автор
Размер:
планируется Макси, написано 34 страницы, 2 части
Описание:
Высшие сущности бывают разные. Одним плевать на всё, другие набирают себе свиту из смертных, а третьи... Третьи страдают от скуки. Выхватив в потоке душ одну случайную, гоняют её по мирам ради своих целей, никому не ясных. Такова судьба и одного попаданца, что по воле одного Старика уже неоднократно рождался в разных мирах, но с памятью лишь одной своей жизни. Правда, к досаде Старика, наш герой слишком быстро умирал.
Как сложится его судьба в одном известном многим мире?
Примечания автора:
Пишу крайне редко, ибо этот текст - мой способ отдохнуть от основного фика. Просто иногда пишу строчку, две, десять, абзац. Накопилось на главу - решил поделиться.
Если кому-то вдруг зайдёт, лайкаем, но ничего по проде не обещаю - есть основной проект.
До событий и мира сериала дойдёт ой как не скоро, если проект вообще будет жить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2278 Нравится 236 Отзывы 866 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
Примечания:
Прода по основной работе будет завтра, по графику. Отставить свои "Лучше бы основным фанфиком занимался, автор".
      Седобородый старик в мятом сером балахоне бесцельно, казалось бы, гулял по просторам английских полей да холмов. Если бы рядом был кто-то ещё, способный не то-что увидеть, а хотя бы почувствовать присутствие этого древнего старца, то, возможно, он услышал бы задумчивое бормотание.       — …его отправил, а он помер через десять минут от пожара…       Старик сунул руку в карман и вытащил небольшой шарик красноватого цвета. Остановившись, он задумчиво оглядел шарик.       — А в другом мире и семи лет не прожил, помер от кирпича на голову.       Старик шёл по полю и ворчал на помаргивающий шарик.       — Сделал братом сатаны — помер от собственной силы. Отправил в космос — пробудил Жнецов и угробил целую галактику. А вторая попытка покорения космоса? А? Как ты вообще в пятнадцать лет умудрился целый эльдарский корабль-мир сломать и в Око Ужаса сбагрить? Не знаешь? Так ещё и чуть ли не у Слаанеш на загривке выбраться оттуда?       Шарик света неистово заморгал.       — Хм, — усмехнулся старик. — Вот засуну тебя в тело девчонки и посмотрим. А? Не хочешь? А что так? Патриархальное общество, ага-ага, много проблем, ага. Так и скажи, что просто за юбками гоняться будет не комильфо. Так, а где это мы?       Старик осмотрелся вокруг, остановив взгляд на странной постройке. Этот дом, если можно так назвать столь странное строение, казалось хаотично вырос на сарае и лишь неведомое чудо не даёт строению развалиться.       — О, знаю!       Старик спешно зашагал к дому. Вот только за один шаг старик преодолевал десяток метров и спустя всего минуту он уже стоял на пороге, а рядом, совсем его не замечая, три рыжих мальчишки разного возраста с азартом и интересом играли какой-то волшебной игрушкой. Одному на вид было лет десять, второй, шебутной и громкий, тянул максимум на семь или восемь, а третий самый младший, старался вести себя довольно чопорно, несмотря на юный, не старше пяти лет, возраст. Старался, но не получалось, уж больно весёлая была та непонятная старику забава.       Старик шагнул в дом через закрытую дверь так, словно и не было никакой двери.       — Так-так, что у нас тут? — тихо проговорил он, осматривая не менее странное внутри чем снаружи помещение. Прихожая с парой вешалок и шкафом тут же переходила в большой центральный зал. Вдоль стен стояла мебель из разных комплектов. Там, где зал переходил в кухню, был большой деревянный стол и несколько опять же разных стульев. Всё тут было разное, но выглядело удивительно по-домашнему и уютно.       — Куда бы тебя пристроить? — старик подбросил лихорадочно замигавший шарик света в руке. — Да не ори ты! Не в девочку. Наверное. Зависит от того, кем беременна женщина. Чувствуешь? Спускается?       И впрямь, спустя пару секунд по лестнице со второго этажа спустилась среднего возраста полноватая женщина в домашнем халате и фартуке. Она дошла до кухни и взмахом палочки достала из нескольких шкафов целый ворох продуктов. Старик подошёл вплотную, всё так же оставаясь незамеченным. Вдруг всё вокруг начало замедляться и глухим щелчком остановились стрелки часов. Старик внимательно осмотрел женщину и вдруг резко наклонился, уставившись ей прямо в живот.       — Хм… Вроде как мальчик будет… И души пока нет. Будешь Уизли? Нет? А кто тебя спросит.       Старик выпрямился и внезапно посмотрел вверх, но не на потолок, а куда-то дальше.       — Интересно. Надо проверить.       Один миг и вот старик уже стоит напротив старого большого особняка, буквально в двух шагах от которого было подозрительно насыщенное магией кладбище. В этот момент из дома быстрым шагом выбежала полная дамочка с крашенными волосами. Выглядела она немного глуповато, а на лице читалась какая-то радость.       — Хильда, стой! — раздался в доме громкий женский голос и вслед за только что появившейся дамочкой стремительно вышла другая, на вид слегка за сорок, в строгом деловом платье с длинной юбкой, и роскошными рыжими волосами.       — Во имя Тёмного Лорда, Хильда, брось ты эту гадость.       — Не-а, — мотнула головой полная дамочка, стремительно шагая к лесу, что стоял вплотную к дому. — Ты ничего не понимаешь, а я понимаю.       — Хильда… ох, темнейший, сил моих больше нет.       Женщина в деловом костюме остановилась, сложив руки на груди.       — А да и катись оно всё…       Старик оглядел всё вокруг с интересом.       — Спеллман… У этого мира много обратных сторон, да? — подбросив шарик света в руке, старик обратился уже к нему. — Может всё-таки девочка? А что? В каком-то роде, дочь сатаны, древняя фамилия, все дела. Нет? Ну и правильно. Всё равно… А нет, не скажу. Ладно. Значит, Уизли.       Вновь переместившись в странный дом и вновь остановив время, старик подошёл к в очередной раз будущей маме, уже успевшей замесить тесто и сделать фарш. Старик поднял руку с шариком красного света на уровень глаз.       — Так. Память, как всегда, потрём до первой жизни. Обратно до человеческой душу я тебе не выправлю — лень. Да и не мой профиль. Так. В прошлые разы я тебе никаких бонусов не давал, и ты быстро помирал или с тобой происходила неведомая хрень, которой в принципе быть не может. Придумал!       Старик пошарил рукой в кармане помятого серого балахона, и достал на свет божий маленький зелёный кристалл.       — Пока по космосу летал, нашёл презабавную штуку. От какого-то зонда кусок. Летал он, значит, по мирам, исследовал. Чего тут только нет, а уж функций, м-м-м… Будешь Супер-Уизли! Ну, или опять помрёшь как-нибудь. Помнишь, как учился ходить однажды? Навернулся с лестницы и свернул себе шею. Стыдно? Правильно. Стыдись.       Своею волей старик превратил кристалл в своих руках в сгусток зелёного света.       — Только поставлю ограничение на доступ к информации из баз этого зонда, чтобы стимул был. Да.       Без лишних движений, повинуясь воле старика, красный шарик света слился с зелёным сгустком. Несколько минут внутри происходила немыслимая в своей дикости борьба цветов и вспышек, но через минуту шарик вновь светился мягким красным.       — И финальный штрих!       Старик скрючился в странной позе и сделав резкий выпад жестом бойца из компьютерных игр, двумя руками направил шарик света в живот рыжей женщины, не забыв выкрикнуть: «Ки-и-я!».       В полнейшей тишине мира раздался громкий глухой хруст, шарик света медленно долетел до цели и погрузился внутрь, а старик схватился за спину и согнувшись, пошёл прочь из дома.       — Хорошо быть могущественным таким. Можно не скрывать, что ты придурок, и никто тебе и слова поперёк не скажет. Разве-что спина болит… Может, лимонные дольки вылечат? О, подменю-ка я одному любителю дольки на… Не придумал ещё…              ***       Директор Хогвартса, кавалер орденов, старший судейский главнюк и председатель всемирных старпёров, Пресветлый Альбус Дамблдор сидел в кресле в своём кабинете и задумчиво смотрел на волшебную шкатулку. Смотрел и недоумевал. Если раньше там были бездонные запасы лимонных долек, то теперь — мармеладных мишек. Как только не проверял директор работу шкатулки, работу чар на ней, привязку к маггловским магазинам, да даже сам аппарировал в эти магазины и проверял чары вновь, но так и не понял, как лимонные дольки по пути из магазинов в шкатулку превращаются в этих злосчастных мишек!       — Столько проблем… — приговаривал он. — Столько бед вокруг.       Дамблдор склонился над шкатулкой и простецки ткнул пальцем в неё и в мармеладных мишек. Выпрямился и с укором посмотрел на шкатулку, блеснув светом в очках-половинках.       — Вот от тебя не ожидал такого подлого удара… В самое сердце…              ***       Модуль исследовательского разведывательного зонда на долю мгновения испытал что-то сродни шоку, присущему органическим формам жизни. Однако внезапно перестроенные алгоритмы и подпрограммы вернули всё на свои места. Диагностика.       Отныне модуль зонда именовался МУС, сокращённо от «Магическое устройство». Автор названия явно думал недолго. Но всё это не имеет значения для зонда. Текущее его состояние — модуль информационной и магической поддержки автономного биологического организма. Анализ говорит о том, что биологический организм принадлежит к углеродным формам жизни, вид которых имеет самоназвание «человечество». Состояние — второй месяц внутриутробного развития зародыша.       Анализ генома. Сопоставление с базами данных по углеродным органическим формам жизни с кроссвидовой совместимостью с человеком. Эвристический анализ структуры ДНК. Моделирование… Существует возможность улучшения. Поиск подходящих генов по базам данных. Поправка — доступны новые варианты генов. Источник — ментально-энергетическая структура с самоназванием «душа». Варианты добавлены. Совместимость подтверждена. Поиск доступных вариантов генов. Поиск завершён. Моделирование.       Создано восемнадцать миллионов триста двадцать пять тысяч сорок один вариант. Дополнение — количество вариантов ограничено душой. Оптимизация. Душа допускает два варианта. Дополнение — приоритет половой принадлежности. Мужская особь. Один вариант. Проект создан. Начат процесс реструктуризации генома.       Анализ энергетики. Энергетика тела не соответствует душе. Моделирование энергетики по проекту генетических модификаций. Недостаточное соответствие. Поиск оптимальных решений.       Поиск окончен. Создание проекта. Моделирование. Создание магопроводящих магистралей в энергетике тела. Принцип создания магистралей — дублирование нервной, кровеносной систем, опорно-двигательного аппарата. Синхронизация развития энергетики с ростом тела. Проект создан. Принят к исполнению.              ***       Шок — это по-нашему!       Кто бы знал, что после смерти я смогу переродиться! Прекрасно!.. Казалось бы, но нет. Я Рональд Уизли, мне пять лет, и живу в семье волшебников, и живётся мне несладко. Старшие братья, Билл и Чарли постоянно вызывают гордость родителей успехами в учёбе с первого курса. Перси — мелкий сноб и книгочей. Он считает меня слишком тупым, потому что мелкий обязан быть тупым. Близнецы — заноза в заднице. У них одно на уме — проказы. Причём проказы эти сказываются в основном на Перси и мне. Лучше всех в семье живётся младшей сестрёнке Джинни. Мама её просто обожает, всё время с ней крутится, во всём потакает. Если мне, да и остальным тоже, приходится донашивать вещи за братьями, дочитывать книжки, доигрывать игрушки, то у Джинни всё своё, новое. Хорошо хоть еду за ними доедать не приходится.       С другой стороны, семья вроде как дружная, не скучная, спокойно бездельничать особо не получится. Мама всё время в делах по дому и саду — там она выращивает просто гору овощей, ягод и зелени, а также некоторые растительные ингредиенты для зельеварения. Отец — отчаянный работяга, всего себя посвящающий работе, работе и немного хобби — зачаровывает вещи обычных людей. Тут у него сдвиг по фазе. У нас с братьями тоже есть обязанности — помощь в уборке, а в тёплое время года ещё и обезгномливание сада, за которым нам же и следить. Садовые гномы — мелкие паразиты, разумные растения-гуманоиды. Но их мы не убиваем, а выбрасываем прочь. Вот только колонию они основали капитальную и рано или поздно всё равно возвращаются.       Но не только количество детей служило причиной лёгкого пренебрежения со стороны Перси и множества различных подначек и пакостей от близнецов. Внешность. Моя внешность ощутимо отличалась от наследуемой в семье. Волосы у всех разные, но похожих оттенков яркого рыжего. Мои — цвета венозной крови, тёмно-бордовые. Все в той или иной мере веснушчатые, а я — нет. Даже оттенок кожи немного отличался, да и лицо. В семье все по-английски угловатые лицом, рельефные, что ли, а у меня лицо ровное, идеально пропорциональное, словно искусственное. Красивое, конечно, да и в семье все вовсе не уроды, нет, но оно другое. Слава Мерлину, или кого тут славят, что прослеживались-таки черты и матери с отцом, хоть и с трудом. В общем, тяжко, но не смертельно.       И да, мне знаком этот мир по книгам и фильмам из моей прошлой жизни. Да и вообще, из прошлой жизни я помню очень многое: школьное и университетское образование, работа и прочие социальные навыки. Однако эмоциональная составляющая, различные привязанности и прочее — словно в Лету канули. Однако, есть кое-что, вызывающее непонимание, а из-за этого и смутные опасения. Довольно крупный пласт знаний о том, как нужно развиваться волшебнику. Комплексы физических упражнений, медитации, методики управления магией без концентраторов, накопителей и прочих аксессуаров для усиления продуктивности себя любимого. Причём всё это словно рассчитано на меня, но самое забавное — эти знания имеют невероятно чёткую верхнюю планку. Обычно со знаниями как: отсюда и до сюда знаю, а дальше — предполагаю, додумываю, имею представление, но нужно изучать. Однако эти знания заканчиваются резко, а дальше — словно в стену ломишься. Что делать пытливому уму попаданца? Тренироваться и понять — какого рожна?              ***       Лето девяносто первого. В этом году я иду в Хогвартс. Это начало нового этапа в жизни и стоит резюмировать итоги прошлых лет. Итак. В семье Уизли по отношению ко мне существует три позиции. Первая — «Ронни, сыночек, какой ты молодец!». Мама меня обожает. Да она, в принципе, всех нас обожает, но время больше уделяет Джинни. Вторая — «Привет, Рон, мне пора». Отец, Джинни и редко приезжающий Билл предпочитают, что говорится, пожать мне руку, спросить о погоде, пожелать добра и смыться под благовидным предлогом. На самом деле им просто некогда, даже Джинни. Отец нас всех видит утром и вечером и старается уделить внимания одинаково. Джинни, привыкшая что это ей все уделяют внимание, ласку и заботу, ведёт себя как отец — всем по чуть-чуть, но побольше — маме, а потом сбегать к подруге, что живёт неподалёку. Билл считает меня ещё мелким. Третья позиция — «О-па, Рончик, хочешь конфетку?». Ничего нельзя брать из рук близнецов — это может стать причиной медленной и мучительной смерти. Несколько раз попался на какие-то странные конфеты, отрастившие мне уши до пола, а в другой раз — поменявшие глаза и уши. Но, не всё так печально, даже наоборот — интересно.       Есть прогресс и в личном развитии. Книг в доме немного, учебники — в одном-двух экземплярах. Однако, читать их мне никто не запрещает, правда, ничего особенного там нет, так, школьная программа да редкие более продвинутые труды видных волшебников в самых разных областях. Похоже, в накоплении книг концепция семьи такая же, как и с мебелью — с мира по нитке. Зато, благодаря приятному бонусу от тела в виде идеальной памяти, «включающейся» по моему желанию, я выучил всё, до чего дотянулись руки, а это: школьная программа за все курсы, дополнительные книги по чарам, рунам и арифмантике, на которые ходили Билл и Чарли, около десятка разнообразных трудов по зельеварению, сборники зелий, талмуды по совместимости ингредиентов, затираемые близнецами до дыр.       Помимо выученной учебной литературы, я могу похвастаться очень неплохой физической кондицией, я бы даже сказал — великолепной, как для одиннадцатилетки-то. В магии прогресс… неясный. Тренировки, что заложены у меня в голове, довольно специфичны. Немного медитации и концентрации, «почувствуй Силу, Люк» и тому подобное. Шаг за шагом обучался ощущать и управлять магией в теле, направляя её туда-сюда во время гимнастики и физических тренировок. Учился выпускать её из тела и пытаться удержать от рассеивания. Последнее было особенно трудно и интересно одновременно.       Первый этап тренировок в удержании магии снаружи тела — попытка выпустить магию между ладоней, собрать в сферу и удерживать волей. Сфера — идеальная структура и нагрузка внутри неё распределяется равномерно.       Второй этап — управление размерами сферы и плотностью магии в ней. Занятно, что при маленьком размере и высокой плотности, сфера становится немного видимой. Куда более занятным оказалось то, что я мог вместо магии призвать чёрно-красную энергию, стремящуюся выйти из-под контроля и разнести всё к чертям. В первый раз спасло меня то, что призвать такой энергии я мог чуть-чуть. Но даже сферы с горошину могли бабахнуть так, что земля тряслась, а дыры в деревьях ею делались «на раз».       Третий этап тренировок в магии — выпускать её наружу, оболочкой вокруг рук и удерживать. Ну и дальше по нарастающей. Сейчас я могу выпустить её довольно плотной оболочкой вокруг тела, но чувствую, что мне ещё есть куда расти, и это «куда» — необозримо далеко.       Однако, несмотря на все мои успехи в магии, местное волшебство мне не даётся. Думается, что дело в палочке, а точнее — её отсутствии. Несмотря на то, что я расту в семье волшебников, дома нам колдовать не разрешают — палочки на лето отбирают, достать проблематично, других нет, ведь дорого для семьи. Даже мне, скорее всего, не купят новую, а дадут старую палочку Билла или Чарли. В общем, с заклинаниями и чарами я пока что пролетаю. Однако! Работать с рунами, просчитывать их взаимодействие при помощи словарей и арифмантики, а потом создавать рунные цепочки, вырезать, вышивать или наносить их на поверхность магически активной субстанцией — легко и без проблем! Да и просчитывать новые заклинания, хоть и без практики, только на бумаге, тоже не является особой проблемой — вся нужная информация в учебниках, а для всего остального есть мозги, удивляющие меня своей продуктивностью. Я аж сам себе завидовал — мне бы такое в прошлой жизни, да я… да… Да ничего бы не изменилось, чего себе то уж врать?       Вот именно возможность работать с рунами дала мне надежду на безоблачное будущее. Воспользовавшись, пусть и не очень глубокими, знаниями прошлой жизни, особенно минералогии, физики и химии, я создал свой «трансмутационный куб». Не помню, откуда название, да и работает вроде бы не так, как должен из названия, но оно мне нравится, сделал я, мне и нарекать. В общем, обычный деревянный куб с гранью в тридцать сантиметров. Изнутри он весь вдоль и поперёк исчерчен мельчайшими рунными цепочками, запитанными и активированными на моей крови и чернилах — единственная доступная магически активная субстанция. Снаружи он тоже не прост — на четырёх гранях вокруг находятся по двенадцать подвижных кругов один в другом. С механизмом вращения помог Билл, как-то заехавший домой на недельку перед отправкой на стажировку в Египет. На этих кругах вырезаны рунные комплексы и связи таким образом, чтобы при вращении одного из кругов составлялась уже другая рунная цепочка.       Этот куб позволяет моделировать практически любые физические и магические условия в расширенном пространстве внутри, и это путь к моему обогащению — искусственное создание естественных кристаллов. Помимо того, что просчитать связки рун для куба было крайне сложно, так ещё и прошерстить память на предмет условий для образования алмазов и прочих драгоценных камней было ой как не просто! Но, у ребёнка времени немерено, а результат однозначно того стоил, хоть и делать всё приходилось в тайне, уходя гулять.       Сжечь поленья дров, разложить угли на полотне с вышитым рунным кругом, активировать и получить чистый углерод в виде чёрного порошка. Засыпать порошок в Куб, настроить рунные круги по сторонам куба для температуры около полутора тысяч градусов, давление около пятисот мегапаскалей и полное отсутствие других сил и факторов, разве-что абсурдное ускорение времени, но это за счёт того, что пространство в кубе абсолютно изолированно и для воздействия на него требуются крохи магии. Ускорение времени, кстати, по сути оным не является — это сложное комплексное искажение пространства, формула которого подобрана экспериментальным путём, и если я скажу, что ни один садовый гном не пострадал, то очень сильно совру.       На выходе я получал идеальные алмазы весом около десяти карат, плюс-минус. Проводил я и эксперименты с дополнительными факторами типа разного рода излучения. В итоге получал цветные, так называемые «фантазийные» алмазы. Розовые, оранжевые, голубые, синие, красные. Но всё это требовало обработки для повышения цены в качестве украшения, однако, мы живём в мире магии и здесь имеет ценность совсем иная огранка, по крайней мере об этом говорится в нескольких книжках. Но даже так, парочку я обработал по 57-гранной классической схеме при помощи рунного круга.       Один раз решил ради эксперимента создать гипер-экстремальные условия внутри куба, добавив ещё и магию в качестве фактора воздействия. Помимо абсурдно огромного давления, и уравновешивающей его огромной температуры, не позволяющей углероду слиться в другие атомы или коллапсировать в нейтронную материю, я добавил рентгеновское излучение, мощностью не уступающее таковому у соответствующего пульсара. Магическое влияние же было обусловлено простой концентрацией большого объёма моей магии и чёрной энергии в месте воздействия на углерод. Ускорение времени пришлось выставить ещё большее, по отношению к обычным алмазам и за недельку этого эксперимента, внутри куба прошли пара миллиардов лет. Эх, если бы только объём пространства с ускорением времени можно было сделать не таким крохотным…       В результате эксперимента я получил довольно странный кристалл круглой формы с количеством граней около десятка тысяч, разглядеть которые было ой как непросто. Он изнутри светился мягким голубым светом, переливающимся не только по граням, но и внутри. Если долго в него всматриваться, можно увидеть, образно говоря, целую вселенную. Что это такое? Да кто бы знал! Главное, что диагностический рунный круг не выявил никакого вредного физического и магического влияния.       Кстати, об ускорении времени в кубе — нет, его нельзя использовать как-то иначе. Только для изолированного пространства в таких вот небольших объёмах. Расчёты показали, что при увеличении изолированного пространства выше половины кубометра, расход магической энергии начинает расти по абсурдной экспоненте, и уже метр с хвостиком — абсолютно невозможный объём. А замедление времени вообще работать отказывается. Ну, если не симулировать это замедление гравитацией. Но проблема в том, что гравитация — искажение пространства. Слишком сильное искажение в сторону замедления времени буквально разламывает изоляцию пространства, и вся схема идёт в разнос, а теоретически, вместе с ней в разнос пойду я, дом, сад, и соседей заденет.       Самым опасным, как ни странно, во всех моих экспериментах, был фактор возможности попасться маме и близнецам. И тут тяжело сказать, что хуже. Мама дома каждый день и риск велик, но тут разве-что накажут, без сладкого оставят, жалящим проклятьем задницу надерут, или ещё какие меры примут. И куб заберут, сломают или Дамблдору отдадут, мол «тёмный артефакт!». Знаю. А вот близнецы….       С одной стороны, они почти десять месяцев в Хогвартсе. С другой, за два месяца лета они превращают дом в филиал ада. Великие и аморальные экспериментаторы! Вот только в своих экспериментах они пользуются не знаниями и теорией, а научно обоснованным «методом тыка»! Почему они ещё живы — большая загадка. Но если они доберутся до куба и начнут своим пытливым умом что-то в нём крутить, то гарантированно отправят нас всех на тот свет. Потому мне приходилось очень тщательно конспирироваться. Иногда даже на чердаке, составляя компанию странному упырю, что и носа не показывает, лишь подвывает да стучит порой по трубам или стенам, и я даже не знаю, как он выглядит. И знать не хочу.       За месяц до поездки на Косую Аллею для подготовки любимого сыночка к Хогвартсу, меня то бишь, мама проела плешь том, как было бы здорово, стань я другом Гарри Поттеру. Я кивал, поддакивал, говорил, мол: «Да вообще, круто!». Джинни тоже уже пару лет как наслушалась о «Великом Герое, погремушкой Тёмных Лордов убивающем», и всё грезила мечтами, как они станут прекрасной парой. И откуда такие мысли у десятилетней соплюшки? Эх…       В общем, на Косую Аллею отправились всем составом, а это: папа, мама, я, Джинни, близнецы и Перси.       Главная магическая улица Лондона меня никогда не впечатляла — бывал тут пару раз примерно таким же составом. Кривая, мощёная камнем улочка, змеёй петляла меж деревянных кривых домов с яркими цветными фасадами. Тут и там спешили по делам волшебники в одеждах разного цвета и стиля, летали совы с посылками, зазывали торговцы к прилавкам, играли красками зачарованные вывески и вещи на витринах магазинов. Ничего особенного, на самом деле. Внешне всё было стилизовано под странную смесь средневековья, викторианскую эпоху, начало и середину двадцатого века, и всё это одновременно, в бешеном коктейле, что с непривычки бьёт по мозгам не хуже Зелёной Феи.       Ещё больше хаоса привносит и наша семейка. Мама Молли тащит на буксире тех, кто помладше, постоянно громко одёргивает то и дело спешащих нашалить близнецов, приговаривает, что нужно купить Джинни новую мантию покрасивее, Джинни вечно крутит по сторонам головой: «А может тут Гарри Поттер?». Перси молча идёт следом, но по глазам вижу — хочет сделать вид, что не с нами. Во главе всех идёт отец, но мы-то знаем, что ни хрена он в этой семье не решает — ему просто некогда что-то решать, ведь работы выше крыши. Хорошо хоть Билл и Чарли иногда деньги посылают — парни давно работают, а главное и — зарабатывают.       Я старался подавать минимум признаков жизни и во всём слушаться маму, позволяя делать весь тот произвол. Покупка учебников и всяких школьных мантий — у старьёвщика. Общий посыл реплик «Театра одного актёра имени Молли Уизли»:       «Надень-ка вот это, нет… Не пойдёт. А это? О, прекрасно, но дорого. Ах, как всё печально в нашей семье! Все слышат, как я опечалена?! Точно?! Прекрасно! Мы так бедны, возьмём вот это всё, и Джинни новенькую мантию».       Если кто-то вдруг решит сказать, мол: «Новая мантия Джинни стоит больше, чем все наши покупки вместе взятые», то тут же получат отповедь о нехороших братьях, что хотят бедную единственную девочку-малышку-кровиночку-любимую голозадой по Лондону гулять отправить! В общем, весело, на самом деле, хоть и несколько обидно. Если бы не упертость отца в том, что нужно придерживаться мнения прадеда, отказавшегося от места семьи Уизли в списке «священных двадцати восьми», мол, магглы наше всё, хотя мы о них знаем только то, что они существуют, то мог бы наш достопочтенный отец семейства и куда более важную и высокооплачиваемую должность в министерстве получить. Но нет. «Мы любим магглов! Магглолюбцы мы!».       Палочку мне, кстати, покупать никто не собирался. Прямо так, торжественно, в магазине старьёвщика, посреди куч хлама и пыли, вручили старую палочку Чарли.       — Вот, Рональд, — любяще улыбнулась мама. — Прекрасная палочка твоего старшего брата. Ты не смотри, что торчит немного волос единорога. Она ещё тысячу лет прослужит!       Я покрутил в руках палочку, не чувствуя особого отклика. Взмахнул. Сверкнула, пыхнула, пару искр слетели с её кончика.       — Вы мне тут не колдуйте!!! — грозно прикрикнул старый, как и весь товар в магазине, продавец.       — Да-да, простите нас, — повинилась мама. — Не беспокойтесь, мы уже уходим.       — А может ещё что купите? — тут же сменил гнев на милость старик, стоя за прилавком.       — Нет-нет. Ещё столько дел, столько дел!       Мама быстренько вывела нас на улицу.       — Итак, дети. С покупками мы закончили, — с улыбкой подвела она итоги. — Что дальше?       Отец и Перси отпросились, ха-ха, прогуляться до «Обскуруса» по делам какого-то проекта Перси, мол, теперь уже как староста, он должен всё сделать идеально, а информация есть в этом издательском доме. Джинни затеребила рукав маминой кофты:       — Хочу мороженое, — и так умильно посмотрела в глаза, что мама сразу же погладила ту по голове.       — Конечно, дорогуша.       — А мы пойдём…       — …ингредиентов найдём.       Близнецы в своей манере говорили один за другим, чем бесили всех без исключения. Кроме Джинни, пожалуй.       — Я с ними.       Все уставились на меня.       — А что? Нужно познакомиться с ингредиентами поближе. Тем более, там должны быть бесплатные брошюрки с отсылками на разную периодику и научные труды. Буду точно знать, что в Хогвартсе искать.       Мама задумалась на мгновение.       — Так и быть. Ты же уже достаточно взрослый, чтобы пройтись по магазинам без мамы. А вы, — мама грозно посмотрела на близнецов, даже пальцем каждому погрозила. — Чтоб без шуточек! И если я узнаю, что вы что-то устроили, хоть что-нибудь, дома вас будут ждать серьёзные неприятности, господа. Уяснили?       — Так точно, мама! — с улыбкой отрапортовали близнецы.       — Отлично. Тогда, встретимся все в кафе Фортескью через час.       Мама, взяв Джинни за руку, бодро отправились в кафе, папа и Перси не менее бодро, той же дорогой — к нужному им издательскому дому. Мы с близнецами переглянулись.       — Так, ребята. Мне нужно в банк. Если выгорит, с меня пара галлеонов. Ну или чуть больше, как пойдёт.       — Братец Фрэд,       — Да, братец Джордж?       — Мне кажется, или Роннинкс вдруг замыслил шалость?       — И тебе так кажется? Возможно, мы что-то не то съели…       — …или выпили…       — Или вы — два сапога-обувь, пошли уже.       — Вперёд, брат Роннинкс… — шагнул к банку один из близнецов. Знать бы кто.       — За воплощением идей!.. — последовал второй.       — К мечте…       — И галлеонам!       Лавируя в толпе разношерстных магов, мы добрались до Гринготтса — большого и монументального, но не изменяющего традициям кривизны местных зданий. Внутри мы сразу попали в просторный холл с каменным полированным до зеркальной гладкости полом и высоченным потолком с большими хрустальными люстрами. По краям тянулись высокие деревянные стойки, за которыми работали гоблины в деловых костюмах, да и по самому залу то и дело проковыляет кто-нибудь из их мелкого, но агрессивного племени, неся в руках разные бумаги или катя тележку с драгоценностями. Клиентов-магов было немного, и мы с лёгкостью нашли свободного гоблина за стойкой.       — Ребят, вы не могли бы подождать? Ну, секрет, типа. Должен быть у каждого, — попросил я близнецов и те переглянулись.       — Да без проблем. Секрет…       — …Дело святое.       С этими словами близнецы двинулись ближе к выходу — там располагались диванчики с журнальными столиками. Присев за один из них и найдя интересный каждому журнал, они погрузились в чтение, а я продолжил путь к свободному гоблину.       — Доброго дня, сэр, — поприветствовал я.       Несколько секунд ничего не происходило, но вот гоблин подался чуть вперёд за своей стойкой, чтобы лучше разглядеть меня, такого маленького. Стойки у них высокие, даже взрослый будет смотреть снизу на гоблинов. Закомплексованные коротышки.       — Доброго, юный волшебник.       Голос гоблина был хриплый и вызывал чувство враждебности, но глаза-то совсем этой враждебности не выражали.       — Не подскажете, вы покупаете драгоценные камни? Банк или ваш клан.       — Да на оба ваши предположения.       — Тогда не могли бы вы оценить и предложить сделку, — я вынул из кармана простой тканевой мешочек с десятком простых необработанных алмазов, одним розовым и одним красным. Пришлось тянуть руку на самый верх чтобы положить мешочек на краешек стойки гоблина. Тот ловко взял мешочек крючковатыми пальцами с острыми когтями, и скрылся от моего взора за стойкой. Не меньше десяти минут я ожидал вердикта этого гоблина. И вот, когда я уже начал потихоньку подгорать от нетерпения, гоблин вновь подался вперёд.       — Предложенные вами алмазы банк предлагает выкупить за пятнадцать тысяч пятьсот шесть галлеонов, двенадцать сиклей, и ни кнатом больше.       Озвученная сумма заставила меня задуматься на пару секунд. Необработанные, хоть и чертовски чистые алмазы таким общим весом я мог бы продать ориентировочно примерно за 20-25 тысяч фунтов, если не считать фантазийные. С ними всё намного сложнее, они могут стоить в десять и больше раз дороже общей суммы за обычные алмазы, но их ещё нужно умудриться продать. А потом обменять фунты на галлеоны. Но продать фантазийные алмазы будучи ребёнком и чистокровным волшебником без связей и даже толковой возможности смыться из дома будет проблематично.       — Позвольте, уважаемый, но озвученная сумма мне кажется недостаточной. Ведь я могу продать их в маггловском мире и обменять фунты на галлеоны.       — Не можете, молодой волшебник, — гоблин оскалился в своей хищной улыбке. — Чистокровным волшебникам запрещено совершать такой обмен. Только магглорождённые и полукровки, проживающие в маггловском мире имеют право на такую операцию с годовым лимитов пять тысяч фунтов.       — А курс?       — Меняется в зависимости от изменения покупательской способности фунта и галлеона.       — Но я могу купить на фунты золото и продать вам.       — Безусловно, юный волшебник, — гоблин всё ещё хищно улыбался. — Вот только ценность золота в маггловском и магическом мирах несколько отличается. Гоблинам и волшебникам проще добывать и очищать драгметаллы, а потому и стоимость их ниже, причём ощутимо. Такая операция принесёт вам, в лучшем случае, пять-шесть процентов прибыли при продаже обычных алмазов, а цветные вы продать вряд ли сможете — вас скорее всего просто убьют и заберут. Магглы…       Под конец речи гоблин скривился. Ладно, жадность фраера сгубила, как говорится. Подрасту, разберусь, а сейчас — не к спеху.       — В таком случае, уважаемый, я согласен на ваши условия. Какие услуги хранения денег предлагает банк? Могу я оформить хранилище или сейф?       — Не можете, молодой человек. Сейфовая ячейка предоставляется либо клиентам с капиталом свыше… — гоблин достал и посмотрел на свиток. — Свыше ста двух тысяч четырёхсот галлеонов на данный момент. Либо чистокровной семье по распоряжению главы и вкладу десяти тысяч двухсот сорока галлеонов минимум.       — Эм… Безличный счёт, но с доступом только для меня?       — О как! Вы удивляете меня, молодой волшебник! — гоблин явно увидел непонимание причин удивления на моём лице. — Волшебники предпочитают хранить деньги в сейфах, чтобы можно было прийти, потрогать, восхититься и оставить лежать мёртвым грузом.       — А счёт подразумевает?..       — Отсутствие у вас денег в… — гоблин потёр палец о палец, — осязаемом виде, но при запросе в банк вы можете получить требуемую сумму. Несомненный плюс — деньги в обороте, приносят прибыль вам в размере полутора процентов в месяц.       — И вам, разумеется.       — Разумеется.       — А в сейфах разве не приносят?       — Только нам, за аренду сейфа. Деньги, что лежат в хранилищах и сейфах банк не имеет права использовать в обороте, кроме заранее оговоренных случаев, кои являются редкостью.       — Глупость какая-то…       — Таковы древние договора, — гоблин пожал плечами.       — Так. Многое ясно, но попахивает бредом. Давайте оформим счёт, а тысячу — наличкой. Что полагается для работы со счётом? В чём носить наличку?       — Чековая книжка, кровная идентификация, стило-перо в комплекте. Для денег — кошелёк с незримым расширением. Возможно класть внутрь только деньги. Волшебные.       — Ясно, работаем.       Гоблин потратил ровно десять секунд на то, чтобы вытащить из своей стойки указанные вещи, взял перо в руки и начал что-то заполнять.       — Имя?       — Рональд Биллиус Уизли.       — Хм… Забавно…       — Не очень. Разве счёт не обезличенный?       — Это для привязки книжки и счёта. По документам это просто будет счёт за номером.       Гоблин заполнял что-то ещё несколько минут, а потом вручил мне книжку и мешочек. Книжка была… Ну, как чековая книжка. В специальном кармашке располагалось небольшое стило.       — Возьмите стило в книжке и распишитесь вот здесь. Стило является упрощённым аналогом кровавого пера, только безвредным. При первом использовании и подписи будет осуществлена привязка, — гоблин свесил со стойки пергамент с договором так, что он висел у меня перед лицом.       Быстро прочитав и не углядев никаких проблем, я достал стило из кармашка чековой книжки и расписался в нужной графе. Действительно, что-то этакое в магии почувствовалось и теперь я смутно ощущал книжку и договор.       — Прекрасно, — проскрипел гоблин, убрал договор, и он пропал в моей чувствительности. — Теперь вы являетесь держателем счёта в нашем банке. Ставка по счёту составляет полтора месячных процента, в случае изменений вы будете оповещены.       — Хм. Спасибо, сэр, — кивнул я гоблину. — А скажите, почему вы всё это объясняете мне?       Гоблин вопросительно выгнул бровь.       — Я же мелкий, да ещё и волшебник, да и не в обиду сказать, отец очень скверно отзывался об этом заведении в том плане, что вы просто люто нас ненавидите.       — Вы, молодой волшебник, принесли выгодную банку сделку, ещё и деньги не просто хранить решили, а пустили в оборот, а не предпочли, как многие, хранить без дела в сейфе, платить за это и приходить раз в месяц, поглядеть на гору золота. Это правильное отношение к деньгам.       — Ясно. Спасибо за вашу помощь, сэр. Хорошего дня.       Гоблин просто кивнул, а я отправился к явно заскучавшим близнецам. Скучать им нельзя, это чревато, так что нужно смело и быстро отпускать их по их же делам.       — Господа, поздравляю, — обратился я к близнецам, те быстренько встали с диванчиков и подошли.       — Судя по лицу нашего дорого Роннинкса…       — …шалость удалась.       — Безусловно, господа. Вот вам обещанные галлеоны.       Я протянул парням по пятнадцать галлеонов.       — Ого-го! — синхронно воскликнули они, тут же мастерски заставив исчезнуть деньги в глубинах мантий. — А себе сколько оставил?       — И себе пятнадцать, с мелочью. Нужно будет прикупить сладостей для Джинни, а то шмотки-то ей родители покупают, а такие мелочи — нет.       — Фред…       — …Джордж?..       — …Роннинкс вырос до Рончика…       — …Быстро и внезапно…       — Пойдёмте скорее, оболтусы-братья, нужно палочку мне купить, пока время есть. Палочка Чарли, конечно, хороша хотя бы тем, что она есть, но своя — лучше.       — Глаголешь истину, братец, вперёд!       — За палкой…       — …колдовалкой.       Мы в быстром темпе покинули банк и тут же свернули в рядом стоящую лавку Олливандера. Посетителей тут не было, а мастер стоял за стойкой и задумчиво тыкал пальцем в какой-то деревянный брусок.       — Подозрительное дело… — бормотал седой мастер, но мне куда более подозрительной казалась некая запылённость и неухоженность помещения, хоть и всё было там, где и хотелось бы это видеть. Вообще всё, каждый элемент, будь то светильники на стенах и под потолком, табурет, подставка для зонтика и тому подобные мелочи, или же шкафы полные коробочек за спиной мастера.       — Мастер Олливандер, — обратившись к мастеру, я подошёл ближе.       — Да? О, — мастер перевёл на меня несколько туманный и словно пьяный взгляд, смотря куда-то за меня. — Я уже боялся, мистер Уизли, что вы не придёте ко мне. Здравствуйте, Джордж и Фред Уизли.       — Доброго дня, сэр, — поздоровались они синхронно и встали в наиболее безопасных местах с хорошим обзором.       — Боялись?       — Печальное финансовое положение вашей семьи, не в обиду будет сказано, неизвестно только глухому, так сильно ваша матушка разоряется по этому поводу. Но, давайте не будем о насущном и перейдём к самому главному!       Мастер взял с прилавка измерительные ленты и подошёл ко мне.       — Какой рукой предпочитаете колдовать?       — Думаю, правой. Я правша, сэр.       — Прекрасно!       Мастер начал делать замеры руки, а вторая измерительная лента с серебряными делениями и цифрами начала сама кружить вокруг меня и делать свою работу. Через пару секунд мастер бросил лично замерять и отправился в глубь шкафов и стеллажей — ленты сделают всё и без него.       Через некоторое время, когда я весь уже был обмерян, ленты безвольно упали на пол, а ещё через миг появился и сам мастер, держа в руках с десяток разных коробочек.       — Итак, приступим.       Мне протянули рукоятью первую палочку.       — Возьмите и взмахните ей, мистер Уизли.       Послушивавшись мастера я взял палочку, но ничего особенного не почувствовал. Взмахнул — с кончика палочки вылетел прозрачный сгусток, врезался в шкаф и разметал содержимое пары выдвижных ящиков.       — Вообще не то… — мастер забрал палочку и вручил новую.       Так продолжалось пятнадцать раз, а моё колдовство причиняло различного рода разрушения, что лишь ещё больше раззадорило старика.       — А вы необычный клиент, мистер Уизли. Давайте попробуем что-нибудь необычное. Как насчёт этого?       Мастер протянул очередную палочку мне. Простая на вид, почти белая. Взяв её в руки, я почувствовал совсем лёгкое тепло, а при взмахе магия явила уже лёгкие визуальные эффекты.       — Почти, почти, но нет… Древесина почти, да, а вот сердцевина…       Ещё три палочки прошли через мои руки — две неплохо ощущались, одна совсем никак и даже хуже.       — Вот эта палочка, — мастер вновь мне протяну практически белую палочку с довольно вычурной рукоятью. — Эта палочка непременно вас выберет.       Взяв палочку в руку, я, кажется, ощутил «то самое». Тепло, комфорт, удобство. Тренировки в контроле магии позволили чётко ощутить легкость, с которой она проходила через палочку. Не рассеивалась, а вырывалась с самого кончика узким конусом, превращаясь в огромный сноп ярких разноцветных искр. Но были среди них и черно-красного цвета, они не исчезали, а опадали хлопьями, словно пепел, прожигая древесину пола.       — Прекрасно! Просто прекрасно! — обрадовался мастер Олливандер, когда сноп искр потух, а магия успокоилась. — Великолепная палочка, тринадцать дюймов. Древесину для этой палочки я получил с одной очень старой и уникальной сосны, выросшей в крайне неблагоприятных для неё условиях, как магических, так и природных. Сердцевина — перо феникса. Не самый редкий, но уникальный ингредиент. Очень сильная палочка, стремящаяся к новому, сложному и неизведанному. Не зацикливайтесь на чём-то одном, расширяйте свои горизонты, и эта палочка позволит раскрыть вам весь ваш потенциал.       Олливандер хитро посмотрел на проплешины от чёрно-красной энергии.       — Спасибо, мастер, но… Не подумайте, что я ставлю под сомнение ваше мастерство…       Олливандер вопросительно глянул мне в глаза.       — Я ощущаю, что можно ещё более лучшую палочку подобрать. Как бы… С ещё лучшей проводимостью и, фокусировкой, что ли…       Мастер на это лишь улыбнулся.       — Редкий клиент во время покупки своей первой палочки способен подметить такой нюанс. Да, действительно, можно подобрать такую палочку, но она принесёт лишь вред. Представьте, что вы — бочка, а магия — вода в ней. Прекрасно подобранная первая палочка будет краном в бочке, а вы со временем будете учиться пользоваться вентилем. Идеально подобранная палочка — дыра в бочке. Эта далеко не лучшая аналогия и есть множество нюансов, но так будет наиболее понятно. Не забывайте, мистер Уизли — палочка учится у волшебника, а волшебник — у палочки. Она позволяет вам прочувствовать магию, её токи и направления, познать процесс творения колдовства, но при это не избавляет от необходимости прилагать усилия. Плохо подобранная палочка будет помогать недостаточно и волшебник будет очень и очень долго учиться, а из-за недостатка опыта — разочаровываться в себе и своих способностях, ведь ничего не будет получаться, или будет получаться неправильно. Слишком идеальная палочка ничему не научит волшебника, он не прочувствует магию, не встретит нужного сопротивления и опять же не сможет колдовать — нестабильная подача магии через палочку, слишком лёгкая, приведёт лишь к срывам чар и заклинаний. А вот опытный волшебник с лёгкостью сможет пользоваться как идеальной палочкой, так и неподходящей. Но скажу вам честно, самая лучшая палочка — правильно подобранная первая. Магия — великая и непостижимая сила. Пользуясь палочкой, мы постепенно подстраиваем её под себя и со временем эта палочка станет для вас той самой, идеальной.       Раздался перезвон колокольчиков и в магазин ворвался гомон с улицы — ещё клиенты.       — Спасибо за познавательный рассказ, мастер, — поблагодарил я Олливандера, выложив запрошенные семь галлеонов за палочку.       — Не стоит благодарности. Всегда рад рассказать что-то о волшебных палочках.       Мы с близнецами покинули магазин в слегка задумчивом состоянии. Вот только и этих самых близнецов задумчивость не продлилась и десятка секунд.       — Ну, братец, это было интересно…       — …но нам надо спешить…       — …иначе все что нужно…       — …купят те, кому это не нужно…       — …А нам нужнее. Бывай!       — Эй! А как же «в кафе через час!»?       — Не в первый раз, Рончик!       Смеясь и обсуждая что-то своё, близнецы скрылись в толпе, оставив меня один на один с этим жестоким миром. Слишком сильно загнул? Возможно. Однако у меня есть ещё немного времени и стоит заглянуть куда-нибудь за чем-нибудь… Вот же странные ощущения — так давно хотел оказаться на Косой Аллее без присмотра чтобы делать то, что захочу, а в итоге и делать-то нечего, и даже только-только обретённая финансовая независимость в этом вопросе не помогает. Ну, а на что деньги тратить? Всякие непонятные мелочи сувенирного характера? Или может быть…       — Книги! — с трудом удержался от того, чтобы приложить руку к лицу.       Однако книги нужно в чём-то носить, а в чём? Покупать что-то отражающееся на внешности не стоит — мама-Молли плешь проест о деньгах. Хм, но и родственникам помочь надо. Выберусь потом сам на Косую Аллею и попрошу гоблинов анонимно перевести в сейф нашей семьи тысячу-другую галлеонов. Посмотрю, как распорядится ими семья и из этого уже буду делать выводы. Или же, зачем ждать?       Бодрым шагом я вернулся в банк Гринготтс и подошёл ко всё тому же гоблину.       — Извиняюсь, сэр, забыл спросить.       — Слушаю вас, молодой человек.       — А вы галлеоны в фунты обмениваете?       — Безусловно, но с ограничениями. Не больше пяти тысяч фунтов в год.       — А можно сделать анонимный перевод в сейф моей семьи?       — Безусловно. Один процент комиссия.       — Хм… Тогда, нужно перевести с моего счёта в сейф семьи Уизли тысячу галлеонов, это раз. Разменять тысячу фунтов — это два.       — Хорошо. Вы же ещё не потеряли чековую книжку? — на лице гоблина появилась хищная улыбка.       — Нет-нет. Всё при себе.       — Тогда выпишите чек на тысячу галлеонов и укажите сейф семьи или его номер. Комиссия спишется автоматически.       Я сделал, как и сказал гоблин. Чек оформлялся просто — заполняешь поле с суммой, в поле «Назначение» вписываешь либо «По предъявлению», либо, как в моём случае, «Сейф семьи Уизли». Расписываешься, и всё — чек готов. Передал полученный чек гоблину и тот продолжил говорить:       — Для размена вы можете выписать чек, либо же предъявить книжку, и нужная сумма будет списана с вашего счёта.       Протянув гоблину книжку, я около минуты стоял в ожидании, а после гоблин протянул мне обратно книжку и пачку купюр по двадцать фунтов.       — Приятно иметь с вами дело, сэр, — вежливо кивнул, упаковывая вещи по карманам. — Хорошего дня.       — И вам, молодой волшебник.       Теперь уже с чистой совестью я направился в кафе Фортескью, то и дело посматривая на волшебников вокруг. Всё-таки выгляжу я бедновато. Да и вся семейка выглядит бедновато. Кстати, занятная вещь. У волшебников есть множество аналогов обычной одежды, но изготовленной из магических тканей и материалов. При этом выглядит и называется практически так же, как и самая обычная одежда. Однако, стоит только в руки волшебникам попасть обычной одежде, как те словно теряют полное представление о вкусе, стиле, и вообще вообразить себе не могут, где, как и зачем эта одежда может надеваться или использоваться. Это порождает удивительного абсурда наряды.       Добравшись до кафе, я высмотрел семью за столиком и присоединился к поеданию мороженного. Вот, кстати, один из примеров финансового менеджмента в семье — всегда готовы купить что-то сиюминутное, но более постоянное — нет. Ну, только если для Джинни.       — А где близнецы? — спросила мама, отвлекаясь от Джинни. Сестрёнка же с наслаждением попивала горячий шоколад, уже расправившись с мороженкой. Сидела на стуле и болтала ногами.       — Да, меня сюда отвели и сами смылись дальше, мол, ещё время есть.       Мама наколдовала палочкой Те́мпус, а в воздухе появился полупрозрачный голубой циферблат.       — Да, ещё минут пять есть. Рон, выбирай мороженое.       Мама пододвинула ко мне меню. Простая книжечка, в которой нужно выбрать палочкой понравившееся, а заказ принесёт официантка. Я нашёл простой пломбир с шоколадной крошкой — всегда любил такое.       Через пару минут в кафе начала собираться вся семья, под наколдованными отцом чарами заглушения мы посидели тут ещё минут двадцать, распивая чай, горячий шоколад и поедая мороженое. Только после этого отправились обратно домой и в очередной раз потянулась привычная рутина. Уборка, уход за садом, помощь по дому, избегание ловушек близнецов — ничего нового.       В этой ежедневной рутине мне с трудом удавалось выкраивать время для своих ежедневных магических и физических тренировок. С палочкой я так особо и не колдовал — нельзя. Мама и отец запрещают, спрятаться от них проблематично, а когда удавалось — я был занят своими личными тренировками. Однако, немного я всё-таки поколдовал, как палочкой Чарли, из которой шерсть единорога лезет, так и своей, новенькой и красивой.       Тот факт, что я выучил практически всю программу Хогвартса за счёт великолепной памяти, сыграл свою роль — первое же заклинание, Лю́мос, получилось просто прекрасно. Я точно знал движение палочкой, произношение, отринул все сомнения, сконцентрировался, создал волевой посыл и образ. Конкретно для этих чар этого было достаточно, и на кончике палочки разгорелся яркий источник мягкого голубоватого света. Мои тренировки позволили довольно чётко ощущать магию в теле и рядом, а потому я сразу понял, почему не получалось создавать заклинания и чары без палочки — я банально не знал как. Ни я, ни разум, ни подсознание. Проявилась очевидная для меня зависимость движений палочки, слов, волевых образов и вообще мыслей в голове на то, как формируется магия на выходе из палочки. Да, я мог колдовать и без палочки, но это больше походило на воссоздание голых физических эффектов и явлений, при этом сжирающих кучу сил. Запитка рун и контуров — не проблема. Просто направляешь в них магию и следишь за равномерностью распределения, а если нужно — импульсами, возрастанием или убыванием магического потока и прочее. А палочка — совсем иной коленкор.       Попробовав тот же Лю́мос без палочки я пришёл к выводу, что даже так, движения рук, слова, воля и прочее, создают уникальный рисунок выпускаемой на волю магии, однако он настолько размыт в пространстве, не сконцентрирован, расплывчат, что никакие чары не получались. Палочка же помогает решить этот вопрос и точнее понять, как и что именно нужно делать для достижения того или иного результата. Но, с другой стороны, приходится и усилия прилагать, что лучше вбивает в голову нужные действия.       Десяток повторений обычного Лю́моса с палочкой помогли прочувствовать ещё один вид ощущений магии — почувствовать «неправильность». Словно лёгкая неполноценность в творимых мною чарах. Это позволило чуть изменять движения палочки, волевые посылы или произношение, ища идеальные ощущения, идеальное исполнение чар. Такие вот успехи.       Мои личные тренировки тоже приносили плоды, но медленно. Родители закрывали глаза на эти мои попытки, мол: «Что он может наколдовать без палочки? А всякие костерки да потопы не проблема». Тут я был с ними полностью согласен — без практики в заклинаниях и чарах наколдовать что-то сложное очень проблематично — нужно структурировать магию особым образом. Без палочки я с горем пополам выполняю заученный Лю́мос, но это довольно сложно — держать всё под контролем.       Свои эксперименты с кубом я не забросил, продолжая делать странные сияющие внутренним светом круглые алмазы. Они получались разные, то с фиолетово красным сиянием, то с просто красным, то с синим. Самый крутой получился с чёрной точкой в середине, а вокруг точки словно горизонт событий был, форма которого преломлялась множеством граней. Этакая чёрная дыра в кристалле.       Для одного из своих экспериментов, во время очередного похода на Косую Аллею, я отпросился потусоваться в магазине «Всё для квиддича». Разрешили. Но направился я в неприметный магазин рядом — «Палочки Джимми Киддела». Заострять внимания на очередной покупке палочки не стал, да и подобрали быстро — я сказал, на какие материалы стоит ориентироваться.       Новая палочка, практически такая же и ощущается похоже — не лучше, не хуже. По возвращении домой я заперся у себя в комнате и попросил не беспокоить. Удивительно, но когда прошу не беспокоить — не беспокоят. Взял большую стеклянную банку, нацедил туда немного своей крови, насыпал углеродного порошка от переработки древесины, каминного алхимического пороха, заклинанием перетёр в порошок пару цветных кристаллов, свои старые выпавшие зубы, тщательно хранимые мною, прядь своих же волос. Варварски перетёр заклинанием только-что купленную палочку. Всё это закинул в банку, тщательно перемешал получившуюся смесь, которая даже не «бумкнула» — ну, так и не зелье. Закрыл и отставил в сторону.       Достал из-под кровати несколько квадратных дощечек — заготовки под различные кубы, ещё со времён его создания остались. Быстренько нанёс на каждую рунный круг «Концентрации магии», а вокруг него — «Резонатор». Их, как и множество других, я придумывал ещё пару лет назад, углубившись в рунную магию, как единственно доступную. Собрал из досок куб, поместил туда банку, закрыл крышку и начал напитывать своей магией. Через пару часов, когда утомился психически, поставил куб под кровать. Печати должны будут концентрировать именно мою магию постоянно усиливать её резонансом, напитывая ею смесь в банке.       Следующим этапом моих испытаний был визит в гараж отца. Там он хранит просто сказочное количество всякого хлама маггловского производства. Мне без проблем разрешали тут копаться, а потому я воспользовался столь щедрым предложением. Достал широкую выровненную магией фанеру с вырезанным рунным кругом «Разделение» — сам разработал, сам назвал. Этот рунный круг при активации буквально разбирает предмет в зоне действия на простейшие химические составляющие, попутно измельчая, само собой.       Два с лишним часа я искал нужные вещи, различные радиодетали и прочие сложные предметы, разлагал на элементы, а полученные порошки ссыпал в отдельные баночки. Получил немного золота, платины, целую кучу лантаноидов и прочей металлической и не очень дряни. Вообще, редкоземельных металлов было очень мало, а некоторые, как и положено, быстро начинали окисляться на воздухе. Ну, ничего, не страшно — мне же не для химии.       Последним своим действием я сделал из кусков железа и стали форму для палочки, но необычную. Там, где должна заканчиваться рукоять начиналась этакая воронка. Убедившись, что всё более-менее нормально и собрано, я начал перетаскивать это дело к себе в комнату. Удивительно, но на мои манипуляции внимания никто особо не обращал — чем-то занят, и ладно. Не мешается, очевидно опасных вещей не делает, а моё баловство никто серьёзно не воспринимает. В общем, минут двадцать, и всё было перенесено в мою комнату, расставлено под кроватью и дожидалось своего часа.       На следующий день, когда на деревянной коробке с банкой Лихтенбергскими фигурами перегорели рунные круги от перенасыщения магией, я приступил к следующей фазе работы. Взял стеклянную банку побольше, литров пять. Долго искать пришлось, но в гараже у отца есть вообще всё. В эту банку перелил подозрительно однородную вязкую жижу красного цвета и начал понемногу добавлять редкоземельные и драгметаллы. Попадая в это месиво, порошки моментально рассасывались, а сама жижа, словно грозовая туча, переливалась внутри всполохами энергии. Закончив с перемешиванием жижи, решил внести коррективы в форму для палочки — нанёс целый комплекс рунной вязи, делающей форму неподвластной физическим и магическим воздействиям. Хотя, вернее сказать, эти воздействия не будут оказывать на неё влияния, но и задерживать их она не будет.       Убедившись, что сотворил очередную неведомую хрень, начал заливать в форму жижу из банки. Заполнился весь объём до самого конца. Закрыл горловину воронки специально созданной крышкой, активировал руны, превращая это в цельный объект, и поместил в Куб. Около получаса выставлял в рунных кругах настройки для пространства куба, имитируя сверхмощный пульсар, концентрацию и резонанс магии, создал ось гравитации вдоль оси формы для палочки ориентируя её так, чтобы эта гравитация стягивала материю из воронки в палочку. Добавил температуру в десять тысяч градусов и компенсирующее давление. Не забыл выкрутить и ускорение времени — к сентябрю для изолированного пространства внутри куба пройдёт пара миллиардов лет. Что получится — известно только Демиургу, и то не факт. Осталось только ждать.       За остаток лета я натренировал с палочкой пару десятков заклинаний, и то в основе своей бытовых — высушиться, убрать грязь и всякое лишнее с одежды, чары защиты от воды, очищающее от пыли и грязи для помещения, типа Экску́ро и Терге́о. Чары для ухода за своим телом — экстренная замена душа, неприятная и немного сушащая, но порой без них никак. Научился одной причёске, которую и собираюсь носить — просто пробор на бок. Волосы у меня прямые, пышные, но послушные. Из относительно боевого выучил Сту́пефай. Вообще, это довольно серьёзные чары, если вбухать в них слишком много силы и попасть в область сердца, можно остановить его. Но, если отбросить в сторону фатальные случаи, то Сту́пефай, по сути своей, парализует или лишает сознания.       Двадцать восьмого августа мне выдалась возможность смыться от родственников — они собрались на весь день куда-то уйти с Джинни, а близнецы не расскажут — полгаллеона за молчание. В общем, сорвался до ближайшей деревеньки — Оттери-Сент-Кэчпоул.       Вообще, в Англии великое множество мелких городков, даже деревенек. Но не стоит думать, будто там два дома и корова, нет — это вполне самодостаточные административные образования, в которых есть всё, что нужно для жизни и даже чуть больше. Именно такой деревенькой и являлась Оттери-Сент-Кэчпоул. Побродив по городу и даже посетив кафешку, вдоль наевшись обычного фастфуда с горчицей и отбиваясь от приставучих «гражданских», мол: «Где твои родители, мальчик?», я нашёл магазин с одеждой. Небольшой, как и всё здесь, но выбор вполне достаточный. Конечно же не обошлось без «где твои родители, мальчик?», на что я ответил:       — Я уже взрослый! Родители мне полностью доверяют покупку одежды! Вот!       Продавщица улыбнулась, но пока я собирал и примерял шмотки, тщательно следила. Хоть я и выглядел ухоженно, опрятно и прочее, но всё-таки, деревенька небольшая, все друг друга как минимум видели. А тут новое лицо. Но я мило улыбался, проявлял воспитание, которое, правда, пришло из прошлой жизни — Уизли не из тех, кто прям «воспитывает» и о манерах и правилах хорошего тона в доме знают лишь понаслышке. В общем, собрал себе несколько пакетов разной одежды — спортивный костюм, всякое на повседневку, пару тёплых водолазок с высоким воротником, штаны там всякие, обувь. Всё тёмных или чёрных тонов. Хотел ещё деловой костюм взять, ведь нашёлся один, словно на меня шили, но передумал. Всё равно вымахаю быстро из него, а пока в Хоге буду, придумаю, что можно делать с одеждой и на следующий год что-нибудь организую. А пока — просто новые вещи. Прикупил себе ещё и треугольный рюкзак на одно плечо. Чёрный, куча всяких отделов и кармашков. Заскочил в швейный магазин и как следует закупился различными принадлежностями — планирую рунные вышивки делать несколько чаще и не из подручных материалов, а более основательно что ли.       До дома было шагать километров восемь, в руках куча пакетов, на улице — жара. Тяжело? Вообще ни разу. Грешу на магию, но думается мне, это ещё и результат моих постоянных физических тренировок. Да и вообще, выгляжу я слишком идеально не только для Уизли, но и для человека. С нетерпением жду, когда стану взрослым — уж очень интересно, что из меня вырастет.       Домой успел до возвращения родителей, да и вообще никого не было — близнецы опять отправились портить лес своими экспериментами, любимое их занятие. Воспользовавшись такой прекрасной возможностью не выдумывать ничего о том, где я всё взял, быстренько спрятал приобретения в комнате. Спустился вниз и улетел камином в «Дырявый Котёл», а оттуда — на Косую Аллею.       Было здесь, как и всегда многолюдно, но я целеустремлённо шёл в магазин мантий мадам Малкин.       Магазин оказался обычным. Шкафы с тканями, манекены с мантиями, образцы всяких вышивок и моделей, прилавки с аксессуарами к одежде. Даже есть отдел для тех, кто сам шьёт. Вот сюда надо было заглянуть, но уже поздно.       — Здравствуйте, молодой человек.       Ко мне подошла чуть полноватая женщина слегка за сорок. Невысокого роста, в деловом костюме и мантии голубых и синих оттенков.       — Доброго дня, мэм. Мне бы всё к Хогвартсу, только я список забыл.       — Ничего страшного, — отмахнулась она. — За столько лет я знаю наизусть каждый завиток в этом неизменном списке. Проходите.       Меня подвели к табурету возле примерочных. Женщина взмахнула палочкой и вокруг меня начали летать измерительные ленты как у Олливандера, только попроще, кажется. Через пару минут женщина вынесла мантию.       — Примерьте эту. По ней и подберём более детально.       Надев мантию, я снова встал по стойке смирно, но на этот раз руководила процессом женщина, то прося вытянуть руки вперёд, то в стороны, то согнуть в локтях и прочее, попутно снимая нужные мерки и фиксируя отрезы ткани булавками.       — Вот и всё. Теперь осталось лишь подождать минут десять и комплект одежды для Хогвартса будет готов.       Пока подготавливали одежду, я слонялся по магазину, рассматривая всё вокруг.       — Всё, молодой человек.       От рассматривания странного набора иголок для вышивки меня отвлёк голос всё той же женщины. Обернувшись, я увидел её, держащей в руках два объёмных свёртка.       — Комплект школьной формы, комплект мантий, перчатки и прочее.       — Сколько с меня?       — Двенадцать галлеонов.       Отсчитав нужную сумму и расплатившись, поблагодарил мадам.       — Извините за нескромный вопрос. А можно от вас камином домой?       — Безусловно, но за порох придётся заплатить.       — Само собой.       Мадам отвела меня в небольшой зал, где был лишь камин. Разумно, кстати — прибывающие автоматически становятся изолированными от основного помещения и уже сам хозяин решает, что с этими самыми прибывающими делать. Отдав за порох пару кнатов, сыпанул щепотку в огонь камина, и когда тот стал зелёным, зачерпнул уже горсть пороха и зашёл внутрь.       — Нора, — и кинул порох под ноги.       Домой вернулся, а тут всё ещё никого. Ну и ладно. Быстренько занёс покупки в свою комнату и решил заняться важными делами. Для начал решил проверить работу рунной вышивки.       Десяток минут и первый результат — отсутствие результата. Просто вышить нитками руны — недостаточно. Проблема, как мне кажется, в том, что обычные нитки — обычные. Для работы с рунами нужна либо форма, либо руны из цельного материала, либо магически активного материала. А значит — пропитка кровью.       Нацедив немного своей крови в банку, окунул туда нитки, напитал магией, взболтал и попробовал такими нитками вышить простой рунный контур на облегчение веса. Шил на старой рубашке. Закончив, пустил по рунам магию и вроде бы даже активировались. Положив на рубашку книгу, поднял рубашку за края — почти невесомая. Работает.       Оставшиеся пару дней до поездки в Хогвартс родители от нас отстали с домашними обязанностями, давая возможность пинать балду и плеваться в потолок от безделья. Но «безделье» применимо только к близнецам. Перси весь гордый своим назначением на роль старосты активно штудировал различную литературу, приводил в порядок одежду, мантию и прочее, чтобы выглядеть на этой почётной должности максимально ответственно и уместно. Джинни помогала маме во многих вопросах вовсе не из-за «родительского принуждения», а просто так, потому для неё ничего не изменилось. Я же был крайне рад свободному времени и старательно вышивал всякую дрянь на рюкзаке, но так, чтобы эти руны были во внутрь, так сказать, чтобы никто не видел. В итоге, вечером тридцать первого августа я был обладателем самого навороченного рюкзака, разве-что маленького мира внутри не было, как у Ньюта Скамандера в чемодане. Тут и расширение пространства, мысленный контроль предметов внутри, карманы с заморозкой, карманы со стазисом, облегчение веса, защита от кражи, система безопасности в виде банальной привязки по крови, магии, душе, менталу и прочее — кроме меня этот рюкзак кто-нибудь сможет разве-что носить, и то не факт.       Одежду тоже слегка модифицировал рунами, но совсем немного — сложно, долго, муторно. Одежда лишь не пачкалась, не мялась, но могла быть глажена, повысил износостойкость. Упаковал все «лишние» вещи в рюкзак, а сам рюкзак в школьный сундук, который, кстати, опять же достался по наследству и выглядел не очень. В общем, упаковавшись и собравшись заранее, решил проверить, что же получилось из моего эксперимента с Кубом.       Достав тот из-под кровати, отключил рунные цепочки, открыл крышку и заглянул внутрь — в изолированном пространстве лежало что-то, смутно напоминающее палочку. Доставать как-то страшновато и волнительно, а потому попросту вытряхнул это на пол. «Нечто» ещё не коснулось пола, а Куб в моих руках начал осыпаться пеплом.       Стук палочки о пол. Глухой и тяжелый. Будто круги на воде разошлась в стороны магия, а мир вокруг словно замер в ожидании. Я же не мог отвести взгляд от странной палочки, испытывая странное и непреодолимое желание взять её в руки. Размером с обычную палочку, прямая, тёмного металлического цвета, матовая, вся в очень сложных и непонятных завитках, линиях, переходах.       Наклонившись, взял палочку в руки. На ощупь как дерево, но на вид как металл. Ощущение магии внутри тела и палочки начало нарастать по экспоненте, и я уже «хотел» испугаться, но в один миг это ощущение стало настолько подавляющим, что моё сознание буквально развеяло. Словно меня огромной кувалдой запустили в полёт и за пару мгновений я вылетел за пределы галактики, охватывая мир взором и… пониманием? Где-то на краю сознания мелькали сотни тысяч строк непонятных символов и схем, знакомые и не очень слова, но ярче всех из них выделялись: сканирование, анализ, подключение, синхронизация. Ещё несколько секунд продолжалась эта круговерть, а потом лишь тьма…              ***       Невидимый ни для кого в этом мире старик в мешковатом балахоне стоял посреди мальчишеской комнаты, где вопреки ожиданиям царил порядок, и смотрел на лежащего без сознания парня. Слишком идеального не то что для Уизли, но и для человека вообще.       — Ещё бы мозгов кто дал, эх… — печально вздохнул старик. — Хотя, в этот раз ты не помер от своих экспериментов, хоть и шансы все имел. Так, глядишь, жизней через пять-шесть разовьётся куда более острая чуйка на правильные действия.       Старик посмотрел внимательно на странную палочку в руках мальчика. Провёл вокруг неё рукой и хмыкнул.       — И ведь непонятно совсем, почему получилось то, что получилось? На каких принципах? Эх, хорошо, что я решил-таки прикрыть вспышку магии, а то заявилось бы сюда множество идиотов с криками о «Темнейшей магии».       Старик сделал пару пассов над телом мальчика.       — Хм. Забавно… Палочка принудительно пробилась к душе, разуму, телу и магии, в наглую подключившись к энергетике. Ещё и мой подарочек прихватила. Хм, не паразит. Цельная система? Похоже на то. Ладно, посмотрим, что ещё ты сможешь этакого изобрести.       Старик вдруг резко посмотрел в сторону, в пустоту.       — Кыш. Кыш, глупая аватара, — замахал старик рукой, словно прогонял кошку. — Мой эксперимент и умирать ему рано.       Сгустившаяся в углу комнаты тьма лишь заколыхалась ещё больше.       — Эту хрень он сам сделал. Никакого отношения к тебе. Самостоятельная единица. Чего? Иди сама свои дары собирай, вон, Поттера запряги.       Тьма поколыхалась в углу комнаты ещё немного и исчезла. Старик хмыкнул и перевёл взгляд на парня, покрывшегося корочкой инея. Как и вся комната вокруг.       — Э, парень, так не годится.       Старик щёлкнул пальцами, и комната пришла в норму, как и парень.       — Так, тут всё понятно. Пойти посмотреть на местного Сатану? Хотя, что я, заблудших падших не видел? А что там Дамблдор?              ***       Альбус Персиваль Много-Букв-И-Званий Дамблдор задумчиво сидел в кресле директора. В своём, то бишь. Завтра приедут ученики, начнётся новый учебный год, полный чудесных открытий и приключений для юных волшебников. А ещё, завтра наконец-то приедет учиться Гарри Поттер. Хороший вырос мальчик, по словам Хагрида. Правда, справедливости ради стоит отметить, что у Хагрида все хорошие, кроме Тома. Несколько печалит директора несостоятельность старушки Фигг в составлении объективной оценки жизни мальчика — невзлюбила его, похоже, вот и писала, что жив, здоров и в строгости.       Жалко, правда, Хагрид забыл рассказать Гарри о том, как попасть на платформу, но ничего страшного. Альбус уже попросил миссис Уизли ненавязчиво показать мальчику проход.       Приключения тоже организованы. Философский камень, более того — настоящий. Спрятан в особом сейфе в кабинете директора. Теперь нужно дождаться, когда наконец-то уже привезут зеркало, и можно организовывать более полноценную ловушку для Тома. Да и немаловажный вопрос — как Том решит попасть в замок? Лучше бы это действительно был Квиррелл, ведь он подписал преподавательский контракт и действительно навредить детям не сможет, но будет под наблюдением. Остаётся надеяться, что ловушка с зеркалом сработает, Тома затянет внутрь и у Альбуса будет время как следует подготовить молодого Гарри. Но пророчество…       Пророчество — страшная и неприятная вещь. Его крайне тяжело интерпретировать правильно. Вот сказано в нём, что именно Гарри должен победить Тома? Нет. Однако, есть в истории прецеденты, что в похожим образом сформулированном пророчестве был обязателен именно такой исход. И тогда, как бы директор ни старался, но он не сможет нанести окончательный удар по Тому — подавится лимонной долькой, запутается в мантии, поскользнётся на собственной бороде, да что угодно! А может быть и нет. Но в любом случае, нужно хотя бы попробовать дать мальчику детство.       Альбус Дамблдор вздохнул печально и потянулся к вазочке с лимонными дольками. Он так и не смог разобраться в проблеме шкатулки и ему пришлось воспользоваться служебным положением, гоняя домовиков до маггловских магазинов. Взяв лимонную дольку, он уже приготовился ощутить то великолепное сочетание кислинки и сахара, но вместо этого во рту у него оказался горький шоколад. Директор скривился от неожиданности, но съел.       — Ужасное, просто ужаснейшее злонамеренное колдовство. Наичернейшая магия…       Услышав самого себя, директор скривился ещё больше и сделал заметку в уме — меньше общаться с Уизли и леди Лонгботтом. Иначе за каждым углом будет мерещиться Тёмная магия. Но кому-то же делать нечего, кроме как коварно портить жизнь одному старику?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты