Life In Reverse

Тор, Мстители (кроссовер)
Джен
Перевод
R
В процессе
280
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/476291?view_full_work=true
Размер:
444 страницы, 32 части
Описание:
«Тот, кто нигде не имеет дома, волен ехать куда угодно». Иными словами, AU, где Локи попадает на Землю вслед за Тором. Блуждает, пытаясь разобраться в своей жизни и найти себя. И, что удивительно, находит – работая на «Щ.И.Т».
Посвящение:
Lise
Примечания переводчика:
У работы очень емкое название. Основные смыслы: "повернуть жизнь вспять", "превратности судьбы", "поставить жизнь с ног на голову", "с оборотной стороны".

Разрешение на перевод получено.

Это мой первый перевод по данному фэндому. Надеюсь, вам понравится. 44 главы ждут! ;)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
280 Нравится 374 Отзывы 154 В сборник Скачать

Часть 27

Настройки текста
      Врач-целитель, которому было поручено заботиться о Локи, поставил его перед фактом, что тот должен остаться в больнице еще на две ночи, чтобы его «понаблюдали». Локи не возражал, хотя отчасти ему хотелось; но ощущение болезненной усталости перевесило, и Локи сопротивляться не стал.              Фьюри и Наташа вышли в коридор, оживленно разговаривая, и так продолжалось до тех пор, пока Наташа не заметила, что он за ними следит, так что они оба скрылись с глаз, оставив Локи одного. Он уставился в потолок, чувствуя, как начинает болеть голова. Попытался вспомнить хоть что-то из того, что там произошло, но, если не считать воспоминания, как он ступил на ветви Иггдрасиля, Локи не отыскал ничего, кроме вызывающей отторжение мутной дымки. Локи сжал руки и с осознанием собственного бессилия ударил кулаком по матрасу.              Наташа не вернулась, и в конце концов Локи погрузился в неспокойный сон, полный смутных кошмаров. Когда он снова проснулся, в комнате оказался агент Колсон, сообщивший, что решение об отстранении пересмотрено, так как Локи «судя по всему, вне работы находит себе еще больше проблем, чем когда занят делом». За этим последовала пауза, и Локи заподозрил, что Колсон собирался сказать что-то совсем другое, но прозвучало всего лишь: «С возвращением, агент».              После его ухода Локи снова остался один.              Теперь он объективно признавал, что совершил большую глупость. Он должен был, по крайней мере, сообщить кому-нибудь о своих подозрениях. Или кого-то предупредить перед тем, как отправиться в путешествие. Если бы все обернулось еще хуже, и он бы там просто погиб… у них бы даже намека на предостережение не оказалось бы, в отличие от нынешней ситуации, когда их припугнуло его ранение. А так все просто выглядело бы так, словно Локи взял да исчез. Скорее всего, они благополучно сочли бы, что он именно так все и спланировал.              А на что он надеялся? Вернуться из славной битвы с победой?              Локи закрыл глаза рукой и тихо застонал от собственной недальновидности, чувствуя себя еще более несчастным в водовороте навязчивых мыслей.              – Ой, извини, я не вовремя?              Локи опустил руку, глянул в сторону двери и чуть не вытаращил глаза. Там оказался Капитан, неловко стоявший в дверях, странно сказать, с букетом цветов.              – Я стучал, – продолжил Роджерс, видя, что Локи говорить не собирается. – И мне показалось, что… но если ты хочешь отдохнуть, то я могу просто уйти.              – Нет, – в замешательстве выдавил Локи. – Нет, по правде говоря, я буду рад отвлечься.              Судя по его виду, у Капитана от сердца отлегло, когда он вошел в комнату и протянул ему цветы.              – Я вот принес... что уж первое попалось. Надеюсь, тебе нравятся гвоздики – а то в киоске ничего другого не было. – Локи не мог видеть, какое у него при этом появилось выражение лица, однако щеки Роджерса покрылись румянцем, а в его речах зазвучали оправдывающиеся нотки. – Так ведь все еще делают, да? Дарят цветы тем, кто болен или ранен?              – Я не хотел показаться неблагодарным, – сказал Локи, пытаясь сесть. – Я всего лишь удивлен.              – Нет, подожди, тебе, наверное, не стоит… – засуетился Роджерс, быстро сунул куда-то цветы и нажал кнопку. – Лежи, – твердо велел он, и через мгновение Локи сдался, признав, что не может сам нормально сидеть, и обнаружил, что кровать приподнялась, так что он, по крайней мере, больше не лежал на спине. – Удивлен? В смысле, что я как-то узнал, что ты здесь?              «Не только», – подумал Локи, но просто кивнул.              – Об этом говорили агенты, – печально улыбнулся Роджерс. – Видимо, то, что ты попал сюда, вызвало много шума. И, пожалуй что… и слухов тоже, вот я и узнал, что ты здесь, хотя и не понял, как это случилось.              Локи отвел взгляд.              – Я не знаю, – упавшим голосом сказал он. – Не помню.              – Ты не… О-о, – во вздохе Капитана слышалось сочувствие. – Мне очень жаль.              – О чем тут жалеть? Зато я не помню страданий, – сказал Локи. Краем глаза он заметил, что Роджерс нахмурился.              – От этого сильно лучше не стало, разве нет? Просто ты не знаешь, почему ты ранен, вот и все, – Роджерс замолчал. – Как ты? Судя по виду… – он явно попытался сформулировать это повежливее. – …У тебя легкое недомогание.              – Спасибо за заботу, – сухо сказал Локи. Роджерс нахмурился сильнее.              – Я от чистого сердца спросил, – проговорил он слегка обиженно. Локи стало чуть совестно, и он вздохнул, борясь с раздражением.              – Я устал, – честно ответил он, – мне словно всю душу вымотали, и мне плохо. И здесь лежать опостылело. – «И еще непонятно, ты-то зачем сюда явился». – Едва ли ты пришел послушать мои жалобы.              Роджерс, как ни странно, расслабился.              – Иногда мне кажется, что раз у кого-то есть силы жаловаться, он наверняка скоро пойдет на поправку, так что это в некотором роде даже обнадеживает, – он криво улыбнулся и посерьезнел: – Мне жаль, что ты здесь застрял. Больница – не самое уютное место.              – Что верно, то верно, – согласился Локи и взглянул на цветы на прикроватной тумбочке. – Спасибо, – выдавил он, хотя благодарность тут казалась какой-то неуместной, – что ты… зашел.              – Пожалуйста, – на лице Роджерса промелькнула улыбка, а потом он отвернулся, нервным жестом потирая руки о штаны. – Недавно ты мне жизнь спас. Зайти тебя навестить – это меньшее, что я могу сделать в знак благодарности, – Локи чуть не вздрогнул и подавил это желание. – Выходит, на этой неделе отдыхаешь от наших тренировок? – добавил Роджерс, и его слова прозвучали так, будто он пытался его подбодрить.              – Если я за три дня полностью не восстановлюсь, то мне, вероятно, вообще не жить, – сказал Локи. – Не надейся легко от меня отделаться.              В облике Роджерса промелькнуло удивление, а затем беспокойство.              – Уверен, что это того стоит? Просто тебе бы… лучше не перенапрягаться.              – Похоже, этому я еще не научился, – сказал Локи. Он хотел, чтобы это прозвучало как шутка, но получилось еще печальнее, чем все до этого. Судя по выражению лица Роджерса, Локи решил, что тот понял все точно так же.              По крайней мере, ему не пришлось искать подходящий ответ, так как в этот момент вернулся один из целителей и выпроводил Роджерса, потому что хотел обсудить с Локи какие-то анализы.              – Береги себя, Люк, – сказал Роджерс, и на мгновение Локи показалось, что тот хлопнет его по плечу, прежде чем Капитана успеют выдворить, однако тот сунул руки в карманы и просто ушел.              

***

             Наташа не пришла. Локи успокаивал себя тем, что она, без сомнения, просто занята проектом Фьюри «Мстители», но это казалось слабым утешением. К его удивлению, когда Локи выписали, первым на глаза ему попался Бартон.              – Да уж, если продолжишь в том же ключе, то, чего доброго, посоревнуешься со мной в конкурсе «самый глупый финт ушами», – сказал Бартон с полуулыбкой, хотя, когда он действительно взглянул Локи в лицо, то поморщился. – Уверен, что тебя не рановато выписали? Видок у тебя слегка…              – Ну, я убежден, что ты меня переоцениваешь, – прервал его Локи, пока Бартон пытался отыскать подходящее слово. – Слишком уж планка высока.              – Эй! – воскликнул Бартон, но без особого возмущения. – Это не на меня Нат сейчас готова всех собак спустить.              Слабая улыбка, которую было выдавил Локи, исчезла, и он почувствовал, как сердце ухнуло куда-то вниз.              – Агент Романофф... на меня сердится?              Бартон искоса взглянул на него.              – Ну да, есть немного. – Локи попытался не проявить никаких эмоций, но что бы там ни промелькнуло на его лице, Бартон отвел от него взгляд. – Просто… она ​​не любит чувство беспомощности, понимаешь? И из пыточной Дума мы тебя словно только вчера вытащили. Нат… – Клинт передернул плечами. – Да ничего, посердится и перестанет. Придется тебе вымаливать у нее прощение.              – Вымаливать не обучен, – сказал Локи.              – Мда, почему-то я так и думал, – буркнул Бартон. – Ну, поучиться лишним не будет. – Он указал на машину. – Так, ваше величество, хотите, подвезу вас куда-нибудь?              – Домой, – сказал Локи, – но, думаю, отсюда ехать слишком далеко, а если я правильно помню, тебе не по душе мой способ передвижения.              Бартон поморщился.              – Нет, на дух не переношу. Так что это было? «Клинт, оставь меня в покое» или…?              Локи подумал, что в последнее время он слишком часто оставался один.              – Не обязательно, – небрежно бросил он. Бартон долго смотрел на него, а затем покачал головой, пробормотав что-то себе под нос.              – Ладно-ладно, – решил он. – Я только машину поставлю, и мы сделаем так, как ты захочешь. Мне что, плюнуть и больше по поводу телепортации не возникать?              Локи удивленно вскинул брови.              – Едва ли я принудил бы тебя путешествовать именно тем образом, который ты так люто ненавидишь, – сказал он. Бартон пожал плечами.              – Ага, я заметил, что ты даже вроде не попросил, но это же просто ход такой, да: ничего такого не просить, чтобы всё равно всем всё было понятно. И потом, разве я могу бросить нетрудоспособного коллегу на произвол судьбы в полном одиночестве, чтобы он взял да и влез… куда уж ты там до этого влез, по новой?              Локи сжал зубы.              – Какое великодушие.              – Да нет, – сказал Бартон. – На самом деле, ничего такого, – он звякнул ключами. – Ну ладно, я сейчас вернусь.              – Нет, – сказал Локи и схватил его за руку, но тут же отпустил. – Давай лучше... съездим куда-нибудь недалеко. Можем на этой твоей машине поехать.              Облегчение, отразившееся при этих словах у Бартона на лице, было почти смехотворно.              – Да какая там моя, – отозвался Бартон. – У меня таких отродясь не было.              Машина, к которой они пришли, на вид ничего особенного собой не представляла, но Локи предпочел это не комментировать. Вроде бы Бартону зачем-то вздумалось сделать доброе дело, так что Локи решил, что постарается ему не грубить. Когда они сели в машину, Клинт наконец спросил:              – Так во что же ты все-таки влез? Нат не сообщила никаких подробностей: просто сказала, что обнаружила тебя полностью истощенным и почти без чувств, когда пришла к тебе.              – Зачем она вообще пошла меня искать? – спросил Локи. До этого ему не приходил в голову этот вопрос, но теперь... он ведь не мог отсутствовать дольше, чем пару часов. Бартон одной рукой выруливал с парковки, другой при этом надевая солнцезащитные очки.              – Интуиция. Она сказала так, – ответил Бартон через мгновение. – Иногда ее чутье и правда срабатывает. Да и ты как-то странно себя вел, когда уходил от нас, – Бартон чуть повернул голову, озаренный внезапной догадкой. – Это что, у нас тебя что-то спровоцировало, или ты так и собирался, куда уж ты там собирался, еще до того, как пришел к нам?              «Тебя что-то спровоцировало». Локи и сам понять не мог, как сформулировать, что именно заставило его принять такое решение, которое на поверку оказалось глупым и безрассудным. Он думал… ему казалось, что это было необходимо. В конце концов, он ведь единственный, кому это под силу: либо не дать тому, что там движется на Мидгард, напасть, либо хотя бы замедлить врага. А что он в итоге сделал? В лучшем случае, наверное, ничего. В худшем, из его стараний мог получиться один только вред. И неизвестно, что из этого, потому что Локи ничего не помнит.              – Локи? – вклинился в его размышления оклик Бартона, судя по тону… взволнованный. – А мы на воздух не взлетим?              Локи заметил, что он опять на взводе, и заставил себя расслабиться.              – Нет, – неохотно сказал он. – Не взлетим.              – Молодец! Давай в том же духе, – несмотря на беспечный тон Бартона, Локи уловил его пристальный взгляд. Этот человек был хитрее, чем Локи показалось поначалу, и слишком уж наблюдателен. Интересно, что он вообще заметил. – Уверен, что все в порядке? – спросил Бартон через мгновение. – Что бы там с тобой ни случилось…              – Я в порядке, – перебил его Локи. – Вот уж не думал, что ты такой нервный.              – Я-то не нервный, – возмутился Бартон. – Просто мне как-то не улыбается оказаться на дне громадной магической дыры.              Локи почувствовал, как его рот скривился в усмешке.              – Не окажешься, позволь тебя заверить.              Заверять он мог абсолютно спокойно, учитывая, что слишком хорошо отдавал себе отчет в том, насколько сейчас плачевно состояние его магии; это в ней будто дыру проделали. Если бы хоть у кого-то можно было спросить, что с ним сделали и как… Внезапно ему вспомнились ученые Чандры. Как ни скромны их познания, может быть, и они до чего-то додумаются.              – Ну вот и славно.              Локи подумал, что Бартон и сейчас мог потихоньку на него поглядывать через солнцезащитные очки, даже если следил за дорогой. Мужчина немного помолчал, а потом заговорил снова:              – Так. Есть какие-нибудь идеи, куда поехать?              – Почему бы не в ресторан, – предложил Локи через мгновение. – Пища, которую дают целители, пресна и весьма неразнообразна.              – А как иначе, – сказал Бартон, усмехнувшись. – Хорошо, ресторан так ресторан. Хотя не факт, что мое местечко тебя устроит.              – Если там найдется что-то получше, чем пустая похлебка, то я переживу, – заверил его Локи.              

***

             «Местечко» Бартона оказалось крохотным и чуть получше, чем просто забегаловка. Хотя еда была вкусная, пусть и зажаренная прямо до предела. Локи с удовольствием выпил три слабых мидгардских пива и съел две порции жареной рыбы. Он знал, что Бартон на него изучающе поглядывает, но умудрился не обращать на это внимания – или притворился, что не замечает. Но он был действительно благодарен, что, пока они ели, Бартон не задавал никаких вопросов; это позволило Локи разобраться в своих мыслях и решить, что делать дальше.              – К слову о Романофф, – в конце концов сказал он. – Где мне ее найти, чтобы начать… молить о прощении?              – Нигде, – прозаично заявил Бартон. Локи просто посмотрел на него, и тот пожал плечами, глотая пиво. – Нет, кроме шуток. Раз она не хочет с тобой разговаривать, то она и не станет. Она отходчивая, просто подожди чуток. А если даже и сердится… Ее Фьюри нагрузил этим проектом «Мстители»; она почти наверняка сейчас Старка уговаривает. Этого парня, конечно, на кривой не объедешь, но у него и денег тьма-тьмущая.              Локи почувствовал, как губы сложились в кривую усмешку.              – Проект «Мстители», – повторил он. – Наслышан. Так Романофф тоже в команде?              – Она только набирает народ в суперкоманду Фьюри, – сказал Бартон, локтями опираясь на стол.              – А ты? – спросил Локи.              Бартон фыркнул.              – Я? Ну уж нет. Это не ко мне. Я работаю один или с Нат, – он распрямил плечи. – Большие шишки с большим эго… это не совсем по моей части. А работать с Железным Человеком – это вообще жесть какая-то. – Локи усмехнулся в ответ. – Нет уж, пусть Нат сама с этим разбирается.              Локи склонил голову набок.              – Фьюри интересовался, не хочу ли я поучаствовать.              – И что ты сказал?              – Что это абсурд, – ответил Локи. – Я не… – «Я не герой», – хотел было завершить фразу он, но не пожелал впадать в сентиментальность. – Как ты и сказал. Не похоже, такой проект смог бы меня заинтересовать.              Бартон задумался.              – А вообще, силы у тебя хоть отбавляй. Как раз для тяжелой артиллерии… ты такой же атлет, как Капитан Америка, и твои магические штучки-дрючки, может, тоже были бы не лишними. Если так посмотреть, из тебя супергерой вышел бы даже получше, чем шпион.              Локи приподнял бровь.              – По-твоему, мне надо было согласиться?              – Не-а, – быстро сказал Бартон. – Я тут просто рассуждаю, – он сделал еще глоток пива и поднял кружку, глядя на Локи. – Ты и команда – действительно как-то не вяжется. Хотя, ты вроде не так плох, как мне сначала показалось.              Локи хотел было огрызнуться, но заметил хитроватую усмешку Бартона, и догадался, что тот это сказал не всерьез. В груди что-то екнуло, когда Локи задумался, неужели в этой фразе промелькнуло что-то вроде симпатии.              – Если бы я вдруг согласился, то условием бы поставил, чтобы со мной в команде был ты, – сдержанно ответил Локи через мгновение. – Просто чтобы все это время наблюдать за твоей постной миной.              Бартон на это действительно состроил гримасу, и Локи почувствовал, как дрогнули в улыбке губы, и быстро наклонил голову, чтобы скрыть ее.              – Очень смешно, – сказал Бартон и допил оставшееся пиво. – С тобой не соскучишься, Сильвер. Так ты мне собираешься рассказать, что там у тебя случилось? Нат по телефону говорила загадками, и никто другой мне тоже ничего не объяснил.              Локи окинул Бартона внимательным взглядом.              – Так агент Романофф позвонила тебе?              – И с каких это пор она опять сделалась агентом Романофф? – поинтересовался Бартон. Локи поджал губы, и мужчина пожал плечами. – Ну да, позвонила. Как только пришла и увидела, что ты без сознания и у тебя кровь идет буквально отовсюду. – Локи постарался сохранить бесстрастное выражение лица, но почувствовал, как сквозь него прокатилась волна стыда. – А потом она еще раз звонила сказать мне, что твое состояние стабилизировалось. Я ее просил. – Услышав это, Локи вскинул голову, но теперь Бартон отвел от него взгляд. – Вопрос остается открытым.              Локи прикинул, стоит ли отвечать Бартону, и прикрыл глаза.              – Я не знаю. Моим намерением было пройтись по Мировому Древу и обнаружить инородное присутствие того, что сейчас пытается к нам проникнуть...              – Минутку, – перебил его Бартон. – Притормози. Давай потихоньку. Чье там присутствие куда пытается проникнуть?              Локи глубоко вздохнул и рассказал, как ему казалось, уж в тысячный раз за последние дни, о том ощущении, которое у него возникло, о всплесках энергии, про которые предупреждал Колсон, и о вопле самого Мирового Древа. Бартон по мере рассказа нервничал все сильнее и тихонько присвистнул, когда Локи закончил.              – Ох, как же хорошо мне жилось до встречи с тобой, – сказал Бартон. – Все было так хорошо да складно, и убить меня пытались только обычные люди, и никаких тебе вопящих деревьев.       – Не воспринимай это буквально как дерево, – поправил Локи. – Иггдрасиль – это вселенная. Ткань мироздания, из которой сотканы Девять миров. И ничего такого странного с моим появлением тут не возникло; ты раньше просто об этом не знал.              – А как же славно было об этом не знать, – парировал Бартон. – Так вот почему Фьюри инициировал «Мстителей». Потому что что-то большое и страшное затаилось в космосе и вот-вот на нас нападет. Что-то такое, от чего ты еле ноги унес, когда попробовал было поискать. И кстати... Нет, ну я не утверждаю, что сам с тобой добровольно пошел бы, потому что никуда я бы с тобой не пошел, но все-таки ну чем ты думал, а?              Локи стиснул зубы.              – Я думал, что так будет лучше.              – Ага, ну да, – сказал Бартон. – Я стесняюсь спросить, что тогда для тебя «хуже». На этой планете если уж умрешь, то насовсем, – он облокотился на стол. Локи почувствовал, что теперь сверлит собеседника испепеляющим взглядом, но смягчить его не потрудился. – Если не научишься вести себя осмотрительнее, как бы тебя не пришлось держать на привязи, чтоб целее остался.              – С привязи я сорвусь, – заявил Локи.              – Похоже, ты и без привязи сорвешься, – сказал Бартон, едва заметно улыбаясь. – Ну да ладно. Что дальше-то?              Локи, не ожидавший, что Бартон внезапно сменит тему, заморгал.              – Дальше? – Бартон кивнул. – В каком смысле?              – В смысле, узнать, что конкретно тут творится, – сказал Бартон. – Кто на тебя напал, кто там посягает на этот самый Иггдрасиль, – для того, кто слышал это слово один-единственный раз, Бартон произнес его на удивление правильно. – Ты ведь не собираешься просто все кинуть и сидеть сложа руки?              – Нет, – медленно проговорил Локи. – Я… не собираюсь.              – Хотя, – добавил Бартон, – я бы на твоем месте в лучший мир не торопился, если ты понял, о чем я.              – Я не… неважно, – Локи не знал этой фразы, и у него возник соблазн обсудить, насколько она уместна, но это в общем-то определяющего значения не имело. – Я больше норн искушать не собираюсь. Но в этом мире… мало кто сумеет ответить на мои вопросы. Практически никто ничего не знает о той силе, что пытается пробить брешь между мирами… – и Локи замолк.              На самом-то деле он знал по крайней мере одного человека, который хоть немного в курсе о том, как открываются тропы между мирами. Того, кто хоть частично имел представление об Иггдрасиле и о том, как управлять его энергией.              – Что? – осведомился Бартон. – Это что еще за кислая мина?              – Фостер, – скривившись, сказал Локи. – Доктор Фостер... могла бы оказаться нам полезна.              Бартон сел прямее.              – А, ну точно. Так в чем проблема… – и осекся. Локи практически слышал, как у того с щелчком становятся на места кусочки головоломки. Бартон соотнес одно с другим. – Ты с ней уже общался? Она знает, кто ты такой? – Локи вздохнул и легонько кивнул. Бартон удивленно вскинул брови. – Ну и как прошло?              Его подбородок дрогнул.              – Примерно так, как ты и мог бы предположить.              – Ага, особенно учитывая, как она клеилась к… – Бартон замолчал, взглянул на Локи и быстро отхлебнул пива. Локи уставился на свою кружку и попытался не представлять себе Тора. Но в голове тут же возникла та самая фотография с Тором, Фостер и еще каким-то мужчиной.              – Ты там был, – внезапно осознал он. Бартон мгновение подумал и кивнул.              – В Нью-Мексико? Да, был.              «Так ты все видел, – подумал Локи. – Ты видел, что я устроил с Разрушителем. Видел, как я… напал на Тора. Ты видел Тора. Но все-таки ты не… ты почему-то все равно дружелюбно настроен ко мне». Он стиснул зубы, а потом сглотнул, чувствуя, как все сжимается в груди.              – Ты не говорил.              Бартон пожал плечами.              – Да это вроде к делу не относилось.              – Не относилось… – Локи засмеялся, хотя смех этот прозвучал как-то странно. – Да как же это не относилось?              Бартон уселся поудобнее.              – Ты знал, что я знаю, кто ты такой и что ты там устроил. Что меняет тот факт, что я оказался именно там, в непосредственной близости?              – Это… – Локи слегка завис. Что-то это меняло, он ведь знал, что это важно. – Тор, – произнес он. – Это значит, что ты видел Тора. Ты его… ты с ним познакомился.              – Ну, не то чтобы познакомился. Прицелился да и следил издалека, – Бартон как-то странно на него взглянул. – И только. А ты с Тором...              Локи почудилось, что у него в легких разом кончился воздух.              – Не спрашивай.              Бартон окинул его долгим взглядом, но в конце концов кивнул.              – Ну хорошо. Не буду.              Локи вздрогнул, не веря своим ушам. Он-то ожидал, что Бартон начнет спорить или просто проигнорирует его просьбу. Преисполненный почти горячей благодарности, что Бартон этого не сделал, Локи до крови прикусил щеку.              – И как он тебе? – спросил он наконец. Прежде чем ответить, Бартон долго молчал.              – Я не Нат, – сказал он. – Я не умею оценивать людей. Как бы там ни было... он упрямый, хороший боец. Его уверенность граничит с самонадеянностью, вполне оправданной, заметим, потому что он положил целый отряд, пока прорывался к молоту, а тот… и с места не сдвинулся, – во рту у Локи пересохло, и он просто легонько кивнул. – Вот этот момент мне как тогда, так и сейчас непонятен.              – Это был Мьёльнир, – сказал Локи, и собственный голос показался ему каким-то чужим. – Кто бы ни взял этот молот, если достоин... а он оказался не достоин, – он уставился сквозь Клинта на стену за ним. – До этого момента он ничего еще не осознал. Думал, достаточно будет просто пробиться к молоту и этим самым положить конец своему изгнанию.              – Но на этом оно не кончилось, – предположил Бартон. Локи чуть заметно кивнул. Бартон хмыкнул и покачал головой. – Да чушь какая-то!              Локи опешил.              – Что?              – До такой степени полагаться… ну не знаю, на какое-то оружие, которое самооценку тебе поднимает и говорит, какой ты весь из себя достойный... Да молоту-то почем знать?              – Таково заклинание, – насупившись, пояснил Локи.              – Ага, тогда еще хороший вопрос, кто заклинание накладывал! И какие были критерии? Я вот к чему веду… – Бартон пожал плечами. – Какой-то молот как мера достоинства? Бредовая идея. Я знаю, что я эту штуку нипочем с места не сдвинул бы. И что, значит ли это, что я недостойный? И чего конкретно я тогда недостоин?              Локи открыл рот, чтобы возразить, и закрыл его.              – Не достоин силы Тора, – сказал он, подумав. Бартон фыркнул.              – Да если бы я даже оказался достоин, я все равно бы знать не знал, что делать с этими молниями. Уж я не в курсе, как это работает, но это все колдовство какое-то, а я магию не жалую, – Бартон поставил руки на пояс и размял плечи. – Ну, это так, к слову.              В словах Бартона была какая-то неувязка, но Локи не понял, что именно резало ухо. Поэтому он пока просто запомнил это, чтобы обдумать позднее. До Локи дошло, что он впервые с кем-то обсуждал то, что произошло в Мидгарде. В первый раз он с кем-то поговорил о Торе, если, конечно, не считать несвязных попыток побеседовать с Джейн Фостер. Кстати, о ней.              – А что доктор Фостер? С ней ты знаком?              – А, точно, – проговорил явно сбитый с мысли Бартон. – Фостер. Лично не знаком. Честно говоря, я вообще мало чего о ней знаю, кроме того, что было указано в ее досье. Как думаешь, у нее могут быть какие-нибудь идеи по поводу этой твоей угрозы?              – Возможно. И до недавнего времени она была готова их обсудить. Но недавно... мы с ней повздорили.              Бартон приподнял брови.              – И почему же мне кажется, что это явное преуменьшение? – Локи кивнул. – Ха, и как думаешь, ты сможешь ее все равно...              Локи закрыл глаза, сделал вдох и выдох.              – Все равно убедить ее работать со мной? – Он представил себе выражение лица Фостер, окаменевшей, разинувшей рот и смотревшей на него в безмолвном ужасе. С тех пор они не разговаривали. Если даже у Романофф Локи пришлось бы вымаливать прощение... чего могла бы потребовать от него Фостер?              Локи заставил себя вспомнить вопль Иггдрасиля. Собственное чудовищное ощущение израненной, искореженной магии. Кто бы это с ним ни сотворил… как же тогда оно обойдется с Романофф, с Роджерсом, с Чандрой и Розлин? На карту поставлено нечто большее, чем его гордыня.              – Ну? – настаивал Бартон. – Ты у нас вроде классный переговорщик. Сможешь убедить ее?              Локи взял почти пустую бутылку Бартона и одним глотком допил все, что там оставалось.              – Похоже, мне придется найти способ.              

Интерлюдия (XXVII)

             Непосредственной начальницей его похитителей оказалась коренастая женщина с короткими каштановыми волосами. Стоило ей бросить на него один-единственный взгляд, и ее лицо приняло недовольное выражение; та явно морально готовилась к неприятностям.              – Где мои оперативники? – спросила она. Локи небрежно отмахнулся.              – Спят, – ответил он. – Совершенно невредимые – кроме одного, который так неразумно попытался опять напасть на меня; ему придется вправить руку, – он призвал самую очаровательную улыбочку. – Я предпочел бы соблюсти все приличия. Хотя вы задачу не облегчили. Как вас зовут? – Женщина ничего не сказала, только стиснув губы. У Локи возникло искушение заставить ее ответить, но он отказался от этой идеи. – Прекрасно. А не скажете ли мне, зачем вы попытались меня похитить?              Женщина приподняла подбородок.              – Не желаете ли поехать со мной в более безопасное место?              – Нет, – сказал Локи. – Я отказываюсь. – В его голове мелькнуло воспоминание о том, как в комнате со стеклянными стенами смертные допрашивали Тора. Он прогнал это воспоминание. – Полагаю, это и есть ответ на мой первый вопрос. Так это ваша организация следила за мной в последние недели? – Снова тишина, и на Локи накатил приступ раздражения. – Отвечайте, – приказал он, впустив в свой голос щепотку магии.              – Мы уже некоторое время за вами наблюдаем, – проговорила она, хотя и медленно. Сопротивляется внушению, как и другие. Вот эти были обученными бойцами; не просто какая-то разношерстная группировка, а организованная. Локи подавил шевельнувшуюся внутри тревогу: «Они никогда не оставят тебя в покое. Так и будут за тобой охотиться».              – Потому что вы считаете, что я угроза, – утвердительно сказал он. Женщина снова вздернула подбородок.              – Мы не причиним вам вреда, – сказала она.              «Ложь, – подумал Локи. – Если бы вы сочли это необходимым, то сделали бы это».              – Вы продемонстрировали определенные… способности. Многие хотели бы ими воспользоваться. Наша цель – это позаботиться не только о безопасности окружающих, но и вашей собственной, мистер…              Локи расслабился. Они не знали, кто он такой… по крайней мере, эта женщина и ее подручные. Они думали, что он обычный человек: возможно, «одаренный», но не более того. Они не ведали, кем он был на самом деле.              – В таком случае, мне пришлось бы открыть вам свое имя? Но это поставит меня в явно невыгодное положение, – Локи склонил голову. – Если бы я пошел с вами…              – Мы бы сделали все возможное ради вашего комфорта и безопасности.              Ложь, снова подумал Локи. Или полуправда. Могло изначально быть и правдой, но теперь они уже настороже. Попытка похищения доказала, что теперь в нем увидели потенциальную угрозу, и если бы теперь это предположение – но на их территории – подтвердилось, то они эту угрозу могли бы устранить, если бы сочли такой шаг необходимым.              – Как мило с вашей стороны, – сказал он вслух. Он заметил, как ее взгляд едва уловимо метнулся к панели, и решил не упоминать, что до этого заблокировал ей средство связи. – Могу я спросить, как вы меня нашли? – эти слова он снабдил внушением, чуть более явным, чем предыдущее.              Несомненно, женщина сопротивлялась.              – «ПО распознавания лиц», – сказала она через мгновение. Словосочетание было Локи незнакомо, но значение все же понятно. – Вас засекла камера в продуктовом магазине.              Локи перешел в оборону.              – Вот оно что… – у него мороз прошел по коже. Так у них есть способы обнаружения лиц. Надо было быть осмотрительнее. Постоянно поддерживать иллюзию чужого обличия было бы утомительно, но если он найдет способ ввести в заблуждение те механизмы, которые собирают изображения… – А вы храбрая, – пробормотал он. – Разговариваете со мной вот так наедине.              Едва уловимая эмоция на ее лице подсказала Локи, что женщина в любой момент ожидает подкрепления. Ну, ему все равно пора заканчивать этот разговор.              – А вы очень здравомыслящий, – отозвалась она. Он почти зримо уловил, как крутятся шестеренки у нее в голове: «Займи, заговори его, чтобы был спокойным и сговорчивым». – Прошу прощения за причиненные… неудобства. – «Жаль, что все сорвалось». – Я хотела бы увидеть свою команду, чтобы удостовериться, что с ними все хорошо, и тогда, если захотите, мы можем продолжить разговор…              – Нет, – отказался Локи. – Думаю, я все уже выяснил.              Его тон по-прежнему был вежлив, но она была достаточно умна, чтобы понять, что за ним крылось. Она дернулась – быстрое для смертной движение, – но Локи ее все равно опередил.              Несколько мгновений спустя, скрытый от чужих взоров, Локи выскользнул из здания. Возможно, не самое приятное получилось заклинание, но он мог быть куда более жесток. Он же лишь позаботился, чтобы она не смогла пересказать своему начальству их с Локи разговор на любом из известных им языков.              Однако, на лицо одна большая проблема. Ему опять нельзя здесь остаться. И снова его гонит прочь вмешательство смертных. И вот опять…              Локи подавил нарастающий гнев. Да какая разница. Его ведь не из дома выгоняют. Это был не его дом. Ни одно местечко в этом захудалом мирке Локи не мог бы назвать своим. И будет скитаться здесь до скончания времен. Ему просто надо как-нибудь с этим смириться.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты