Тime-out'sider 38

Pho_enix автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Люди Икс, Люди Икс, Люди Икс: Дни минувшего будущего, Люди Икс: Апокалипсис, Одарённые (кроссовер)

Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 32 страницы, 5 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Намеки на отношения Отклонения от канона Психология Экшн Элементы гета Элементы фемслэша

Награды от читателей:
 
Описание:
«Быстрота не в числах. А в видении, мышлении, дыхании».
«Quicksilver: No surrender» (2018)
Моё видение истории Ртути, местами с экивоками в сторону комиксов из-за тотального недостатка муви-канона.

«Тёмный феникс» переопылен с сюжетом выпуска «Son of M»

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Jactation

26 января 2020, 16:06
— Ты как? Питер слегка дергается на кровати: синие до сих пор нервируют. Когти эти. Хвосты, лапы, рога. Хорошо, что у мамы оказались все же более... традиционные вкусы. — Порядок. Нет, правда. Это, конечно, было чертовски неприятно и, знаешь... Спасибо. Ну, что ты того типа, — он проводит пальцем по горлу. — Я должник, наверное. — Тебя не должно было там быть... вообще. – Питер уверен, сперва она так не думала. «У тебя есть семьйааа...», «Эээрик»... – Ты же даже не в команде Ча... Профессора. — Точно? Питер поднимает глаза. Он думает быстро. Решает быстро. Он определился ещё в Каире. — Почему ты не сказал? – уводит тему Рейвен. — Возможно, момент все же был не самый удачный, – жмёт плечами Питер. – Мир надо было спасать, ну там. — Возможно. Синие чешуйки нервно вспарывают кожу лже-лица и прижимаются обратно. — Чарльз знает. Я не стала скрывать. Это его дом. – Видя, что он напрягся, Рейвен мотает головой. — Никто не сделает это за тебя. Чарльз пообещал. – Она ведёт рукой по поверхности прикроватной тумбы. — Знаешь, Эрик... Питер чувствует направление разговора. Не любит он их. Вся эта драма. – Вы были, ну... – Белая бровь вопросительно изгибается. — Он протащил меня по мощеной улице за пулю в ноге. Изначально метил в голову. — Оу. Отвернувшись, Рейвен торопливо добавляет: — У нас был роман. — Что? У меня есть братья или сестры, эээ... ну... — Что?! Нет, конечно! Хей, – Рейвен морщится, и просыпается Мистик. – Тебе следует обуздать кое-что. Я видела, как ты реагировал на Хэнка и Курта. Здесь это не приветствуется. Ты такой же, как остальные. — Да понятно, вообще без проблем, – Питер примирительно поднимает руки, – но в случае с тобой... Просто в одежде... это несколько странно, это как... лошадь в пальто, или вроде того. Или тигр в халате. Гены. Мистик неоднозначно улыбается. Питер, кусая губы, смотрит на своего двойника. — Еще раз, — отвечает его голосом Рейвен, разводя руки в стороны, – и я выйду так в холл. В одном пальто. Питер кивает и мотает головой одновременно.

***

– А если бы я решил остаться в твоей школе? — И что же ты бы стал преподавать? — Иностранные языки. Воображение услужливо обрисовало Чарльзу масштаб неконтролируемых выбросов, когда мистер Леншерр заговорит на французском. — Возражения? — тот поднял бровь. — Нет. Удаляющейся спине Эрика он сказал: – До встречи, друг.

***

— Питер, — зовет профессор, зайдя в комнату. Он отвлекается от журнала. Старается убедительно отвлечься. Скорость ещё не та, но осязание по-прежнему обострено. Вибрация шагов — минут за десять до того, как открылась дверь. — Мне кажется, нам пора поговорить. Когда мать орала, Питер не боялся. Когда начинала вот так же вкрадчиво — внутри все леденело. — Вы ведь не хотите... я ведь, — он бегает взглядом по лицу Ксавьера, словно сам пытаясь прочитать, и знает, что выглядит смешно, — могу остаться? — Я только что проводил твоего отца. Если тебе интересно. В теле расплывается слабость, и оно обваливается обратно на подушки. — Ты пришёл в Каир за ним. Ты пойдёшь за ним дальше? ........ Даже Питер Максимов иногда медлит. — Дда, — наконец выговорил он. Куда в такие моменты девать голову, она ведь так и дёргается, как клоунская башка из шарманки. Профессор двигается к двери в обычном ритме всех остальных, когда Питеру надо успеть. — Но не сейчас, — добавляет он спустя время, достаточное, чтобы поразмышлять. Дверная ручка так и не поворачивается. — Тогда тебе стоит подумать о своей роли в нашем небольшом сообществе. Гипс снимают на четвёртый день. Бывший синешёрстый парень ухмыляется, но не особо удивлённо. — Рад тебя видеть, — профессор отрывается от бумаг. — Итак, ты... — Согласен. Конечно. — Прекрасно. И какой же предмет? — Что? — Это школа. Ты по возрасту далеко не ученик. — Но разве я не в коман... — Питер. Внутренний метроном отсчитывает удары. Профессор это специально. «Выдержал эффектную паузу» в случае Питера превращается в попытку психологического давления. Для живущего в мире чужих пауз ни одна давно не производит должного эффекта. — Команда нужна в чрезвычайных ситуациях. Мирное время требует не меньше выдержки. Иногда даже больше. — Я и школу-то не закончил. — Наш дар управляется мозгом. Если бы твой мозг работал как у обычного человека, ты не смог бы реализовать его. — Чарльз вспарывает взглядом; интересно, что же чувствуют те, кого он может читать. — При желании ты мог бы поступить в любой колледж, может быть, даже университет. Если не честным путем, то точно... Но ты не стал этого делать. На еду и игры всегда хватит, верно? Профессор улыбался, Питер даже не думал. — Мотивация — база любого дела. Кстати, — профиль развернулся к окну, — если вдруг не заметил, ты теперь герой. Малышня только о том и толкует. *** Веко слегка дёргается. Даже мысли читать не надо. О чем мечтает мальчишка из бедной семьи, выросший с матерью-одиночкой? Дело, конечно, не в университетах и не в феноменальной скорости мышления. Любой мутант хорошо знает хотя бы ту область знания, что связана с его даром. Глобус вращался юлой на пальце Питера, и дети хлопали в ладоши. С последней парты Чарльз глядел на юношу, спасшего сердцевину его дома... и тёр болящие виски, улыбаясь, когда на него смотрели. Потому что магниты, обозначающие точки на карте, за спиной Питера перемещались ладно и будто сами собой. Кто лучше Чарльза Ксавьера знает, что гены — не только дар? ...Эрик был соткан из понятной, человеческий боли, и до него было сложно достучаться, но оттого необходимее было стучать. Его сын родился фактически со встроенным шлемом в голове. И ладно бы только это. Беглая вынужденная экскурсия по разуму Питера, когда тот открылся, пойманный Апокалипсисом, впечатлила Чарльза. Что должно твориться в голове человека, который улыбается взрыву?

***

– Клёвый цвет. – Питер говорит это, чтоб хоть что-то сказать, потому что Джубили молча сидит с ним на траве уже почти минуту – непозволительный долгий срок для молчания. – Хотела поблагодарить. За особняк. – Вас как раз там не было, – щурится Питер. Она рывком вскакивает, бросая на ходу: – И все же. Питер разглядывает удаляющийся канареечный плащ. Аляписто, дерзко, броско, всё целиком. Девчонка уже наезжала на Магнето, причём зная — знают уже, кажется, все — и Питер, что бывает раз в столетье, сорвался. Наверное, пришла, застыдившись. Жалость? Тьфу. – Поосторожней бы. Фейерверк красивый и яркий, но по сути — тот же взрыв. — О, Мистик. — Почему ты не на тренировке? — Зачем? У неё отличается жестикуляция в режиме «маски» и вне его. «В маске» она дерганая, неловкая. — Всё ещё считаешь себя непобедимым? — Нет, — Питер, откинувшись на землю, закусывает травинку, и она брызжет кислятиной. — Теперь знаю, что если противник – мировое зло, не стоит подходить к нему слишком близко. — Мы работаем в команде, — отчеканила Рейвен. — Если ты хочешь остаться здесь, тебе следует подстроиться. Жду через десять минут в зале. Питер закинул голову в небо. Он всегда слышит подобное как «у тебя есть вечность». – А остальные, — спрашивает он голубое, солнечное небо, где щебечут птички, — смогут подстроиться под меня? Отец ушёл. И Питер думает, что их разлука, кажется, не затянется.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: