Мирный житель

Гет
NC-17
Завершён
500
автор
erriste бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
88 страниц, 15 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
500 Нравится 146 Отзывы 110 В сборник Скачать

Глава девятая

Настройки текста
      ー Вы знаете, почему Вы здесь?       Голос… Он… Он был повсюду… Неприятный до омерзения. Звон его отдаётся сталью и некой насмешкой. Да, он явно издевается над моей ничтожностью, ведь руки мои пали наземь. Пальцы ватные, а сама я давно лежу на чём-то воздушном… Я будто нахожусь под тяжёлым наркотиком, но здесь… Здесь это называют лекарством…       ー Агата Харрис! ー вновь грубый голос возникает сразу с нескольких сторон.       Кручу головой, закидываю её, оголяя шею, и распахиваю уста. Воздух! Взду… Воздух!..       ー Вы слышите меня?..       Ничего не вижу. Везде тёмные пятна. Я будто сижу с закрытыми глазами в душном мешке из-под овощей. А вкрапления огней ー точно мотыльки, только свет их жалок в этом мраке.       ー Это мисс Хилл.       ー Т…тре…с…       ー Трисс, верно, ー чуть тише произносит она, вот только облика её я не вижу.       Повсюду разлетается стук её тонкого каблука. Неприятной трелью он оковывает мои уши, вынуждая прижать ладони к вискам. Но… усилие, ещё и ещё… Не чувствую рук…       ー Ты же доверяешь мне, Агата? ー раздаётся над ухом.       Хотела бы сказать ей пару ласковых, но мысли даже в голове хаотично разбросаны по полу. Табличку за табличкой поднимаю трясущимися пальцами, однако это всё не то. Глухие звуки, да и только.       ー Верно, доверяешь…       Но… Но я и слова не произнесла! Женщина, очнись, мне брови вздёрнуть не под силу! А ты сейчас пытаешься убедить меня в том, что я веду с тобой активный диалог.       ー Агата, ー шепчет Трисс, ー ты ведь расскажешь мне, как убила тётушку?       Я проснулась в холодном поту. Подскочила с мокрой кровати и попыталась встать на ноги, но стопы были слишком мягкими. Я не продержалась и секунды. Навзничь припала к холодному полу и, обессилев, просидела на нём около получаса.       Не сон. Не верю. Этот кошмар… Сколько вообще времени?!       Я быстро начала мотать головой в стороны. Ха-ха-ха, ладно, раскусили, я приврала малость. Могу сказать, что я взаправду поверила в то, что тело моё молниеносно выполняло приказы. Лево, право, разворот, шаг вперёд… На деле так было лишь в моей голове, и, если бы не Алекс… я бы, как дитя, свято верила в свой здравый рассудок.       Он возник как чёрт из табакерки. Явно вылез из-под кровати. Сидел там и нагло выжидал. Но по распахнутой стеклянной двери я поняла, что парень выбежал из своей палаты.       ー Не доползла до меня чуток, ー усмехнулся он, приподняв меня и уложив на больную руку.       ー Ты к… какого у меня за…был?..       С неимоверным усилием мне удалось приподнять ладонь и пальцами коснуться века. Неспешно стала растирать глаз, прогоняя сонливую пелену. От Александра же местами слышались немые кряхтения. Только после поняла, что вызваны они были болью в предплечье.       ー Ты сама призвала меня своими воплями.       А ничего, что… Мягко он опустил меня на край матраса, а сам уместился передо мной, присев на корточки. Ехидная улыбка его не покинула. Ни на секунду. Думал о своём, ведь глаза его ползали по моим щиколоткам. В какой-то момент показалось, что мужчина находится в сомнениях, но потом я вспомнила, с кем имею дело.       ー Мне приснился кошмар, ー задрав подбородок, бодро заявила я.       В висках тут же отдалось эхо глухим ударом, вынуждая меня зажмуриться. Слишком много действий… Слишком резко… Агата, хоть ты себя пожалей.       Медленно, точно улитка, я стала плестись за своим организмом, прислушиваясь к каждой его клеточке. Ноющая боль в лопатке, стук в голове и слабость в ногах. Руки… Так… Ну, пальцами я уже могла управлять. Тело ненавязчиво содрогалось от дрожи. Я будто отходила от заморозки или перебрала с таблетками и теперь на собственной шкуре чувствовала симптомы ломки. Расслабив брови, а позже и веки, я неестественно медленно распахнула глаза.       Даже сейчас, когда лицо его походило на серьёзное, я видела, как приподняты уголки его рта. Никогда не смогла бы залезть к нему в голову, но… Мне почему-то было легко смотреть на мужчину. Несмотря на то, что произошло между нами временем ранее… Будто так должно было быть… Однако на всякий случай я решила расставить точки в самом начале кучи наломанных дров.       ー Не сравнится с посещением больного днём…       ー А мне казалось, ты не прочь была повторить, ー он поднял на меня глаза и исподлобья внимательно изучил мою увядающую улыбку.       Я нахмурила брови и тут же выпалила:       ー Это были извинения!       ー Да? ー он усмехнулся и подполз ближе, касаясь моего носа. ー Тогда я их не расслышал.       Не спрашивайте зачем. Я не отвечу. Прикрыв глаза, я добровольно пошатнулась на Алекса и впечаталась в его губы, а после дрожащими пальцами старалась как можно детальнее изучить его скулы. Он же игриво выдохнул в мои уста и в немом ожидании замер, оценивая проделанные действия. Хотел проверить, психану ли. Но… Чёрт! Что мне вкололи?!       Уже сползла с кровати и в попытке забраться на Алекса повалила его на пол. Хотела разодрать края его рубахи, однако, процарапав ногтями по голому торсу мужчины несколько раз, отшатнулась от его губ.       ー Что? ー вновь улыбнулся он. ー Одна воровка украла мою рубашку и держит её в заложниках.       ー Пошёл ты!       Выпустила смешок и запальчиво вновь прильнула к его губам. Урод, изверг, козёл… Чёртов магнит, полюса которого явно не сочетались с моими.       Только в самом начале моих действий он, довольный собой, руководил ситуацией. Выжидал секунды, чтобы ответить на поцелуй, оставлял мягкие покусывания на моём подбородке и иногда щекотал мои рёбра. Когда я потянула края рубашки, чтобы распрощаться с тряпкой, весь его запал стал угасать с неимоверной скоростью. Он даже предпринял попытку выползти из-под меня и встать на ноги, но я выбрала слишком удобное расположение на его грудине.       Своим языком я нагло протиснулась между его губ и неуклюже стала задирать кончик его, подначивая сыграть со мной в незатейливую игру. Не знаю, что творилось в моей голове. Это… Это сложно описать. Будто всё вокруг плыло, и единственное, что сейчас имело значимость, ー поваленный на пол мужчина.       Я вела себя как распущенная пассия… И, знаете… мне это понравилось. Я наслаждалась каждым его прикосновением, каждым неровным выдохом и его неуверенным «Агата, что ты…». Специально обрывала слова Алекса, чтобы тот так же, как и я, стал изнывать от желания. Но, стоило мне стянуть с себя штаны, руки мужчины обмякли и припали к полу, а сам он безынициативно впечатался взглядом в потолок.       ー Ч… что не так? ー неуверенно выпалила я, держа за растянутую резинку пижаму.       Он медлил. Приковал глаза к тусклой лампочке над головой и с минуту не отрывался от неё. Если сейчас начал бы врать про то, что я его не возбуждаю, то я не постеснялась бы и, обхватив возбуждённый член, предъявила бы доказательство его лжи.       ー Ты под какой-то дурью, девочка, ー выдохнул он разочарованно. ー Я буду хреновым джентльменом, если…       ー Александр, мать твою, Нильсен! ー я стукнула его по перебинтованной груди и грозно сверкнула бровями на встрепенувшегося парня подо мной. ー Ты вынудил меня спрыгнуть с балкона, не спросив на это моего согласия. Упёк нас обоих в психушку и имеешь меня эмоционально по сорок раз на дню! Так можно ли мне задать вопрос: какого чёрта я сейчас не могу быть отодранной физически?!       Он усмехнулся и перевёл взгляд на мой бунтующий вид. В полумраке мало что увидишь, но нас неплохо так спасало тусклое освещение лампы. Ночник. И именно благодаря ему я смогла разглядеть раскаяние? в глазах Нильсена. Это совершенно не то, что я хотела в них увидеть. Меня это немного сбило с толку, но отступать я не собиралась, поэтому, вернув уверенность в голос, злобно фыркнула:       ー Так что?       Почти что рассмеялся. Посмотрел на меня как на глупую дурочку, которой поставили табу на самом заветном её желании. Да… В данный момент я находилась именно в таком положении.       ー Только после того, как заверим это нотариально, ー прошептал Алекс, отсмеявшись.       Я ударила его ладонью в солнечное сплетение и, не проронив ни слова, сползла с него на пол. Забыла, что не стоит делать резких движений. Поэтому, когда я в гневе натягивала на себя штанину, в голову прилетел очередной отголосок удара. И винить в этом я была готова только Нильсена. Превозмогая неприятные ощущения в шее и спине, я приподнялась над полом и тут же рухнула на тело, на котором восседала мгновением ранее.       ー Какого ты творишь?! ー пискнула я.       Он дёрнул меня за штанину. Да-да, как маленький мальчик. Может, ненароком не рассчитал силу, а может, специально добивался того, чтобы я вернулась в лежачее положение. Он заёрзал тазом, чтобы обхватить рукой меня за поясницу, и, добившись своего, переложил моё тело к себе на грудину.       Мои попытки встать провалились. Все. Я даже на дюйм не привстала, ведь пальцы его с грубым натяжением втаптывали меня в обжигающее тело.       ー Мальчики тоже любят прелюдии, ー прошептал он мне в макушку.       По плечам моим пробежал целый табун мурашек. Я поёжилась от наплыва холода и на этот раз добровольно впечаталась в его грудь.       ー Я тебе кое-что покажу, ー продолжил он, успокаивая и одновременно расшатывая мои нервы. ー А потом…       ー И что я там не видела? ー усмехнулась я и ткнула пальцем в район чуть ниже живота.       ー Харрис, такой ты определённо нравишься мне больше, но моё предложение куда интересней.       Отодвинув меня в сторону, он присел, а после неумело встал на ноги. Было видно, с каким трудом давались ему эти простые действия. Но, взглянув на меня, он лишь ехидно улыбнулся и протянул ладонь, приглашая принять его предложение.       Ночью. На территории лечебницы для умалишённых я попёрлась за Нильсеном в глубь сада. Ни инстинкта самосохранения, ни боязни за собственную жизнь… Может, Александр был тем самым убийцей, которого искал Гудман? А я так, за компанию попала в Гроунтвуд. И сейчас его новой жертвой стала бы вторая Харрис за месяц.       Я не уточняла, куда мы идём. Семенила за его большими шагами и пряталась за широкой спиной. Если что, подтолкну Алекса на верную погибель и вернусь в палату. На мне, конечно, будут подозрения, но я умело отведу их, изображая неуравновешенную мученицу.       Он не дал мне руки. Галантно протаптывал дорогу и отодвигал ветки деревьев, когда мы проходили мимо окон столовой. От свежести ночи меня немного трясло. Это вполне оправданно, ведь ткань моей рубашки больше походила на простынь. Несколько раз я цеплялась штаниной за небольшие пластиковые оградки, поставленные специально для разделения клумб. Правда, не уверена, что после моего шествия там уцелели цветы. То и дело слышала под стопой хруст, но спокойно его игнорировала. А вскоре Алекс резко затормозил, из-за чего я лбом стукнулась о его спину.       ー Присаживайся.       Я уже хотела высказаться о месте, куда затащил меня этот олух, однако, стоило ему отойти, мне представилась небольшая беседка с парой-тройкой керосиновых ламп. На деревянных лавках в ожидании сидела группа пациентов. Нескольких из них я видела на уроках живописи, а во-о-н с той девушкой даже как-то обедала за одним столиком. Все они походили на обычных людей, собравшихся поздно ночью в уединённом месте. В руках одного из ребят была колода карт с чёрной рубашкой. А мальчик лет десяти, что сидел по другую сторону от него, баловался с коробкой, которая явно была от них.       ー Играете? ー поинтересовалась девушка с каштановыми волосами.       Я чуть опешила. То странное влечение к Нильсену притупилось, но вот соображать здраво я всё равно не могла. Поэтому, выйдя из-за его руки и взглянув ему в глаза, я стала ждать ответа.       Он кивнул и направился к левой части беседки. Лавка, выполненная в форме полукруга, мягко говоря, была тесновата. И именно со стороны Алекса второму человеку места уже не было. Только если садиться на колени. Меня аж передёрнуло от этой мысли, и я шагнула к противоположному краю. «Почему передёрнуло?» ー спросите вы. Потому что, сядь я на него, игра ушла бы в другое русло.       Уместившись напротив мужчины, я краем глаза посмотрела на юного мальчика и ту самую коробку.       ー Правила знакомы всем?       Мы в мафию сейчас играть будем. Это… максимально странно. У меня тут ещё стопка вопросов скопилась и самый важный из неё: то, что вы тут затеяли, точно разрешено?       Положительные отклики послышались с разных сторон, но не от моего спутника. Он выжидающе смотрел на меня, изучая испуг в моих глазах. А мне действительно было некомфортно. Эти люди… Они не были похожи на больных. Да, у некоторых тряслись руки, кто-то заикался и прокручивал головой время от времени, но… это всё. Ни одного опасного действия с их стороны. Даже выкриков не было.       Каждому раздали по карте. Началось бурное обсуждение предположений, одна я никак не могла взглянуть на картинку своей бумажки.       ー Город засыпает, ー скомандовал ведущий, и все, кроме меня, закрыли глаза.       Ушей коснулась тишина. Только пение ночных насекомых нарушало безмятежность природы. И некое шарканье тяжёлых ботинок о сухую траву. Стоило мне обернуться через плечо, как я поняла, в чём было дело.       ー Кажется, у нас гости, ー неуверенно произнесла я.       А дальше начался сущий ад. Не знаю как и зачем, я схватила свою карту и рванула к Нильсену. Он был моим спасательным кругом среди неописуемого потопа. Люди толпились, кричали друг на друга, а кто-то вовсе забился под стол. Мы же с Алексом побежали в сторону зарослей. Я дважды споткнулась о землю. Спасало только то, что Нильсен удерживал меня за руку и ловил, как только голова моя склонялась к ногам.       Я потеряла счёт времени. Страх быть пойманными сковывал дыхание и заставлял разум напомнить мне о последствиях быть здесь «особенной». Очередная встреча с врачом и её неуместные расспросы. Слоновая доза успокоительного, ещё какой-то дряни и заключение в одиночной камере. Когда-нибудь после такой профилактики мозгов меня вынесут из комнаты ногами вперёд.       Сначала несколько тонких прутьев полоснули меня по лицу, а после я вновь влетела в Нильсена. Кругом темнота, а единственный источник света с трудом просачивался сквозь извилистые переплетения лиан. Стой…       ー Тихо…       Он накрыл своей ладонью мои губы и подошёл почти вплотную. Мимо нашего укрытия пронёсся один из охранников, освещая свой путь фонарём. Именно тогда я смогла убедиться, что не ошиблась в своих догадках.       Алекс притащил меня на ту самую лавку, которая была скрыта от глаз плакучей ивой. Стены из ветвей служили идеальным природным барьером, а примятая трава под ногами ー безопасной подушкой.       ー Сегодня всё против нас, ー усмехнулся Нильсен и освободил мои уста.       Рука его ударилась о собственную штанину, а сам мужчина продолжил стоять рядом.       ー Заговор, ー пожала плечами я.       Диалог, мягко говоря, был натянутым. Хотя Алекс всегда чувствовал себя комфортно, даже когда тапки его полыхали огнём. Я же насупилась и закрылась в себе: то ли из-за холода, то ли из-за сумбурности произошедшего. Страх перед Трисс усилился, и я не могла освободить себя от его склизких щупалец.       ー Меня опять ждёт промывка, ー усмехнулась я обречённо. ー Кажется, моё развлечение в стенах больницы едва можно назвать специфичным.       Почти что рассмеялась. Безысходность и так перекрыла все доступы к выходу, так что мне и правда единственное, что оставалось, ー идти с повинной.       ー Тебя тоже заставляют признаться в убийстве Аннет? ー я обхватила себя за кисти, но отвернулась от Алекса, ища защиты в кроне дерева.       ー Они давно поняли, что я безнадёжен.       Это не звучало шуткой или усмешкой. Как-то через силу он произнёс эти слова и сделал шаг ко мне. Я почувствовала его дыхание. Единственный источник тепла в этом поганом мире. И, знаете, если бы Нильсен не открывал свой рот, из нас могло бы выйти что-то стоящее.       ー Протрезвела? ー произнёс он у самого моего уха и рукой своей завладел моей.       Чуть надавив на запястье, мужчина вытащил из моего кулака смятую карту и занёс её над головой, пытаясь разглядеть бумажную деталь в лунном свете.       ー Чтобы общаться с тобой, мне просто необходимо сидеть на чём-то тяжёлом, ー буркнула я, не подумав.       ー Мирный.       Он усмехнулся, а не успела я обернуться на Алекса, тот обволок меня своей рукой, показывая перед носом разрисованную игральную карту. Скажу честно, мне сложно было рассмотреть человека, изображённого на ней, но вот надпись на её краю я прочитать смогла:       ー Мирный житель.       Я готова была рассмеяться. Какая-то там картонка разбиралась в людях лучше, чем свора врачей и полиция. Жаль, что ей не поверили бы. Если я притащила бы её руководству Гроунтвуда, то меня задержали бы здесь ещё на годик или два. Да и с посещениями было бы туго.       ー Это не мешает тебе вымораживать мне мозги.       ー Что?! ー воскликнула я, тут же обернувшись на него.       Вот только больше я сказать ничего не смогла. Ладонь его легла мне на затылок быстрее, чем я успела вздохнуть, а губы… Какого чёрта, Нильсен?.. Короткой была твоя прелюдия. И, казалось, помутнение рассудка было заразительно.       Не спеша, но напористо он завладевал моими губами. Перебирал их медленно, изучая начинку мякоти языком. Не кусал, а оставлял щекочущие прикосновения губ на моём носу и левой щеке. Чувствовала, как он натянуто улыбался и пытался остановиться.       Я не сразу обвила его плечи руками. Не решалась, признаюсь. Но в какой-то момент единственная лампочка, что освещала мою полупустую голову, взорвалась, лишив меня возможности осмысливать происходящее в полной мере. Поддалась соблазну, что до конца не выветрился из моей крови. Не раздумывая, стянула с себя низ и суетливо засучила рукава. Осталась в рубашке, ведь ничего от этого не изменилось бы, а мне было бы теплее.       Я надавила на его грудь ладонями, вынуждая мужчину попятиться назад. И, только когда он упёрся в лавку, понял мой замысел. Александр приспустил штаны и сел на деревяшку, завлекая меня с собой. Рукой гладил мою поясницу и щекотал дорожку позвоночника. А стоило мне пристроиться возле его паха и опуститься по органу, вбирая его в себя, пальцы Нильсена застопорились и сжали мою кожу.       Медленно я стала скользить по нему: то вдавливаясь ягодицами в его таз, то, наоборот, приподнимаясь высоко над ним. Дразнила его, не щадя себя. Упёршись коленями в изгиб лавки, я оторвалась от губ Алекса и обхватила деревянную спинку руками. Чуть двинув тазом и до упора опустившись на его член, я поёрзала на нём и постаралась бёдрами выписать круг. Именно после моей шалости Нильсен впервые не сдержал стон. Закусив кожицу губы, я сделала опору на ладони и стала то опускаться, то подниматься по его органу. Резко вниз и плавно вверх.       В какой-то момент мне показалось, что тот охранник вновь прошёл мимо нашего укрытия. Рассеивающийся неестественный свет мелькнул за зарослями, однако голоса я не услышала. Да и плевать было.       Раскрыв уста, я стала жадно глотать свежий воздух, учащая движения тазом. Шлепки, точно удары ногой о лужу в дождливую погоду, бесстыдно ложились на уши и вызывали дрожь под рёбрами. Я была вся красная, уверена в этом, но из-за темноты и волос, что то и дело падали на лицо, этого не было видно.       Я проиграла первой. Вжавшись в его пах, я на секунду замерла от приближающейся дрожи и приникла к груди мужчины. Бёдра мои всколыхнулись, плечи осунулись, а сама я закусила кожу на шее Алекса, подавляя стон. Ноги не слушались. Кое-как я сползла на край лавки и подобрала под себя колени.       Нильсен же продолжал тяжело дышать. Кажется, ему не хватило самую малость. Ладно, Харрис, ты благородная девушка. Заправив прядь волос за ухо, я пальцами обхватила член мужчины и стала перебегать ими по его длине. Бесстыдно скользила от его уздечки вниз до мошонки и, погладив яички, поднималась обратно.       Я услышала хруст дерева. Кажется, это был один из прутьев лавки. Не успела я приподняться, чтобы убедиться в этом, на кисть мою вылилось что-то тёплое и вязкое. Тело Алекса невольно вздрогнуло, а сам мужчина запрокинул голову и замер.       Что мы делаем, Нильсен?       ー Давай на этот раз испачкаем твою вещь? ー улыбнулась я, намекая на его штаны.       Вот только Алекс чуть погодя успел всучить мне какую-то тряпку. Не раздумывая, я вытерла об неё руку и отдала её мужчине, чтобы тот привёл себя в порядок. Хотела после этих процессий встать, но Нильсен, как всегда, смог остановить меня одной лишь фразой.       ー Куда собралась без штанов?       ー Ты…       ー Переночуем здесь, ー перебил меня мужчина и потянул за собой. Вынудил меня улечься на его грудь, а я, может, против была! ー Сейчас опасно возвращаться в палаты, а на утро я что-нибудь придумаю.       ー Ты изгадил мои штаны! ー злобно огрызнулась я и попыталась встать. Неудачно.       ー Если быть честными, то виновата в этом ты, ー он усмехнулся и прижал меня к своей груди.       Я его проклинала. Долго и очень даже искренне. А эта тупая улыбка на моём лице… Не знаю, откуда она вообще могла взяться!..       Не помню, как уснула. Тело было слишком расслаблено и просто молило об отдыхе. А эта предательская дрожь только подначивала организм лечь в спячку. Зато проснулась я первой. Где-то в гуще ветвей пели птицы, что и послужило мне будильником.       Поначалу назло хотела разбудить Алекса, чтобы тот был разбитым весь день из-за того, что не доспал жалкие полчаса. Но потом сжалилась над ним. Не слезая с его груди, я подползла к самому краю скамьи, и, опустив голову к земле, стала рассматривать траву, на которой валялись мои штаны. Развлечение так себе, да и пользы ноль. Пока я не наткнулась на кое-что действительно стоящее.       Мне пришлось ещё немного свесить голову, чтобы пальцами добраться до карты. Смятая бумажка валялась под скамьёй почти что на недосягаемом расстоянии. Чуть не упала, пока лезла за ней. Благо ни я, ни Алекс не пострадали. Добравшись до карты, я обхватила её двумя пальцами и вытащила бумажку из-под укрытия. Хотела рассмотреть, как же выглядит мой персонаж из несостоявшейся игры, однако принадлежала картонка Алексу.       Строгий тёмный плащ. Фуражка с острыми концами и грозный взгляд мужчины. Нет, не мирный житель и, к сожалению, не мафия.       Комиссар.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.