Друг для друга +651

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Super Junior

Основные персонажи:
Йесон (Ким Чонун)
Пэйринг:
Йесон\ОЖП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Философия, Повседневность, PWP, POV, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
ОЖП
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За самую прекрасную пару ❤» от Ginger-lim
«Это прекрасно! » от sasuhina love
Описание:
Зарисовка об обычном семейном вечере

Посвящение:
Тем, кто ценит в моих работах не жестокость и насилие, а чувства и глубину

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Кто читал Изнасилование, тот узнает персонажей и поймёт, что к чему :)
16 июня 2013, 23:34
Когда ночь опускается на город, я чувствую особую душевную уязвимость. Во взгляде в темно синее небо столько ненависти к одиночеству, столько желания быть с кем-то, быть обнятой за плечи и раствориться в крепких и надежных руках. Но минуты повисают, как капли росы на тонких паутинках, и я стою у окна в ожидании, когда же ты придешь? Когда вернешься, чтобы, как истинный сказочный герой, разорвать оковы грусти и страха, спасти от времени, от самой себя и от печали. Я жду тебя. Ждала всегда. И буду ждать постоянно. Столько, сколько отведет нам жизнь.
Я прошла на кухню и поставила кипятиться чайник. Его трепещущий звук, свидетельствующий о нагревании воды, составлял мне компанию, будто суетной сосед. Убрав волосы за уши, я достала чашку. Посмотрев на часы, я достала вторую. Это не важно, вовремя сегодня ты вернёшься или нет. Я буду представлять, что ты здесь – рядом. И мы будем пить чай вдвоем.
Я дождалась, когда из носика начал вырываться пар и, выключив конфорку, заварила чай прямо в чашке, насыпала сахар и вернулась к расшторенному окну в зале. Свет я не включала, чтобы лучше видеть звезды и редкие проплывающие облака, тут и там прикрывающие созвездия, но сдающиеся и уходящие дальше. Если поверить Платону, что звезды – это души, то как же много их там! Больше ли, чем на Земле? Соединяются ли они там по парам? Порой Млечный путь напоминает мост для влюбленных. И изредка по нему можно пройтись, чтобы навсегда обрести одного единственного, созданного для тебя человека.
Я хочу вечно гулять по нему с тобой и знаю, что ты тоже этого хочешь. Забыв сомнения и неуверенность, дела и проблемы. Нет, не так; там, в вышине, о них никогда и не знали! Там находят, никогда не теряя. Там радуются, никогда не огорчаясь. Там летают, не имея крыльев.
Боже, какие глупости лезут в голову, когда тебя нет! Не знаю, что ещё сочинить, чтобы убить тоску и отвлечься. Кружка ещё горячая и согревает руки, но лучше бы в них были твои ладони. Я тихо включила музыку, чтобы она развлекла меня, но диск стоял далеко не веселый, а с инструментальной классической музыкой, под которую ты так любишь почитать или просто отдохнуть. Я тоже её стала ценить, гораздо больше, чем раньше. Под твои избранные композиции ты, будто наяву, возник рядом.
Сильные пальцы слегка сжали плечи и я, вздрогнув, поняла, что заслушалась, уйдя в себя, и пропустила твой приход. Ты часто появлялся так незаметно, что возвращение твоё становилось сюрпризом. Приятным и дорогим. Ты всегда был загадочен и вкрадчив, но теперь, кажется, ты стал особенно осторожным от заботы.
- Всё ещё не спишь? – прошептал Йесон мне на ухо. Я мягко улыбнулась, приподняв плечи вверх от сладкого озноба, пробежавшего от его дыхания. Хватит говорить с ним в своей голове, когда он стоит тут, превращаясь со мной в единое целое.
- Ты же знаешь, я не могу без тебя уснуть, - ответила я фразой, которой когда-то он меня излишне напичкал. Мы любили с ним обменяться взаимностью во всем и вернуть все долги, которые набрали друг у друга.
- Так, со мной тебе теперь будет уснуть ещё труднее, - Йесон начал расстегивать пуговицы на моей груди, поцеловав в изгиб между шеей и ключицей.
- А выспаться ты не хочешь? – я развернулась в его руках и обняла его. – Тебе завтра рано вставать.
- Я привык спать не больше трех-четырех часов, - он поцеловал мои веки. – а за приятным занятием можно не спать сутками…
- Йесон, - выдохнула я, целуя его в губы. Помогая снять с него пиджак, не отрываясь, я позволила ему скинуть с себя кофту, и он прижал меня спиной к прохладному стеклу. За ним на нас смотрела ночь. Теперь нам было не до неё. Внутри становилось интереснее, чем снаружи.
- Ты же не скажешь, что ждала меня только для того, чтобы пожелать спокойной ночи? – его ухмылка блеснула во мраке, и у меня ёкнуло сердце. До сих пор на меня иногда нападал животный ужас, когда я видела его игривость. Но эта пугливость будоражила во мне рецепторы, отвечающие за удовольствие, и адреналин в крови постепенно доводил меня до экстаза, щедро украшенный ласками родного мужа. Интересно, как много женщин выдержали бы брак с подобным милым маньяком?
- Я вообще уже не хочу ничего говорить, - засмеялась я, чувствуя, как его руки опустились мне на бедра и по-хозяйски сжимают.
- Придется, малышка, - Йесон приподнял меня и, тесно прижавшись бедрами между моих ног, припечатал к окну. Благо там было толстенное стекло, иначе я бы не ручалась за исход его затеи. – я не могу не поболтать в такие моменты.
- Не жди от меня анекдотов, - задорно провела я по его щеке, обхватив ногами вокруг талии.
- Ничего, я могу сам рассказать, - Йесон переплел свои пальцы с моими и развел мои руки, прижимая их к стеклу. С губ он опустился ниже и добрался до впадинки между грудями. Его язык увлажнил узкую линию на моей коже и я сладко простонала. – но я сомневаюсь, что тебе будет до смеха.
Отпустив мои руки, он поставил меня на мгновение, чтобы стянуть трусики из-под подола и отбросить их в глубину темной комнаты. После этого он снова приподнял меня в прежнюю позу. Я слилась с ним в поцелуе, беспредельно горячем и волнующем. Я обвила его за шею, принимая ласки его языка, пока его руки гладили меня по сокровенным местам. Одна плавно сжимала грудь, а другая проникла между нашими телами и схватилась за клитор, ущипнув его до боли. Я вскрикнула было, но он накрыл мой рот своим и принялся теребить меня внизу так неистово, что я готова была орать, но вместо этого звуки упирались в его губы и я их невольно кусала. Хорошо же он будет завтра выглядеть на работе…
Наконец, прекратив страстную пытку, он ввел в меня несколько пальцев и позволил выдохнуть, отстранивши лицо. Его горящий взгляд был решителен и демоничен.
- Не расходись, моя девочка, умей держать себя в руках, - он перевел вторую руку с моей груди на щеку и насмешливо её погладил. – не могу же я всегда тебя страховать, я тоже хочу расслабиться, а дети спят.
- Сволочь, - тяжело дыша, усмехнулась я. – когда я укушу тебя за член, я скажу то же самое.
- Когда ты меня за него укусишь… - Йесон взялся за пряжку, расстегивая ремень. – твой ротик будет занят.
Он вновь прекратил разговоры поцелуем, и я почувствовала промежностью его обнажившуюся и готовую ко всему плоть. Мои ноги крепче сомкнулись за его спиной, призывая к действию. Йесон не спешил и всё ещё томил меня, доводя руками до края, за которым обычно уже только сладкое головокружение и потеря сознания, крушение в пропасть греховного соития, звериных пороков и наслаждений, созданных для небожителей. Я сама взяла в руку его член и подвела к своему влагалищу.
- Бери же меня уже, гад, - я вновь прикусила ему нижнюю губу и подалась вперед.
Йесон позволил мне наскочить на его твердый фаллос, но не дал натянуться до конца.
- Слишком просто… - повел он бровью.
- Ах, вот как? – я сама соскочила с его члена и поставила ноги на пол. – Тебе уже просто и скучно? И черт с тобой, мистер Ким!
Я отпихнула его, обойдя, но он поймал меня за лямку бюстгальтера, сведя её с плеча.
- Думаешь убежать от меня? – он достал меня и второй рукой, притянув спиной к себе. – Даже не надейся, что когда-то мне наскучишь.
- Да конечно! – я попыталась вырваться, но он накрепко ухватился за мои предплечья, обволакивая собой. – Просто ему… поищи сложных!
Я не сильно обиделась, но иногда хотелось позлить его. Это распаляло. Эта непрекращающаяся игра между нами была тем, без чего мы не представляли существования, ни в быту, ни в постели.
- Я нашел одну… - Йесон поцеловал меня за ухом. – знаешь, она такая трудная, что хочется до самой смерти её разгадывать и не отпускать.
Его слова медовым ядом влились в мою душу. Он разъедал, этот яд, заставляя забыться и зазнаться в собственных глазах. Если я могла покорить этого мужчину – что мне было не по плечу в этом мире? Но мне ничего кроме него и не нужно было. Я всё равно рванула вперед, но вместо этого он перехватил меня за талию и я, согнувшись пополам, хотела распрямиться, но Йесон удержал меня.
- Как думаешь, так тебе будет удобно кусаться? – полюбопытствовал он, откровенно издеваясь.
- Я пережду, когда ветер подует в другую сторону, и загрызу тебя до бессилия, - сквозь зубы прошептала я ему, в то время как он опять завел мою юбку вверх и заскользил головкой члена по половым губам сзади. Волна возбуждения вновь накатила на меня, хотя я ещё не успела толком отойти от предыдущей.
- Заметь, ты сама напрашиваешься на какие-то извращения, - Йесон выпрямил меня и прижал к своей груди. – а я готов тебя кушать под любой приправой. Даже если ты будешь лежать в миссионерской позе и читать женские журналы.
- Неужели? – я не успела и хмыкнуть, как он повалил меня на диван, перевернув на спину, и забрался сверху.
- Я когда-нибудь не отвечал за свои слова? – Йесон ловко расстегнул на себе рубашку, такую черную, что в ночи я бы в жизни не нашла его в этой одежде. Спустив лифчик на мне вниз, он потерся своим голым телом о мои затвердевшие соски, которые тут же превратились в каменные горные вершины, жаждущие покорителя. И он поспешил поочередно накрыть их ртом, облизнув и чуть оттягивая вверх. Я застонала.
- Меня подмывает проверить и лежать, не шевелясь и не издавая ни звука, - пробормотала я ему в лицо. Он метился поцеловать меня, но я, из вредности, уворачивалась. Наконец, он не вытерпел и поймал меня за подбородок.
- Я посмотрю, как ты выдержишь, - Йесон прикусил мочку моего уха и, поцеловав в губы, проехался щекой по моей щеке. – ты ведь такая громкая…
- Когда меня вынуждают, - его руки, проводя по внутренней стороне моих бедер, развели мои ноги шире и, пробежавшись пальцами по моим женским прелестям, он вонзил свой член в меня. Я свела губы в тонкую линию, стараясь быть немой, но сама не верила, что меня хватит дольше, чем минут на пять.
Йесон замолчал, начав плавно вводить и выводить себя из меня, медленно, технично, почти до упора, полностью погружаясь, и полностью выныривая. Его мастерские виляния бедрами заставили меня затрястись от волшебной неги уже через несколько минут. Я подстроилась под его ритм и закачалась под его напором на нашем диване в гостиной. Хорошо, что дети ещё маленькие и не выйдут посмотреть, чем занимаются родители. А они те ещё безобразники. Не меняя позы, лежа друг на друге, я обхватывала его ногами, а он ласкал меня с переменной жесткостью и нежностью. Наши губы сливались, языки искали друг друга и вкушали любовь в танце, подобном извиваниям пламени огня.
Йесон ускорился, вбивая меня в мягкие подушки, и я не выдержала, гортанно застонав. Он победно улыбнулся, за что я тут же вцепилась ногтями в его спину, процарапав её. Он простонал в ответ, скрипнув зубами.
- Я люблю тебя, - внезапно и жарко выдал он, схватив меня за волосы и покрыв поцелуями каждый миллиметр моего лица. Тяжело дыша, я, распластанная под ним, чувствовала, как вот-вот достигну пика удовольствия. Неужели он остановится на этом? Неужели он устал от вечных изобретений и странностей в сексе?
- Что, фантазия закончилась? – уколола я его тепло и насмешливо, прекрасно помня, что сама добилась занятия любовью в обычном виде, потому что он доказывал, что удовлетворится мной в любом случае.
- Ты знаешь, что у фантазии нет границ? – замедлился он, и я пожалела, что могла навести его сейчас на мысль оттянуть наш оргазм и заставить играть со мной нечестно. В постели он не чурался никаких приемов.
Йесон сел, подхватив меня под спину и усадив сверху, не прекращая двигаться подо мной. Его мышцы на руке, держащей меня, взбугрились. Вторая перебирала пряди моих волос.
- Только есть и другое «но», - он неожиданно шлепнул меня по заднице, отчего я взвизгнула, хоть и тихо. – любовь в ней не всегда нуждается, моя радость. Тут другие законы.
Растаявшая в его объятьях, я осела тяжестью всего своего тела на его фаллос, и он достиг самых глубин моего естества. Ещё через несколько минут, насаждая меня на член с яростью первобытного варвара, Йесон приблизился к разрядке, одновременно со мной и, скинув меня с себя, кончил на мой обнаженный живот. Я была проглочена золотым сиянием апогея и забилась, как рыба выброшенная на берег, под мужем. Пальцы скребли поверхность дивана и я смутно чувствовала сквозь волны оргазма его легкие поцелуи и его властную хватку на моих запястьях. Приходя в себя, я с отдельным фанатичным наслаждением впитывала в себя его придыхание.
- Йесон, это просто невозможно, так не бывает, - говорила я о том качестве удовольствия, которого мы с ним всегда достигали. Он понимал меня.
- Нам ли говорить о том, что чего-то не бывает? – тыльной стороной ладони он потер мою щеку. На небо взошла луна, и её луч косо упал сквозь присобранный в сторону тюль. Тень через него упала на нас кружевом. – Идем пить чай, моя чашка меня там ждет…
- Когда ты успел заметить? – ахнула я, с неохотой отпуская его, садящегося и оправляющего одежду.
- Бросил взгляд, когда вошел, - всегда он такой! Ничего не упустит, на всё обратит внимание.
- А вдруг, - я озорно на него посмотрела. – это любовник приходил? А ты думаешь, что она тебя дожидается.
- Если бы приходил любовник, - Йесон спокойно встал, помогая мне на неверных ногах подняться и одергивая на мне юбку. – я бы сейчас выносил его расчлененные конечности, а не с тобой разговаривал.
Я засмеялась. Я не сомневалась, что он бы так и сделал, но в чем я точно не сомневалась, так это в том, что с таким супругом никогда в жизни не понадобится никакой любовник. Я прошла вперед, включая на кухне свет, но тут же была настигнута Йесоном и прижата к столу.
- Но ты же не думаешь, что это всё на сегодня? – не успела я ничего ответить, как он впился в мой загривок губами и жар его кожи обдал меня горячей энергией даже через рубашку. – Я должен быть уверен, что когда я уйду завтра по делам, сил у тебя останется только на минимальный набор домашних обязанностей.
Ревнивец! Сколько угодно мог быть невозмутимым и строгим, но, видно, внутри всегда бушевали страсти, раз каждое слово заставляло его мыслить и никогда не выходило из головы. Мой невозможный, лучший на свете и самый ненормальный Йесон!
Одиночество ушло, будто его и не было. Оно не гость в нашем доме, а лишь редкий и мимолетный посетитель. Все мысли о любви приняли физическое воплощение и теперь заиграли по-другому, ярко и гораздо счастливее. Даже если я снова буду оставаться одна, я всегда буду знать, что мой муж, моя судьба, моя любовь – он со мной, где бы он ни был. И даже потом, через десятки лет, когда нас не станет, мы будем теми двумя огоньками на небе, которые встретятся, словно никогда и не расставались.

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.