Демон в моей душе навсегда

Гет
NC-17
В процессе
47
автор
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 18 частей
Описание:
Беда в том, что никто в этой сказке не говорит друг другу «Я люблю тебя». Никто.
~
Итак, Вики попала в школу ангелов и демонов. На неё сразу же обратил внимание Люцифер. Но почему? Это ещё предстоит узнать из воспоминаний Вики о прошлой жизни. А её жизнь была… не слишком хороша. Она узнаёт о каком-то странном ритуале, о друзьях, которые с самого начала скрывали от неё правду. К чему приведут её необдуманные решения?
Примечания автора:
Эту идею я вынашивала довольно приличное время и никак не могла заставить себя написать. Но всё-таки сделала это. Хочу сразу сказать, что есть ошибки и спасибо, что решили потратить своё время на прочтение этого недоразумения😂❤️
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 25 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава 17. Фобия

Настройки текста

Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка.

Из Библии. Прем. 17: 11

Дышать было невозможно, словно на грудь легла бетонная плита. Я хватала воздух ртом, но ничего не выходило, лишь тратились последние драгоценные силы. Пыталась закричать, попросить о помощи, но вместо отчаянного крика с губ срывался лишь нечленораздельный хрип. На миг я прикрыла глаза, желая отдохнуть от неравной борьбы за свою жизнь со стихией, не подозревая, что эти секунды могли стать последними в моей жизни. Но какое-то шевеление рядом заставило меня разлепить отяжелевшие веки, сфокусировать взгляд на ком-то рядом, убрать мокрые пряди волос, липнущие к лицу, чтобы получше рассмотреть своего товарища по несчастью. С трудом повернув голову налево, я с удивлением увидела Люцифера. Я вскрикнула от неожиданности, попыталась позвать его, но ледяная вода влилась в рот, нос, достигая, кажется, и лёгких, обжигая болью изнутри. Тогда я попробовала прикоснуться к его мечущейся руке, но демон лишь отдёрнул меня. В красных глазах сына Сатаны, в которых я не привыкла видеть ничего, кроме злости и самолюбия, сейчас был только безумный ужас. Это стало последней каплей для меня, знаком, что и последняя надежда на спасение давно угасла, и я расслабилась, позволив воде окутать себя холодным саваном, и затихла уже навсегда.

***

Рваным движением я раскинула руки, пытаясь удержаться на плаву, не погрузиться в чёрную пучину, откуда не выбраться, но пальцы схватили лишь хлопок простыней. Я тяжело дышала, словно после долгого бега или… глубокого нырка. Превозмогая поистине первобытный ужас, я нашла в себе силы вернуться к своему сну, который был таким жутко реальным, и вновь всё встало у меня перед глазами: толща мутной воды над головой, тяжёлый металл ловушки, безумные красные глаза напротив. Сердце колотилось в груди, в ушах стоял шум крови, и я снова распахнула глаза, выныривая из воспоминаний, чувствуя, что ещё миг — и я задохнусь по-настоящему. Ещё с самого детства мой самый большой страх — замкнутые пространства. Когда я оставалась одна, в своей маленькой комнатушке, у меня начинался приступ паники. Приходилось приложить немало усилий, чтобы его обуздать и не дать завладеть разумом. С каждым годом этот страх всё усиливался и я ставала более замкнутой в себе, отгораживаясь от внешнего мира невидимой стеной, боясь навредить себе или окружающим. Помнится мне, как надо мной неудачно пошутили в школе. Все знали о моей болезни, и не пытались оставлять одну в маленьких помещениях. Но вот, в один прекрасный момент я оказалась запертой в кладовой. Сказали, что там меня ждёт сюрприз. И чёрт, как они были правы! Стены, которые со всех сторон давили, звуки довольного смеха за закрытой намертво дверью — всё это поспособствовало тому, что разум неспешно, но настойчиво покидал меня. Я чувствовала, как медленно сходила с ума, взгляд полный ужаса, не давал найти способа выбираться из «сюрприза». От безысходности, или же проявления инстинкта самосохранения, начала усердно скребсти деревянную дверь, оставляя кровавый след от дрожащих пальцев. В тот момент меня даже не останавливала адская боль, которая с каждым движением только усиливалась, ведь моя главная цель — это выбраться из этой ловушки. Кровь была всюду: начиная от холодного пола, заканчивая моим испуганным лицом. Всё, что тогда чувствовала — лишь всепоглощающий страх. Страх, который окружал со всех сторон и своим присутствием заставлял сердце биться сильнее. Свернувшись калачиком на грязных тряпках, начала медленно считать до ста. Так повторялось несколько раз, пока меня не нашёл растерянный уборщик. Остальное помню лишь отрывками жуткого сна, которые хотелось бы навсегда запереть в самом дальнем ящике стола. Но всё же, какой сладкой была месть… Сбоку послышался какой-то шорох. Я с опаской повернула тяжёлую от мыслей голову. На меня смотрела обессилевшая Мими. В уголках её глаз показались капельки слез. — Мими, ты чего? — я чуть привстала, пытаясь разглядеть лицо брюнетки и понять, что её тревожит. Впервые за всё время чувствовала себя полной сил как никогда. Да что там, я была готова свернуть горы и перейти дорогу самому Люциферу. Мими без лишних слов кинулась ко мне с тёплыми объятиями. Бордовые крылья вздрагивали при попытке что-то сказать. Я прикрыла глаза и сконцентрировалась на её энергии. Она была слишком слаба, еле ощутимая, словно из неё выжали все соки. Отстранившись, я приняла позу поудобнее и, складя руки на груди, сразу же затараторила встревоженным голосом: — Мими, чёрт тебя побери! Чего ты плачешь?! Совсем с катушек слетела?! Слишком много слез накопилось?! Смерть мою оплакивать будешь, ведь я сейчас точно умру, если ты мне ничего не объяснишь! — Ты вернулась… — обессиленно выдохнула Мими. Я жестом пригласила её к себе на койку, немного освободив места. Она без раздумий улеглась рядом со мной, обняв за талию и плотно прижавшись к моему телу, боясь отпустить. — Может просветишь меня, что это было? Я не нахожу идей кроме разве что ты заревела от радости, либо и правда оплакивала мою смерть… И тут меня осенило. Смерть… Она ступает по пятам. Никак не может отвязаться от меня. Мало того что настигла на земле, так ещё раз пытается это сделать, только уже в другом месте. Слишком я ей пригляделась. Но я жива. Сумела вырваться из её когтистых объятий. Но надолго ли? Надолго ли меня хватит? Сколько смерти нужно, чтобы набраться сил? — Вики… — невинным голосом Мими пыталась что-либо сказать. — Когда я пришла, я… я снова увидела тебя в отключке. В глаза сразу бросилось красное пятно и я без раздумий помчалась на помощь. Не хочу вдаваться в подробности, как я волновалась, и от нервов чуть ли не вырвала себе волосы… как все пыхтели над тобой, словно проводили ритуал… Главное, что ты очнулась. Ты кричала. Сильно кричала. Это был крик о помощи, но я ничем не могла помочь, и это меня убивало… И знаешь, что самое интересное? Во время отключки, ты сказала весьма интересную вещь. — Мими? Что я сказала? — Ты крикнула имя твоего любимого демона, — Мими улыбнулась краешком губ. — Что… Я начала чаще и судорожнее дышать. Сердце пропустило один удар. От беспокойства я сжала кулаки так сильно, что ногти впились в ладони. «Кажется, я понимаю почему крикнула его имя. Мы всё-таки были заточены в одном сейфе… и я… испугалась за него?» Мурашки прошлись по коже от воспоминаний. Мими, заметив изменения в моём поведении, слегка коснулась руки. Её касание положительно сказалось на мне — я успокоилась. — С чего это он «любимый»? — я вернулась к нашей теме разговора и озадаченно посмотрела на брюнетку. Та подняла голову, несколько секунд всматривалась в моё лицо и ответила: — Ты и так знаешь, — она многозначительно посмотрела на меня и хихикнула, прикрыв рот ладонью. — Наверное, ты головой ударилась, раз такое говоришь, — я пальцем надавила ей в висок. — Вики… Скажи мне, что он делал в твоём сне? — мимолётная тень обиды и печали прошлась по её лицу. — Я… я не хочу это вспоминать, Мими. Не готова рассказать. Это слишком больно для меня. — Ничего, я всё понимаю, — дьяволица сочувственно улыбнулась. — Мими, а где все? Неужели оплакивают меня? Мы засмеялись, но наш смех не был жизнерадостным или бодрым, а скорее мёртвым. — Не знаю. — Подожди… Я что-то не понимаю… Я смирилась со смертью, что спокойно лежу на крыльях? Только в этот момент до меня дошла очень важная деталь. Крылья. Они не торчали в разные стороны, не жили своей жизнью, а спокойно лежали, даже не создавали никаких неудобств. Я попробовала пошевелить ими. Но это действие откликнулось лишь колючей болью в области лопаток. Я сдержала неожиданный крик, плотно сжав губы. — Не знаю. Может это из-за того, что ты слаба и у них нету сил на всякие пакости? — Я так не думаю. Возможно из-за того, что я дважды была на грани смерти… «Что же это такое… За такой короткий срок дважды подвергла себя опасности. Ладно если бы это было по чей-то вине, но во всём виновата я… Люцифер говорил правду — я ошибка. Меня здесь не должно быть. Жалкий гадкий утёнок, не способный выжить в этих условиях. Ну раз у меня появился ещё один крошечный шанс на жизнь, нужно быть крайне аккуратной, ведь один неверный шаг — и я вне игры». — … они пожалели меня и впредь будут подчиняться мне. Да я клянусь что кто-то пытается сделать во мне дырку. С самого начала меня не полишает ужасное чувство — словно за нами кто-то следит. Когда я достигла пика раздражительности, повернула голову в сторону дверей. И, о чудо, в каком удивлении была. В дверном проёме, оперевшись о дверной косяк, скучающе стоял человек, которого я больше всего не ожидала здесь увидеть — чёртов Люцифер со своим приколами пожаловал. — Чего тебе? Не видел как страдают и решил посмотреть на всё с первых мест? Но извини, всё уже распродано. Мими посмотрела на меня не понимая о чем речь, но проследив за моим взглядом тут же вжалась в меня. — А я разве я спрашивал твоего разрешения? Если ты так ничего и не поняла, то я всегда делаю то, что хочу. — То есть, ты хочешь увидеть как мне плохо? Или услышать о чём мы говорим? Не хочу разбивать твои надежды, но точно не о тебе, — я выплюнула эти слова словно яд. — То есть это не вы только что говорили, что я тебе снился? Неужели призраки? — мне удалось выдержать его издевательский тон и не вспылить. — И раз уж ты не рассказала Мими, то, может быть, меня просветишь? Неужели тебе снова снилось как мы занимались сексом?— на его лице начала красоваться насмешливая улыбка. Так и не скажешь, что вместе с тобой, в одном огромном сейфе был он, а не кто-то другой. В его глазах нотки, даже намёка на страха не бывает, с чего я взяла что он умеет бояться? — Это. Тебя. Не. Касается. Так понятно? Или нужно ещё как-то донести до тебя эту мысль? «О нет, Уокер. Снова на грани дозволенного. Снова играешь с огнём. Снова наступаешь на одни и те же грабли. Сколько можно?» Щелчок пальцев и он оказался передо мной. Его бордовые крылья не дают просочиться свету из окна. Тело Люцифера напряглось так, что я видела как пульсирует его вена на шее, а рубашка, казалось, совсем пойдёт по швам. Мы с Мими сильнее вжались в койку, хотя уже не было куда. — Твою мать, Уокер, что с тобой сегодня? Неужели пыток захотелось с недавних пор? — Мими перешла на злобный шёпот и ткнула в меня пальцем. — Ты мою мать сюда не приплетай… — я с большим усилием ковтнула огромный ком, который застрял в горле. Мне снова стало страшно за свою жизнь. Неверное движение — и ты покойник. — Полностью согласен с твоей подругой. Но раз уж ты у нас девочка немного не в лучшем своем состоянии, я тебя сегодня оставлю без надежды на унижение. К счастью или сожалению, я не пользуюсь больными. «Урод. Козел. Придурок. Самовлюблённый индюк. Как я тебя ненавижу». Так хотелось ему высказаться, но нутро подсказывало что этого делать не нужно. И вместо этого я сказала всего лишь одно слово: — Извини… — Что-то новенькое. Продолжаешь меня удивлять, Уокер. Но уже слишком поздно. «Поздно? Что за бред ты говоришь?» Люцифер подошёл вплотную ко мне и опустился на низкий пуф, стоящий у самой койки. «Когда это здесь оказался пуф? И что уже удумал этот демон?» На эти вопросы я так и не нашла ответа, ведь была полностью поглощена действиями Люцифера. Брюнет начал с интересом рассматривать моё лицо, словно пытался запечатлить каждую деталь. — Ты что делаешь? Каких-то медицинских препаратов нанюхался что-ли? — Неужели тебе так нравится выводить меня из себя? — Его цепкий взгляд на мгновение задержался на моих губах, отчего щёки залил яркий румянец. Ещё недавно наполненный уничтожающей яростью демон, сейчас казался абсолютно равнодушным к происходящему. — Это у тебя просто психика слабая, и ты лишь ищешь повод для издёвки. Разве не так? — я с вызовом взглянула ему в глаза, надеясь получить ответ, но он так и не поступил. — Ты боишься… Тобой всегда управляет страх, и, чтобы этого не показывать, стараешься при любой возможности огрызнуться. Люцифер победно улыбнулся, словно он за долгое время разгадал, терзаемую его душу, загадку. — Считаешь себя слабой? – пальцы демона невесомо скользнули по моему лицу, заправляя за ухо прядь волос. — Тебе ли не знать… — лицо скривилось, будто я съела обеденный лимон. Разговор принял совсем не тот оборот, на который я надеялась. Да что угодно, но не смакование моих слабостей. — Но тебе идёт, — он улыбнулся своей самой обольстительной улыбкой. Слегка склонил голову набок, рассматривая меня, и я вновь покраснела. Люцифер разговаривал так, словно Мими для него не существовало. Были только он и я, напуганная до смерти. — Это почти похоже на комплимент, — прищурившись, прошептала. «Что же ты затеял, гад такой? Каким будет твоё следующее решение?» — Я порядком устала от этого нелепого разговра и... — но я не успела договорить, сбитая с толку его движением. Ладонь брюнета, всё ещё касающаяся моей щеки, скользнула на шею, рождая дрожь в теле. Сердце бешено стучало, а противное животное чувство тревоги неотрывно преследовало, мешая сосредоточиться лишь на ощущениях. Люцифер улыбнулся, и что-то в движении его губ показалось мне хищным, пугающим. Я не успела даже поразмыслить над этим, когда почувствовала, что сильная рука демона сомкнулась на шее, оставляя последнюю надежду на глубокий вдох. Ярость, отразившаяся на его лице в этот момент, начисто стёрла глупое волнение и дрожь от его касаний, оставив лишь страх – неприкрытый, всепоглощающий – и желание жить. Воздуха критически не хватало. Я всячески пыталась убрать его руку, но она мёртвой хваткой держала меня. Мои силы были на исходе, и попытки сопротивляться стали уже не такими свирепыми. По щекам стекали горячие слёзы отчаяния, с губ срывался лишь беспомощный хрип. Последнее что я увидела перед отключкой, это полные ненависти и ярости красные глаза. Глубокий, жадный вдох. Судорожный выдох. Сколько не пытался бы ты отрицать, но ничего лучшего чем чувствовать воздух в лёгких и быть не может. Поборов всепоглощающий страх, я медленно разлепила мокрые от слёз веки. Перед собой увидела лишь летающий остров. Не какого-то там спятившего с ума монстра, а всего лишь грёбаный остров! Мою душу разрывало на мелкие осколки боли. Как же мне хотелось заявить всем, что я тоже жива, и тоже что-то чувствую, и мои силы тоже на пределе. Но… кому это надо? Кому я сдалась в этом несправедливом мире? Всё вокруг настроено против меня и моего жалкого существования. Мало того, что шея начало просто пылать от касаний демона, так и запястье отозвалось болью — словно тысячи длинных раскалённых игл терзали его. Слева я заметила какое-то движение. «Мими!» Позабыв о своей боли, я резко повернула голову и увидела её. Мими просто тряслась, лицо побледнело, чёрные, как смоль, волосы, казалось, стали на тон светлее. — Ох, Мими… — без раздумий я прижалась к ней всем телом, аккуратно приобнимая её за плечо. — Прости меня… Это всё только моя вина… Мне очень-очень жаль… Я старалась успокоить её. Говорила ласковые слова, нежно прикасалась к её лицу. — Мими, посмотри на меня. — Я прикоснулась к её подбородку, принуждая смотреть на меня. Её растерянные глаза встретились с моими. — Всё хорошо, слышишь? Я здесь, рядом с тобой, — лёгким движением смахнула слезу с её щеки, — всё позади. Мы лежали в обнимку примерно пятнадцать минут, когда к Мими наконец-то вернулся дар речи: — Вики, мне очень жаль… То, что с тобой случилось… это просто ужасно. — Мими, в этом нет твоей вины. Я хочу всё это забыть и больше никогда не вспоминать. Брюнетка молча кивнула в знак согласия и только сильнее прижалась ко мне. Её тоненькие пальчики прошлись вдоль моей руки — от плеча до самой ладони, оставляя после себя лёгкую дрожь. Наши пальцы сплелись, и я почувствовала огромное облегчение и поддержку со стороны дьяволицы. «Вот же тварь, этот Люцифер. Что он только себе позволяет?! Вот пожалуюсь какому-то учителю, потом посмотрим как ты заговоришь. Неужели такое отношение к каждому Непризнанному? Или я прям такая особенная? Почему ты меня преследуешь? Откуда такая заинтересованность во мне?» Из раздумий вывел голос Мими. — Я ненадолго уйду. Нужно найти ребят. Надеюсь, ты не устроишь нам сюрприз, когда мы явимся? — Мими заговорила, словно уже забыла о недавнем происшествии. — Нет, не волнуйся Мими. От меня не так просто избавиться. На прощание Мими оставила лёгкий, дружеский поцелуй на щеке. Как бы я ни пыталась снова уснуть, не могла сомкнуть глаз, терзаемая загадкой, на которую не находила ответа. Я смутно чувствовала, что эти сновидения — не просто сны либо отпечатки мыслей. Здесь что-то не так. Мне так хочется их истолковать, но для этого требовалось не только прочесть все книги в библиотеке, но и расспросить кого-то, кто на этом специализируется. Но найти такого человека будет не просто. Если вообще такой существует. Сжав кулаки, я посетовалась но свою беспомощность, будучи бессмертной: будучи обычным человеком, я могла бы положиться на отца, на друзей. А здесь? Если расскажу кому-то, так сразу же все узнают. Даже если у кого-то волос выпал, все моментально об этом начнут говорить. В коридоре послышался какой-то шум. Я не на шутку испугалась. «Неужели ему было мало?» Но мои опасения были напрасными. Ко мне, в прямом смысле, влетели два ангела и демон. Они набросились на меня, словно на сокровище, которое они готовы оберегать вечность. — Эй! Вы чего руки распускаете? Не лапайте меня! — А я смотрю, кому-то полежать здесь несколько дней пошло только на пользу, — Ади толкнул меня в бок. — Смотри чтобы и тебе такое испытать не пришлось, — я заговорщически улыбнулась. — Это что, угроза? — Возможно, — я пожала плечами. После нескольких секунд молчания, я нарушила неловкую тишину: — Так, вы все видите что мне стало намного лучше, поэтому я готова вернуться в свою комнату. — Нет, Вики. — Мими? — я уставилась на неё, ведь неожидала услышать это с её уст. — Врач сказала, что тебе нужно соблюдать постельный режим, а то рана снова может открыться. — Я здесь не останусь и точка. Я быстрее умру от скуки либо сама повешусь. Так что выбирай: либо я возвращаюсь в нормальное русло либо я умираю, — для большего убеждения провела пальцем по шее, как бы наматывая верёвку и скорчила мертвую рожу, высунув язык и закатив глаза. Мими намеревалась что-то сказать, но я её прервала, ведь мне пришла гениальная мысль, от которой она не смогла бы отказаться. — Тем более, Мими, — я поднялась и поманила её указательным пальцем. Когда она подошла, я прошептала на ушко, — сегодня вечеринка… Она резко отпрянула от меня. В её глазах вспыхнули искорки. В ней боролись две личности — обеспокоенной подруги и неугомонной тусовщицы. И дабы ей было легче принять решение, я ещё раз на неё надавила: — Ну давай, Мими, следующего раза не подвернётся чтобы со мной потусить. Мими издала писк и сразу прикрыла рот ладонью. — Так уж и быть. Уговорила. Но! Если с тобой что-то случится, исключительно на твоей совести! Уяснила? — Мими пригрозила мне пальцем, от чего все присутствующие рассмеялись. — Значит, план такой: мы идём с Вики наводить красоту, а вы делайте что хотите. Не моё дело. И Мими бодрым шагом направилась к выходу, виляя бёдрами, что наделяло её полной решимости и отличного настроя. Но, как только она дошла до двери, застыла, будто вспомнив маленькую деталь, и не оборачиваясь произнесла: — И да, мальчики, кто-нибудь, кто не тряпка, донесите Вики к комнате. — Но… — И это был приказ, а не просьба, — Мими не дала мне договорить и оставила наедине с мальчиками. — Ты не против? — Дино протянул мне руку, одаряя своей обворожительной улыбкой. — С радостью, — я вложила свою ладошку в его. — О, Шепфа, какие вы ску-у-учные. Мы сваливаем. Встретимся в Аду, — протянул Ади и они с Сэми исчезли. Я слезла с койки и сразу же, просто моментально, оказалась на руках Дино. Румянец медленно, но настойчиво покрывал мои щёки. — Дино… Я конечно всё понимаю, но прям вот так… — я смущённо отвела глаза в сторону, чтобы не смотреть на его радостное лицо. — Позволь мне в коем-то веке почувствовать себя джентльменом. — Ну что же, значит мой джентльмен заслуживает на благодарный поцелуй в щёчку. Надеюсь, он не против такой маленькой шалости. И пока Дино мне ничего не ответил, я берусь за ворот его рубашки, подтягиваюсь ближе к лицу ангела. Его горячее дыхание встретилось с моим. Мурашки пробежались по коже от такой близости. Но видимо не только я занервничала, сердце ангела начало стучать с ужасной скоростью, готовое в любой момент вырваться наружу. И вот мои губы легонько касаются его щеки. Лёгкая дрожь проходит по телу. Неловкая тишина. И вот раздаётся голос Дино: — Благодарю вас, миледи, за столь очаровательный подарок, но нас ждут большие дела. Дино нёс меня к комнате, все время спрашивая как я себя чувствую, комфортно ли мне, на что я отвечала: — С тобой хоть на край света. «Волнуется обо мне. Наверное, до сих пор чувствует вину из-за случившегося». В коридорах иногда виднелись ученики. Они с интересом наблюдали за нами, не проронив ни слова, за исключением одной персоны. — Какое интересное явление, — противный, язвительный голос резанул воздух. — Дино, а что будет, если твой отец узнает о связях с этой Непризнанной? Мои брови свелись к переносице, а дыхание участилось. Сам ангел напрягся, мои подушечки пальцев, расположены на его груди, чувствовали колотящееся от гнева сердце. «Только этого ещё мне не хватало». — Ости, ты уж извини, но разве это должно тебя волновать? Занимайся своими делами и не суйся не в своё дело. — Неужто у нашего Дино появились зубки? — с насмешкой произнесла брюнетка. Дино хотел сказать что-то ещё, но я слегка надавила на его грудь. — Не нужно. Ты же сам знаешь, что она тебя провоцирует. Успокойся, — я перешла на шёпот, чтобы нас никто не услышал. Ангел сделал несколько глубоких вдохов и мы направились дальше, не смотря в сторону Ости. Уже выходя из зала, я услышала обрывок её разговора с каким-то дружком: — Бедный Дино, только посмотри как она промыла ему мозги… Ну ничего, вот увидишь какой скандал учинит его отец, вот это будет шоу. «Как мне хочется повалить тебя в грязь, Ости. Ты даже представить себе не можешь». — Эй, полегче, Вики. Ты сейчас мне рубашку порвёшь. От злости, я не заметила, как схватила белую рубашку Дино и сжала до побеления костяшек на руке. — Ой, извини. Я не специально. — Не обращай на неё внимания, ты же сама знаешь чего она добивается. Ей лишь бы с кем-то перегрызться. Вскоре Дино остановился возле нашей с Мими комнаты. Он аккуратно, и, как мне показалось, нехотя, поставил меня на ноги. — Знаешь, тебе не идёт быть джентльменом. — Он вопросительно посмотрел на меня. — Тебе идёт быть самим собой, никому ничем не обязанным. Ладно, мне пора приводить себя в порядок чтобы сверкать этим вечером. Надеюсь, ты придёшь. Мы молча стояли в пустом коридоре школы, лишь иногда доносились звуки со двора. Где-то позади меня, Мими наматывала круги в комнате, стучя каблуками по полу. Никто из нас не осмеливался попрощаться. «Интересно, о чём ты сейчас думаешь, Дино? А может… стоит всё-таки попробовать? Да нет, это бред. А если…» Так и не закончив мысль я сразу прильнула к его губам, чтобы потом не терзать себя мыслями и догадками о том, как бы он отреагировал на поцелуй. Не знаю, что тогда мной управляло: нервы, желание или же просто способ позабыть о проблемах, но я сделала этот шаг. На миг я уже успела подумать, что Дино отстранится и перед ним придётся как-то оправдываться, но его руки оказались сжатими на моих бёдрах, уверенно и крепко. Я, в свою очередь, обхватила его шею руками. Близость сильного мужского тела возбуждала. Дино целовал сначала нежно, потом со стремительно нарастающей страстью, заставившей прижаться к нему, как к своему единственному спасению. Не знаю сколько мы простояли целуясь, и видел ли нас кто-нибудь, как ангел разорвал поцелуй, и, мягко улыбнувшись, оставил меня наедине с пылающими щеками и животным желанием. «А он хорош…» Улыбнувшись своей мысли, я поправила выбившуюся прядь волос и зашла в комнату к Мими. — Какие вы милые, аж тошно, — брюнетка демонстративно высунула язык. Встретившись с моим вопросительным взглядом, Мими начала объяснять: — Да-да, я всё слышала, но не видела, но надеюсь, вы там только разговаривали, — Мими задорно подмигнула. — Кстати, на будущее, здесь очень тонкие стены и всё хорошо слышно. — Мими, успокойся. Я хочу обнять свою кроватку и не расставаться с ней. Ты не представляешь, как я скучала по этим подушкам, а они — по мне. Так что не мешай нашему воссоединению. Я с разгона прыгнула на кровать и знакомый запах, и даже те самые вмятины, дали почувствовать себя удовлетворённо. — О-о-о нет, Вики. Такими темпами мы на вечеринку не прийдем, у нас будет своя с твоей кроватью. Мне такое счастье не нужно. Ты зря меня уговаривала? Поднимай свой зад и будем творить чудо. — Мими… отстань, — я ещё что-то невнятно промямлила в подушку и сладко зарылась носом в простыню. По вздохам Мими было понятно, что она разозлилась. Стук её каблуков оказался совсем рядом, и следующее что я почувствовала, что лежу на полу с разбитой губой. Эта бестия схватила меня за ногу и стянула вниз! Я даже отреагировать не успела! Могла бы захватить подушку и смягчить удар. — Ай, Мими! Какого черта ты вытворяешь?! — То, что должна была сделать. Что-то не нравится? — Да! — Нет никакой разницы что ты поднимешься с пола, а не с кровати. Тем более сама виновата. Я поднялась на локти и всмотрелась в лицо брюнетки. Но она с невозмутимым выражением обернулась ко мне спиной и подошла к зеркалу, начиная медленно щупать своё тело. Мне бы её способность вот так просто на всё забить. Я скорчила недовольную гримасу, вздохнула, откинула прядь русых волос и поднялась. Снова уселась на кровать, взяла подушку, уткнулась в неё лицом, и что есть силы закричала. Стало легче. Я медленно поднялась, закинула подушку, и, надув губы, обернулась к соседке. Она посмотрела на меня удивлённо и с каким-то спокойным сожалением, которое, хотела она того или нет, мне показалось упрёком. — Что? Всё время будешь теперь на меня так смотреть или что? Мими без лишних слов подлетела ко мне и обняла. — Дурочка, — брюнетка ласково провела ладонью по волосам, приглаживая их. — Я ведь поседею от твоих выходок, — на моих губах появилась немного смущённая улыбка. — Ты хотя бы предупреждай когда будешь вытворять что-то подобное, а теперь… Мими сделала шаг назад, её придирчивый взгляд прошёлся по моему телу снизу вверх, не забывая задержаться на моих выпуклостях и изгибах. Она оценивающе клацнула языком и после минуты размышлений заговорила: — Работы полно! А ты придумала валяться. Собрала всю оставшуюся силу и доверься мне, я сделаю из тебя самую сладкую конфетку, в самой лучшей обгортке. Так что приготовься дорогая, будем творить чудо, — Мими прикусила губу в предвкушении. Я уныло вздохнула и опустила голову. — Так, голову вверх, — демонша коснулась моего подбородка, поднимая его вверх, — плечи назад, грудь вперёд, — дальше обошла меня, надавила на спину, от чего я выгнулась, — и пошла, хвастаясь своими прелестями. Понятно? — Да. — А то даже красивый макияж и наряд не смогут скрыть твою усталость. Так что только попробуй не веселиться, я же тебя из-под земли достану. — Да поняла я тебя, поняла. Мы будем звёздами сегодня, я ведь обещала. А теперь твори. Я вся твоя, — я села на кровать Мими в ожидании. — Поаккуратнее с такими заявлениями, я ведь могу и всерьёз это воспринять, — она облизнула верхнюю губу и направилась к шкафу. — Ой, да ну тебя. Надеюсь, это не займёт много времени, — я устало поёрзала на кровати, обведя взглядом нашу комнатушку. — Ты мне тут не препирайся. Сейчас сделаем из тебя куколку.
Примечания:
Мне безумно стыдно за слишком долгое отсутствие 🙉
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты