Проводник 1

Sofia_cat_mi_ny автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дилан/Тристан
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 37 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Описание:
Придя в сознание после крушения поезда, шестнадцатилетняя Дилан обнаруживает, что все пассажиры исчезли. Девушка идет за помощью и попадает в странное пустынное место. Что произошло и где она оказалась? В поисках ответов на эти вопросы Дилан встречает загадочного парня по имени Тристан, проводника, который доставляет души умерших в другой мир.

Вместе с ним Дилан отправляется в опасное путешествие в загробную жизнь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

2

19 марта 2020, 21:49
– Это возмутительно. Позор! Незнакомцу с газетой под мышкой явно хотелось поговорить. Дилан неуверенно посмотрела в его сторону. Ей совсем не хотелось ввязываться в дискуссию с этим мужчиной средних лет в твиде, потому что в итоге придется всю дорогу до Абердина поддерживать неловкий разговор. Она пожала плечами, но этот жест остался незаметным под объемной курткой. – Я хочу сказать, раз повышают цены, то могли бы и расписание соблюдать, – продолжил мужчина. – Возмутительно! Я здесь уже двадцать минут торчу, а когда поезд прибудет, в нем не окажется свободных мест. Сервис называется! Дилан осмотрелась. На платформе было не так многолюдно, чтобы раствориться в толпе. Мужчина в твиде повернулся к ней. – Вы так не думаете, мисс? Дилан попыталась ответить как можно более уклончиво: – М-м-м. Этого хватило, чтобы он развил тему. – С National Rail было гораздо лучше. С ними мы хоть знали, куда едем. Тогда на поездах работали нормальные парни, да и вообще следили за порядком. Теперь же все покатилось под откос. Железной дорогой управляет банда шарлатанов. Возмутительно! Хоть бы поезд скорее подошел, подумала Дилан, отчаянно желая избавиться от этого типа. И он подошел, как рыцарь в ржавеющих доспехах. Единственная капля надежды в день, полный позора и мучений. Дилан потянулась к рюкзаку у ног. Он давно уже выцвел и находился не в лучшем состоянии, впрочем, как и все ее вещи. Когда она закидывала рюкзак на плечо, раздался тихий звук рвущейся ткани. Только этого не хватало… Если шов сейчас разойдется и нижнее белье рассыплется по всему перрону, это станет логичным продолжением картины сегодняшнего дня. Но рюкзак, к счастью, передумал подвергать ее унижению, и Дилан подошла к краю платформы. На всякий случай она посмотрела, в какую сторону направился незнакомец в твиде, и побежала к другой двери. В вагоне она огляделась, стараясь выделить пьяных, чудил и людей, которые наверняка захотят поделиться бесконечными историями своей жизни; последних так и тянуло к ней, когда она куда-нибудь ездила. Ну, нет, с нее хватит. Свободных мест было не много, а если точнее, всего три: одно рядом с женщиной и орущим ребенком с красным лицом. Второе напротив пары поддатых подростков в голубых толстовках «Рейнджерс». Они пили из неумело скрываемых бутылок что-то подозрительно похожее на вино Buckfast и хором фальшивили какую-то песню. Оставался последний вариант – в середине вагона, возле крупной женщины, которая пристроила свои сумки на соседних сиденьях и напротив, явно намекая, что не нуждается в соседстве. Но она была самым предпочтительным вариантом, пусть и сверкала грозно глазами. – Простите, – пробормотала Дилан, подойдя к ней. Женщина громко вздохнула, выражая недовольство, но тем не менее убрала одну из своих сумок. Дилан, скинув рюкзак, достала телефон и наушники, закинула рюкзак на верхнюю полку, села, засунула наушники в уши, закрыла глаза, и прибавила громкость, позволив тяжелому барабанному ритму любимой группы, игравшей инди-рок, заглушить окружающий мир. Она представила, как тетка с сумками сердито смотрит на нее, слыша эту «ужасную» музыку, и улыбнулась. Поезд неслышно для Дилан застонал и, поднатужившись, набрал скорость, двигаясь в сторону Абердина. Не открывая глаз, Дилан задумалась насчет предстоящих выходных. Она представила, как выйдет из поезда и отыщет в толпе мужчину, который был для нее совершенно чужим. На то, чтобы выбить у Джоан номер телефона Джеймса Миллера, ее отца, ушли месяцы убеждений и лести. Дилан вспомнила, как тряслись ее руки, когда она набирала, сбрасывала, снова набирала и снова сбрасывала его номер. Что, если он не захочет с ней разговаривать? Что, если теперь у него своя семья? Но хуже всего было бы то, если бы он оказался огромным разочарованием. Алкоголиком или преступником. Мама не смогла предоставить более подробную информацию. Они с Джейсом вообще не общались. Он ушел, когда она сама попросила его об этом, и больше никогда их не беспокоил, опять же по просьбе Джоан. Дилан было пять, когда он исчез из их жизни, и его лицо за десятилетие стало лишь воспоминанием. Но ей все-таки хотелось его увидеть. После двух дней внутреннего беспокойства она отыскала тихое местечко на школьном дворе, пока еще не занятое курильщиками, влюбленными парочками или компаниями, и позвонила. Она надеялась, что он будет занят в середине дня и не ответит. Так и вышло, но после шести гудков, на время которых ее сердце замерло, включилась голосовая почта, и Дилан вдруг поняла, что не продумала свою речь. И в панике оставила бессвязное сообщение. – Привет, это для Джеймса Миллера. Это Дилан. Твоя дочь. – Что еще сказать? – Я, эм… Я взяла твой номер у мамы. В смысле, у Джоан. Подумала, может, мы встретимся. И поговорим. Если хочешь. – Дыши. – Это мой номер… Сбросив вызов, она поморщилась. Ну что за идиотка! Поверить не могла, что не спланировала заранее сообщение. Бубнила, как дурочка. Теперь не оставалось ничего, кроме как ждать. И она ждала. Ее тошнило весь день. Биология и английский пролетели быстро, она и не заметила. Дома Дилан оцепенело смотрела телевизор, даже не переключила канал, когда начались дурацкие мелодрамы. Что, если он не перезвонит? Прослушал ли он сообщение? А что, если до него оно так и не дошло? Дилан представила, как телефон поднимает женская рука, слушает, потом пальцем с красным ногтем нажимает кнопку «Удалить». Перезвонить она боялась, поэтому оставалось лишь скрестить пальцы и не отходить от телефона. Прошел целый день, показавшийся Дилан месяцем, но он так и не позвонил. На следующий день, в четыре часа, когда она шлепала домой из школы в мокрых носках и промокшей куртке, в ее кармане завибрировал телефон. Ну вот. Казалось, сердце перестало биться, когда она выдернула телефон из кармана. Быстрый взгляд на дисплей подтвердил: это был телефонный код Абердина. Проведя по экрану большим пальцем, она прижала телефон к уху. – Алло? – ответила резко и сдавленно. Затем попыталась тихо прочистить горло. – Дилан? Дилан, это Джеймс. Миллер. В смысле, твой отец. Тишина. Скажи что-нибудь, Дилан, подумала она. Скажи что-нибудь, папа. Между ними повисло молчание, казавшееся криком. – Слушай, – его голос оборвал паузу. – Я так рад, что ты позвонила. Очень давно хотел с тобой связаться. Нам надо многое наверстать. Дилан закрыла глаза и улыбнулась. Перевела дух и заговорила. После этого все пошло как по маслу. Ей казалось, что она знает его целую вечность, будто и не расставались никогда. Они проговорили, пока ее телефон не разрядился. Джеймс расспрашивал про школу, интересовался хобби, с кем она дружит, какие фильмы любит смотреть и какие книги читать. Про парней – хотя здесь не о чем было говорить, учитывая выбор в Кейтшэлл. В свою очередь, он рассказал ей про жизнь в Абердине, про собаку Анны. Ни жены, ни детей. Проблем – никаких, и он хотел, чтобы она к нему приехала. Это было ровно неделю назад. Семь дней Дилан пыталась справиться с нервами – ее волновала встреча с отцом, и старалась не ссориться с Джоан, которая не скрывала, что не одобряет ее попытку наладить связь. Дилан даже с Кэти не разговаривала об этом. Вспомнив о подруге, она достала телефон и отправила сообщение. Привет, Кэти. Как дела? Новая школа – отстой? Школа новая, а придурки те же. Только эти придурки деревенские. Остается радоваться, что через год в это время мы начнем учиться в колледже. Не могу дождаться, когда выберусь отсюда! Как дела в прекрасной школе Кейтшэлл? Отстойно. Но у меня есть новости! Оооо. Рассказывай! Я позвонила папе. Дилан нажала «Отправить» и стала ждать. Ее сердце колотилось. Она хотела, чтобы Кэти сказала что-то в поддержку, что она поступила верно. Пауза растянулась на вечность, а потом выскочило окошко – Кэти писала ответ. И… как прошло? Уклончиво… ответ. Понятно, подруга боится проявить бестактность. Вообще-то, круто! Он хочет со мной встретиться! По телефону разговаривал адекватно! Не понимаю, почему мама его так ненавидит. Кто знает (((Родители странные. Посмотри на моих, настоящие безумцы! Так он приедет к тебе? Нет, я туда еду. Прямо сейчас. Что?! Так быстро! Ты боишься? Нет, я смертельно взволнована. Чего бояться? Ответ пришел сразу же: Врушка. Ты трусишь! Дилан расхохоталась и тут же прикрыла рот ладошкой, заметив, что женщина напротив пронзает ее взглядом. Ну точно как Кэти, та всегда видела ее насквозь. Ладно. Может, чуть-чуть. Пытаюсь не думать об этом слишком много. Просто волнуюсь, когда думаю об этом. Все будет круто. Тебе все равно надо с ним встретиться. И если твоя мама и правда его ненавидит, то их проживание в разных городах – хорошая идея! Кстати, как ты туда добираешься? На поезде? Да, он купил мне билет. Говорит, хочет компенсировать десять потерянных лет. Дилан нащупала билет в кармане. Надо предупредит папу, что уже едет. Пап, я в поезде. Села пораньше. Не могу дождаться нашей встречи :-) Дилан Как только она нажала «Отправить», за окном почернело. Потрясающе, подумала она, тоннель. Телефон – дорогой рождественский подарок от Джоан, за который та расплачивалась несколькими дополнительными сменами в больнице, – выдал на экране одно слово: Отправляется… Слово моргнуло три раза, а потом выскочило предупреждение: Сообщение не отправлено. – Проклятье, – пробормотала Дилан и зачем-то подняла телефон над головой, понимая, что внутри тоннеля сигнал все равно не пройдет. Она так и застыла в этой позе, рука вытянута, как у статуи Свободы, когда все произошло. Свет пропал, прозвучал взрыв, и миру пришел конец.
Реклама: