ID работы: 9183836

Твой максимум

Слэш
NC-17
Завершён
1497
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1497 Нравится 93 Отзывы 131 В сборник Скачать

«Живой»

Настройки текста
— А что если я подожгу его? — Дима, нет! — Дима, да. — Сессия только началась, я ещё нужен тебе. — занервничал дух. Побрацкий бросил короткий взгляд на Олежу и ухмыльнулся наивности призрака. Он уже увидел, что ощущает Олег, если конспект рвать и швырять в разные стороны. И повторять ему этот опыт сейчас хотелось бы меньше всего. На самом деле Дима чувствовал себя очень странно. Он не понимал, как призрак может вызывать в нём столько же эмоций, что и живой человек. Душнов ведь уже мёртв. Разве человек после смерти может быть таким живым? Да и как дух может что-либо чувствовать? Он испытывает ощущения только с помощью конспекта? Или с ним можно взаимодействовать по-разному? Эти мысли не давали студенту покоя, пока они ехали в метро и смотрели ролик. Казалось, что он здесь призрак, а не Олег, ибо все слова пролетали мимо, совершенно не задерживаясь в голове, будто она была прозрачной, невесомой и пустой. Хм, а ведь, наверное, летающий в воздухе наушник выглядит достаточно крипово. Эта мысль заставила Побрацкого немного отвлечься от своих рассуждений. Дима медленно поднял голову от телефона, стараясь не отвлекать второго зрителя от просмотра, и оглянулся, в поиске тех самых косых взглядов. То ли народ действительно испугался такой невиданной чертовщины как призрак с наушниками, то ли им несказанно повезло и рядом, по чистой случайности, никого не было. Когда студент вернулся взглядом к телефону, ролик уже подходил к концу. Дима даже немного разочаровался, ведь наверняка много важного пропустил. Не унывая, он попытался быстро вникнуть в суть хотя бы на последней минуте и понять основную мысль автора. Хвала небесам, ведущий в конце своего ролика решил подвести итог, сгрузив все предыдущие минуты доводов в одно предложение. — Таким образом, нет ни одного реального доказательства существования привидений. Как говориться, хотелось бы верить, но верится с трудом. После окончания ролика парни переглянулись и в один голос заключили: «Дизлайк!» *** Вечер. Вот тут-то Дима начал чувствовать себя скованно. Раньше, не зная, что за тобой ночью могут наблюдать, пока ты спишь, жить было легче. Теперь же Дима, лёжа на кровати, буквально всеми силами сдерживался, чтобы не посмотреть, что делает Олег. Побрацкому было неуютно, мысли в его голове явно выполняли броуновское движение, о котором он слышал, когда-то очень давно и почему-то запомнил, а поэтому спать совершенно не хотелось. — Я чувствую твоё напряжение. Что-то не так? — боковым зрением Дима заметил движение со стороны призрака, но голову к собеседнику всё ещё не спешил поворачивать. — С чего ты взял? У меня всё отлично. — с какой-то натянутой усмешкой ответил Дима и замолчал, будто ожидая чего-то. Тишина. Странно. Студент решается таки повернуть голову в сторону духа и видит какой-то выжидающий взгляд. «Он всё понимает» — барабаном стучит фраза в голове. Эти глаза. Как эти мёртвые глаза могут вызывать доверие? Интересно, какими они были при жизни? Каким был сам Олег при жизни? У него довольно милые черты лица. Ленивое молчание немного затянулось, поэтому дух, поднеся кулак ко рту, тихонько прочистил горло, отвлекая Диму от мысленного процесса. Слишком человечный и ненужный жест. — На самом деле, одна мысль действительно не даёт мне покоя… — с легкой хрипотцой произносит Дима — Какая же? — всё с той же наивной интонацией спрашивает призрак. — Твои ощущения… Они. Ты чувствуешь то же, что делают с конспектом? — студент приподнялся на локте, чтобы в темноте лучше рассмотреть реакцию и выражение лица собеседника. — Аргх. Если честно, я мало что знаю, поскольку… хех… я только сегодня узнал, что привязан к нему, — Олег немного напрягся, но уже через секунду пришёл в норму и продолжил рассуждение — но до этого я ничего не чувствовал, возможно, потому что никто не прикасался к конспекту… Но я не могу знать наверняка. Дима пару секунд смотрел на то ли задумавшегося, то ли смущенного Олега. Смотрел и будто впитывал каждое неловкое движение рукой, подрагивание хвоста, или просто смену выражения лица. Сейчас мысли о сне пропали окончательно, на его место пришёл интерес. Побрацкому хотелось увидеть максимум Олега, насколько живым он может быть и понять, как привести его к этому самому состоянию. Он встал с кровати, что жалобно проскрипела под его весом, и направился в сторону его рабочего стола, рядом с которым лежала его сумка. — Дима… — немного взволнованно окликнул его дух, приподнявшись со своей постели. Призрак вздрогнул, увидев в руках у своего сожителя конспект и пискнул от неожиданности, когда Дима погладил обложку пальцем, вторым уже забираясь между страниц. — Не трясись так. Я не собираюсь делать тебе больно, — прошептал студент, нежно целуя корешок тетради. — а если сделаю, кричи. Парень открыл конспект на первой странице и с силой пригладил его, чтобы он не закрывался самостоятельно. От этого движения Олега будто припечатало к кровати и призрак шумно выдохнул. Дима начал круговыми движениями оглаживать страницу, фокусируя всё своё внимание на мелко дрожащем духе, а затем приподняв страницу, запустил под неё вторую руку, лаская её с двух сторон, иногда симметрично повторяя узоры с двух сторон, а иногда намеренно, будто дразня, его руки уходили по разные углы листа. Сознание Олега окончательно поплыло, и с его губ сорвался первый полноценный стон, сопровождаемый ерзанием и метанием по постели. Такое развратное поведение главного заучки института немного отвлекло Диму и он залип на посиневшие щёки и мутный умоляющий взгляд духа. — Дима… По. Пожалуйста… — стонал Олежа, пытаясь ухватиться за бортик кровати сзади себя, но его руки проходили сквозь. Дима поднёс конспект к своему лицу, не прерывая зрительного контакта со своим призраком, и широко лизнул всю страницу. — Ааааахахп… — нечто между криком и стоном ласкало слух парня. Он был до чёртиков возбуждён, думая, что это из-за его действий Олег сейчас ведёт себя, как сука в течку, и никто, кроме него самого, не может услышать эти стоны. Пока полтергейст пытался сфокусировать свой взгляд хоть на чём-то, Дима взял со стола карандаш, второй рукой доставая член из трусов и поглаживая его. Студент сплюнул на пальцы и резко перевернул страницу. Такой простой жест заставил Олега застонать и выгнуться до такой степени, что если бы он был живым, можно было бы услышать хруст его позвонков. Его хвостик хаотично выкручивался, как уж на сковородке, а из уголка приоткрытых губ стекала ниточка слюны. «Ах… Чёрт! Если бы я тольк… Если бы его хвост был осязаем… Я бы… Мог сжать его в своей руке… Ах, какие вещи я бы с ним сотворил» — думал Дима, надрачивая свой член и жмурясь от удовольствия. Дух уже не так активно метался по кровати, сейчас его движения были более пьяными, глаза у него слезились, он хватал ртом ненужный ему воздух и, как в бреду, шептал одно единственное имя: «Дима» Ну разве ты можешь быть мертвым? Если бы я не видел через тебя узор обоев нашей комнаты, я бы в жизни не отличил тебя от простого человека. Когда Дима выводил карандашом прилагательные, которые у него ассоциируются с его Олежей, призрак буквально тонул в этой нежности. «Красивый» — ёрзание по кровати. «Желанный» — прогнулся в спинке, как кошечка, заглядывая в лицо. «Развратный» — протяжный стон. Пока Душнов закатывает в экстазе глаза, Дима, сначала губами, ловит край листа и мнёт его. Зрачки призрака расширились, он прижался к кровати и активнее заерзал вперёд-назад. Студент, понимая, что ещё немного и он кончит, не выдерживает, прикусывая листочек зубами и резко дергая головой, отрывая часть. Духа пробивает дрожь и он вскрикивает, обмякая окончательно. Дима кончает, не выпуская огрызок изо рта, заглушая стон. Звёздочки пляшут перед глазами у обоих. Так вот какой он, твой максимум, Олежа? Как ты можешь быть мертвым, скажи? Сейчас ты был таким… На ослабевших, после оргазма, ногах Побрацкий подбирается к кровати, на которой лежит вымотанный призрак. Пробует прикоснуться к нему и чувствует его. Придерживая Олега за шею, глубоко целует, проталкивая несчастный кусочек листка любовнику в рот. Ещё не совсем трезвым взглядом Олег проходиться по огрызку и замирает. Надпись, выведенная особенно нежно и аккуратно, гласит: «Живой»
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.