Спасибо, Михаил Анатольевич

Слэш
NC-17
Завершён
37
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Приближался День Рождения нашего классного. Сегодня мы с классом договорились на последнем уроке поздравить нашего географа. Конечно тут не обошлось без креативненьких идей, по типу «Давайте, подложим ему кнопку на стул, а потом дружно поздравим его с днюхой» или же «Давайте, в какой-нибудь шар зальём воду и попросим лопнуть его, вместе с остальными», ну и парочка приколов на счёт торта и якобы подготовленного домашнего задания, что в нашем классе большая редкость. Идеи может быть и банальные, но если класс загорелся этой идеей, то так тому и быть. Но убить Филина, в тот момент, я хотел как никогда. Филин Дмитрий — отбитый придурок, как и все мы, долбаёб двадцать четыре на семь на парочку с Мурзаевым, также, отличался шилом в одном месте, но всё же, не постесняюсь этого слова, заслуженный герой. В общем это толстое недоразумение всегда спасал класс от надвигающихся контрольных и не очень благоприятного настроения учителей, что ни раз спасало оценки всему классу. Я же об оценках не сильно волнуюсь, всё-таки десятый год заслуженно троечник. Не сказать, что с учёбой всё плохо, просто я, как истинный бизнесмен, выбрал дорогу обучения по видосам из ютубчика. Не, ну, а что вы хотели? Меня же с этими оценками ни в один ВУЗ не возьмут, вот и приходится выкручиваться. Ну не суть важно… Вернёмся к человеку, который на данный момент находится у меня в подвале, возможно в скором времени труп. Этому придурку взбрело в голову, что  я и конечно же всеми любимый Кирилл-отличник, должны прогулять урок, а именно просидеть его в шкафу! Не верите? Вот и я не верил пока меня силком туда не засунули! Честное слово, су-мас-шед-ши-е. И дело то, вовсе не в том, что идею я не поддерживал, а в том, что Кирилл — мой Краш и уже довольно-таки давно, класса так с седьмого точно. Объяснили идею эти придурки довольно глупо, цитирую: «Да вы только представьте удивление Михаила Анатольевича когда он узнает, что отличник с троечником сдружился!». Вот так сюрприз. А эта зараза согласилась. Представляете? Согласилась! Не против он был! Ну-ну, хорошо. Мы по сценарию вылазием из шкафа, аля здрасьте мы тут, в общем с днюхой, счастья, здоровья и денег побольше! Всё было бы норм, если бы это был не Кирилл. Я ж задохнусь только от о×уенного аромата его одеколона, который буквально сносит мне крышу. Уже который год, я не могу узнать его ориентацию, хоть он и общительный парень, но довольно-таки скрытный и ни разу не подавал виду, что заинтересован в ком-либо. Это мне как раз и мешало заявить ему о всех своих фантазиях с участием его неплохой жопки. Красавчиком он не был — это факт, но его сожжённые светлые волосы, так и говорили мне «Можешь меня потрогать Влад, я разрешаю», да вот только фантазии фантазиями, а потрогать-то реально хотелось, ещё блин эта его родинка на щеке так и сносила мне башню к херам. Да что уж там, я на него хоть целыми днями слюни готов пускать! Но знаете, одноклассники, это твари такие, что они тебе и личную жизнь устроят, и расписать успеют ну и благословить не забудут конечно, так потом ещё месяца два припоминать будут. В общем близился час моих страданий. Ничего необычного, всё как всегда: стадо влетело, стадо вылетело, только уже под крики завуча или если повезёт биологички. Ну, с горем пополам пробраться в кабинет мы всё же смогли. Меня сразу же подхватили с двух сторон, не давая мне ни малейшего шанса на побег, твари, видимо разгадали мой замысел. Спокойная рожа Кирилла, меня, ну прям-таки нехило раздражала, вот блин зараза безэмоциональная, нам значит предстоит сидеть в замкнутом пространстве, а ему хоть бы хны. Так как днюху учителю мы собирались устроить грандиозную, то и подготовка шла полным ходом. Девчонки писали какую-то милую чушь на доске по типу «Михаил Анатольевич, мы вас любим!». Ну, а я, а что собственно я? А я ничего, сидел себе как миленький под наблюдением близнецов и боялся шелохнуться. Близнецы хоть и слабенькие на вид, но их всё же двое, а я — один. Тем более Дениска с Максимкой у нас постоянно выходили сухими из воды, чтобы то ни было, всегда приползают с наглыми рожами и хваляться как в очередной раз ничего им сделать так и не смогли. Шкаф решили разобрать самый большой: достали оттуда какие-то старые карты, учебники, плакаты, даже голову Беллинсгаузена, по словам Кирилла откуда-то достали. В общем места для двоих, вполне хватало. Ну затолкали меня туда эти уроды, ну закрыли они нас с Кирюхой, а меня, так для вида, даже не спросили чего я там хочу! Спасением было только то, что дверцы, сами по себе, полностью не закрывались, что меня, несказанно обрадовало: хоть подышать нормально можно будет. Ага! Прям уж! Разбежался! Хренушки! Они закрыли шкаф на замок! Мать твою замок, который висел снаружи шкафа! Конечно, предупредив, что когда понадобится, Макс на последней парте быстренько нас откроет и выпустит. Но знаете, не доверяю я Максу, какой-то он… рассеянный что ли, нет, ну вы сами опоздайте на урок к 13:00, ну это ж бред, а вот Макс* умудрился в туалете застрять. Ну да, ну да, уважительная причина! Терпел, терпел и не вытерпел. Но разве мои возмущения слушали? Правильно! Нахрен я кому сдался. Сидим мы значит с Кириллом по разные углы шкафа, залипаем в телефоны и ждём звонка. Ждали мы собственно говоря недолго, в отличии от того сколько сидели. Звонок прозвенел почти сразу, и мы притихли, сидя в шкафу и отрубив гаджеты. Уже через минуту послышались шаги нашего классного, и тут начался тако-о-ой ор, вы и представить себе не можете: отовсюду были слышны крики «С Днём Рождения», «Михаил Анатольевич,  вы ведь сегодня не устроете тест?», «А вы купите нам торт?», «Михаил Анатольевич,  вы сегодня такой красивый». Ну, шуму конечно они подняли много, в класс даже физичка залетела спросить: «У вас всё в порядке?», дорогуша, у нас зашибись, у тебя как? Я улыбнулся своей «умной» шутке, все мы знаем, что физичка уже давно к нашему классному неровно дышит. Но напрягать меня стало то, как быстро радостные вопли прекратились, плавно перетекая в спокойную и почти гробовую тишину. Тут уже затаили дыхание мы с Кириллом, в ожидании спасительного щелчка в замочной скважине. Время всё идёт, а в классе стоит вся та же гробовая тишина, словно там никого и не было вовсе. Эта хрень уже серьёзно так начала играть на нервах, между нами стояло всё больше и больше нарастающее напряжение. Я конечно тогда пересрался, но виду не подавал, а вдруг Кирилл увидит? Такой же растерянный и испуганный Кирилл, попытался подёргать дверцы шкафа и открыть замок самостоятельно. Конечно же у него ничего не получилось. Пока Кирилл пытался открыть шкаф, я уже в панике забрался в самый угол и наверняка сильно покраснел. Знаете тот момент, когда хочешь остаться с человеком наедине, поговорить обо всём, признаться… а как возможность появляется так сказать ничего не можешь. Я себя чувствовал именно так. Рядом с ним я чувствую себя неловко и веду себя довольно глупо, что очень меня бесит, бесит не потому что я такой, а потому что я ничего с собой не могу сделать. — Заперто… — он сказал это таким злым и отчаянным голосом, что по моей спине, точно не одна волна мурашек пробежала. Его слова заставили меня сжаться ещё сильнее, что несомненно не скрылось от его глаз. Он быстро набрал номер Филина, ну и, сказал ему пару ласковых на не очень приличном языке для отличника. Я даже немного удивился. Разборка по телефону  вышла не долгой, но занятной. Оказывается, эти уроды про нас забыли! Просто взяли и забыли, ну как так-то, а? Михаил Анатольевич, в честь своего Дня Рождения, решил отпустить всех пораньше, чему наши одноклассники конечно же обрадовались и в порыве «счастья полны штаны» все смылись из класса и про нас никто не вспомнил. Ну да, мы ж нéлюди, и без нас норм. Они то домой попёрлись, а мы… Эхх. Вот что за друзья? Я же здесь со стыда помру, я ведь с ним даже поговорить не могу. Судя по неловким движениям Кирилла, он, кажется заметил моё смущение. А я лишь молился хоть бы не встал! Он выглядел так… сексуально, свет от его телефона освещал изумрудно-зелёные глаза и ту самую милую родинку на щеке, что определённо придавало ему некого шарма. Не прошло и пяти минут после звонка, как он приблизился ко мне и приобнял за плечи. Мать твою приблизился и приобнял, да у меня ж сейчас кровь из носа дождём польётся. А он просто сидит видите ли, и набирает родителей. Рассказав суть истории своим родакам, Кирилл сказал, что они приедут через час-полтора, так как сейчас ещё на работе. Мне же нужды сообщать родителям не было, они всё равно не дома и вернутся не скоро. Времени было уже прилично, седьмой час как-никак. Кирилл стал забивать в поисковик разные видосики, чтобы хоть как-то нас отвлечь от этой ситуации. Ну да, он отвлекается, а я даже руки не знаю куда деть лишь бы лишний раз его не задеть. А он как специально то плеча коснётся, то холку заденет, то по руке проведёт. Я вообще не понимаю как тогда держался лишь бы не наброситься на него с поцелуями, слишком уж долго я терпел. Он выбрал какое-то видео и поставил телефон между нами, но мне было не интересно, у меня было видео намного лучше. Он даже сейчас красивый, не понимаю как ему удаётся постоянно офигенно выглядеть, всегда и везде. Руки так и тянутся погладить его сожжённые волосы и потискать милые пухлые щёчки. Вдруг, он поворачивает ко мне своё прекрасное личико, и дистанция между нашими губами настолько мала, что, я не выдерживаю и желание берёт верх. Я быстро прикасаюсь своими губами к его, таким мягким и бархатным, и… Я только сейчас осознаю, ЧТО я сделал, и также молниеносно отстраняюсь от притягательных губ моего Краша. Стыд то какой. Я закрываю лицо глазами и пытаюсь от него отодвинуться. Он не даёт. Он крепко меня держит за плечо и, трогая свои губы говорит: — Вообще-то я хотел сказать, что нас скоро выпустят так что не стоит так нервничать, но твой вариант мне нравится больше. Я уже становлюсь красный как помидор и не знаю куда деться от столь привлекательного ебальника. «Нахал! Да как он смеет?» — меня переполняет злость, и я уже готов ему врезать по полной программе, но не могу, это же он — Кирилл. Он опять строит свою милую улыбочку и говорит: — Я, думал, что только у меня чувства, а ты, оказывается тоже… Я думал ты с Настей. Почему не сказал? — По той же самой причине что и ты. А Настя — просто подруга. — зло буркнул я, но в мыслях уже улыбался во все тридцать два зуба, как чеширский кот. Он лишь смущённо хихикнул и опять залип в телефон, облокачиваясь на моё плечо. Благодаря свету от экрана я мог видеть как налились румянцем его щёки. Я медленно приблизился к его лицу, делая вид, что смотрю в телефон, но тут же резко поворачиваю голову и целую своего любимого. Месть. «Это тебе за то, что смеялся!» — думаю я и облизываю языком его пухлые губы. — Сладко. — говорю я, с долей усмешки. Кажется, он в ступоре. Долгих пять секунд неловкого молчания, и, вот мы уже вовсю используем в деле наши горячие языки. Я забираю у него телефон, давая понять что это, нам ни к чему. Горячо, сладко и офигенно. Это лучший поцелуй в моей жизни! Кто же его блин так целоваться научил? Обязательно потом спрошу. А сейчас это не важно. Важно то, что я ему нужен, и он мне тоже нужен. Наконец-то четыре года не впустую. Ради такого можно было и потерпеть. Сейчас, эти четыре года душевных страданий устроились у меня на груди и облепили как плюшевого медведя. Он похож на кота, только ушек не хватает. А вот мурлыкать он умеет! Да и ещё как, замурлычет — такая приятная вибрация по телу, прям ка-а-айф. В общем кот он и есть кот. И теперь этот кот, мо-о-ой! Только мой кот! Так тихо, никого уже давным-давно нет. Лишь мы одни во всей школе. Скоро приедут его родители и заставят сторожа открыть нас. Не повезло же в эту передрягу попасть именно во вторую смену. Хотя я даже рад, у меня теперь парень есть, и не абы кто, а сам Кирилл-отличник! Вот заставлю его подтягивать меня по всем предметам, он у меня за все страдания поплатится, зараза мурлыкающая. Ну невозможно его не любить, он слишком милый. Думаю всё же буду с ним понежнее. Я и не заметил как уснул, обнимая теперь уже своего парня. Разбудил меня щелчок в замке. Дверцы открылись, а на нас уже смотрели сторож с фонариком и так сказать офонаревшие от увиденной картины родители Кирилла. Я спросонья ничего не понял, но понял то, что походу нас ждёт длинный разговор, точнее не нас, а Кирилла. Кирилл-то устроился у меня между ног и обхватил руками мою талию, пристраивая свою голову у меня на груди, да и ещё накрытый моей толстовкой, я же сижу в полусогнутом положении, опираясь на стенку шкафа. Представляю о чём подумали его родители… Более менее придя в себя я начал будить Кирилла, который даже и не собирался вставать. Ну, я конечно же в панике смотрю на строгие лица его родителей и не знаю куда деться от их суровых взглядов. Уже сильнее толкаю его за плечо и пытаюсь поднять эту тушку с себя. На удивление, эта тушка была достаточно лёгкая, что заставило меня задуматься, а достаточно ли он ест? Я аккуратно поднял его и прислонил к стенке шкафа, после чего вылез, стараясь не задевать распластавшегося по шкафу Кирилла, и забрал свою толстовку. Быстро поблагодарив за помощь родителей Кирилла и пожелав всего хорошего, я забрал свой рюкзак и вышел из класса. «Как же стыдно. Зашибись. Опозорился перед родителями Краша. Ну только я такой удачливый» — думал я и проклянал себя и весь этот чёртов мир за эту неловкую ситуацию. Надев свою толстовку, я выбежал из школы и, сев на первую попавшуюся маршрутку поехал домой. Путь занял минут пятнадцать, в принципе как всегда. Быстро забежав в подъезд и открыв квартиру, я как бешеный ввалился в свою комнату, падая на кровать лицом вниз. «Это провал. Завтра точно кто-нибудь да и узнает об этом инциденте. Плакали мои свиданки с Кириллом.» — всё сильнее и сильнее заводился я. Хорошо, что в комнате нечего было бить иначе бы я разхреначил тут всё к чёртовой матери. Уроки я конечно же делать не стал, спишу у кого-нибудь завтра утром. А завтра суббота, значит первая смена, к 8 переться в школу. Мне оставалось промычать в подушку и поставить будильник. Полежав так ещё немного, я переоделся и отправился прямиком в царство снов. Впереди длинный день, надо бы хорошенько выспаться. Утро. Наглое солнце бесцеремонно лезет своими лучами прямо в глаза, кажется вчера я забыл закрыть шторы. Будильник ещё не прозвенел, за что я готов был обматерить утреннее солнце за потерянные минуты сна. Смысла пытаться заснуть — нет. Три минуты до будильника как-никак. Я поднимаюсь с мягкой постели и направляюсь в душ. Расправившись с этим делом, шагаю на кухню выпить кофейку. Кофе бодрит утром лучше всего, особенно после душа. По мокрым волосам стекают капли воды, падая на плечи, от чего по телу пробегают мурашки. Засиживаться за столом я не люблю, поэтому через несколько минут уже одеваюсь и беру телефон, чтобы написать Насте. Мы обычно всегда в школу вместе ходим, так веселее. Нормально я как всегда не позавтракал, но не суть важно. Уже 7:30. Я напяливаю толстовку и, беря рюкзак, выхожу из дома. Перекусить можно какой-нибудь булочкой в столовке, которая обязательно останется после завтрака начальных классов, которые кстати сегодня не учатся. День с утра не задался. Добрались мы с Настюхой нормально, даже как-то быстро. Первым в класс я заходить не рискнул, а попросил подругу посмотреть: в классе ли мой новый парень. Получив утвердительный кивок, я зашёл в кабинет, глазами выискивая Кирилла. Встретившись с ним взглядами, я замер на долю секунды, что, конечно же не скрылось от наблюдающих взглядов девчонок и Филина. Дима подошёл ко мне и, похлопав по плечу, сказал: — Влад, ты прости нас. Ну не хотели мы вас там забывать, пойми. Как ты себя чувствуешь? — Нормально. — ответил я и пошёл к своей парте, доставая учебники. Кажется никто пока ничего не знает — это хорошо. Ничего объяснять не надо. Под пристальным взглядом Филина, я уселся за парту и, доставая гаджет, мельком посмотрел на Кирилла. Тот, сразу же смутившись, отвернулся и принялся за чтение учебника. Прозвенел звонок, и в класс вошёл Михаил Анатольевич. Его лицо так и светилось от счастья, видимо вчера произошло что-то отнюдь не грустное. Урок в принципе как и всегда особо увлекательным не был, поэтому я от скуки оторвал небольшой кусочек от одного из листов занудного учебника и написал на нём: «Сегодня после уроков у школьных ворот». Завернув маленькую бумажку в трубочку, я кинул её Кириллу. Записка прилетела прямо в цель, и он успешно её поймал. Прочитав записку и посмотрев на меня, Кирилл жестом показал окей и опять отвернулся. Я сидел за партой и смотрел в окно. Сегодня замечательный день. Предвкушая нашу встречу, я обдумывал на какие темы можно поговорить и что спросить в первую очередь. В раздумьях незаметно пролетел весь учебный день, а я так ничего и не придумал. Ну, терять уже всё равно нечего, так что, сразу же после звонка я выбежал из кабинета, направляясь в столовку. Всё-таки просидеть шесть уроков нормально не поев, было довольно трудно. Перехватив пару пирожков с картошкой и взяв «Московскую» булочку, я направился в гардероб. Наши — ребята шустрые, поэтому к тому моменту как я туда пришёл, гардероб уже пустовал. Взяв свои вещи, я отправился на выход, успевая вылететь из гардероба прежде, чем меня закрыла вахтёрша. Под негодующие взгляды уборщицы и охранника, я быстро прохожу контроль, прикладывая свою карточку, и покидаю здание. Спускаясь с крыльца, впереди, я уже вижу Кирилла, стоящего у ворот и залипающего в телефон. Я подбегаю к воротам и намереваюсь обнять любимого, но Кирилл меня отталкивает, давая понять, что не намерен показывать свои чувства. — Что-то случилось? — обеспокоенно, с ноткам недоумения, спрашиваю я. Кирилл хватает меня за руку и тащит к ларьку с мороженым, стоящему около заброшенной детской площадки. Мне ничего не остаётся как следовать за ним, смотря под ноги и пытаясь не навернуться. Пройдя мимо ларька, мы отправились к старым жилым домам, где практически всегда было безлюдно. Атмосфера здесь так себе. Скрывшись за одним из домов, Кирилл прижал меня к стене. Это было довольно мило, учитывая что он, на десяток сантиметров ниже меня. Ещё раз посмотрев по сторонам, Кирилл вздохнул с облегчением. — Почему вчера, ты, меня не разбудил? — зло прошипел он. — Так ты спишь как убитый! Я пытался, но ты не вставал. — Надо было лучше пытаться! Мои родители, после вчерашнего уже сомневаются в моей натуральности, и им не сложно отправить меня куда подальше, дабы «исправить» больного сыночка. — Прости Котик, я не знал. — наигранно грустным тоном сказал я. Минута молчания. Он отстраняется от меня и шумно вздыхает. Глядя на меня исподлобья, он говорит: — У меня скоро будет День Рождения, прямо перед началом экзаменов. — Я знаю. Его удивлённое выражение лица надо было видеть. Даже сейчас он выглядит очень мило. — Откуда? Я же тебе не говорил. — Как я могу не знать когда у моего Краша День Рождения? 27 мая. — озвучил я дату. — Ты сталкер что ли? — изумлённо покосился на меня Кирилл. — Вообще-то я не только дату твоего ДР знаю, но и многое другое… Его глаза округлились и он уже с опаской поглядывал на меня. Я рассмеялся, в ответ на его недоумение. — Да не бойся ты. Иди сюда лучше, мне вообще-то вчера мало было. Я четыре года ждал, так что будь добр возместить ущерб. Его щёки налились румянцем, но он всё же подошёл, обнимая меня. Я легко касаюсь его пухлых губ, как бы дразня. Спускаюсь ниже и расцеловываю каждый сантиметр его бархатистой кожи. Покрываю лёгкими поцелуями его уши, шею, руки, плечи, делаю всё чтобы заставить его взять инициативу в свои руки и поцеловать меня. Легонько закусывая мочку своего возлюбленного, я слышу тяжёлый выдох, полный желания. Невольно улыбаюсь тому, что смог расшевелить Кирилла. Я отстраняюсь от его горячего тела и хитро улыбаюсь. Уже сгорающий от желания Кирилл, смотрит на меня своими зелёными глазами, которые так и просят. Я ничего не предпринимаю и просто наслаждаюсь его видом. Он на пределе и это видно. В следующий миг я уже оказываюсь снова прижатым к стене. Проходит секунда и он напористо меня целует, нагло преодолевая барьер губ. Грубо, по-собственнически он проникает в мой рот, изучая мой язык и изредка поглаживая нёбо. Он настолько напорист, что не даёт мне проникнуть в его рот, и я, выдыхая от бессилия, подчиняюсь его наглости. Всё быстрее и быстрее он врывается в теперь уже принадлежащий ему рот, и я не успеваю отвечать на поцелуй. Он офигенно целуется, но кто же всё-таки его научил? Всё же успокоившись и немного отстранившись, он дал мне и себе спокойно отдышаться. Увлечённость друг другом медленно перетекала в обычный разговор. — Как собираешься сдавать ЕГЭ? — Сдам как-нибудь, ты же ведь мне поможешь? — Куда я денусь, — обречённо вздохнул Кирилл. — Отлично. Может тогда поживёшь недельку у меня? Тебе ведь разрешат в честь праздника? Родителей всё равно дома нет и вернутся они не скоро. — Это больная тема. Мама не любит когда я остаюсь у кого-то. Но думаю она разрешит. — Как раз у меня твоё восемнадцатилетие и отметим. Приходи ко мне завтра, адрес скину позже. Немного поболтав о том о сём, мы разбрелись по домам, каждый, думая о своём и предвкушаю скорую встречу. Первым делом я отправился в магазин, закупиться на недельку, чтобы после школы сразу же идти домой вместе с Кириллом. Набрав быстроприготовляемой пищи и немного нормальных продуктов, я отправился домой. Уроки делать не надо, завтра выходной, а вот прибраться не мешало бы. Честно, уборка это не моё, поэтому быстренько протерев пыль влажной тряпкой, я отправился за шваброй. Кстати с ней, у нас изначально не сложилось: она постоянно падала либо мне на голову, либо на ноги пока я менял тряпку. И это я ещё молчу как я пытался отжать эту чёртову тряпку. Ну, спустя часа три, всё же в квартире стало почище, хоть и с потерями, но чище. Не думаю конечно, что чистота стоит огромной шишки на голове и полуотдавленных ног, но результатом я был доволен. Осталось что-нибудь приготовить, а так как повар из меня никудышный, я просто заказал две пепперони, которые смог забрать по истечению сорока минут. Осталось лечь спать. Я быстренько напечатал любимому «Спокойной ночи» и завалился на кровать, распластавшись «звездой» по горизонтальной поверхности. Неделя прошла на удивление быстро. Мы с Котей вместе просыпались, вместе завтракали и вместе ездили в школу. Кирилл подтягивал меня по всем предметам, а я старался всё запомнить. Правда не всегда это у меня получалось, зато, я был доволен работой, не связанной с учёбой. Вся шея и спина Кирилла была покрыта яркими засосами и укусами, от чего он теперь не мог спокойно принимать душ. Каждое утро я теперь слышу «Влад нахрена ты меня опять искусал всего?» или «Тебе меня вообще не жалко?». А как я могу жалеть о так хорошо выполненной работе? Ну, учёба протекала медленно, хотя многое я уже мог делать и без помощи интернета. Кирилл — лучший учитель. Меня даже математичка за такие прогрессы хвалить начала. Я за эту неделю получил оценок больше, чем обычно получаю в течении четверти. Теперь четвертные у меня выходили не такие уж и плохие. И всё благодаря Кириллу. Его День Рождения мы решили отметить вдвоём, поэтому в субботу я уже был в полной боевой готовности. После школы я отправил Кирилла погулять часок-другой в парк, а сам уже на всех парах побежал за тортом, заказанным ещё вчера. Небольшой фруктовый торт с большим количеством крема, ну и конечно с надписью «С Днём Рождения, Котя». С этим тортом я побежал домой. Через 15 минут уже привезли шары и большой букет роз. Гостиную я украсил длинным плакатом с той же самой надписью как и на торте и оставил летать по комнате большую часть шаров. Не забыв про шикарный букет роз, я поставил его в вазу на журнальный столик. Спальню обустроил чуть лучше: даже специально чёрное постельное бельё прикупил. Ну и, конечно, поставил рядом с кроватью небольшой столик, на котором позже оставил бутылку красного вина, найденного в шкафу родителей, и пару фужеров. Сказать что я был доволен своей работой — ничего не сказать. Всё было превосходно, вот только готовить-то я всё же не умею. Пришлось заказать ужин на дом из близжайшего ресторана. Одевшись поприличнее я написал Кириллу короткое сообщение: «Жду дома, ничего не покупай у меня всё готово)». Я знал, что от парка до дома ехать примерно полчаса, поэтому мне пришлось молиться хоть бы успели привезти еду. Пока ждал, решил достать музыкальный дискотечный шар, который мне подарили родители ещё в классе восьмом. Он оказался вполне рабочим, поэтому я подключил его в гостиной и достал свою флешку с музыкой. Посчитав ненужным сейчас включать музыку, я пошёл на кухню, дабы разложить столовые приборы и подготовить праздничный стол. Через несколько минут я услышал звонок в дверь, который заставил меня подпрыгнуть от неожиданности. Слава богу это был курьер, доставивший мне мой заказ. Забрав еду, поблагодарив и оплатив заказ, вышедший на кругленькую сумму, я направился на кухню, чтобы красивенько всё расставить. Основной подарок должны привезти немного позже. Уверен, ему точно понравится. Время уже много, и я решил заранее врубить музончик. Ждать Кирилла мне пришлось недолго: буквально через пятнадцать минут он уже стоял у входной двери и названивал в дверной звонок. Я на всех парах полетел открывать ему дверь, встречая именинника со всеми почестями. К сожалению было уже тепло, и куртку Кирилл не одел, поэтому и помогать ему снять с себя пришлось только рюкзак. Попросив Кирилла закрыть глаза и довериться мне, я повёл его в гостиную. Его лицо — просто нечто. Вы бы видели как он заулыбался, когда увидел украшенную комнату. Он немного постоял и полюбовался декорациями, любезно установленными ради него самим мной. Несмотря на внешнюю спокойную реакцию, по глазам было видно, что он счастлив и ужасно благодарен за такой сюрприз. Полюбоваться этим всем я, конечно, ему долго не дал: подойдя со спины и обняв Кирилла, я прошептал ему на ушко самые искренние и бескорыстные поздравления, за что был награждён горячим поцелуем. Время близится к ужину. — Каковы Ваши намерения сегодня? — наигранно спрашивает он. — Вы не поверите. Мои намерения прекрасны. Пойдёмте, тут недалеко. — подыгрываю я ему и веду к праздничному столу. В ответ лишь слышу крик восклицания и удивления. — Ты всё это сам? — указывая пальцем на стол, спрашивает он. — Для меня? — Конечно для тебя. Всё сам сделал! Ну… кроме еды, её я заказал. — тут же признаюсь я под пристальным и недоверчивым взглядом Кирилла. Поднявшись на носочки и чмокнув меня в щёчку, он тихо прошептал: «Спасибо». Я, уже в меру раскрасневшийся, даю волю эмоциям и заключаю Кирилла в самых крепких объятиях, на что слышу: — Ты, меня задушить хочешь? Я испуганно отстраняюсь и смотрю на именинника. — Ну всё, садись есть! Я голоден. Мне ничего не остаётся как подчиниться его приказу и усесться рядом, предварительно, как истинный джентльмен, пододвинув стул возлюбленному. Мы приступаем к трапезе, и я, то и дело поглядываю на Кирилла, который кажется совсем не горит желанием продолжать наш совместный ужин. За всё то время, что он жил у меня, я ни разу не видел чтобы Кирилл привередничал. Я в недоумении наблюдаю за ним: за тем, как он нацепляет кусок сочного немного острого мяса на вилку, медленно подносит ко рту и откусывает без того маленький кусок, сразу запивая его стаканом воды. — Кирилл, тебе не нравится еда? Если так, то не мучай себя просто скажи. — Всё в порядке. Просто я не очень люблю острое, а это мясо… — я не даю ему договорить и забираю его тарелку, заменяя её на тарелку более щадящих спагетти с тефтелями. — В следующий раз не молчи, а сразу говори, что не так. Я сажусь обратно и продолжаю есть, но мой взор привлекают распухшие и покрасневшие губы Кирилла. Пытаюсь не обращать на это внимания и смотреть в тарелку. Но разве можно устоять перед таким зрелищем. Его губы такие красные, мягкие, манящие. Неужели это всё из-за острого мяса? Я утопаю в раздумьях и не замечаю как начинаю приближаться к столь желанным губам своего парня. В чувство меня приводит короткая фраза, произнесённая Кириллом: — Влад, с тобой всё хорошо? У тебя тоже еда острая? К сожалению этого прояснения надолго не хватило. В моём сознании помутнение и я не соображаю, что делаю. А ведь, я даже не пил. Продолжаю приближаться к его губам и легко соприкасаюсь с ними. Они такие горячие и влажные от соуса, что после лёгкого поцелуя я не могу его отпустить и начинаю нагло врываться в его рот. Пьянею раньше, чем выпил. Только его запах уже вскружил мне голову и я не понимаю когда успел проникнуть в его рот. Продолжаю напористо изучать его язык и нёбо, изредка покусывая и без того опухшие губы. Он начинает сопротивляться и отталкивать меня. Мне совсем не хочется прекращать наш поцелуй, но его толчки в мою грудь точно не предвещали ничего хорошего, поэтому я отстраняюсь и недовольно произношу: — Ну что? — Не «ну что», а сядь и ешь! У тебя будет ещё куча времени. — Аргх, ну ладно! Слышу звонок в дверь и понимаю — это курьер. Быстро встаю из-за стола и направляюсь к двери. Оплачиваю заказ и забирают пакет, доставая смазку и презервативы и оставляя лишь небольшую коробочку. Занеся скоро нужные предметы в спальню, я взял коробочку и пошёл на кухню, где меня ждал Кирилл. — Кто это был? — Да так, никто. Это сейчас не важно. Котик, я хочу подарить тебе одну вещь, которая всегда будет тебе напоминать обо мне, поэтому прими этот подарок и никогда его не снимай. Я открываю маленькую коробочку и достаю оттуда браслеты, с выжженными надписями "С любовью от Влада" и "С любовью от Кирилла" — Ва-а-ау, они такие красивые, спасибо. — он мило улыбается и целует меня в щеку, выражая свою благодарность. — Не за что. А теперь садись и покушай. Когда с основным блюдом было покончено, я вынул из холодильника торт, купленный сегодня днём, и аккуратно поставил его в центре стола. Разрезать сей десерт я попросил Кирилла. Всё же он более аккуратный и с таким делом не облажается. Торт разрезан, но вместо чая, я решил принести из спальни то самое красное вино. Лучше уж сразу его споить, чтобы лишних возмущений и протестов дальше не последовало. Под неодобрительный взгляд Кирилла я открыл бутылку вина и налил ему полстакана. Для начала хватит. Блеснув столько же и себе, я встал: — Дорогой Кирилл, хочу произнести этот тост за тебя, — тут я запнулся и напряг все имеющиеся в моём мозгу извилины, дабы продолжить тост. — Прошло уже 18 лет, с того дня как ты родился. Теперь, ты отвечаешь за все свои поступки по закону! Поэтому, лучше ничего такого не вытворяй. Ну, думаю, пожеланий за свою жизнь ты уже наслушался, и всё же, хочу пожелать тебе счастья, здоровья, хороших заработков и конечно же самого всего наилучшего. В том числе и меня. — добавляю я. — Так поднимем же бокал за самого лучшего парня в моей жизни. Наши бокалы соприкасаются, издавая протяжный звон, и вот, мы вместе опустошаем бокалы. — Спасибо! Это самый лучший тост в моей жизни. — он скромно улыбается, кладя кусочек торта мне на тарелку. Я уже и не помню, как мне удалось его споить или же всё-таки не удалось, но вскоре мы уже были у меня в спальне. Я держал Кирилла на руках, а тот времени зря не терял и пытался полностью овладеть моим языком. Это у нас ещё с первого поцелуя так. Борьба за власть! Я медленно опускаю хрупкое тело на кровать, всё ещё находясь во власти языка Кирилла. Мне уже не хватает воздуха, и я вынужден отстраниться от его рта. Целуя его шею, я медленно начинаю снимать с него футболку, играя под ненавистной одеждой своими пальцами. Первый ненужный элемент с успехом приземляется на пол, и я продолжаю избавляться от остальных. Прошлые мои укусы и засосы до сих пор не прошли и сейчас, это выглядит очень эротично. Посасывая его сосок и, крутя второй между пальцами, я избавляюсь от его ремня и расстегиваю ширинку голубых джинс. Одним движением стаскиваю с него ещё один элемент одежды, и чувствую как наливается кровью мой пах от такого зрелища. Его немного худощавое, женственное и изящное тело так и манило. Затягивая своего партнёра в очередной поцелуй, я даю волю своим рукам и проникаю под ткань трусов, поглаживая его член. Чувствую, как у самого твердеет половой орган и больно упирается в плотную ткань джинс, не могу больше терпеть и разрешаю самому себе расстегнуть ширинку джинс, убирая преграду. Нежными поцелуями покрываю низ живота Кирилла и приближаюсь к самому вкусному. Медленно, играя с его телом, я снимаю его трусы, заставляя издать первый стон. Поглаживаю рукой его член, медленно, по всей длине, не забывая про яички и наблюдаю за реакцией. Он возбуждён и пытается получить большего, жалобно скуля подо мной. Я, не долго думая, приближаюсь к его члену и осторожно посасываю головку. Облизываю языком и пару раз заглатываю. Слышу громкий стон. Кирилл, видимо испугавшись своей раскрепощённости, зажал рот руками и попытался отодвинуться от меня. Рукой, ранее ласкавшей грудь парня, я удерживаю Кирилла на месте, не давая шанса на побег и крепко держа его за талию. Другой же рукой, заставляю своего любовника лечь, слегка надавливая на плечи. Продолжаю играть с его органом, заглатывая всё глубже и глубже. И всё же, Кирилл сопротивляется и извивается — это сильно усложняет задачу. Я настаиваю на своём и на время обездвиживаю его тело, крепко обхватив руками его руки и прижав своим телом ноги. Продолжаю начатое и ускоряю темп, доводя парня до разрядки. Ещё пару таких несложных манипуляций, и, Кирилл кончает мне в рот. Я не брезгую, и, смотря ему в глаза, проглатываю всё до капли, слизывая остатки с уголков рта. Он в панике бросается к моему лицу со словами "Выплюнь, выплюнь!". А я просто улыбаюсь и смотрю на него невинными глазками. — Ты дурак, зачем проглотил? — Но тебе же понравилось, — я приближаюсь к его лицу и снова впиваюсь в его губы. Он что-то недовольно мычит, но вскоре сдаётся, поддаваясь моим ласкам. Медленно лаская и выцеловывая шею Кирилла, я достаю смазку и презерватив. Выдавливаю немного смазки на пальцы и переворачиваю Кирилла, заставляя встать на четвереньки и выгнуться словно кошка. Медленно ввожу первый палец, раздвигая стенки узкого кольца мышц. Надавливая чуть сильнее и проталкиваю второй. Тут же слышится болезненный стон и тихое "стой". Но как я могу остановиться, когда передо мной такая картина: парень, который уже так давно мне нравится, сейчас здесь, в моей постели, полностью голый и сжимающий мои пальцы внутри себя. Разрабатываю узкий анус на манер ножниц. Свободной рукой надрачиваю Кириллу, чтобы хоть как-то отвлечь его от новых, странных и болезненных ощущений. Ввожу третий палец и покрываю всю спину невесомыми поцелуями, успокаивая. Спустя несколько минут таких незамысловатых движений в его теле, вытаскиваю пальцы из тёплого нутра и одеваю презерватив. Увидев, что я собираюсь вставить, Кирилл опять попытался слинять от меня, а я, уже на готове, держу того за бёдра и медленно вхожу. Зайдя всего лишь на половину, даю привыкнуть своему любовнику, но слышу лишь всхлипы и пошмыгивания носом. — В-вытащи-и-и, — протягивает он, пытаясь не заплакать. — Мне бо-о-ольно. Я в растерянности и не понимаю как на это реагировать, поэтому приближаюсь к его уху и шепчу: — Котик, ну потерпи чуть-чуть, потом будет хорошо. Просто немножечко потерпи. Отвлекая Кирилла разговорами, я резко вхожу на всю длину, зажимая рот партнёру. Укусив меня со всей силы, Кирилл, кажется, мычал какие-то ругательства, а по моей руке скатывались горячие слёзы. Такой красивый, умный, но совершенно не привыкший к боли котёнок, сейчас плачет подо мной и проклянает как только умеет. Продолжаю медленно двигаться, забывая о пульсирующей боли в руке, на которой возможно останется шрам. Уже совсем скоро, мы оба наслаждаемся процессом: Кирилл постоянно ловил мои губы, закусывая их до крови, а я в свою очередь заходил так глубоко, насколько позволял мне это сделать собственный член. Сменив позу и устроившись поудобнее между ног Котика, я зажал большим пальцем маленькую дырочку, сквозь которую уже снова пробиралась смазка. Кирилл лишь выпучил глаза и с непониманием посмотрел на меня. — Ты уже четыре раза кончил, — объясняю я. — И ч-что? — А то, что так нечестно. Я всего один раз получил разрядку, а ты уже полудохлый без сил тут валяешься. — кусаю любимого в шею и продолжаю вбивать его в кровать, приближаясь к удовлетворению. Содрогаясь в оргазме, Кирилл уже и сам помогает мне, насаживаясь глубже на мой член. Ещё немного и я не успеваю кончить. Теперь уже передо мной лежала откинувшая концы тушка Кирилла. "Кажется, я сильно его вымотал." — проноситься у меня в голове, и я вытаскиваю свой член, помогая себе руками получить удовлетворение. Вытираю обнаженное тело Кирилла и иду быстренько в душ, захватывая с собой полотенце. После горячего душа возвращаюсь в постель и пристраиваюсь сзади, обнимая самого лучшего человека в моей жизни.

***

Экзамены я сдал успешно, благодаря Кириллу, вот только после той самой сногсшибательной ночки, он вечно меня упрекает и грозится меня кастрировать, если еще раз попытаюсь его споить и довести до такого состояния, что на утро он сам встать не сможет. Ну, в общем я получил выговор и двухнедельное наказание в качестве никаких поцелуев и секса. Это были самые долгие две недели в моей жизни. Выпускной, на удивление прошёл хорошо и было даже весело, особенно после того, как Санёк с Димоном выпивку притащили. Правда влетело нам всем потом от родителей: мы же каким-то образом оказались в Уфе около помойки. Да, все сразу, в одном месте. Хрен его знает как мы вообще попали в другой город, но самое главное — было весело. После выпускного, мне написали из модельного агентства. Оказывается, с таким ростом как у меня и чистым ебальником, можно неплохо так заработать будучи фотомоделью. Вот и решилось моё предназначение в жизни. Кто бы мог подумать, что после опубликования фоток с выпускного мне напишут аж из трёх модельных агентств. Ну с Кириллом немного интереснее: он мне и до этого говорил, что хочет быть программистом и специалистом в мире IT. Но я же не знал, что он хочет создавать и программировать роботов! Знаете как я испугался увидев огромную машину, моющую посуду, у нас дома. А самое главное пофигистическое лицо Кирилла, опять читающего какую-то книжку. Как-то так быстро прошло лето, и мы с Кириллом решили прийти на первое сентября к Михаилу Анатольевичу. Поздравить с тем, что нас он больше никогда не увидит. Застав нашего классного одного в кабинете, мы тихонечко постучали и вошли. — Да-да, зайдите. — не отрываясь от журнала проговорил Михаил Анатольевич. — Здравствуйте Михаил Анатольевич, а вы, что, по нам совсем не соскучились? — произношу я. — Нет. Ещё нет. — отвечает мне он. — Очень жаль. А мы вот с Кириллом скучали. Даже конфеты вам принесли. Он наконец-то отрывает взгляд от журнала и смотрит сначала на меня, потом на Кирилла, затем на наши руки, сплетённые между собой, и просто сидит. — В общем, мы хотели Вам кое-что сказать, — начинает Кирилл. Учитель лишь жестом указывает на парту прямо перед его столом, мол "Присаживайтесь, что же у вас такое приключилось". — Помните тот день, когда мы хотели Вам сюрприз сделать? Нас ещё тогда вместе в шкафу закрыли. — Конечно помню, как такое забыть. — с усмешкой отвечает географ. — Так вот, после того случая, оказалось, что мы оба друг в друга давно влюблены, но просто боялись признаться. — Это, конечно, замечательно, но при чём здесь я? — явно не ожидавший такого поворота событий, спросил географ. — Мы просто хотели Вам сказать, спасибо Михаил Анатольевич. — объясняю я. Оставляя в ступоре нашего любимого учителя, я оставляю коробку конфет на столе и удаляюсь вместе с Кириллом, держа того за руку и покидая кабинет. Уже стоя у двери слышу: — Влад, а откуда у тебя на правой руке шрам? Так похож на укус. Не замечал его раньше. Кирилл, покраснев от такого вопроса, спрятался за моей спиной нервно вцепившись в мой рукав. — Не волнуйтесь, меня просто мой котёнок укусил. Хоть и котёнок, а уже такой сильный. Я даже не ожидал, что шрам останется. — А, тогда всё хорошо. Удачи в будущем. — Спасибо, Вам тоже. Я махаю рукой напоследок и удаляюсь, возможно мы больше уже никогда не увидимся. Возможно, я больше никогда не подойду к воротам этой школы. И всё же, Спасибо Михаил Анатольевич, без Вас, у меня бы дома не было такого прекрасного котика.

Happy End

Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.