Возьми мою душу +151

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Автор оригинала:
reapertownusa
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/654958

Основные персонажи:
Дин Винчестер, Сэм Винчестер
Пэйринг:
Сэм/Дин
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Мистика, Даркфик
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Инцест
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сэм одержим Дином… или, может быть, наоборот.

Посвящение:
Как всегда, автору.



Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Это не совсем изнасилование, сомнительное согласие.

Ссылка на оригинал
http://reapertownusa.livejournal.com/20748.html
30 июня 2013, 00:20
Они должны были убить друг друга. В неторопливом потоке его мыслей не было места ни злости, ни вожделению, пока Сэм лениво водил ладонью по вздрагивающей плоти. Это было просто необходимым для выживания процессом, а Сэм собирался выжить. И не в качестве бесполезного, пускающего слюни мешка с костями, а как непобедимый охотник, освободившийся от оков ада, свободный от контроля своего старшего брата.
Дин всегда командовал. И, если бы жалкая слабая душонка Сэма оставалась бы на месте и имела право голоса, в будущем, вероятно, ничего не изменилось бы.
Но теперь Дин был тем, кто задыхался, извиваясь под скучающей рукой Сэма. Пальцы коснулись напряжённого соска, неуловимое движение и вот они уже выкручивают комочек плоти, стискивая его всё сильнее, далеко за пределы возбуждения, причиняя боль.
Лицо Дина застывает, но его пенис вздрагивает, касаясь бедра Сэма. Синхронно с поднимающимся членом его брата на лице Сэма загибаются уголки губ. Он даже не пытается скрыть переполняющую его самодовольную радость.
Никто не знает Дина так, как он.
Кожа под россыпью веснушек вспыхивает от смеси смущения и невольного возбуждения, может быть и стыда. Сэм не особенно озабочен тем, чтобы распознать коктейль эмоций, бурлящий в глядящих куда-то сквозь него полуприкрытых зелёных глазах.
Вот, собственно, куда привела Дина попытка убить своего брата. Не то чтобы у Сэма было право злорадствовать. Он тоже не спешил свернуть Дину шею, ничуть не больше чем тот торопился нажать на курок.
Даже в тот момент, когда слово «монстр» так легко соскользнуло с чересчур совершенных губ Дина, когда его слишком выразительные глаза прочертили связь между ещё горячей кровью на руках Сэма и мёртвым телом на полу у его ног.
Всё равно, Дин сейчас здесь, под ним. Светлая кожа отсвечивает ослепительно белым на тёмных простынях, пока Сэм прослеживает каждый поблекший шрам, прикидывая, что ещё можно бы добавить к коллекции.
Дин принадлежит ему, всегда принадлежал. Просто он сам был слишком зашорен, отвергая саму возможность воспользоваться, не решаясь взять то, что так очевидно ему предназначалось.
И вовсе не жёсткая дробящая кости хватка пальцев удерживала сейчас тренированное тело Дина распластанным и ждущим, с бёдрами, пойманными в ловушку между сильных коленей Сэма.
Ничто материальное не удержало бы Дина.
Сэм знал, что его брат считает, что выбор сейчас за ним, что в любой момент он может послать всё к чёрту и уйти прочь. Возможно, он даже думает, что сможет убить Сэма, если возникнет такая нужда, или хотя бы сумеет удерживать его достаточно долго, чтобы затолкать ему в горло изломанные останки его души.
Сэм знал правду.
Ведя пальцами по натянутым мышцам живота Дина, клеймя каждый дюйм его тела, как свою собственность, он знал, что этот рисунок могло бы выводить лезвие ножа, и Дин всё равно, точно так же лежал бы, принимая пытку, чувствуя, как алые ручейки крови раскрашивают его кожу.
Сквозь агонию, он всё так же продолжал бы клясться, что давно погибший маленький Сэмми ещё может быть спасён.
Власть, которую он имел над Дином, была абсолютной, но это знание было отравлено тем, что Сэм также неразрывно был привязан к брату. Он не мог сломать лежащего под ним охотника, так же как тот не мог встать и уйти от него.
При всей их демонстративной независимости, они теперь разделяли на двоих одну душу. А может быть, так было всегда.
Припав ртом к шее Дина, сжимая зубы на торопливо бьющейся жилке, он знал, что избавления нет. Распухшие губы и затуманенные глаза встретили его, когда он бесцеремонно прижал колени Дина к его груди.
И не имело значения, что Дин отдаёт себя по совершенно другим причинам, чем Сэм его берёт. Это не могло изменить тот факт, что хотя, в конечном счёте, они могут умереть на руках друг у друга, ни один из них никогда не умрёт от руки другого.