Проводник 1

Sofia_cat_mi_ny автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Дилан/Тристан
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Макси, написано 37 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Описание:
Придя в сознание после крушения поезда, шестнадцатилетняя Дилан обнаруживает, что все пассажиры исчезли. Девушка идет за помощью и попадает в странное пустынное место. Что произошло и где она оказалась? В поисках ответов на эти вопросы Дилан встречает загадочного парня по имени Тристан, проводника, который доставляет души умерших в другой мир.

Вместе с ним Дилан отправляется в опасное путешествие в загробную жизнь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

6

19 марта 2020, 22:00
Открыв глаза, Дилан снова оказалась в поезде. Она моргнула, на мгновение сбитая с толку, но потом приняла этот странный поворот событий, разве что плечами пожала. Поезд дергался и трясся, проезжая по стрелочным переводам, а потом утих до спокойно вибрирующего гула. Она закрыла глаза и откинула голову на сиденье. Показалось, что прошла всего секунда, но, когда она снова открыла глаза, что-то изменилось. Дилан растерянно нахмурилась. Похоже, снова заснула. Яркое освещение вагона резало глаза, и ей пришлось щуриться. Она потрясла головой, чтобы очистить сознание, и заерзала на сиденье. Сумки женщины занимали невероятно много места, из ярко-оранжевого хозяйственного баула что-то втыкалось в ее ребра, причиняя боль. Она вспомнила, что обещала написать папе, как только сядет в поезд, и с трудом вытащила из кармана телефон. Одна из огромных хозяйственных сумок от ее движения поползла к краю, но сидящая напротив женщина потянулась и вернула ее на место. Дилан услышала, как она рассерженно что-то выговаривает, но проигнорировала ее. Оживив экран, она начала писать. Пап, я в поезде. Едем без опоздания… Из-за внезапного рывка поезда рука дернулась, и телефон выскочил. Дилан попыталась поймать его другой рукой, но коснулась лишь нижнего края. Телефон полетел, кувыркаясь, в сторону прохода, затем с ужасным треском приземлился на пол и заскользил по вагону. – Дерьмо, – тихо пробормотала она. Ее пальцы несколько секунд ощупывали пол, пока не наткнулись на телефон. Он был липким – похоже, какие-то придурки разлили по полу сок. Дилан поднесла телефон к глазам, чтобы оценить нанесенный ущерб. Но вместо сока он был покрыт густой темно-красной субстанцией, которая стекала по брелоку в форме сердца и медленно капала с нижнего края, образуя на джинсах в районе коленей небольшие кляксы. Она растерянно подняла голову и впервые столкнулась взглядом с сидящей напротив женщиной. Ее глаза безжизненно смотрели на нее в ответ. Из головы сочилась кровь, серые губы были разведены в крике. Дилан осмотрелась и заметила двух фанатов «Рейнджерс», которых пыталась избежать при посадке. Они лежали, обхватив друг друга руками, головы наклонены под каким-то неправильным углом. После еще одного рывка поезда тела качнулись вперед, словно марионетки, и стало видно, что с шеями головы соединены тонкими нитями сухожилий. Дилан открыла рот, чтобы закричать, но мир разорвало на части. Все началось со скрежещущего звука, от которого у Дилан свело зубы и который распилил каждый нерв в ее теле. Металл столкнулся с металлом и разорвался на части. Свет заморгал, а поезд как будто забрыкался под ногами. Ее с невероятной силой откинуло вперед, прямо к мертвой женщине напротив. Руки женщины словно готовились обнять ее, открытый рот растянулся в отвратительной улыбке. – Дилан! – Голос, сначала незнакомый, потянул ее обратно. – Дилан, очнись! Кто-то сильно тряс ее за плечо. Дилан резко подняла голову со стола и уставилась в обеспокоенные голубые глаза. – Ты кричала, – произнес Тристан, и на сей раз его голос был тревожным. Ее все еще окутывал ужас этого сна. Перед глазами стояла мертвая улыбка женщины, добавляя адреналина в кровь. Но это было не по-настоящему. Ее дыхание постепенно замедлилось, как только реальность вновь заявила о себе. – Ночной кошмар, – смущенно пробормотала Дилан. Она выпрямилась и, избегая его взгляда, осмотрелась. Огонь давно погас, но небо начало окрашиваться первыми лучами зари, и она смогла рассмотреть обстановку. На утреннем свету жилище выглядело неприветливо. Стены когда-то были выкрашены в бежевый цвет, но краска давно выцвела и начала сходить. По углам цвела плесень, кое-где пророс мох. Поломанная мебель и разбросанные пожитки вызывали чувство сожаления. Дилан попыталась представить человека, который когда-то с любовью обустраивал эту комнату, украшал ее предметами, имеющими для него значение. Где он? Что с ним произошло? Она поперхнулась. Горло сжалось, в глазах закипели слезы, но она сдержалась. – Нам надо идти, – ворвался в ее невеселые мысли голос Тристана. – Да, – выдавила она. Видимо, в ее собственном голосе было что-то такое, что Тристан посмотрел на нее пристально. – Ты в порядке? – В порядке. Дилан глубоко вдохнула и попыталась улыбнуться. Улыбка вышла неубедительной, но она надеялась, что он примет и такую. Парень слегка прищурился, но кивнул. – Итак, каков наш план? – спросила Дилан живо, стараясь загладить неловкость. В некоторой степени получилось. Уголок рта Тристана приподнялся в улыбке, и он направился к двери. – Мы пойдем. Туда. Он встал в проеме, засунув руки в карманы джинсов и выжидая, когда она к нему присоединится. – Что, прямо сейчас? – недоверчиво спросила Дилан. – Ага, – коротко ответил он и исчез в туманной дымке. Дилан ошеломленно уставилась на дверной проем. Они не могли просто так уйти. Не попив воды из ручейка, пусть даже она грязная, не попытавшись отыскать хоть немного еды и даже не помывшись. Интересно, что он сделает, если она откажется следовать за ним? Вот сядет здесь и будет сидеть… Вероятно, он пойдет дальше. – Проклятье, – пробормотала Дилан и неуклюже потопала за парнем. * * * – Тристан, это какое-то безумие. – Ну что теперь? – Он повернулся к Дилан, в его глазах светилось раздражение. – Мы идем уже много часов подряд. – И? – Ну поезд разбился в часе езды на север от Глазго. В этой части Шотландии нет такого места, откуда можно было бы столько идти и ничего не найти. Он посмотрел на Дилан, оценивая ее. – К чему ты клонишь? – Я клоню к тому, что мы, похоже, ходим кругами. Если бы ты действительно знал, куда мы идем, то мы бы уже туда добрались. – Дилан поставила руки на бедра, приготовившись к спору, но Тристан, к ее удивлению, как будто испытал облегчение: лицо у него было благодушным. Ее это сбило с толку. – Мы не можем просто так двигаться дальше, – продолжила она, но уже не так уверенно. – У тебя есть идея получше? – Да, моей идеей получше было остаться у тоннеля, где нас точно кто-нибудь нашел бы. Он снова улыбнулся, но уже по-другому. Утренний Тристан, проявлявший некоторое беспокойство, исчез – теперь перед Дилан был вчерашний высокомерный и язвительный Тристан. – Уже слишком поздно, – фыркнул он, развернулся и зашагал вперед. Дилан огорченно посмотрела на его спину. Он был таким грубым, да как такого вообще можно терпеть? – Нет, Тристан, я серьезно. Остановись! Она попыталась добавить уверенности в свой голос, но даже сама слышала в нем отчаяние. Вместо ответа раздался язвительный вздох. – Тристан, я хочу вернуться. Парень остановился и снова развернулся к ней. Она заметила, что ему с большим трудом удавалось сохранять невозмутимость. – Нет. Дилан изумленно уставилась на него. Да кем он себя возомнил?! Старше ее на пару лет, и он ей не мама. Строит из себя босса… Она скрестила руки на груди и прищурилась. – В каком смысле – нет? Никто не назначал тебя главным. Ты не можешь решать, куда мне идти. Ты такой же пострадавший, как и я. Я. Хочу. Вернуться. Она выделила каждое слово, словно это могло осуществить ее желание. – Ты не можешь вернуться, Дилан. Ничего нет. Заинтригованная его словами, Дилан нахмурилась. – О чем ты говоришь? Чего нет? Его загадочные высказывания начинали действовать на нервы. – Ничего, понятно? Ничего. – Он покачал головой, точно пытался подыскать верные слова. – Слушай, доверься мне. – Его глаза прожигали ее. – Мы уже далеко зашли. Потребуется столько же времени, чтобы вернуться и снова найти тоннель. Я знаю, куда иду. Обещаю. Дилан нерешительно переступила с ноги на ногу. Ей отчаянно хотелось вернуться к месту крушения, она была уверена, что там будет кто-то, кто сможет все исправить. С другой стороны, сама она не сможет найти дорогу, к тому же идти одной было страшно. Он словно почувствовал ее замешательство. Подошел к ней невероятно близко и нагнулся, чтобы заглянуть в глаза. Дилан хотела отступить, но застыла на месте, как кролик перед удавом. В голове шумело, от его близости она никак не могла собраться с мыслями. – Нам надо идти туда, – прошептал Тристан. – Ты должна пойти со мной. – Он внимательно посмотрел на нее, наблюдая за расширяющимися зрачками, почти скрывшими зеленый цвет, и удовлетворенно улыбнулся. – Идем, – приказал он. Ноги Дилан подчинились. Дорога, дорога, снова дорога. Ее ноги тащились по болотистой местности, которая, вопреки правилам (она помнила, что болота бывают только в низинах), поднималась в гору. Каждый ее шаг сопровождался холодным хлюпаньем в кроссовках. Расклешенные джинсы промокли почти до колен, и каждый шаг давался со все большим трудом. Тристана не смущали ее ворчание и грозные взгляды (которых он не видел, потому что она шла позади). Он сохранял высокий темп, молчаливый и полный решимости. Временами, если Дилан спотыкалась, он оборачивался, но, убедившись, что с ней все хорошо, упорно продолжал идти вперед. Дилан угнетала эта ситуация. Их молчание напоминало непробиваемую кирпичную стену. Тристана, похоже, бесило, что ему пришлось возиться с ней. Но ведь его никто и не просил, просто так сложилось. Он был как старший брат, которому навязали младшую сестренку. (Это была самая утешительная мысль.) Не оставалось ничего другого, кроме как принять эту роль и плестись за ним. Дилан была слишком напугана, чтобы поговорить с этим странным парнем насчет его враждебного поведения. Она засунула подбородок в ворот джемпера и вздохнула. Тут даже дороги никакой нет. В мокрой траве прятались ямы и кочки, которым не терпелось ей насолить. Неужели он правда знает, куда они идут? На вершине очередного холма Тристан наконец остановился. – Тебе нужно немного отдохнуть? Дилан подняла голову, и у нее заныла шея: она слишком долго шла с опущенной головой, разглядывая, что там под ногами. – Да, было бы неплохо. После столь продолжительного молчания она думала, что будет разговаривать шепотом, но бушующий вокруг ветер тут же подхватил ее слова и отнес в сторону. Но Тристан понял, что она хотела сказать, и свернул к огромному камню, торчащему из травы и вереска. Прислонившись к нему, он устремил свой взгляд вперед, словно стоял на посту. У Дилан не осталось никаких сил, чтобы отыскать сухое место, – она опустилась на землю там же, где стояла. Влага почти сразу начала просачиваться сквозь джинсы, но ей уже было все равно – она настолько замерзла и промокла, что не заметила изменений. Думать, спорить – ничего этого она не могла. Теперь она была готова вслепую следовать за Тристаном, куда бы он ее ни повел. Возможно, он сразу все так запланировал, угрюмо подумала она. Это было странно; каким-то шестым чувством Дилан понимала, что что-то не так. Они шли почти два дня и никого не встретили, она ничего не ела и не пила все это время, но при этом не хотела есть или пить, и, наконец – что пугало больше всего, – она не общалась с родителями уже двое суток, ни мама, ни отец понятия не имели, что она в порядке, они, наверное, с ума сошли… Мысли роились в ее голове, но она не могла на них сосредоточиться. Так, в общих чертах, и это тоже было странным. Тристан вдруг посмотрел в ее сторону, а она была слишком погружена в мысли, чтобы вовремя отвернуться, и, как всегда, лаконично, спросил: – Что? Дилан закусила губу, гадая, какой из миллионов вопросов задать ему первым. С этим парнем было сложно общаться. Взять, к примеру, то, что он не задал ни единого вопроса о ней. Совсем не любопытно? А может, он жалел, что не ушел сразу, как только вышел из тоннеля? Сидел как дурак и ждал, когда появится кто-то еще… Дилан подумала, что, уйди он, так было бы лучше и для нее. Она бы постояла у входа в тоннель и, если бы никто не вышел, убедила бы себя вернуться и выйти с другой стороны. К этому моменту она была бы уже дома и спорила с Джоан насчет следующей поездки в Абердин. Откуда-то слева раздался вой. Пронзительный, печальный, словно какому-то животному больно. Эхо разнесло звук по холмам, звук был жуткий, и Дилан задрожала. – Что это было? – спросила она. Тристан равнодушно пожал плечами. – Всего лишь зверь. Некоторое время назад здесь встретили волков. Не волнуйся, – добавил он, заметив, что Дилан вздрогнула. – Здесь в округе куча оленей. Тобой они не заинтересуются. Он посмотрел на темнеющее небо. Уже наступал вечер, а Дилан и не заметила. Неужели они так долго шли? Дилан обхватила себя руками, чтобы согреться. Ветер подул сильнее. Кружа вокруг нее, он ерошил волосы, отчего пряди танцевали перед ее глазами, словно тени. Она попыталась их откинуть, но пальцы наткнулись лишь на воздух. Тристан оттолкнулся от камня, рядом с которым стоял. – Ничего не изменилось, нам пора выдвигаться, – сказал он. – Мы же не хотим застрять на вершине холма, когда стемнеет, да? * * * За невероятно короткий промежуток времени темнота сгустилась. Дилан почти ничего не видела, пока они спускались. Склон был усыпан мелкими камнями, скользкими после недавнего дождя. Камни выскакивали из-под ног, и Дилан шла осторожно, боясь поскользнуться. Она ощущала нетерпение Тристана. Он тоже замедлил ход и шел на расстоянии вытянутой руки от нее, с тем, чтобы попридержать, если она упадет. Кроме ветра и своего дыхания, Дилан временами слышала странные шорохи – вероятно, поблизости были животные. – Стой. – Тристан предостерегающе выбросил руку. Она широко раскрыла глаза, по телу разлилось дурное предчувствие. Парень стоял неподвижно, весь во внимании. Все мышцы его тела напряглись, приготовились к действиям. Глаза были сосредоточены на чем-то вдали и быстро перемещались, он словно сканировал местность. Брови сошлись на переносице, рот вытянулся в тонкую линию. Что бы там ни было, это что-то очень нехорошее.
Реклама: