лень, загнобили бы ещё в первые два года учёбы.       Мадара не привязался к мальчишке. Упаси дьявол. Но за несколько лет основы сарказма в его пустую блондинистую голову всё же вдолбил. А ещё научил правильно оценивать силу противников. Вмешиваться в детские потасовки ему порядком осточертело.       К середине старшей школы драки постепенно сошли на нет, и Мадара вздохнул спокойно, забирая очередной черномагический том у Минато.       Иногда он даже думал, что, возможно, этот контракт был не таким проблемным, как все прошлые, но потом вспоминал, что Наруто ещё даже совершеннолетним не был. Страшно представить, что бы вытворил Обито, заключи он контракт с ним в шестнадцать, а не в тридцать пять.       Наруто, казалось, имел все шансы стать явно не худшим вариантом…       Пока не надумал выбирать профессию.       — Наруто, я ни на что не намекаю, — сказала Кушина, но всё же скосила взгляд в сторону Мадары, — но, учитывая твой уже имеющийся специфический опыт в качестве призывателя, может, выберешь какое-то другое направление? Стихийника, например.       Тут уже странно покосились на саму Кушину. Минато вздрогнул. Мадара скептически выгнул бровь: — То есть вам мало леса, разнесенного к чертям, стандартным заклинанием по увеличению порывов ветра? Хотите, чтобы он уничтожил всю страну, просто начав читать?       — Эй! Я не настолько плох! Я просто слегка напутал в произношении! — Мадара очень выразительно посмотрел на Узумаки, вкладывая в этот взгляд всё, что он думает о его проблемах с дикцией, которые, кстати, полностью исчезли только лет в тринадцать. А вот идиотская привычка вставлять в речь сомнительные выражения прошла с ним сквозь века. — Не смотри на меня так, тебайо, нормально я колдую!       — Для начинающего террориста — может быть.       — То, что хочет сказать Мадара-сан, — прервал зарождающийся спор Минато, — это то, что при твоих проблемах с контролем магии тебе, возможно, стоит выбрать не ту область, где каждая её крупица должна быть использована со смыслом. Как насчёт экзорцизма? При их работе, даже если ты используешь слишком много магии для упокоения духов, ничего страшного не произойдёт.       Последнее откровенно повеселило демона: — А, то есть, упокоение ещё живой души — это «ничего страшного»?       — Погодите, а так тоже бывает?       — Вы удивитесь.       — Так, брейк, я сказал, что буду заклинателем, и точка! — заявил Наруто и, гордо хлопнув дверью, покинул кухню.       Минато вздохнул.       Кушина покачала головой: — … вы слишком спокойны.       — Распределение на направления будет только в конце третьего курса. Думаете, его не отчислят раньше? — философски изрёк демон.       — Кажется, я чувствую надежду.       — Сплюнь! Ещё кофе, Мадара-сан?       — Не откажусь.

***

      Вопреки не слишком-то оптимистичному настрою матери Наруто в университете понравилось. Во-первых, там было много людей из других городов. То есть тех, кто не вырос на сомнительных слухах о его семье. Это позволило ему всё же завести друзей. Многие из них даже были с ним в одной группе! Жаль только, что разделение на четвёртом курсе наверняка раскидает их по разным направлениям. Из всех, кого он знал, в призыватели собирался идти только Гаара. Большинство же метило в стихийники, куда Наруто, вопреки его постоянным протестам, путь был заказан. Ещё на изучении основ преподаватели поняли, насколько катастрофично его владение магией, и полностью запретили ему практиковаться где-либо, кроме стойких от магии полигонов. Наруто, правда, сумел подорвать и их, но… хотя бы друзей нашёл. Старшекурсник Дейдара до сих пор всем рассказывает, что те взрывы — лучшее, что он видел за все годы учёбы. Во-вторых, он оказался в том же университете, что и Саске, что сильно облегчало протекание их соперничества. И портило его собственную репутацию, ибо в колкостях Учиха не стеснялся, но Наруто старался об этом не думать. Пережил до этого, переживёт и сейчас. Стоит только дождаться, когда он утрёт Учихе нос.       Ах, сладок момент триумфа.       Но что-то он никак не наступал. Вместо этого были какие-то сомнительные моменты в духе ставок его однокурсников, когда же Узумаки отчислят. Наруто отчисляться не собирался: он тратил все силы на практику и даже что-то пытался знать в области теории. Но с последним успехов особенно не было, если не считать те крохи знаний, что смогли вбить в него отец и Мадара.       Правда, даже тут было похвастаться особенно нечем. Мозг Наруто упорно отказывался запоминать любую теоретическую информацию, кроме языка демонов — но тут, опять же, слава Мадаре — и имён преподавателей. Знанием последних не мог похвастаться ни один студент, включая Учиху, вот только на наличие хороших оценок это никак не влияло. Разве что добавляло плюсики в карму и позволяло получить хотя бы подобие проходных баллов. Но и это в основном было заслугой его общительности и бесконечного участия во всех университетских мероприятиях. Деканат, конечно, был от него в восторге, но толку-то?       Наруто хотел быть сильным, Наруто хотел блистать. И потому, в очередной раз прилипнув к Какаши-сенсею за обедом, Наруто честно спросил: — Нэ-нэ, как вы думаете, в какой области магии я был бы лучше всех? Где бы мои таланты стопроцентно пригодились?       — Я бы на твоём месте начал с вопроса «а есть ли такие области вообще», — флегматично начал учитель, но, напоровшись на гневный взгляд, всё же решил исправиться, — шучу. Ну, если подумать… думаю, тебе бы подошло искусство тёмного призыва.       — Тёмного призыва? — кажется, такое уточнение он где-то слышал, но не мог вспомнить, где именно. Скорее всего, от Мадары. Ну, или мама говорила. Она любила порассуждать о магии во время готовки.       — Сам призыв может касаться чего угодно: духов, чакра-зверей, демонов. Даже человека можно призвать — было бы желание. Тёмный призыв — это отдельная ветвь, которая занимается призывом непосредственно высших демонов и князей ада. То есть тех, работа с которыми требует пожертвовать жизнью или душой. По слухам, самые талантливые призыватели могут держать в подчинении неограниченное количество демонов. Стоит только пообещать им не свои души. Но, сам понимаешь, с этим много ограничений, на заморочки с которыми не каждый готов.       Наруто нахмурился: — И причём тут мои таланты?       — Работа с высшими требует идеального знания имён каждого из них. И отношений между демонами, потому что, если ты, допустим, призовешь одновременно двух демонов, которые являются заклятыми врагами, мало того, что они откажутся с тобой работать, так ещё и найдут способ убить в обход запрета.       — О, как, — звучало… не то, чтобы очень круто. Даже скорее некруто.       Какаши закатил глаза: — Вот зря ты так к этому относишься. Искусство тёмного призыва потому одно из самых сложных и самых опасных. Не многие решаются вызвать даже одного демона. Двух и более — и подавно. Специалистов в этой сфере приглашают на работу ещё даже до окончания вуза. И это — лучшие организации Пяти Великих Стран!       Наруто всё ещё убеждён не был, но всё же задумался. В том, чтобы узнать пару-тройку демонов — ничего сложного не было. Тем более, о каких-то из них Наруто заочно уже знал — Мадара не упускал возможности пожаловаться, как его бесят «ублюдок Хаширама» и «собака Тобирама». И что его брат, Изуна, лучший везде и во всём. Помимо этого в разговорах проскальзывало много мелких и незначительных деталей, которые, если вдуматься, говорили об их обладателях больше, чем любые магические трактаты.       Потому, придя домой и откопав книгу по демонам, Наруто решил перезнакомиться хотя бы с теми, о ком уже что-то знал.       С Хаширамой оказалось на удивление… просто. Наруто честно ожидал молнии из глаз и адский смех, который так любили показывать в книгах. Но что Мадара появился простенько и без спецэффектов, что его немезида номер один. Единственное, что он сделал при появлении, это скрестил руки на груди, да голову набок склонил: — Моё имя Хаширама. Зачем ты призвал меня, смертный?       — Здрасьте, я Узумаки Наруто, и я собираюсь стать суперкрутым магом! — демон остался невпечатлён, — а вообще просто познакомиться хотел.       — Познакомиться, — Наруто кивнул. — Просто познакомиться. Это какой-то новый слэнговый вариант фразы «убить моего врага»?       — Не.       — Или «выкрасть страшные манускрипты противника»?       — Не-а.       — «Проклясть кого-то»?       — Тоже мимо. Чисто знакомство, даттебайо, я даже выпить по этому поводу взял.       Хаширама с сомнением посмотрел в ту сторону, куда указывал Наруто, а после, заметив бутылку, буквально засветился: — Саке из Кири!.. ну, так чего мы ждём?       Второй жертвой его призывной практики стал Тобирама. С этим братом стоило быть осторожнее — Мадара не раз говорил, что он не терпел бардак и жаловался из-за любой мелочи. Даже Мадара был менее дотошным.       Потому, для призыва этого демона Наруто потребовалась помощь матери. Они вдвоём буквально вылизали библиотеку, чтобы ни на одном корешке книг не осталось ни пылинки, а после она сдала ему на поруки самые страшные документы, что были в их доме — письма из налоговой.       Наруто привычным жестом зажёг свечи и призвал демона.       Тобирама возник посреди комнаты. Как и Мадара когда-то, он сначала огляделся по сторонам, тщательно оценивая место, куда же именно его призвали, а после, наконец, обратил внимание на самого призывателя. Недовольно поджал губы.       Да-да, Наруто был в курсе, что впечатление лучшего мага столетия не производил. Но внешность обманчива!       — Моё имя Тобирама. Зачем ты призвал меня, смертный? — кажется, это была стандартная фраза среди демонов. Или же с фантазией у них было совсем туго, но Хаширама на такого не походил.       — Привет, меня зовут Узумаки Наруто, и я собираюсь стать суперсильным и суперкрутым! Но пока мне нужна помощь с одним сложным делом.       Тобирама выразительно выгнул брови: — Я слушаю.       — Помоги мне с налогами.       — … что.       — Мама всё оплатила, но там какая-то фигня с налогом на имущество, и нам почему-то насчитывают штраф! Папа уже ездил в местный отдел коммунальных услуг, но ему сказали, что он вообще приехал не туда, но не объяснили, куда нужно ехать! — лицо Тобирамы приняло максимально озадаченное выражение. — Сакура-чан сказала, что всё потому, что мы не оплатили счета за меня, но фишка в том, что мне-то ничего не приходило, меня ж до сих пор обеспечивают родители!       — … дай сюда, я посмотрю.       Через двадцать минут у него была пошаговая инструкция с тем, что именно стоит делать, к кому обращаться и как рассчитывать количество выплат на себя и на свою семью. Ещё через десять минут к ним присоединилась Кушина, у которой, как выяснилось, были немалые вопросы касательно работы правительственного аппарата в целом. Обычно такие вещи объясняли родители, но родители Кушины закончили жизнь в тюрьме, а у Минато — погибли слишком рано, не успев оставить инструкции по выживанию в их отсутствие.       Тобирама разложил по полочкам всё, причём, даже более подробно и чётко, чем смогли бы сами работники соответствующих отделений. В конце концов, кому ещё знать все тонкости функционирования государства, если не тому, кто когда-то лично их создавал?       Знакомство с Изуной пришло ещё более просто: — Хей, я Узумаки Наруто, и однажды я буду круче всех!       — Моё имя Изуна. Зачем призвал?       — А, хотел познакомиться. Мадара сказал, что ты суперклассный.       — Погоди, так это с тобой он заключил договор?       — Ага.       Глаза демона сверкнули чем-то нечеловеческим, но, как ни странно, не шаринганом, а чем-то другим.       — О-о-о, ты не представляешь, как долго я хотел познакомиться! Рассказывай давай!       В общем и целом на то, чтобы узнать каждого высшего демона у Наруто ушло два месяца. Но что в этом было такого сложного выяснить ему так и не удалось, так что вскоре он забил на это дело, посчитав нахождение новых друзей самоцелью. Всё же ребятами они оказались классными, а всё остальное значения не имело.

***

      Как и многие из их потока Наруто чуть ли не подпрыгивал на месте. Преподаватель по призыву давно обещал им показать «что-то интересное», но всё не хотел говорить, что же именно. Наруто такой подход и бесил, и радовал, потому что он разжигал азарт и желание, чтобы пары текли как можно быстрее и плодотворнее. На основах призыва, обязательных для всего курса, ничего особенно интересного, конечно, не было. Вещи были либо скучные, либо уже известные. Но это был единственный предмет, где он знал что-то вперёд программы, потому Наруто всё равно его любил. Когда ещё выйдет покрасоваться перед Саске?       Впрочем, преподаватель явно держал Учиху в фаворитах, так что особенно поблистать ему не удавалось. Саске это, Саске то…       — Ты просто завидуешь, что Орочимару-сенсей сразу выделил неоспоримый талант Саске-куна, — назидательно произнесла Ино.       Наруто закатил глаза: «неоспоримый талант», как же.       — … ну, если называть попытки залезть в штаны студента «выделением таланта»…       — Наруто!       Не зря Мадара учил его едким фразам. Ой, не зря. Именно для таких моментов.       Красное от гнева лицо Учихи, слышавшего разговор, стоило любых последующих проблем.       Впрочем, начаться чему-то подобному просто не дали. В аудиторию наконец зашёл Орочимару.       Как преподаватель он был вполне неплох, но его неприкрытый фаворитизм иногда подбешивал, и Наруто был рад, что после разделения на профили тот вести у них точно не будет. Орочимару вёл исключительно тёмный призыв, в то время как его коллеги, Цунаде и Джирайя, призыв духов и «всего остального» соответственно. Над последним часто посмеивались, потому что, в отличие от Орочимару и Цунаде, его стезя не считалась редкой. Тем не менее, именно к нему хотел попасть Наруто. Старый отшельник знал буквально всё и довольно нравился Наруто. Много лет назад он ещё его отца учил. Непонятно, правда, чему, потому что папа призывом никогда особенно не интересовался, но сам факт!       — Вижу, на мои лекции наконец-то решил прийти весь поток. Я приятно изумлен, — мужчина хмыкнул, оглядывая воодушевленных студентов, — тем не менее, вынужден попросить освободить первые две парты. У нас сегодня будет демонстрационное занятие. Визит… гостей… конечно, был оговорён заранее, но во избежание инцидентов к пентаграммам попрошу не подходить. Они безумно опасны, пусть их правитель и дал позволение на призывы в учебных целях.       Орочимару выждал паузу, наслаждаясь притихшим видом студентов, и лишь потом пояснил: — Сегодня мы призовём восемь князей ада.       Кто-то засвистел. Кто-то зашептался. Кто-то восторженно что-то заорал.       Наруто прилёг на парту — знал бы заранее, что старый змей так прокатит с «интересным», остался бы дома отсыпаться. Было бы из-за чего ажиотаж устраивать.       — Тихо! Саске-кун, Сакура-чан, нарисуйте восемь пентаграмм двухколечного типа. Такие вещи я могу доверить только лучшим студентам потока.       — Да, сенсей!       На черчение ушло минут десять, после чего Орочимару всё же выгнал студентов на галёрку и зачитал вслух длинное заклинание.       Наруто всегда использовал другое, значительно короче. Впрочем, наверное потому, что призывал кого-то одного за раз.       А после возникли демоны. Сначала Тобирама и Хаширама. Потом Мадара, тоже с братом. Ещё был его троюродный племянник, вспоминать которого демоны не любили. Индра, конечно, был силён как сам дьявол, но при этом был добр. Вот только понятие доброты у него было специфическим, потому ужасало даже демонов. Даром, что мальчишка был прямым наследником адского трона. Трио дождей — Конан, Нагато и Яхико.       Эх, ни одной незнакомой рожи.       Точно зря пришел.       Тем временем, демоны заносчиво осмотрели людей и, по какой-то только им ведомой договоренности, плюнули на все приличия, решив не представляться.       Но, кажется, это только добавило им офигенности в глазах ребят.       — Перед вами высшие демоны, так что извольте отставить болтовню, — прошипел Орочимару, оборачиваясь к демонам, — дети, сами понимаете.       — И это будущие призыватели? — вкрадчиво произнёс Тобирама. После этого тишина стала мертвой. — Жалкое зрелище.       — Хочу напомнить, что мы у этого «жалкого зрелища» сегодня вместо развлекательной программы, — хмыкнул Изуна, с презрением глядя на беловолосого демона, — впрочем, вы и не с такими работаете, вам не привыкать.       — Что ты сказал…       — Оставьте свои разборки до возвращения в ад. От вас не убудет, — остановил зарождающийся спор Индра. Его сколько угодно могли не любить, но слушались беспрекословно. — От нас что-то требуется, или на этом демонстрация закончена?       — В целом… — начал Орочимару, но был нагло прерван своим любимцем.       — Я хочу заключить контракт, — игнорируя взгляд сенсея, а ля «ребёнок, замолчи, я тебя умоляю», твёрдо произнёс Саске. — Есть один человек, которого я должен превзойти. И мне нужна в этом помощь.       Несмотря на то, что это как бы была просьба, больше походило на вежливый приказ. Демоны не впечатлились.       — Пас, — сразу же отозвался Тобирама. Его брат лишь отмахнулся.       Остальные и глазом не повели.       — Бледная кожа, наглый тон, — задумчиво перечислил Изуна, — уж не Учиха ли часом?       — О, Мадара, тогда это по твоей части, — со смешком прокомментировала Конан.       Мадара прищурился: — У Обито хоть потенциал был. А этот… м-м, нет, спасибо.       — Да как вы!..       Последнее явно покоробило Орочимару, который на этот раз всё же успел заткнуть Саске до того, как он ляпнет что-то не то.       — Пусть знакомство начато и не с той ноты, но Саске-кун — самый талантливый ученик потока. Даже в столь юном возрасте он подаёт большие надежды.       — Если это самый талантливый, то мне страшно за будущее призывателей, — произнёс Нагато, оценивающе сверкая риннеганом — глазами, которые позволяли увидеть каналы магии и самую суть человека. Если уж Нагато называл кого-то бесполезным, то это был окончательный вердикт.       С такими глазами ошибиться было невозможно.       — Погодите, Наруто-кун?.. — несколько ошарашенно произнёс Индра, привлекая всеобщее внимание.       Пришлось отлипнуть от парты, принимая что-то типа человеческого положения: — Здрасте.       — О, Наруто! Ты наконец-то решил заключить со мной контракт! Давно пора!       — Хаширама, не смей заключать контракт с этим милым ребёнком! — не хуже Орочимару зашипела Конан. — У всего должен быть предел.       — Согласен! Рано или поздно лидеры сменятся, и у этого мира появятся новые боги! Не стоит лишать его достойных экземпляров!       — Погодите… — вмешалась порядочно шокированная происходящим Сакура, — откуда вы все знаете Наруто?..       Отвечать пришлось самому: — Да мне Какаши-сенсей сказал, что самые крутые призыватели знают всех высших демонов. Ну, я и решил познакомиться.       — И ты не побоялся призвать высших демонов?..       — Ну, — Наруто почесал затылок, честно пытаясь вспомнить, — ну, нет. Чего сложного-то? В первый раз, что ли.       — В смысле «в первый раз, что ли», — медленно повторил Яхико, — у тебя уже есть с кем-то контракт?       — … действительно есть. Я вижу нити, идущие к Мадаре.       На мгновение повисла пауза, а после все взгляды перешли на самодовольно усмехающегося демона.       — … у тебя последний шанс сделать харакири, или я использую Аматерасу.       — С Мадарой?! Да у него же контракты совсем безумные! С ним сделки-то заключают только совсем отбитые, как Учиха!       — Мадара, я всё понимаю, но в тебе совсем ничего святого нет?!       — Смелое напоминание, что мы оба демоны, женщина, так что да, верно!       — Хаширама, прости, но ему придется умереть.       Осознав, что ситуация выходит из-под контроля, пришлось вмешаться: — Да нормальный там контракт, угомонитесь!       — Но Наруто…       — Мне бабулька сказала, что если бы там было что-то опасное, она бы отменила мой контракт. А так она посмеялась и сказала оставить всё, как есть.       На мгновение повисла пауза, а потом окружающие переработали услышанное и задались вопросом, о ком всё-таки речь, потому что на весь ад был только один демон, который мог отменять чужие контракты.       — А её величество Кагуя-сама в курсе, что она «бабулька»? — с интересом спросил Изуна.       — Кагуя-сан — бабушка Индры. Значит, бабулька.       Конан вздохнула: — Как тебе вообще пришло в голову призвать и её…       — Если знакомиться, то со всеми? Было бы не вежливо её проигнорировать.       — Теме, даже чайники знают, что призыв демона «на просто так» считается смертельным оскорблением. Я удивлён, что ты ещё жив.       Наруто с недоумением моргнул.       — Погоди… Серьезно? Я не знал… — Хаширама громко засмеялся. — Вы бы хоть сказали, даттебайо!       — Да нет такого правила, — отмахнулся всё ещё посмеивающийся демон, — просто если нам не понравится причина вызова, то дело может кончиться плохо. Но раз ты жив, то всех явно всё устроило, разве не так?       Звучало логично.       — Ладно, бывайте, детишки. Наруто, если передумаешь, я всегда готов заключить контракт!       — Что тебе, блин, непонятно в том, что он мой, больной ты ублюдок.       — Угомонитесь.       Демоны исчезли также быстро, как и появились.       Орочимару сдавленно кашлянул, снова поворачиваясь к студентам и обращаясь непосредственно к Наруто: — Кажется, я просмотрел талант к искусству тёмного призыва. Не хочешь стать моим учеником, Наруто-кун?       — Не, — ответил он, никакого таланта в умении поболтать не видя, — это скучно. Я пойду в призыватели общего класса. Вы вообще видели, каких жаб призывает Джирайя-сан? Это ж чума!       По классу прокатился коллективный вздох. Кто-то шепнул «блажен неведающий». Все остальные молча согласились, и занятие продолжилось в штатном режиме, если не считать тот факт, что к концу дня о Наруто знала вся школа, а к концу недели — страна.       Тем не менее, крутым призывателем высших демонов он всё равно не стал. Не то, чтобы не получилось. Просто на пятом курсе Узумаки резко осознал, что больше ему интересна политика и, под отеческим руководством Тобирамы, составил себе политическую программу. Даже поучаствовал в выборах и, как ни странно, победил, став самым молодым премьер-министром в истории.       Знакомые с ним люди лишь ошарашенно хлопали глазами и не могли понять, как вчерашний раздолбай добился такого поста. А вот незнакомые лишь понимающе улыбались — если мальчишка к двадцати годам уже покорил всю верхушку ада, то что ему какая-то страна? Умный, сильный, харизматичный… Единственное что, когда очень долго говорил, мог начать шепелявить.       Но что такое проблемы с дикцией, когда весь мир у твоих ног.
Примечания:
Хей, если вам понравился этот фик, то можете чекнуть другую мою работу по Наруто
На этот раз - макси ;)
https://ficbook.net/readfic/9003956
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.