Песочный Человек

Гет
NC-21
Завершён
182
автор
Кара26 гамма
Размер:
318 страниц, 34 части
Описание:
Ильсу теперь точно знала, что чёртовы женские романы не для неё. «Враньё от корки до корки!» — это ужасно всполошило её, хотя госпожа Мин знала, такое действительно бывало в жизни. Да, подобное она и сама пережила с Юнги. Смысл в том, что точка во всех этих сюжетах ставилась в нужный момент. Там, где только начало истории, говорили, что это её конец.
Посвящение:
Моим читателям, спасибо, что помогаете мне развиваться!
Примечания автора:
Огромное спасибо за беттинг Min Soltan

Предупреждения могут меняться и добавляться в течение написания истории. Пожалуйста, следите за ними.

Видео к работе от Abstract Person
https://vk.com/video-186479536_456239025

https://vk.com/video-186479536_456239028

Авторский тизер к фанфику https://vk.com/video-186479536_456239032

Обложка от Korioliss https://vk.com/photo-186479536_457239411
Обложка от Min Soltan https://vk.com/photo-186479536_457239397
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
182 Нравится 694 Отзывы 68 В сборник Скачать

20. Теплообмен

Настройки текста
      После того, как Намджун смог уверить обитательницу комнаты, что ночевать ей отдельно от него никто не даст, Ильсу всё же вышла, чтобы привести себя немного в чувства. Недалеко от их двери стоял охранник, и этот факт подтвердил слова мужчины. Тэхён организовал их встречу, он же её и продлил на неизвестный срок. Вполне в его духе. Парень контролировал всё, даже отсутствуя на месте.       Ильсу попыталась выпросить у охранника звонок к Тэхёну, но тот отрицательно покрутил головой и замер, сверля её взглядом. В уголках глаз слегка играли смешинки, но парень ничем более не выдавал своё веселье. Женщина прошлась до пустующего холла, походила вдоль стен, всматриваясь в детали женских изображений, мысленно пребывая далеко отсюда.       Ощутив в себе некое безразличие к сложившейся ситуации, Ильсу направилась в столовую, вспомнив, что сама не ужинала и её «гость», скорее всего, тоже. У госпожи не было аппетита, поэтому помимо набора небольших блюдец для Намджуна, она попросила целый заварник с травяным чаем. Быть может, это её в должной степени успокоит, и Ильсу сможет хорошо поспать, лёжа спиной к спине человека, виноватого в участи, что вскоре её постигнет.       Охранник, заметив её с подносом, даже сдвинулся с места и поспешил открыть дверь в комнату, чтобы женщина ненароком не перевернула свою тяжёлую ношу. Намджун к этому времени в достаточной степени смирился с тем, что застрял тут, разувшись, сняв куртку и кофту, оставшись в одной футболке и штанах. Он уже успел трижды не спеша обойти «владения» Ильсу, сцепив руки за спиной. Даже заглянул в прикроватную тумбу ради интереса. Ему хотелось узнать, чем она здесь дышала, чем занималась целыми днями, как коротала время, находясь под одной крышей с элитными проститутками. В конце концов, Намджун не знал про Ильсу совсем ничего, помимо её замужества и вредности характера. Все выводы о ней, как личности, он сделал исходя из их коротких стычек и черт лица женщины. Немного несерьёзно с его стороны, но Намджуна устраивали его выводы. Так ведь гораздо легче, зная, что мир из-за одной лишней смерти станет даже чуточку лучше.       Вся информация, которую нашёл мужчина в этой комнате, говорила, что женщина продолжала следить за своей внешностью и модой, учитывая журналы, косметику и всяческие предметы для ухода за ногтями. Поверх тумбы лежала книга. Намджун не брал с собой очки, о чём теперь сильно жалел, ведь сам он не представлял, чем станет занимать себя все эти дни здесь. Всё же, прищурившись, Ким прочёл и название, и описание книги. Довольно тяжёлый сюжет для такой недалёкой со стороны персоны. Своих собственных вещей Ильсу здесь не было, поэтому мужчине было сложно сделать определённые выводы.       На звук открывшейся двери Намджун не отреагировал, считая, что ему незачем лишний раз встречаться с Ильсу взглядом. Поэтому он продолжал всматриваться в незамысловатую обложку с уже рассеянным вниманием. Госпожа Мин подошла к столу, на котором выставила заварник и несколько чашечек, а после приблизилась к мужчине.       Господин Ким прекрасно слышал её передвижения. Едва уловимые шажки приблизились к нему со спины и затихли, поэтому он вернул книгу на тумбу и обернулся. Он готовился к ещё какой-нибудь словесной перепалке. Возможно Ильсу не понравилось, что он брал её вещь… Поэтому окаменевшее лицо вдруг смягчилось, когда вместо претензии ему в руки сунули поднос с едой. При молчаливой передаче женщина едва склонила голову — простая необходимость корейского этикета и ничего более, но она успела заметить небольшую растерянность Намджуна.       — Спасибо, — проговорил он, когда Ильсу уже повернулась спиной, направляясь к столику, чтобы налить себе в чашку горячего чая.       — Это не я готовила, — просто ответила она и спросила: — Вам тоже налить или вы любите горячий?       Ильсу оглянулась в ожидании ответа. Глаза по-прежнему опухшие и покрасневшие, кожа на лице покрылась едва заметными пятнами, никакие прогулки не смогут убрать этого следа. Должно пройти больше времени.       — Налейте, — ответил Намджун, слегка запнувшись на полуслове, и мелко покивал в подтверждение.       Разговаривать с ней на бытовые темы было очень непривычно и странно для него, поэтому от мужчины до сих пор разило обескураженностью. Ильсу поджала губы и наполнила соседнюю чашку. Чтобы немного разбавить неловкость, она включила телевизор и забралась на подоконник с ногами, оставив тапочки на полу. Она бы лучше улеглась в постель, но тогда она чувствовала бы себя не комфортно под взглядом господина Кима, или села на кресло, но Намджун стоял как раз рядом с ним.       Мужчина, наконец, сел, отправляя небольшими порциями содержимое тарелок себе в рот. Он только сейчас понял, насколько проголодался, поэтому после приёма пищи немного расслабился и позволил себе спокойно посмотреть передачу. Когда Ильсу встала, чтобы взять чашку в руки, Намджун вспомнил о налитом чае и тоже приблизился к столу.       Ильсу едва скользнула взглядом по рукам мужчины. На камеру он всегда появлялся в костюмах или же кофтах с длинным рукавом. Она и подумать не могла, что у мужчин его профессии могли быть настолько крепкие руки. Политики всегда казались ей хлипкими в физическом плане, но лидер «Лица Кореи», пока ещё следил за собой. Пока ещё…       Ильсу всеми путями пыталась вызвать в себе отвращение к этому субъекту, проецируя на него всё презрение к продажным людям этой же сферы деятельности. Но этого не происходило, что немного печалило женщину. Сведя брови вместе, она вернулась к подоконнику и впилась глазами в отражение телевизора в окне. Намджуну казалось, будто она просто наблюдала за дождём, иногда отпивая глоток чая и опираясь лбом об окно. Мужчине хотелось спросить, почему она там уселась. Ему всё казалось, что ей ужасно неудобно. От осознания этого факта ему и самому становилось неудобно. Он ёрзал по креслу, время от времени поглядывая на Ильсу, которая, в отличие от него, сидела на месте, не особо двигаясь. «Наверное, ей так комфортно», — Намджун ловил себя на этих мыслях и чертыхался, понимая, что это вовсе не его забота.       Когда Ильсу допила свой чай, ей пришлось приблизиться к мужчине, чтобы забрать поднос и уточнить не хочет ли он ещё выпить. Господин Ким отказался, поблагодарив без тени сарказма. Обоим в этот момент показалось, что они могли продержаться в таком же духе, живя рядом, пока не окончится дождь. Всё же, так будет лучше для всех. Без ругни и споров, слёз… Определённо лучше.       Спустя минут десять, Ильсу вернулась и принесла несколько полотенец с зубной щёткой. Ей отчего-то думалось, будто господин Ким побрезгует даже выходить из комнаты в коридор. Разумеется, он не станет кушать в столовой рядом с остальными жительницами борделя, поэтому её удел на ближайшие дни: принеси, подай, унеси и не мешай. Она снисходительно вздохнула, слушая очередное «спасибо».       Ильсу удалилась в ванную комнату ненадолго, а по возвращению заявила, что будет укладываться спать. Он мог и дальше смотреть телевизор, ей это ничем не помешает. На самом деле, само присутствие Намджуна ей мешало. Женщина заняла сторону кровати, что ближе к окну, и повернулась спиной к сидящему в кресле.       Ильсу продолжала просто лежать, думая перед сном о жизни, которую она оставила, но которая двигалась дальше и без неё. Господин Ким продолжал бездумно пялиться в экран, понимая, что мыслей о соседке по комнате ему не избежать. В нём постепенно просыпался стыд за сказанное. В особенности это усугублялось, когда в памяти всплывали слова Тэхёна про то, как с ней обращался муж. Намджун начинал жалеть её, мысленно проговаривая: «На что же ты рассчитывала, выходя за песочного человека?». Он понимал, что факторов человеческих поступков всегда много, а зачастую самым главным являлись чувства, всё то, что могло перечеркнуть доводы разума, хотя мужчина искренне сомневался, что в голове Ильсу достаточно извилин.       Спина начала затекать. Мужчина поднялся с места, чтобы немного её размять, прогнув позвоночник сперва и потянувшись. Он проделал лёгкие упражнения, наклонившись в разные стороны, потянув бока, размяв шею и руки, искоса наблюдая за спящей фигурой Ильсу. Ещё немного отжиманий от пола и упражнений на пресс…       В том, что она спала, Намджун не сомневался. Если по началу женщина лежала, не шевелясь, то теперь её тело расслабилось, рука запрокинулась вверх, над головой, а торс слегка накренился. Ещё немного, и она перекатится на спину. Понимая, что сейчас он мог смотреть и изучать столько, сколько угодно, мужчина почти не сводил глаз, продолжая медленно делать свои упражнения.       Закончив с этим, мужчина почувствовал себя лучше. Пользуясь случаем, но продолжая опасаться пробуждения Ильсу, Намджун сделал вид, будто прошёл к окну. Его привлекло что-то на руке женщины, и он не понимал, как не заметил этого раньше. Жуткий шрам, немного розоватого оттенка из-за «свежести» украшал женскую руку. Господин Ким приблизился к кровати и даже наклонился, чтобы всмотреться ближе. В голове появился ещё один вопрос к Ильсу, но мужчина искренне думал, что ему не стоит заговаривать с ней на посторонние темы, поэтому и ответ на вопрос он вряд ли получит.       Приняв лёгкий душ, Намджун снова натянул свои штаны и футболку. В комнате, в отличие от улицы, было хорошо и совершенно не душно. Выключив свет, мужчина аккуратно улёгся на кровать, замечая, что поза, в которой уснула Ильсу изменилась. Теперь госпожа Мин лежала к нему лицом, поджав ноги к животу. Это говорило о подавленном внутреннем состоянии, о потребности в защите.       Намджун отмахнулся от этого мысленно, но на самом деле отбросить непривычное окончание дня было очень сложно. Обычная суета, сопровождающая вечер мужчины, отсутствовала. Тревога о дочери почему-то отступила, он пытался вернуть её снова, но не вышло. Намджун даже забыл позвонить и пожелать Хисо доброй ночи. Теперь уже поздно, хотя он и сомневался, что Тэхён уложил девочку вовремя. Позвони Намджун сейчас, парень наверняка соврал бы ему.       Господину Киму не спалось на новом месте. С непривычки он осматривал интерьер, едва очерченный в темноте. Шум дождя за окном заглушал все посторонние звуки. С час мужчина крутился, поворачиваясь то на один бок, то на другой, пока ему вновь не захотелось справить малую нужду. После вновь сверление взглядом потолка, верчение на месте, и когда казалось, что это будет продолжаться вечно, Намджун уснул.       Организм мужчины привык к определенному графику, поэтому внутренние часы разбудили его очень рано. Мужчина продолжал лежать, ощущая чужое дыхание у плеча. За ночь Ильсу придвинулась ближе настолько, что кончик ее носа касался его руки. Он предполагал, что отношение к госпоже Мин может измениться, если та начнёт каким-либо образом давить на жалость. Он лишь надеялся, что это её притворное «давление на жалость» будет настолько искусственным и очевидным, что его отвернёт от судьбы Ильсу ещё сильнее. Но этого не произошло. Вопреки всему, в женщине присутствовала гордость, та самая, которая могла передавить глотку своей хозяйке, но не дала бы унизиться. Слёзы, случайно увиденные мужчиной прошлым днём, были искренними, а сама Ильсу абсолютно ничего не предпринимала, она просто спала, пока кончик её прохладного носа упирался в плечо Намджуна. Это было неосознанно, не специально. Мужчина боялся пошевелить рукой, чтобы не разбудить Ильсу ненароком, не потревожить её спокойный сон. Быть может, женщина профессионально умела выпускать свои коготки и зубки, но сейчас она такая, какая была, беззащитная, ранимая. Брови слегка сведены вместе, ресницы подрагивали, ладони сжимали смятое покрывало у груди. Возмущённое «м-м-м-м…» огласило комнату, и женщина резко развернулась в другую сторону, откатываясь почти к самому краю.       Намджун почти сразу сел в кровати, продолжая смотреть на Ильсу в сером свете раннего утра. Дождь всё так же лил, создавая звуковую завесу для всего мира. Мужчина вроде и облегчённо вздохнул — теперь можно встать и размяться, но чувство некоего разочарования разбавило облегчение.       Намджун проделал свою привычную утреннюю разминку, после чего сходил в душ, смыть проступивший пот. Всё это он делал как можно тише, чтобы не будить госпожу Мин, однако её спящее тело никак не давало ему покоя. Взгляд возвращался к ней. Намджун с интересом наблюдал за малейшими движениями или мимикой лица.       Интерес к страданиям одной из жён песочных трансформировался в нечто иное. Но желание свершить возмездие во имя погибшей супруги куда-то затерялось. Внезапно Намджун ощутил себя тварью, бесцеремонно вторгнувшейся в жизнь невинной женщины и сломавшей её на корню. Что бы сказала Сонро, узнай она на том свете, чем занимался теперь её любимый? Как бы не хотелось отомстить клану, не стоило опускаться ради этого до такого низкого поступка. Но что сделано, то сделано.       По привычному расписанию у Намджуна дальше шёл завтрак с Хисо. Но этим аспектом в борделе он не руководил, поэтому почесал затылок, после чего решительно вышел из комнаты. Охранник к утру сменился. Он тут же поднялся, подошёл к мужчине и слегка поклонился, собираясь слушать, так как политик явно хотел что-то спросить. Конечно же, парня проинструктировали по поводу Ким Намджуна, поэтому он терпеливо выслушал, а после проводил, куда нужно, познакомил с кем надо и откланялся.       Мужчина первым получил две порции завтрака от местного повара. Он потрудился выяснить что обычно пила госпожа Мин по утрам, так как считал это дело очень тонким. У него, к примеру, утро без кофе считалось началом неудачного дня и даже если в конечном итоге день получался нормальным, проходил он с постоянным ожиданием чего-то неприятного.       Когда-то на завтрак, обед и ужин Ильсу предпочитала обниматься с бокалом вина, сейчас же на подносе рядом с чашкой кофе стоял стакан с водой и лимоном. Мужчина не решился будить Ильсу, он просто перестал соблюдать тишину, надеясь, что она проснётся. Сам он, не медля, сел за трапезу. У Намджуна всегда был зверский аппетит и, когда тот не успевал вовремя принять пищу, то становился раздражительным и несобранным. Из его рук все падало и ломалось, у него ничего не получалось, хотя внешне мужчина продолжал выглядеть вполне обычно.       Звон металлических палочек о посуду заставил Ильсу ворочаться. Она несколько минут просто нежилась в кровати, забыв где она и с кем, а после замерла в одном положении, наконец, проснувшись. Стоило повернуть голову вправо, чтобы вспомнить о Намджуне и прошлом вечере. Чего ему только не спалось в такое время? Из-за вечного дождя снова клонило в сон и Ильсу прикрыла глаза, собираясь снова забыться в сновидениях.       — Вставайте, иначе ваш завтрак остынет, — приглушённый голос Намджуна казался немного наставительным.       Неужели он мог подумать, будто она возьмёт и послушается? Нет, Ильсу даже не открыла глаз, продолжая лежать без движения. Намджун больше не предпринимал попыток её разбудить, но и женщина теперь уснуть не могла. В животе жалобно забулькало. Организм решил напомнить, что она ничего не съела на ужин. Слабый аромат всё же позволил различить жаренную яишницу и тушённые мясо с морковью, нарезанной соломкой. Помимо того в блюдце присутствовали грибы и немного свежих листьев салата. Рот наполнился слюной, Ильсу слегка скривилась, сглатывая и нехотя садясь на кровати. Она спустила ноги на пол, не зная как донести до Намджуна понимание, что встала она исключительно по своему желанию, а не его просьбе. В результате просто промолчала, окунувшись в слегка апатичное состояние. Она деланно медленно выпила стакан с водой и выдержала немного времени перед едой, устраиваясь с подносом на краю кровати. От взгляда Намджуна было не по себе, Ильсу казалась неестественной и немного дёрганой.       В молчании завершился завтрак после чего Ильсу отнесла поднос обратно, слабо поблагодарив мужчину, всё ещё растягивающему чашечку кофе, из-за которого приятный аромат заполнял всю комнату.       Ильсу в своём растрёпанном и потерянном виде выглядела милой и немного смешной. Приведя себя в порядок, она куда-то ушла примерно на целый час. Намджун даже выходил следом, но так и не понял, куда она подевалась, возможно, ходила к одной из… соседок?       А по возвращению — сплошная полоса тишины и коротких фраз, помогающих немного понимать друг друга. Ильсу читала, Намджун смотрел телевизор. Иногда женщина откладывала книгу и присоединялась к просмотру фильма. Оба молчали, не комментируя. Мужчина несколько раз выходил, чтобы позвонить по делам, а так же Хисо, узнать как дела у них с Тэхёном. Но эти разговоры не могли должным образом разнообразить его пребывание в «Тысяча и одной ночи». Ильсу снова периодически исчезала, а после возвращалась, принимаясь за старое.       В послеобеденное время пришла горничная, убралась в комнате, принесла чистые полотенца, а так же сменную одежду для Намджуна, чему мужчина оказался несказанно рад.       К вечеру телевизор в край осточертел мужчине. Он попросту выключил его и принялся медленно массировать веки и переносицу. Ильсу перевела на него взгляд от страниц детектива.       — Интересно? — вдруг спросил Намджун.       — Уже и посмотреть просто нельзя? — поинтересовалась Ильсу, неправильно поняв вопрос.       Они оба находились на застеленной кровати, только женщина сидела, а Намджун лежал.       — Я имею в виду, книга интересная? — задал он вопрос по-другому.       Ильсу слегка усмехнулась, говоря:       — Да, очень… — Спустя несколько минут, она добавила: — хотите почитать тоже? У меня есть ещё пара книг в тумбе.       — О-ох, нет… Чтобы читать, мне нужны очки, а я оставил их дома. Без них чтение станет сплошным мучением, — отозвался Намджун и вновь прикрыл глаза.       Прошло около семи минут, прежде чем Ильсу решилась предложить:       — Если хотите, я могу читать вслух.       Господин Ким перевёл взгляд на женщину. Она на него не смотрела, и вообще казалось, будто ей всё равно читать вслух или про себя.       — Я могу начать сначала, — добавила Ильсу, взглянув искоса и тут же пожав плечами, снова напуская безразличие.       — А давайте, — вдруг с энтузиазмом согласился Намджун приподнявшись, чтобы удобнее уложить подушки под спину.       Женщина и правда не ожидала услышать положительный ответ. Она несколько минут наблюдала за Намджуном, как он старательно взбивал подушки своими ручищами, в которых эти предметы интерьера казались не такими уж и объёмными. После он устраивался на них, и если что-то его не устраивало, то весь процесс начинался сызнова. Вернув своё внимание к книге, Ильсу закрыла страницы, на которых остановилась и вновь открыла первую главу. Предлагая мужчине подобное, она и не думала, как это будет. Он станет слушать её так долго… это как-то странно. Но что поделать, женщина решила начать. Сперва её голос был неуверенным и слегка дрожал, но спустя несколько страниц, Ильсу звучала более убедительно и даже пыталась выражать интонацию при диалогах.       Для Намджуна это тоже выглядело странно. По началу ему сложно было сосредоточиться. Мужчина пытался уложить происходящее в своей голове и не думать о том, кто она, кто он, где они оба и в каких условиях. Но это вскоре надоело ему, ведь ни к какому выводу Намджун так и не пришёл. Просто им обоим нужно как-то скоротать время, чтобы не сцепиться в очередной перепалке и немного позабыть о неловкости. К концу второй главы мужчина, наконец, решил высказаться по поводу услышанного, чем вновь удивил Ильсу. Она смотрела на него слегка расширенными глазами, открывая для себя новую функцию взаимодействия с мужчиной — обсуждение. Намджун сказал своё мнение, и Ильсу не смогла промолчать в ответ, потому что видела происходящее немного с иной стороны.       Чтение прервалось на дискуссию. Она вполне могла перерасти в спор, но господин Ким умел довольно мягко принимать чужие суждения. Вместо того, чтобы отстаивать свою точку зрения, он попытался понять женскую логику и взглянуть на вещи её глазами. Когда дело дошло до прогнозов на будущие события, Ильсу с небольшой улыбкой закусила губу, в точности зная, что произойдёт дальше. Мужчина как раз в этот момент посмотрел на неё, после чего поспешно добавил к своим словам:       — О нет-нет, не говорите прав я или нет! Так не интересно.       — Да вы боитесь спойлеров, — с хитринкой и неким превосходством проговорила Ильсу и склонила голову набок.       — Точно…       Возможно, они продолжили бы и дальше в том же духе, однако телефон Намджуна зазвонил. Звонок поступил от Тэхёна, поэтому мужчина ответил сразу, опасаясь, что что-то могло произойти с Хисо. Услышав голос дочери, мужчина успокоился почти сразу, растянув губы в добродушной улыбке и радуясь вниманию девочки. Однако очень скоро стало ясно, что позвонила она исключительно по настоянию Тэхёна. Конечно же, Намджун, как и любой другой отец, понимал, что по мере взросления дети всё сильнее отдалялись от родителей. Они находили друзей, а после вторую половинку, которым можно раскрывать секреты и общаться на интересные темы. Мужчина всегда надеялся, что станет тем самым счастливым отцом, дочь которого не будет скрывать от него ничего, но она всё чаще что-то от него прятала, меньше рассказывала о себе и про то, как провела день. Хисо что-то писала в своём дневнике, а после закрывала его на маленький замочек, всегда висевший у неё на шее на серебристой цепочке. Она доставала отца лишь в те моменты, когда было скучно, но предпочитала играть с ним, а не общаться. Любой разговор на серьёзные темы с Намджуном она называла «лекциями от папы», и это немного ранило его любящее сердце.       — Мне безумно приятно, что ты позвонила, солнышко. Я постараюсь быстрее вернуться домой, — проговорил Намджун к концу разговора.       — Пап, не переживай, у нас тут всё в порядке, и госпоже Ен даже стало лучше. Она говорит, что Тэхён забавный молодой человек.       Господин незаметно хмыкнул и улыбнулся одним уголком губ, прощаясь с Хисо. После разговора он ещё с минуту смотрел на дисплей телефона с небольшой задумчивостью, а после заметил погрустневший взгляд Ильсу. Что ещё могло сильнее напомнить ей о Даёнге, как разговор одного из тех людей, что причастны к её похищению, с их собственным ребёнком.       — Это дочь звонила, — как будто с небольшой гордостью объяснил Намджун, кладя телефон обратно.       Ильсу кивнула понимающе, опустила взгляд и так же отложила книгу в сторону. Желание продолжать читать или вести обсуждение пропало.       — Я-я… пройдусь… — проговорила она и тут же встала, прихватывая с собой домашний халат.       Ильсу поспешно вышла, завязывая на ходу пояс. По пути ей встретились несколько девушек, выглянувших в надежде, что та хоть немного пояснит им происходящее. Госпожа Мин была не в духе, она качнула головой отрицательно и поспешила пройти мимо.       Намджун понял почти сразу, почему Ильсу расстроилась и сбежала. В память почему-то так отчётливо въелась та яркая фотография из журнала, где была изображена семья бизнесмена Мин Юнги. Он, она и их сын. На одном плече мальчика лежала материнская ладонь, на другом — отцовская. Лицо у Ильсу на фотографии надменное, со слегка сведёнными бровями, улыбку выдавить она так и не смогла тогда, зато блеснула своим высокомерным взглядом и крупными дорогими серьгами.       Господин Ким глубоко вздохнул, проводя рукой по лбу, и поднялся с места, чтобы выглянуть в коридор. Искать Ильсу самостоятельно не было смысла, он тут же подошёл к охраннику и узнал, куда обычно уходила госпожа, а узнав, прихватил с собой куртку.       Госпожа Мин не решалась выйти на крышу в домашних тапочках. Она осталась стоять на высоком бетонном порожке, открыв дверь нараспашку. Женщина опёрлась о косяк двери одним плечом и прислонила к нему голову, вдыхая душный июньский воздух. Вскоре кожа покрылась испариной, но возвращаться в прохладную комнату ей пока ещё не хотелось.       Скинув один тапочек, Ильсу вытянула ногу вперёд, под струи тёплой дождевой воды. Она сделала круг ступнёй и растопырила пальцы, наслаждаясь ощущениями.       — Вот где вы всё время пропадаете… — Намджун проговорил это у её уха, боясь, что из-за шума дождя его будет плохо слышно. Он приготовился поддержать, подставив ладонь, на случай, если женщина испугается его внезапного приближения.       Но та не сильно испугалась, только резко повернула голову, смотря с удивлением и небольшой претензией.       — От вас прям никуда не деться… — выдавила она и вернула взгляд обратно, к потокам воды.       — Простите, наверное, было неуместно заговаривать о дочери… — снова прозвучало совсем близко.       Ильсу поджала губы и резко выдохнула.       — Очень даже уместно, спасибо, что напомнили о том, что вы один из тех, кто отнял у меня возможность видеть своего ребёнка.       Женщина сильнее сжала челюсти и присела на порог, опуская ноги на поверхность самой крыши, где воды ей было почти по щиколотку. Рядом с местом, куда села Ильсу, опустилась мужская курточка. Намджун сел поверх и настоятельно посоветовал умаститься рядом. На это женщина только отвернулась.       — Думаю, умирать простуженной не так обидно, как здоровой.       Ответы были резкими, но справедливыми, поэтому Намджун только поджимал губы, не находя аргументов. В голову ударила вся абсурдность ситуации. К чему пытаться показывать заботу сегодня, если только вчера ему было откровенно плевать на её чувства и на неё вцелом? Он готов был развернуться и просто уйти, благополучно забыть про госпожу Мин, внезапно появившуюся на его пути к власти. Намджун понял, что злость Ильсу по отношению к нему оправдана с лихвой. В голове мимолётно пронесся порыв пообещать сделать всё возможное, чтобы отговорить Тэхёна. В самом деле, неужели нельзя договориться? Они ведь не такие твари, как песочные, они не должны убивать невиновных людей. Но мужчина вовремя сдержался, посчитав необходимым поразмыслить об этом получше.       — Тэхён говорил, что вам не очень хорошо жилось в браке, — аккуратно проговорил Намджун, не зная наверняка правда это или очередная уловка Ви. Он впился глазами в профиль Ильсу, ища ответы в её мимике. Вряд ли она станет изливать ему душу.       Женщина моргнула несколько раз и опустила взгляд. Не ответила. Значит, большее из сказанного Тэхёном — правда. Он слегка качнул головой и посмотрел вперёд, совершенно не зная, что делать и что говорить. Посочувствовать? Подобное от его лица будет для Ильсу чистой издёвкой. Попросить прощения? Это ничего не даст. Как компенсировать то, что отняли и ещё собирались отнять?       Намджун вспомнил о её последнем желании, а после слова Ильсу, произнесённые с обидой и раненой гордостью. Она хотела «мужского тепла», а не секса, как такового. Просто ощутить чью-то заботу, кого-то рядом… Проблема госпожи Мин была в том, что она неправильно выразила своё желание.       — Я не думал, что так обернётся. Когда давал согласие на ваше похищение, был на девяносто девять процентов уверен в том, что мы благополучно вернём вас в семью.       Ильсу ненатурально улыбнулась в сторону и покачала головой.       — То, что я неудачница, мне и без вас прекрасно известно.       — Не нужно так… — начал было Намджун, но Ильсу его перебила:       — Послушайте, вы хотите, чтобы я вас простила? Вам нужно очистить свою совесть, так, я понимаю? Хотите хорошо спать по ночам?       Госпожа Мин с вызовом смотрела на Намджуна, но не дав ему время на ответ, добавила:       — Что ж, так и быть, я вас прощаю. Теперь можете оставить меня в одиночестве.       Господин Ким вдруг осознал одну вещь. Его Сонро погибла быстро, она не успела осознать того, что умирает или скоро умрёт. Всё случилось мгновенно и легко для неё. Ильсу же мучилась в страхе перед предстоящей смертью уже достаточно длительное время. Это намного хуже, чем внезапная кончина.       Намджун, в порыве жалости, обхватил госпожу Мин руками и, чуть приподняв, подсадил к себе ближе, на куртку. От неожиданности Ильсу даже испуганно ахнула и замолчала. Мужчина прижал её к себе, отчего женская щека прижалась к его груди.       Объятия были крепкими. Ильсу лишь удивлённо подняла глаза на Намджуна, спрашивая:       — Что вы делаете?       — Это вы хотели мужского тепла, разве нет? — в этот раз он нашёл, что ответить.       Казалось, внешне Ильсу ещё хотела сопротивляться, потому что тело оставалось напряжённым до предела, но внутренне она просто желала расслабиться и прикрыть глаза.       — Может и хотела, но вы меня попросту решили придушить, как мне кажется…       — Простите, — тихо проговорил Намджун и его хватка ослабла.       Ильсу попыталась отстраниться, но мышцы рук мужчины напряглись снова, не давая сдвинуться. Госпожа Мин прекратила попытки. Мужчине были заметны или ему казалось, будто он замечал её метания. Она словно хотела всего этого, но внутренне сопротивлялась вплоть до покраснения глаз.       От осознания того, что она чувствовала, становилось непомерно тяжело в груди, словно часть ее боли передалась Намджуну. Ну, вот, он вляпался в жалость. Ему много и не надо, иногда только взгляда в говорящие глаза, но сейчас продержался дольше обычного. Намджун опасался этого с самого начала, избегая находиться рядом с госпожой Мин до последнего. Можно было бы попытаться спасти свою былую безмятежность. Но подсознание уже ему нашёптывало, что делать это поздно.       Прошло немало времени, прежде чем Ильсу немного расслабилась, привыкла к такой близости. Однако признавать, что нуждалась в этом или просить ещё, самостоятельно льнуть… это не про неё.       — Может лучше вернуться и продолжить чтение книги? — спросила Ильсу, избегая употреблять слово «мы».       Намджун мелко покивал, отпуская женщину, позволяя ей встать и надеть тапочки. Он встряхнул свою куртку, перед тем, как последовать за Ильсу. Мужчина по-прежнему не вызывал в ней доверия, в голове крутились не очень приятные мысли о том, зачем он вообще пошёл за ней на крышу, а после стиснул её в объятиях. С её последним желанием они покончили ещё вчера. Ильсу попросту забрала его обратно, не желая растерять остатки гордости, стоя на краю жизни. Если Намджун ждал, что госпожа Мин скрасит его скучное пребывание в борделе сексом, то она готова была разочаровать мужчину. Ильсу хотела использовать господина Кима как способ прожить подольше, но очень быстро поняла, что в этом она просчиталась, поэтому более ничего от него не желала. Пусть ждёт окончания ливня и катится ко всем чертям, к своей любимой дочке, к своей идеальной жизни. Она готова потерпеть, чтобы не тратить и так едва оставшиеся нервы на кого попало.       Ильсу держалась на расстоянии, что не могло укрыться от Намджуна. Он понял, что не следовало так резко на неё нажимать, потому занял свою часть кровати, повернувшись на бок и приготовившись слушать. Госпожа Мин устроилась в прежней позе и медленно вздохнула.       — Можете лечь на спину? Мне будет некомфортно, если вы станете постоянно на меня смотреть… — попросила Ильсу, в её голосе отчётливо звучали металлические нотки.       Они встретились взглядами. В глазах мужчины уже давно перестало сквозить презрение и брезгливость. Всё это ушло так быстро, что теперь вовсе казалось неким позёрством, притянутым для одноразовой актёрской игры.       Господин Ким молча повиновался, слегка приподняв брови, а Ильсу продолжила читать. Теперь её голос звучал безэмоционально. Казалось, она даже не вникала в смысл того, что читала, словно робот оглашая текст. Намджун так долго не продержался. Восприятие подобной читки тоже ухудшилось, поэтому мужчина протянул руку к Ильсу, чтобы взяться за её запястье. Женщина замолчала, ожидая пояснений.       — Вы выдавливаете из себя… Продолжите, когда у вас будет на это настроение, — доброжелательно посоветовал он.       — То есть, когда вы уедете? — с иронией уточнила Ильсу.       Намджун ненадолго растерялся с ответом, после чего мягко согласился, просто кивнув. Казалось, Ильсу ждала от него чего-то другого или же попросту провоцировала, желая вернуть прежнего презрительного Намджуна. Но он не возвращался. Она тоже растерялась на это мягкое согласие.       — Если не возражаете, я лягу отдыхать. Прошлой ночью так и не удалось выспаться…       — Пожалуй, я тоже лягу, — согласилась Ильсу.       Оба хотели принять душ перед сном, но Намджун предложил госпоже Мин пойти первой. Сам же занялся своей привычной разминкой…

***

      Ильсу почти уснула, когда вдруг дверь ванной открылась, впуская в комнату яркую полоску света. Намджун вошёл и застыл на пару минут, привыкая к темноте. Начав различать очертания предметов, мужчина прошел к постели и снова аккуратно в неё лёг. Ещё в ванной комнате он надел штаны и кофту, которые сегодня ему предоставили, благо, что те оказались в пору.       Намджун прислушался, а после придвинулся ближе к Ильсу, собираясь незаметно приобнять спящую. Но та резко легла на спину, говоря:       — Господин Ким, надеюсь, вы не рассчитываете на какой-то интим? Если вам вдруг приспичило, можно легко договориться о сексе с моими соседками.       Деловой тон резко разрезал относительную тишину комнаты. Мужчина даже улыбнулся незаметно, но не двинулся с места.       — Мужское тепло, помните? — проговорил он.       — Да, но вы, как мне казалось, отказались от этой идеи, разве нет?       — Возможно, я неправильно вас понял, потому отказался.       — Даже если и так, немного поздно говорить об этом. Мне от вас ничего не нужно.       Ильсу было не переговорить, поэтому Намджун слегка возмутился:       — Да хватит сопротивляться! От обычных объятий с вас ничего не свалится.       — А если мне противны ваши прикосновения?       Ильсу замерла, ровно как и Намджун, задетый словами. Он тот час убрал руку и откатился на спину. Минут десять длилось молчание, после чего госпожа Мин, наконец, произнесла:       — Спокойной ночи, господин Ким.       — Спокойной, госпожа Мин.

***

      Следующий день начался, как и предыдущий. Сожители были молчаливыми, но иногда переговаривались вынужденными короткими фразами. Таким образом прошёл поздний завтрак и обед.       Ильсу, не спрашивая, начала читать вслух, пока Намджун якобы дремал. Она сидела на подоконнике и спокойно продолжила свой рассказ слегка хрипловатым голосом. Мужчина время от времени подавал признаки того, что слушал. Он мог тихо отреагировать на какое-то событие или фразу догадливым «м-м-м-м…» и открыть глаза. В такие моменты Ильсу замолкала, смотря на него, но дальше ничего не происходило, поэтому госпожа Мин продолжала читать.       По мере чтения, в горле пересыхало, поэтому когда женщина закашлялась, Намджун отозвался почти сразу:       — Ну, вот, стоило этого ожидать после вчерашнего сидения на бетонном пороге…       Ильсу цокнула и перевела взгляд на мужчину, смотря из-под полуопущенных век.       — Я попрошу заварить чая, — медленно приподымаясь, сказал Намджун.       — Чай был бы очень кстати, но я не заболела. Это из-за чтения…       Господин Ким всё никак не мог разогнуться, он слегка скривился, постепенно выпрямляясь. Спина всё больше давала о себе знать. Мужчина понимающе кивнул на пояснения Ильсу и вышел из комнаты.       Вернулся он уже с подносом, с заварником и несколькими чашечками для себя и Ильсу. При виде вошедшего мужчины, госпожа Мин отложила книгу и слезла на пол, после чего медленно приблизилась к столу, на котором Намджун бережно разливал чай по чашкам, придерживая пальцем крышечку заварника. Ильсу взяла одну и почти сразу поднесла к губам, аккуратно отпив. Намджун не хотел садиться в кресло, так как знал, что после спина заноет с новой силой, а в постели пить чай он не рискнул, боясь пролить. Он приблизился к окну и уставился на улицу, потихоньку попивая горячий напиток. Ильсу встала рядом.       — Не думаю, что дождь продолжится и дальше. Уверена, завтра же вы сможете поехать домой.       — С чего вы взяли? — спросил Намджун.       — Ваша спина… обычно боли обостряются при смене погоды.       Намджун хмыкнул и усмехнулся.       — Ерунда.       — Как скажете…       Молчание продолжилось. Ильсу села на край кровати и включила телевизор, намереваясь посмотреть какой-то фильм. Намджун повернулся, оперевшись задом о край подоконника, и некоторое время смотрел на экран вместе с госпожой Мин.       — Можно называть вас по имени? — спросил мужчина, подходя и протягивая руку за опустевшей чашкой Ильсу.       Госпожа Мин прищурилась, хотя если говорить откровенно, ей было глубоко всё равно, как он станет её называть. Она пожала плечами.       — Как хотите.       Мужчина отнёс чашки на поднос и спросил, не хотела ли Ильсу ещё чая. После отрицательного ответа, он тоже сел на край кровати, но с другой стороны. Намджун принялся разминать надплечье и основание шеи, медленно двигая головой. Он вполуха слушал то, что говорили актёры в фильме, прикрыв глаза и сведя брови вместе.       Прохладные небольшие ладони вдруг легли поверх его собственных, из-за чего Намджун остановил свои движения.       — Мой папа тоже часто страдал от болей в спине… — просто проговорила Ильсу.       Господин Ким не заметил, как она подобралась к нему сзади по кровати. Совсем лёгкая, раз матрас под ней даже не просел. Ильсу стояла на коленях и начала массаж с затылочной зоны. Пальцы касались сперва совсем легко, будто спрашивая разрешения, после надавливания стали более ощутимыми. Намджун сомневался, что это ему поможет, но чужие касания были приятными. Ильсу часто сама себе противоречила. Мужчина уже давно понял: большинство из того, что она говорила на эмоциях, можно делить на два.       После упоминания госпожи Мин о своём отце ему хотелось, чтобы она продолжила, рассказала что-то ещё про себя, своё прошлое, родителей, да что угодно, даже если это касалось её замужества. Намджун промолчал, побоялся спугнуть хороший настрой Ильсу, хотя его сложно было назвать хорошим. Скорее, печальным, апатичным — да, но в то же время и спокойным. Она не фыркала, не огрызалась и этого было достаточно. Тёплое женское дыхание встречалось с затылком господина Кима. От Ильсу пахло ненавязчиво мягко: кремом для рук и шампунем. Приятно. Маленькие пальцы спустились ниже, без опасений обхватывая шею Намджуна, надавливая на позвонки, а после надплечье.       — Он часто просил меня походить у него по спине, а я всегда переживала, что сломаю ему позвоночник, — проговорила Ильсу, будто и не Намджуну вовсе, а себе, вспоминая какие-то моменты из прошлого и мягко улыбаясь.       — В вас не так много веса, чтобы можно было его сломать, — отозвался мужчина, слегка повернув голову.       — Можем проверить, — пошутила Ильсу.       Некоторое время Намджун размышлял, пока в комнате были слышны только разговоры из фильма да шум дождя, давно въевшийся в их реальность.       — Давайте…       Мужчина полуобернулся к госпоже Мин, из-за чего ей пришлось остановить свои движения и убрать руки, встречаясь с мужским взглядом.       — Тогда вам придётся снять футболку, — сказала она, кивнув на его торс, — иначе я упаду.       — Хорошо, — согласился Намджун и быстро стянул с себя вещь, вставая с кровати. — Что мне нужно сделать?       — Нужно лечь на живот, — объяснила Ильсу очевидное.       В уголках её глаз мелькнули насмешливые искорки, хотя сама она была слегка взволнована. Волнение появилось из-за того, что женщина уже давным давно не делала подобного. Скорее всего, она даже не сможет сохранять баланс, стоя на спине у Намджуна, и после нескольких неудачных попыток сдастся.       Господин Ким забрался на кровать, встав на четвереньки и, подмяв под себя одну подушку, улёгся, как сказано.       Намджун был мужчиной достаточно крупным, поэтому места на его спине для небольших стоп Ильсу оказалось предостаточно. Женщина сняла халат, чтобы тот не мешал и, оставшись в майке и лёгких спортивных штанах, расставила руки в стороны.       — Надеюсь, вы готовы, — спросила она, пробуя наступить.       Намджун что-то пробубнил в подушку, а после повернул голову и повторил:       — Жду не дождусь, Ильсу, — он специально назвал её по имени, но такое обращение всё ещё резало слух им обоим. — Давайте, давайте…       Женщина, наконец, поднялась, пошатываясь, и поставила вторую стопу рядом. Она аккуратно попробовала делать небольшие шажки, чтобы понять где лучше не опираться. В итоге ей удалось понемногу пройтись по позвонкам вплоть до шеи. Ильсу на ходу вспоминала как делала это раньше, надавливая то пальцами, то пяткой, спрашивая в порядке ли Намджун.       О, да, он был в порядке. Сдавленное мычание и полное блаженство от приятной тяжести в тех самых местах, где больше всего болело и ныло. Оказывается это именно то, что ему было нужно. Никакие, даже самые сильные руки, не смогут дать такого эффекта, если бы он знал, то давно сходил бы на педиальный массаж.       — О-о-о-о, чёрт… — застонал Намджун, но Ильсу уже поняла, что это звуки наслаждения, поэтому уже не интересовалась его ощущениями. Вспомнив ещё одну позу, Ильсу решилась её осуществить. Одной ступнёй она встала на ягодицы, прижимая тем самым таз к кровати, а второй постепенно прошлась от поясницы и дальше. Вот только тут её равновесие дало сбой.       Женщина упала на спину, слегка отпружинив от кровати, и тут же приподнялась на локтях. Намджун повернулся убедиться, что падение прошло без травм. Его глаза застлала лёгкая поволока блаженства, из-за чего казалось, будто он сильно хотел спать.       — Всё в порядке? — уточнил мужчина и сел, чувствуя необычайную лёгкость в мышцах. Ильсу кивнула. — Это было невероятно… мне лучше.       Оба ощущали неловкость каждый раз, как встречались глазами, поэтому восторженные слова Намдждуна вылетали со скрипом, хотя на самом деле отчего-то мужчине очень хотелось обнять госпожу Мин. Трезво подумав, он бы понял, что за массаж обычно платят деньгами и благодарностью и уж никак не нежностями, каким бы хорошим не был мастер. Однако Ким буквально не мог отделаться от этого желания.       — Я могу… Может сходить за ужином? Поедим? — вдруг перевёл он тему.       Ильсу покивала и потянулась за халатом.       Вечер прошёл тускло и тихо. Госпожа Мин больше не читала, даже не пошла в душ перед сном. Просто улеглась на кровати, уставившись в телевизор. Также незаметно она и уснула при включенном свете и весьма громких звуках экшна, доносившихся из динамиков.       Перед тем, как всё выключить и улечься спать, Намджун ещё долго смотрел на спящую фигурку. Женщина снова поджала ноги и скрутилась, будто ей было холодно.       С небольшой досадой господин Ким отметил, что дождь значительно притих. В темноте и тишине комнаты это было заметно отчётливее. В этот раз он намеренно пробрался поближе к Ильсу. Намджун думал, даже если она проснётся и начнёт ворчать, то не станет вестись на её противоречивые фырканья.       Мужчина подтянул к себе спящее тело и прижался грудью к спине женщины, укрывая покрывалом себя и её… их.

***

      Тэхён знал одну простую истину: мужчина и женщина, запертые в одной комнате, рано или поздно начинали трахаться. Парень не рассчитывал, что дождь кончится так быстро, думал ещё несколько дней было у него в запасе, но, увы. Оставив поутру Хисо на няню Ен, а их двоих на охрану, сам отправился в «Тысяча и одну ночь». У него всегда были припасены запасные ходы и варианты, но сперва ему нужно было посмотреть к чему привело заточение Намджуна с Ильсу.       Ви вошёл через чёрный ход, как он делал всегда, если не приезжал на мотоцикле. Парень поднялся в лифте, чуть склонив голову вбок и изучая своё кривое отражение на металлической пластине с кнопками и названиями этажей. Ещё несколько минут, и он уже был у нужной комнаты, отпустив охранника кивком головы.       Тэхён вошёл тихо, аккуратно закрыл за собой дверь, после чего замер на пару минут, осматривая обстановку. Ничего особенного он не заметил. Никаких трусов, бюстгальтеров и прочего бардака, говорящего о бурном сексе…       Ноги Намджуна выглядывали из-под одеяла, тогда как Ильсу была почти полностью укрыта. Ви обошёл кровать сперва с одной стороны, затем с другой, рассматривая и тихо ступая по полу. Он вздёрнул одной бровью, заметив, что оба были одеты так, будто собирались куда-то уходить. Госпожа Мин не надевала своих коротких спальных шортиков, в которых могла появиться перед Тэхёном, и парень искренне не знал хорошо это или плохо. Ильсу настолько пеклась мнением Намджуна о себе, что решила прикрывать все интимные зоны или не хотела, чтобы он решил, будто она его пыталась соблазнить? Господин Ким мог не снимать штаны ради элементарного уважения и правил приличия, которые на территории борделя не особо и действовали.       Чего же тогда эти двое спали так сладко, обнявшись, словно семейная пара к концу медового месяца? Тэхён нахмурился и ни черта не понял. Следовало разбудить их, тогда станет более ясно.       Намджуна долго будить не пришлось. Тот спал чутко по утрам, поэтому резко нахмурился и потёр глаза, услышав, как его звал Ви. Мужчина вдруг будто вспомнил где он находился, но всё равно аккуратно высвободил руку из-под шеи Ильсу, прежде чем подняться. Госпожа Мин после его копошения тоже начала шевелиться. До неё реальность доходила намного медленнее. Женщина потягивалась, перекатываясь с одного бока на другой. Услышав голос Тэхёна, она приподнялась и начала осознавать происходящее. Её руки мелко затряслись, когда она поняла, что Намджун собирался уезжать. Он мельком поглядывал на неё, вытирая лицо полотенцем после умывания, а после сказал Тэхёну:       — Мне нужно будет поговорить с тобой потом…       Ви кивнул и снова перевёл взгляд на Ильсу. Сегодня он пугал её просто до ужаса. Он смотрел как-то хищно и с каким-то сдерживаемым порывом, перекатывая мятную жвачку во рту. Казалось, будто Тэхён не мог дождаться, когда сможет бросить её голодным псам на растерзание, урвав и себе свежий кусочек на прощание.       — Мне тоже одеваться?.. — тихо спросила Ильсу и поднялась с кровати.       Взгляд Намджуна устремился к ней тоже.       — А ты куда собралась? — спросил Тэхён.       Госпожа Мин заправила волосы за ухо и потянула за пояс халата, отвечая:       — Ты меня здесь убивать собираешься?       Эти слова дались ей нелегко. Знать ответ она не хотела, и всё же спросила. Тэхёну хотелось засмеяться, но он лишь иронично повёл бровями. Правый уголок губ дёрнулся. Он пытался понять, госпожа Мин сказала это, чтобы вызвать в Намджуне жалость или всё это по правде?       — А хён что, всё сделал как ты хотела? — спросил Ви, указав на Намджуна.       — Я забрала свои слова обратно. Мне ничего не нужно.       Ильсу ощутила, как противные мурашки пробежались по спине, заставляя повести худыми плечами.       — Ильсу, — выпалил Намджун с возражением, он хотел что-то сказать, но не мог подобрать нужные слова. Тема, на которую он собирался поговорить с Тэхёном после, была поднята прямо сейчас. Женщина покосилась на него. Господин Ким не хотел говорить при Ильсу о ней же, но по всей видимости, придётся.       — Тэхён, может… стоит подождать? Госпожа Мин может послужить нам дополнительной страховкой.       Парень заинтересовано воззрился на хёна, не давая улыбке выйти наружу. Эти оба его забавляли. Ну что за прелесть? После их общения мнения изменились полностью. Намджун захотел жизни для Ильсу, а Ильсу пожелала сдохнуть. Неужели хён утомил её своими лекциями настолько, что она уже отчаялась?       — Да не хочу я быть страховкой! Сколько можно?! — Ильсу очень быстро перешла в стадию истерии, услышав слова Намджуна. Она отбросила халат в сторону и зашагала к Тэхёну. Приблизившись, она задрала его худи, начав ощупывать линию штанов. — У тебя что, ни пистолета, ни ножа нет?       — Нет, — с усмешкой ответил Тэхён. Ильсу отпихнула его.       — Хватит уже!.. У меня нет больше сил ждать, убей меня сегодня, прямо сейчас. Давай!       Ильсу встала перед ним, ожидая от парня каких-то действий. Тэхён не предвидел подобного поворота. Он повёл головой, нахмурившись и не зная как сделать правильно. Он мельком взглянул на застывшего Намджуна.       — Хорошо, — бесстрастно согласился Тэхён и сделал стремительный шаг к Ильсу. Та рефлекторно попятилась. Взгляд Ви казался убийственным, что сулило ей быструю смерть из-за свёрнутой шеи. Но Намджун быстро отошёл от шока и двинулся к ним.       Тэхён оказался за спиной женщины и сделал захват. Остановил его окрик господина Кима и его хватка за руки.       Казалось, Намджун сейчас задохнётся от возмущения и ужаса. Тот не думал, что Ви возьмётся убивать Ильсу у него на глазах, да и ещё ни в чём не разобравшись.       — Убери руки, — через зубы процедил Тэхён.       — Нет, это ты убери! Неужели нельзя оставить её в покое? Разве для Ильсу не найдётся место? Она может работать на нас и продолжать жить. Тебе лишь бы убить! А потом спрашиваешь, почему я за Хисо переживаю!       Госпожа Мин, зажатая между двумя мужчинами, казалось совершенно их не слышала, зажмурившись, замерев и вцепившись пальцами в руки Тэхёна.       — Вот как? У тебя есть предложения по поводу Ильсу? — спросил Ви, не отпуская.       — Нет, но можно что-то придумать!       — Жалко тебе, а придумывать должен я?       Намджун с Тэхёном несколько минут друг на друга смотрели, пока хватка парня не ослабла, а его руки полностью не освободили Ильсу. Господин Ким приобнял женщину за спину и прижал к себе.       — Я придумаю что-то, но не прямо сейчас, — выдохнув, проговорил Намджун.       — Лады, — Тэхён согласился быстро, его лицо расслабилось, а веки наполовину опустились. Вальяжной походкой он прошёлся до двери и, открыв её, сказал, что будет ждать в холле.
Примечания:
В общем, не знаю как это выглядит, как всегда... Надеюсь, Намджун вас убедил

Инстаграм: oksidgem_ficbook
Вк: https://vk.com/club186479536
Twitter: @oksid_gem
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты