Грин-де-Вальд и Философский камень 47

_BloodyHeart20_ автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Описание:
Внучке Грин-де-Вальда предстоит разобраться с тёмным магом, который виновен в смерти её матери и многих других. Сможет ли девочка противостоять Тому-Кого-Нельзя-Называть и справится ли она в одиночку?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вот, решила выложить этот бред и посмотреть, что из этого выйдет.

https://ficbook.net/readfic/9265013/23844333 — ссылка на вторую часть

Опасный зельевар и будущий чемпион

2 февраля 2020, 22:19
Примечания:
Приятного прочтения, читатели!
Это какая-то адская мука! Не мукА, а мУка! Капец какой-то. Я никак не могу понять людей, которые построили этот чёртов замок. Нет, я понимаю, что они были очень известными личностями, основателями этой школы, но почему нельзя было сделать карту? Всё что мне необходимо в первые недели обучения — это карта. Просто карта, на которой показаны все лестницы и коридоры, а также кабинеты и комнаты, в которые нам запрещено входить. Нет, серьёзно, как первокурсник сможет успеть на урок, кабинет которого находится чуть ли не в другом конце замка? Вот и я не знаю этого. Прошла лишь неделя моей учёбы, а я уже сильно измучалась. Конечно, я когда-нибудь привыкну к такому расположению лестниц, которые изредка, но всё-таки меняют своё направление в самый неподходящий момент. Это немного нервирует, хотя кого я обманываю? Это меня чуть ли не бесит. Везёт слизеринцам, они живут в подземелье, и у них один ход — вверх по одной единственной лестнице. Может быть, я захотела бы стать слизеринцам лишь из того, чтобы не путать лестницы. Это было славно, но я не очень горю желанием там учиться. Проходы просто убийственные. Пойдёшь туда — попадёшь в тупик, а сюда — обратно придёшь, вот как так? Вы не знаете, и я не знаю, пускай остаётся загадкой для всех. Вот отучусь в этой школе и обязательно составлю карту всех возможных путей в Хогвартсе, чтобы первокурсники не путались и не опаздывали на занятия, не получали за это штрафных очков. Было бы славно. Но пока мне стоит думать лишь о себе, иначе я могу потеряться здесь окончательно. Почему учителя не придумают так, чтобы старшие ученики помогали новеньким в поисках нужного кабинета? Или им об этом сложно сказать? Но слава богу, я пока никуда не опоздала, в отличии от моих однокурсников Рона и Гарри. Они постоянно куда-то пропадали и исчезали у меня из виду. Я как-то слышала, что они ломились на третий этаж, куда нам вход запрещён. Я верю, что это была чистая случайность. И кстати, вот вам повод создать карты для учащихся. А то профессора не замечают этого, пускай теперь видят. По учёбе у меня всё нормально, можно сказать, даже отлично. Самым скучным предметом мне показалась История магии, которую вёл призрак. Профессор Бинс был уже очень стар, когда однажды заснул в учительской прямо перед камином, а на следующее утро он пришёл на занятия уже без тела. Не очень приятно осознавать то, что ты умер, но не знаешь об этом. Но профессор Бинс продолжает вести уроки. Они скучные и монотонные. Он говорит монотонно и без остановок так, что можно поспать. Это плюс. Мне очень понравилась профессор МакГонагалл. Она строгая женщина, и явно не желающая уступать, если это не потребуется. Сильная волшебница. Она преподаёт у нас трансфигурацию. Она учит нас, как один предмет превращать в другой. Это выглядит забавно и интересно. Вот МакГонагалл показала нам, что можно спокойно стол превратить в свинью. Мне очень понравилось. Она дала нам задание: попытаться сделать из спички иголку. Также она пояснила, что не у каждого получается с первого раза это сделать. И вообще, трансфигурации получается далеко не у всех. Но я решила опровергнуть её слова и прямо на уроке превратила спичку в иголку. Получилось это с первого раза и даже идеально. Профессор показала всему классу проделанную мной работу и похвалила за достижение. Мне было приятно. Также попыталась сделать превращение Гермиона, но у неё получилось не так хорошо, как у меня. У неё заострился один конец спички и немного стал серебряным. Макгонагалл похвалила и её. Знаете, Гермиона из семьи маглов. То есть, она познакомилась с магией относительно недавно и не понимала, что с ней происходит, но письмо из Хогвартса поставило всё на свои места. Гермиона уже много знает о волшебном мире и многое умеет. Это очень хорошо, ведь не каждому чистокровному волшебнику удаётся знать всё то, что знает она. Это большое достижение для неё. За эту неделю я узнала, кто самый маленький учитель в школе. Это профессор Флитвик. Он преподаёт заклинания. Пока только практика, но и этого достаточно. Урок он начал с того, что достал журнал и начал с нами знакомиться. Он сделал две паузы: на моём имени и на Гарри. Он был несказанно удивлён тому, что ему предстоит обучать сразу две известные личности. Да, это просто джекпот! Не каждому так везёт. Флитвик говорил, что практика в заклинаниях начнётся на втором семестре (что вряд ли), сначала теория. Что ж, я думаю, это правильно. О, ещё профессор Снегг. Кабинет Снегга находился в одном из подземелий. Тут было холодно — куда холоднее, чем в самом замке — и довольно страшно. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные. Какая гадость! Как он сам здесь работает? Снегг, как и Флитвик, начал занятия с того, что открыл журнал и стал знакомиться с учениками. И, как и Флитвик, он остановился, дойдя до фамилии Поттер и моей, конечно.  — О, Грин-де-Вальд, — протянул он, — какая известная фамилия, — он посмотрел на меня своими чёрными глазами. — Надеюсь, вы будите так же известны, как и ваш дед.  — О, и Поттер! Что ж, в этом классе слишком много знаменитостей, — сказал он омерзительно. Ну что поделать, придётся учить нас. Он закончил наше знакомство и начал урок. Он скрестил на груди свои руки и осмотрел всех строгим взглядом холодных глаз. Он был весь в чёрном. Чёрная мантия делала его похожим на ворона, почему-то у меня такая ассоциация. Чёрные сальные волосы и чёрные глаза. Но вот когда бледная и чуть зеленоватая. Жуть. Я заметила, что он самый молодой преподаватель в Хогвартсе. Я ему дам лет тридцать, хотя можно и больше по его лицу.  — Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку, — начал он. Снегг говорил почти шёпотом, но мы отчётливо слышали каждое слово. Как и профессор МакГонагалл, Снегг обладал даром без каких-либо усилий контролировать класс. Как и на уроках профессора МакГонагалл, здесь никто не отваживался перешёптываться или заниматься посторонними делами.  — Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, — продолжил Снегг. — Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… Могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой смерть. Но всё это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки. После этой «короткой» речи царившая в курсе тишина стала абсолютной. Гермиона Грейнджер нетерпеливо заёрзала на стуле — судя по её виду, ей не терпелось доказать, что уж её никак нельзя отнести к стаду болванов.  — Поттер! — неожиданно произнёс Снегг. — Что получится, если я смешаю измельчённый корень асфоделя с настойкой полыни? У меня в голове что-то щёлкнуло. Я сразу знала ответ на поставленный вопрос, но старалась не сказать его вслух. Я летом даже не удосужились прочитать купленные учебники, так, просто просмотрела в них картинки. Но я не выдержала и сказала:  — Из корня асфоделя и полыни приготавливают усыпляющее зелье, настолько сильное, что его называют напитком живой смерти, — ответила я вместо Гарри и ожидала реакции со стороны Снегга. Он посмотрел на меня, и на миг мне показалось, что я заметила в его глазах интерес, еле заметный для других. Он снова уставился на Гарри.  — Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать? В этот раз я решила подождать, пока ответит Гарри.  — Я не знаю, сэр, — признался он. Снегг открыл рот, чтобы сказать, но я была раньше.  — Безоар — это камень, который извлекают из желудка козы и который является противоядием от большинства ядов. Снегг закрыл рот и опять посмотрел на меня. Теперь он полностью заострил своё внимание на мне.  — Откуда же такие познания, мисс Грин-де-Вальд?  — Не знаю, интуиция, — ответила я. Я призналась, думаю, это как-нибудь да повлияет на моё наказание.  — Что ж, у вас очень хорошо развита интуиция. А в чём разница между волчьей отравой и клобуком монаха?  — Разницы нет, это одно и тоже растение.  — Хорошо. Достали перья и записали, что нам сказала мисс Грин-де-Вальд. Все зашуршали пергаментом и достали перья. Все записывали сказанные мною слова. Я сама не подозревала, что у меня так хорошо развита интуиция. Гермиона на соседнем стуле была, кажется, не довольна. По-моему она тянула руку, чтобы ответить, но мой язык был раньше. Да, с таким-то недержанием далеко можно уйти. Но Грейнджер была обижена на меня и сидела отныне тихо, не поднимая при этом руки. Наверное, пока её саму не спросят. Снегг разбил нас на пары и дал нам задание приготовить простейшее зелье для исцеления от фурункулов. Он кружил по классу, шурша своей длинной чёрной мантией, и следил, как мы взвешивали высушенные листья крапивы и мяли в ступках змеиные зубы. Снегг раскритиковал всех, кроме меня и Малфоя, видно, он симпатизировал нам. В тот момент, когда Снегг призвал всех полюбоваться, как я варю рогатых слизняков, темница вдруг наполнилась ядовито-зелёным дымом и громким шипением. Невилл каким-то образом умудрился растопить котел Симуса, и тот превратился в огромную бесформенную кляксу, а зелье, которое они готовили в котле, стекало на каменный пол, прожигая дырки в ботинках стоявших поблизости учеников. Через мгновение все с ногами забрались на стулья, а Невилл, которого окатило выплеснувшимся из котла зельем, застонал от боли, так как на его руках и ногах появились красные волдыри.  — Идиот! — прорычал Снегг, одним движением ладони сметая в угол пролившееся зелье. — Как я понимаю, прежде чем снять котел с огня, вы добавили в зелье иглы дикобраза? Невилл вместо ответа сморщился и заплакал — теперь и нос его был усыпан красными волдырями.  — Отведите его в больничное крыло, — скривившись, произнес Снегг, обращаясь к Симусу. А потом повернулся к Гарри и Рону, работавшими за соседним столом. — Вы, Поттер, почему вы не сказали ему, что нельзя добавлять в зелье иглы дикобраза? Или вы подумали, что если он ошибётся, то вы будете выглядеть лучше его? Из-за вас я записываю одно штрафное очко на счёт Гриффиндора. Ну всё, это конец для них. Теперь они будут в вечном чёрном списке у Снегга. Попали. Через час мы вышли из подземелья. Но Снегг задержал меня.  — Мисс Грин-де-Вальд, надеюсь, в следующий раз вы поднимите руку перед тем, как ответить.  — Не сомневайтесь, профессор, всё так и будет. Ничего обещать я, конечно, не могла, потому что я никогда не подчинялась общим правилам. Пускай они созданы для всех, и все должны их выполнять, но это точно не про меня. *** Урок на мётлах. Первый в этом семестре и моей жизни. Думаю, ничего плохого там не случится. Хотя, кто знает? Наконец появилась преподавательница полетов, мадам Трюк. У неё были короткие седые волосы и жёлтые глаза, как у ястреба.  — Ну и чего вы ждёте?! — рявкнула она. — Каждый встаёт напротив метлы—давайте, пошевеливайтесь. Я встала напротив своей метлы и стала ожидать дальнейших указаний.  — Вытяните правую руку над метлой! — скомандовала мадам Трюк, встав перед строем. — И скажите: «Вверх!»  — ВВЕРХ! — крикнуло двадцать голосов. Затем мадам Трюк показала нам, как нужно садиться на метлу, чтобы не соскользнуть с неё в воздухе, и пошла вдоль шеренги, проверяя, насколько правильно мы держем свои мётлы. Гарри и Рон были счастливы, когда мадам Трюк резко сообщила Малфою, что он неправильно держит метлу.  — Но я летаю не первый год! — горячо возразил Малфой. В его голосе была обида. Бедный Драко. Похоже, он не такой уж и спец по полётам на мётлах. А я-то думала…  — А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, — произнесла мадам Трюк — Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь — для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку— три, два… Но Невилл, нервный, дёрганый и явно испуганный перспективой остаться на земле в одиночестве, рванулся вверх прежде, чем мадам Трюк поднесла свисток к губам.  — Вернись, мальчик! — крикнула мадам Трюк, но Невилл стремительно поднимался вверх — он напоминал пробку, вылетевшую из бутылки. Он соскользнул с метлы, и… БУМ! Тело Невилла с неприятным звуком рухнуло на землю. Его метла все ещё продолжала подниматься, а потом лениво заскользила по направлению к Запретному лесу и исчезла из виду. Мадам Трюк склонилась над Невиллом, лицо её было даже белее, чем у него.  — Сломано запястье, — услышала я её бормотание. Когда мадам Трюк распрямилась, её лицо выражало явное облегчение. — Вставай, мальчик! — скомандовала она. — Вставай. С тобой все в порядке. — она повернулась к остальным ученикам. — Сейчас я отведу его в больничное крыло, а вы ждите меня и ничего не делайте. Мётлы оставьте на земле. Тот, кто в моё отсутствие Дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово «квиддич». Пошли, мой дорогой. Мадам Трюк приобняла заплаканного Невилла и повела его в сторону замка. Невилл сильно хромал. Как только они отошли достаточно далеко, чтобы мадам Трюк могла что-либо услышать, Малфой расхохотался.  — Вы видели его физиономию? Вот неуклюжий — настоящий мешок! Остальные первокурсники из Слизерина присоединились к нему.  — Заткнись, Малфой, — оборвала его Парвати Патил.  — О-о-о, ты заступаешься за этого придурка Долгопупса? — спросила Пэнси Паркинсон, девочка из Слизерина с грубыми чертами лица. — Никогда не думала, что тебе нравятся такие толстые плаксивые мальчишки.  — Смотрите! — крикнул Малфой, метнувшись вперёд и поднимая что-то с земли. — Это та самая дурацкая штука, которую прислала ему его бабка. Напоминалка заблестела в лучах солнца.  — Отдай её мне, Малфой, — негромко сказал Гарри Все замерли и повернулись к нему. Малфой нагло усмехнулся.  — Я думаю, я положу её куда-нибудь, чтобы Долгопупс потом достал её оттуда, — например, на дерево. Нет, сейчас станет только хуже. Если Гарри столкнулся с Малфоем, то это кончится плохо. Я подошла в Малфою и облокотилась о метлу.  — О, Грин-де-Вальд, что, решила поддержать меня? Правильно делаешь.  — Отвали от неё, Малфой! — встрял Гарри, чего я не советовала бы.  — О, поглядите на Поттера! Тоже мне заступник! — Малфой засмеялся, а за ним и его компания. Я стояла и смотрела за реакцией Гарри. По его лицу было ясно, что ему всё равно. Молодец.  — Драко, отдай мне ту вещицу, — я указала рукой на напоминалку Долгопупса и стала ожидать ответа.  — Зачем она тебе?  — Поиграться с ней решила. Если тебе жалко, то я пойму. Малфой задумался. Принимай решение, ну же!  — Нет, — стоило ожидать, — но я готов её отдать, если ты поймаешь её.  — Принимаю. Но я не ожидала, что он полетит на метле. Он был в воздухе и ожидал меня. Я собиралась взлететь, как меня за плечо схватила Гермиона.  — Нет! — вскрикнула она. — Мадам Трюк запретила нам это делать: из-за тебя у Гриффиндора будут неприятности.  — Гермиона, не переживай за меня. Я взлетела и в миг долетела до Малфоя. Первый раз была на метле, но мне казалось, что у меня это в крови. Ветер такой холодный, но мне было не холодно, а наоборот очень даже хорошо. Какая свобода! Он не успел среагировать, но увернулся на метле и полетел дальше. Я не стала останавливаться и погналась за ним. Он струсил и кинул напоминалку высоко в небо. Как только я увидела блеск шарика, то было желание поймать его, но я против этого желания стала чего-то ждать. Когда напоминалка была в нескольких метрах от моего уровня, я, сама того не ожидая, словно кошка, оттолкнулась от метлы и прыгнула следом за шариком. Осознания того, что я нахожусь в свободном падении, не было совсем. Мной командовал какой-то инстинкт. Я схватила шарик и в тот же миг ухватилась рукой за метлу, вовремя подлетевшую ко мне. Я повисла в воздухе на высоте метра от земли. Как же мне повезло. Ребята внизу кричали мне что-то вроде поздравлений. Но что-то мне подсказывало, что это добром не кончится. Я спрыгнула вниз, а метла приземлилась рядом. Но своим слухом я отчётливо различала шаги профессора МакГонагалл.  — ЛЕОНА ГРИН-ДЕ-ВАЛЬД! Кажется, это окончание моей учёбы в Хогвартсе.  — Никогда… Никогда за все то время, что я работаю в Хогвартсе… Профессор МакГонагалл осеклась, от волнения ей не хватило воздуха, но очки ее яростно посверкивали на солнце.  — Как вы могли… Вы чуть не сломали себе шею…  — Это не его вина, профессор…  — Я вас не спрашивала, мисс Патил…  — Но Малфой…  — Достаточно, мистер Уизли. Грин-де-Вальд, идите за мной, немедленно. Мне пришлось повиноваться. Я оставила метлу на поле и пошла за заместителем директора. Что ж, долеталась я, теперь пора платить. Но куда мы идём? Профессор МакГонагалл резко остановилась напротив одного из кабинетов, потянула на себя дверь и заглянула внутрь.  — Извините, профессор Флитвик, могу я попросить вас кое о чем? Мне нужен Вуд. Что за Вуд? Зачем он понадобился ей? Это был пятикурсник крепкого телосложения, который, выйдя из кабинета, непонимающе посмотрел на профессора МакГонагалл и меня.  — Идите за мной, — приказала профессор МакГонагалл, и мы пошли за ней по коридору. Вуд с любопытством косился на меня. Мне становится не по себе. Профессор МакГонагалл завела нас в кабинет, в котором не было никого.  — Мисс Грин-де-Вальд, знакомьтесь — это Оливер Вуд. Вуд, я нашла вам ловца. Озадаченное выражение на лице Вуда сменилось восторгом.  — Вы это серьёзно, профессор?  — Абсолютно, — сухо заверила его профессор МакГонагалл. — Она летает, словно умела это с рождения. Я что-то не могу уловить сути. Что здесь происходит?  — Она поймала эту штуку в воздухе, спрыгнув с метлы, и за два метра до земли поймала этот шар, ухватившись за метлу. Конечно, это было очень опасно, но похоже, у вас отличная реакция. Даже Чарли Уизли так не смог бы. У Вуда был такой вид, словно все его мечты каким-то чудесным образом осуществились.  — Когда-нибудь видела, как играют в квиддич, а, Грин-де-Вальд? — спросил Вуд. Глаза его загорелись.  — Вуд — капитан сборной факультета Гриффиндор, — пояснила профессор МакГонагалл.  — Для ловца она идеально сложена, — заключил Вуд, обойдя вокруг меня и внимательно меня рассмотрев. — Лёгкая и быстрая. Нам надо будет раздобыть для неё приличную метлу, профессор, — «Нимбус-2000» или «Чистомёт-7», думаю, что-нибудь в этом роде.  — Я поговорю с профессором Дамблдором и попробую убедить его сделать исключение из правил и разрешить первокурснику играть за сборную, — произнесла профессор МакГонагалл. — Потому что нам нужна более сильная команда, чем в прошлом году. Слизерин буквально растоптал нас в последнем матче. Я потом несколько недель не могла заставить себя посмотреть в глаза Северусу Снеггу… Профессор МакГонагалл сурово уставилась на меня поверх очков.  — И учтите, мисс Грин-де-Вальд, если я услышу, что вы недостаточно упорно тренируетесь, я могу передумать и наложить на вас серьёзное взыскание за то, что вы натворили. И тут она внезапно улыбнулась.  — Вот что значит гены. Конечно, суть последних слов я не поняла, но буду надеяться, что всё будет хорошо. ***  — Ты шутишь… Это было за обедом. Я только что закончил рассказывать Рону и Гарри о том, что произошло, когда профессор МакГонагалл увела меня с площадки. Пока я говорила, Рон увлечённо поедал пирог с говядиной и почками. Но теперь, когда я закончил, он начисто забыл о пироге, так и не донеся до рта последний кусок.  — Ловец? — В голосе Рона было изумление. — Но первокурсников никогда… Ты, наверное, станешь самым юным игроком в истории Хогвартса за… —…за последние сто лет, — закончила за него я, с аппетитом взявшись за пирог. -Вуд мне это уже рассказал, — без особого энтузиазма ответила я. Рон был настолько впечатлён услышанным, настолько поражен, что просто сидел с раскрытым ртом и не мог отвести глаз от меня.  — Не стоит на меня так смотреть. Меня это раздражает.  — А когда начнутся твои тренировки? — спросил Гарри.  — На следующей неделе. Только никому не говорите, Вуд захотел оставить это в секрете. В зал вошли Фред и Джордж Уизли и, заметив меня, направились ко мне — судя по всему, именно меня они здесь и искали.  — А ты молодец, — тихо произнёс Джордж. — Вуд нас ввёл в курс дела. Мы ведь тоже в сборной — загонщики.  — Я тебе говорю: в этом году мы наверняка выиграем соревнования между факультетами по квиддичу, — заверил Фред. — Мы не выигрывали с тех пор, как наш брат Чарли закончил Хогвартс. Но в этом году у нас будет фантастическая команда. Ты, должно быть, очень хороша. — Вуд прямо-таки подпрыгивал от восторга, когда рассказывал о тебе.  — Ладно, нам пора идти, — наконец спохватились близнецы. — Ли Джордан уверяет, что нашёл новый потайной коридор, через который можно выбраться из школы. Не успели Фред и Джордж исчезнуть, как к столу подошёл тот, кому многие за столом были совсем не рады. А именно Малфой — разумеется, в сопровождении верных телохранителей Крэбба и Гойла  — Последний школьный обед, Грин-де-Вальд? — с издёвкой спросил Малфой.  — Да, — я решила обмануть его, — представляешь. Сегодня мне придётся отбыть домой. Жаль, я ещё столького не знаю… Я посмотрела искоса на Малфоя. Он был доволен. Ну, и пускай будет довольным некоторое время.
Реклама: