Убийства в доме на улице Святых

Джен
NC-17
В процессе
5
автор
Liza Aldridge бета
Размер:
планируется Миди, написано 45 страниц, 10 частей
Описание:
Отпуск детектива из отдела убийств, Гордона Пламмера, прервался из-за того, что из психиатрической больницы "Холодный Ручей" сбежал серийный убийца - хирург Эмброуз Бишоп. Через несколько дней компания молодых ребят решили забраться в его дом, на улице Святых. К их несчастью, в этот же день бывший хирург вернулся в свое жилище по своим причинам и он не может отпустить незваных гостей
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 6

Настройки текста
В скейтпарке в полдень было жарко. Здесь практически никого не было, кроме нескольких человек. Кейт смотрела на подругу, скачущую по рампам и фанбоксам. Фиолетовые пряди сверкали на солнце. Капли пота слетали с лица при каждом прыжке, что можно было заметить только если у человека хорошее зрение. В этот раз она была в футболке без рукавов и Кейт видела, как, иногда, перекатывались мышцы. Кейтлин с легкой улыбкой рисовала в блокноте набросок Барбары, скатывающийся на доске по периллам. Она дорисовывала сосредоточенное лицо, когда позади неё раздался мелодичный знакомый голос. -Я знала, что найду здесь её, но не вас двоих. –Обернувшись на голос, Кейт увидела склонившуюся позади Элизабет. –Ты очень хорошо рисуешь. Она же постоянно двигается, как ты смогла так хорошо зафиксировать позу? Вряд ли она смогла застыть. -А, это просто. У меня получается заморозить картинку. Получается, как будто срисовываю. -Фотографическая память. Это очень хорошо, особенно для художницы. Ты молодец. –Она посмотрела на Барбару, прыгнувшую с рампы. –Барб тоже. Она очень спортивная. -Да, есть такое. Мы любим сюда приходить, она чтобы покататься, а я рисовать. Обычно это что-то из увиденного ранее, но сегодня мне захотелось нарисовать её. -Кстати о девушках, как кино? Кейт слегка вздрогнула от неожиданного вопроса, и её рука сжалась на краю блокнота. -Ну, мы…сходили…было интересно. -Ладно, не стесняйся, все хорошо. –Элизабет успокаивающе положила руку на плечо девушки. –Я просто спросила из интереса. Зная рокершу, вам было весело. Она крутая, но стесняется этого и отсюда её проблемы. Представь, крутая красивая девушка, умеющая играть на гитаре закомплексована в плане общения. Она боится общения, поэтому у неё один друг – мистер Грустные Глазки. -Серьезно? Откуда ты знаешь, ты же познакомилась с нами только пару дней назад. -Лично. Дерек вынашивает идею уже год, и я ему помогаю. Пару месяцев я слегка сталкерила за вами всеми, надеюсь ты не в обиде. Только в плане ваших навыков. -То есть это ты предложила Дереку собрать нас для помощи? -Не всех. –Она улыбнулась и села рядом с Кейт, обняв руками колени. – Тебя позвал сам Дерек. Он мне говорил, что видел твои рисунки и решил, что ты нам нужна. И я не знаю о тебе ничего, если честно. Ты загадка для меня. -Это немного грубо. Вообще, если ты следила за всеми, то и за Барбарой. Почему тогда ты ничего не знаешь про меня? Звучит странно. -Все просто. –Она тяжело вздохнула. –Ты общаешься только с ней, ходишь в институт, в лес и гулять с подругой. И ничего. Ты очень замкнута. Кейт потерла шею и горько усмехнулась. Она разгладила появившиеся складки бумаги на блокноте, смахнув крошки от грифелей карандашей. -Мне не особо нужны новые друзья. Барбара меня понимает, больше было и не нужно. -Теперь не так? –В голосе Элизабет звучали изучающие нотки. –Ты не асоциальна, просто не любишь новых друзей. И ты все-таки пришла к Дереку. -Я просто не люблю заводить новые знакомства, а не друзей. –Девушка усмехнулась. –Их я всех знала. Только тебя видела в первый раз. -Эй, Элизабет, как сама? Не ожидала тебя здесь увидеть. -Привет, привет. Я гуляла и увидела вас двоих, решила подойти. Классные трюки, давно катаешься? -Лет с двенадцати, начала со скейтборда, а теперь практикую скалолазание, походы, у меня даже прыжок с парашютом был. -Ты не рассказывала про него! Почему я не знала про это? -Потому, что ты боишься высоты и начала бы меня отговаривать потому, что это слишком опасно. Ты же меня достаешь насчет скейта на улице, а тут прыжок. Элизабет видела, как девушки около пяти секунд смотрели друг на друга, а после разразились громким смехом. Звонким, пронзительным смехом, как будто заражая им друг друга. Зеленые глаза Элизабет внимательно изучали подруг, забывших о мире вокруг них, и улыбалась. Ей было приятно находится в их обществе. Одни из немногих, кто, пусть на секунду, снова заставил её почувствовать беззаботность. *** Кейт наблюдала, как Элизабет удалялась по улице от скейтпарка. Она смотрела вслед девушке и думала о её словах. Она никогда не думала, что у неё какие-то проблемы с общением, так как она просто не заговаривала первой сама с большинством людей. У неё были несколько подруг с которыми общалась на постоянной основе, однако новость о том, что её считают нелюдимой, была неожиданная. -О чем задумалась? –Голос Барбары звучал слегка обеспокоенно, она хорошо знала подругу и видела, что она чем-то обеспокоена. -Да так, подумала, что мне нужно больше знакомств. –Кейт улыбнулась и ткнула кулаком в плечо Барбару. -Ты хотела показать какой-то свой новый трюк. Только будь аккуратна. *** Вечерний звонок стал легкой неожиданностью для Кейт. В этот вечер она уютно устроилась в своем любимом кресле с чашкой теплого чая и сейчас звонок заставлял её чувствовать себя неуютно. Никто обычно не звонил так поздно. Номер был незнакомым, но девушка все равно ответила и через секунду пожалела, услышав голос с того конца телефона. -Эй, Кейт, привет. Это Моника. -Да, я тебя узнала. Что ты хочешь? -Ну и зачем грубить с первых слов? Я вообще-то звоню договорится с тобой о перемирии. Знаешь ли, наши перепалки могут вредить общему делу. -Перемирие можно заключить только когда воюешь. Просто перестань меня задирать и все. На том конце телефона воцарилось молчание. Кейт слышала, как Моника хотела что-то сказать, но передумывала в последний момент. -Я…слушай...-Её тихий голос застал Кейтлин врасплох. Еще никогда она не слышала, как вечно дерзкая Моника так говорила. Как будто ей было за что-то стыдно. –Это давно продолжается…очень, со школы. И...слушай, может мы просто встретимся, ну, завтра. И я тебе все скажу. Просто сейчас это будет достаточно фальшиво. Я должна сделать это лично. -Кхм, ну, слушай. Давай завтра в «Последнем Левиафане»? Заодно и позавтракаем. -Я…да, хорошо. Конечно. Тогда до встречи. –В голосе Моники послышалось некое облегчение. Кейтлин сбросила звонок и тяжело вздохнув, уставилась в темное окно. *** "Последний Левиафан" был больше баром, чем кафе, но Кейт он нравился из-за атмосферы. С потолка свисали круглые лампы, освещающие комнату мягким светом. Деревянные жалюзи закрывали помещение от дневного света, мешая разрушению атмосферы этого места. Бордовые и черные диваны стояли у столов из темного дерева, а невысокие перегородки отделяли эти места друг от друга сохраняя хотя бы подобие приватности. За барной стойкой полки с алкоголем и сиропами для кофе перемежались с книжными. Если посетители захотели почитать, то стоило попросить старика МакАлистера и тот достанет то, что вы захотите. Самое главное, что привлекало Кейт - это резной барельеф на дальней стене изображающий монструозного, по размерам с лодкой, изображенное там же, кита с острыми зубами, вместо китового уса. Девушку всегда привлекала эта стена, она часто занимала одно место, которое было близко к двери, и был самый лучший вид на стену. Она садилась там и зарисовывала это место, раз за разом и каждый рисунок отличался от другого. Люди, расположение вещей, время суток. Неизменным была только стена. Это было любим местом Кейт. Зайдя в бар, она заказала себе кофе, перебросившись парой слов с хозяином и, по совместительству, барменом, а после села на свое место. Спустя пару минут в дверь зашла Моника. Кейт слегка корежило, когда она видела её модную одежду и большие черные очки. Она хотя бы не была похожа на стереотипную гламурную блондинку из фильмов. Девушка села напротив и сложила руки в замок. -Привет, Кейт. -Девушка выдержала небольшую паузу. -Я...знаешь, так сложно иногда сказать нечто простое. -Привет, Моника. Я тебя не тороплю, видимо это важно. Давай так, ты соберешься с мыслями и начнешь говорить, когда будешь готова. Хорошо? -Да, конечно. Спасибо. - Она огляделась. -Классное место, атмосферное. Как будто время застыло. -Поэтому оно мне нравится. А еще то изображение на стене. Оно завораживает и вдохновляет. Когда я посещаю это место, мне хочется рисовать...Хотя тебе это не интересно. -Интересно! -Моника вскрикнула, возможно даже неожиданно сама для себя. -Слушай...ты же помнишь откуда все пошло? - Да, с средней школы. Ты меня начала доставать, а Барбара вступилась. Тогда мы с тобой начали враждовать, а с ней дружить. - Ну, примерно так. Не с первого дня конечно, но да. Дети в таком возрасте жестокие. Ну и я завидовала. Завидовала тому, что ты такая самодостаточная, тебе не нужны были друзья. Ты была счастлива, когда рисовала, когда сидела в тени деревьев одна. Меня это бесило. Бесило потому, что я не понимала, как можно быть такой независимой от мнения людей. У меня в голове было мнение, что если ты не наверху социальной лестницы, то ты никто. А ты как будто была вне этого. Ну и как-то так вышло. Я позвала тебя чтобы извинится. Прости меня, Кейт, что вела себя как злая сука. -А ты не злая сука? –В голосе Кейт звучала некая веселость, но также чувствовалось озадаченность. –Ты же не только меня задевала. -Других за дело. Социальная лестница и все такое. Если бы я не трогала их, то надо мной стали бы издеваться. Так…я понимаю, что ты не сможешь просто так простить меня сразу, но я надеюсь мы сделали первый шаг к примирению. -Я подумаю, Моника. Не то чтобы я злилась на тебя, уже давно привыкла игнорировать. Если тебе станет легче, то я попробую. Может, даже подружимся. –Кейт улыбнулась девушке и тронула её за руку. –Из-за тебя я подружилась с Барбарой, так что в какой-то степени спасибо. Кейт видела, как Моника благодарно улыбнулась. Она как будто бы скинула с своих плеч камень, что тяготил её. Они провели в "Последнем Левиафане" еще пару часов, разговаривая на различные темы. Когда Моника ушла по делам, Кейтлин достала блокнот и начала зарисовывать то, как она улыбалась. А на заднем плане вырисовывался Левиафан. *** Великими делами человека является то, когда он что-то создает. Разрушение видны куда сильнее и могут запомниться, но что есть великого в этом? Разрушить может каждый, но вот построить что-то…нет. Такое доступно не многим. Не потому, что они не умеют, а потому, что не хотят или думаю, что не смогут. Каждое произведение искусства, будь то картина, музыка, книга или стих – достояние этого мира. А если хоть один человек пролил слезы, коснувшись того, что ты создал, то это вдвойне ценно. Но этого никто не знает…и никто не видит. Как ты думаешь, почему же я, с таким взглядом на мир, опустился до разрушителя? Жестокого маньяка, как меня называют в СМИ? Я расскажу тебе, но поймешь ли ты меня. Разрушая человеческие жизни, я двигаюсь к созданию великого, но успею ли я…Это вопрос другой. Это не важно. Нужно попробовать. Оставить записи моих исследований и может когда-либо…когда-либо кому-то будет проще продолжить их и закончить то, что я начну. Все эти смерти были не просто так, пусть никто не согласится со мной. Я вижу по твоим глазам, что ты не согласен со мной. Наверно, если бы ты мог сказать, то не спрашивал бы меня ни о чем, а только звал о помощи и подобное. Хотя может быть и наоборот. Может быть, ты понял меня…я смогу узнать это только проверив, не так ли? Ну, не дергайся и позволь мне разрезать нитки.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты