Bad habbit 10

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Stray Kids

Пэйринг и персонажи:
Со Чанбин/Ли Феликс, Со Чанбин, Ли Ён Бок
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Курение Нецензурная лексика Расставание Романтика Ссоры / Конфликты

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Феликс сидит рядом с Чанбином, расспрашивает о всех его вредных привычках, не смея рассказать о своей. Потому что Со Чанбин и есть его единственная вредная привычка.

Настолько вредная, что как бы Феликса не вставляло с каждой «дозы» этого парня, он собирается бросить, но силы воли не хватает.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
мой краш придурок, чтобы вы знали
19 января 2020, 14:44
– Моя последняя сигарета была полтора года назад, и пока мне совсем не хочется ещё. Губы Феликса вздрагивают в полуулыбке, на ум приходят все цитаты в стиле «меняй свои сигареты на мои губы», становясь менее противно-приторными, потому что полтора года назад они и познакомились. Тогда это всё началось и, как ни странно, должно было закончиться. Но судьба – странная штука, и теперь он вот так сидит рядом с Чанбином, расспрашивает о всех его вредных привычках, не смея рассказать о своей. Потому что Со Чанбин и есть его единственная вредная привычка. Настолько вредная, что как бы Феликса не вставляло с каждой «дозы» этого парня, он собирается бросить, но силы воли не хватает. Он боится обидеть, задеть чувства того, кто, казалось бы, никому в жизни так не открывался, как делает это рядом с младшим.

***

«Мы не можем быть вместе», – отшучивался Феликс, когда друзья говорили о том, что противоположности притягиваются. «Это ненадолго», – думал он, когда они впервые поцеловались и стали проводить почти всё своё свободное время вместе. Феликс иногда смотрел на себя со стороны и пытался понять, что за херню он творит. Играть с чужими чувствами неправильно, а тешить своё самолюбие этим ещё хуже. С каждым днём этих отношений у него на душе только увеличивался странный осадок. Дальше – хуже. Полностью игнорировать Чанбина он не мог, тот как будто чувствовал неладное и внепланово встречал младшего после пар в университете, звал в кино, заказывал пиццу, когда тот был слишком занят для прогулок и разбирался с завалами по учёбе, сидя дома целыми днями. И такие вещи настолько нравились Феликсу, что он попросту не хотел это терять. Они действительно виделись реже, чем в самом начале, но старший действительно верил, что через какое-то время всё наладится, а Феликс в этом сильно сомневался. Но в итоге он проебал это всё, потому что сам здорово так проебался. «Мы расстаемся, я правильно понял?» – Чанбин пытается скрыть горечь за усмешкой, когда видит, как его парень подходит к дому, держась за руку с кем-то другим. Как минуту назад этот другой резко притягивал к себе для поцелуя, пока они ждали светофор на перекрёстке, а Феликс не отстранялся, мило улыбаясь. В тот момент, когда младший увидел Чанбина, внутри у него как будто что-то упало. После этих слов оно с треском развалилось. А у старшего в этот момент внутри разрушилось всё и сразу. Феликс не сразу нашёл слова, теряясь под гнётом сразу двух вопросительных взглядов. – Я… я честно собирался тебе сказать, но всё думал, как… – начинает мямлить, позабыв все слова, а Чанбин как будто выжидает, молчит, но даже не собирается верить ни в какие оправдания. Феликс отпускает руку парня, который шёл с ним и сейчас крепко сжимал его ладонь, и подходит к Чанбину, не смея броситься ему на шею со слезами, понимая, что его оттолкнут и что плакать в такой ситуации должен не он. Просто стоит напротив, опустив голову, пока его прожигает взгляд чужих тёмных глаз. – Ладно, не старайся, – Чанбин закатывает глаза и на шаг отступает от Феликса, чтобы окинуть его уже чуть смягчившимся взглядом, – мне просто интересно ты хоть раз говорил мне правду? Не дожидаясь ответа, который только-только хотел дать младший, он разворачивается и уходит, дёргая рукой, как только его хотят за неё схватить. Явно психует и ускоряется, плохо представляя, куда сейчас пойдёт. А Феликс чувствует себя разбитым, залетает в подъезд, захлопнув дверь прямо перед носом у парня, с которым пришёл и который стал свидетелем этой драмы. В квартире холодно. Либо из-за того, что он опять забыл закрыть окно, когда уходил утром, либо потому что его нехило так знобит. Феликсу противно от самого себя, крупная дрожь не утихает, а слёзы сами катятся по щекам. Он жалеет себя, но получается плохо, потому что он не заслуживает даже жалости.

***

Первая неделя тянется вечность. Феликс не ходит в универ, выходил на улицу один раз, чтобы купить самых необходимых продуктов, не отвечает ни на чьи звонки, потому что ждёт только от одного, который всегда приходил мириться первым. И Феликс уже смирился с мыслью, что так и умрёт, потому что его не простят. Он даже сам себя не готов простить. Вторая, третья и четвёртая пролетают быстрее из-за рутинности. Он всё-таки идёт на пары, правда, только на третью и четвёртую, надеясь встретить Чанбина где-то в городе. И так почти каждый день, потому что иногда он всё же остается дома и давится слезами и ненавистью к самому себе. В какой-то вечер оставаться в четырёх стенах было невмоготу, и Феликс кутается в тёплую одежду и выходит на улицу. Ноги сами ведут, а парень следует, ни о чём не задумываясь, отгоняя мысли о том, что его бывший постоянно гулял один в такое время, игнорируя все замечания Феликса о том, что это небезопасно и не так романтично, как может показаться. Нормально оглядывается он только оказавшись у ТЦ в соседнем районе. Вспоминает, что Чанбин раньше жил в квартире неподалёку и почти каждый вечер ошивался где-то тут. Сердце пропускает удар, когда в поле зрение попадает тёмная фигура где-то со стороны чёрного входа, но Феликс упрямо это игнорирует, потому что за это время он кого только не принимал за Чанбина, видя его в каждом прохожем и даже однажды спутав с моделью из рекламы какого-то фруктового сока, изображенного на быстро проезжающей электричке. Человек курит, смотря в одну точку, и Феликсу почему-то хочет подойти и поговорить. Тот выглядит совершенно поникшим, как и он сам. На полпути парень всё ещё уверен, что сходство с Чанбином ему только кажется, но как только человек оборачивается на звук шагов, Феликс вместо того, чтобы натянуть капюшон ещё ниже и пройти мимо, останавливается напротив и как-то чересчур спокойно, как будто с наездом, говорит: – Ты же сказал, что бросил? На деле, бросили только Феликса, а не курение и неясно, что было тяжелее. Чанбин молчит и опять лишь смотрит в глаза парню, ожидая дальнейших его действий. – Знаешь, а я скучал. Думал, что играюсь всего лишь и всё легко будет, а нет. Мне как будто со всей силы втащили, когда ты ушёл, – у Феликса срывают все тормоза и он начинает говорить без остановки, – я же, блять, с самого начала верил, что это всё несерьёзно и тебе на самом деле плевать. Я же не какой-то особенный, чтобы ты со мной так водился… Феликс ещё что-то говорит и кусает губы после каждой фразы, но Чанбин его уже не слушает, затягиваясь и выпуская дым ему в лицо. – Ты не особенный, – резко прерывает этот поток слов и видит, как растерянно смотрит Феликс, – если ты ещё не всё сказал, то закругляйся, тебя слишком много. Младший начинает закипать. Не так он себе представлял эту встречу и не такие слова ему должны были говорить. Он толкает Чанбина в стену этого чёртового ТЦ, но тот почти не сдвигается с места, потому что и так стоит близко, но от неожиданности роняет сигарету. – И нахера ты это сделал? – Чанбин ведёт себя так, как будто ему похуй и это бесит. Бесит, потому что они оба понимают, что нисколько ему не похуй, но дать слабину он не может, – ударишь или поцелуешь, Ликси? – тянет он, и Феликсу в нос бьёт неприятный запах курева. – Сильно надо. С курящими целоваться даже противно. Конечно же, он не целовался. Он не мог. По крайней мере, Чанбин пытается убедить себя в этом, зная, что до него у младшего был только один парень, такой же правильный, как сам Феликс. Но на задворках сознания скребётся тот факт, что мало ли с кем он мог сосаться, когда они расстались. И это бьёт по самолюбию. Он верит, что тот действительно мог повести себя как шлюха, особенно после того, как увидел это своими глазами. Феликс шипит от того, как саднят лопатки, когда его рывком прижимают к стене. К горлу подступает ком, когда он видит Чанбина так близко. Хочется поморщиться от запаха дыма, но тут же хочется прижаться ближе, чтобы вдохнуть запах самого парня. – Тогда чего ты до меня доебался? – старший теряет контроль над собой и Феликсу становится страшно, – куда лучше зажиматься перед парами с кем-то кроме меня, да? – Я вообще на них не ходил, отпусти меня, – плечам становится больно и Чанбин отодвигается, но не настолько, чтобы Феликс мог выскользнуть, – я вообще никуда не ходил, только ревел как сука. – Тогда откуда такие познания про курящих? – у Чанбина как будто воскресает бабочка в животе, та самая, которая первой умерла в тот день у дома. – Рассказали, – тихо говорит Феликс, понимая, что его маневр «посмотри, кого ты потерял» не удался. И лишний раз врать совсем не хочется, – с кем угодно противно. Кроме тебя. Старшего от такого заявления кроет. Бабочки воскресают одна за другой, ладони потеют, и он сам отводит взгляд, как будто этого его зажали как в сопливых дорамах. Это длится буквально секунду, потому что в следующую он накрывает губы Феликса своими. И ему действительно плевать на то, с кем он там сосался и сосался ли вообще. Сейчас хочется целовать его самому. Однако, когда, не получив отпора, он начинает углублять поцелуй, младший упирается руками ему в грудь, отодвигая от себя. «Ничего не выйдет», – думает Чанбин. – И всё-таки, давай ты бросишь курить? – с улыбкой говорит Феликс, зарываясь пальцами в тёмные волосы парня.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.