Два серебряных кольца.

Слэш
NC-17
Закончен
114
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 75 страниц, 13 частей
Описание:
Сборник драбблов по двум мальчикам, которые очень любят заниматься разными вещами.
AU, насыщенное диалогами и отсутствием как такового описания.(вау, я делаю это, ого)
Посвящение:
Ну, если ты не хочешь есть "стекло", то ты пришел по адресу.
Примечания автора:
Рейтинг является максимальным но не постоянным.
Персонажи и их истории буквально скачут во времени
Вечное "завершено".
Жанры и предупреждения основные, дополнения будут уже в самих драбблах.
Последнее: это не основная моя работа, потому графика не будет, но каждую неделю-две стопроцентная вероятность выхода драббла(в случае чего добавления будут сделаны)

А, ну и еще
!!!они очень любят секс, да!!!

25.10.2020 - 100 лайков
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
114 Нравится 28 Отзывы 15 В сборник Скачать

Дьяволы любят...

Настройки текста
! warning! Норман страдает огромным оос, на я очень-очень хотела написать что-то подобное. Норман был грешен еще с подросткового возраста. Именно тогда он понял всю свою сущность. Норман хотел внимания не Бога, а самого Люцифера. Хотел его касаний и грубости. Предупреждения: NC-17, секс в одежде, Норман в чулках, немного латыни и порезанный пальчик. — Может дьяволы любят шлюх?       Воскликнул Норман, поправляя складки на юбке. Она была примерно до середины бедра и вряд ли подошла для похода на улицу, но он все равно не собирался. На полке он заметил широкий чокер с металлическим сердечком и застегнул на шее. Теперь его образ очень похож на тот, который нравится плохим людям. Или не людям. — Мама, папа, простите, пожалуйста, своего блудного сына, — прошептал Норман, но его искренность не сочеталась с распутностью, царившей в душе. Он хотел внимания не Бога, а самого Люцифера. Хотел его касаний и грубости.       Норман одернул кофту из прозрачной ткани, через которую просвечивали нежные соски. Но и они были испорчены — проколоты в салоне для еще больше эффекта. В результате они стали более чувствительными чем до этого и Норман редко трогал их. Он задернул портупеи повыше и поправил их форму на бедре. Парень долго возился с ней ранее, и в результате получил знак пятиконечной звезды с длинными концами и парой ремней для дополнительного антуража.       Норман мелькнул в зеркале, приподнимая юбку, не в силах сдержать ухмылку. В промежности ягодиц гладко пристроилась ручка вибратора, что работал на малой скорости, скрытый прозрачной тканью черных трусов. Он подразумевал, что мужчина порвет их… А может быть это не мужчина в его обычном представлении…       Было двенадцать часов, вся гостиная опустилась во мрак. Норман оставил красную подсветку на кухне и взял мел, специально купленный для этого события. Все остальное уже лежало на полу и ждало своей очереди. Он слишком сильно боготворил дьявола и всей душой надеялся, что обряд удастся провести.       Родители прививали ему религиозные мотивы, заставляли носить крест на груди и молиться перед едой. Перед сном он читал детскую Библию, похожую на красочную книжку с картинками. На полках в гостиной стояли разные толстые тома, но мальчику не разрешалось брать их. «Ты пока маленький», говорили они. Но однажды, когда он пришел домой со школы, он заметил на полке одну книгу. Она выпирала вперед сильнее остальных, и мальчику ничего не оставалось, кроме как вытащить ее и посмотреть. «Сатана — принц тьмы»       Эта строчка врезалась ему в голову так сильно, что он начал изучать это существо. Больше всего его привлек образ Люцифера из христианства, тоже являющийся падшим ангелом. Он был синонимом сатаны и дьявола, однако изначально трактовался как «несущий свет» ангел. Оказалось, что в самих стихах Книги пророка Исаака слово «Люцифер» уже использовалось как эпитет того самого вавилонского царя. Очевидно, что впоследствии в стихах Люцифер стоял рядом с дьяволом.       В тот день родители мальчика пришли поздно под вечер и не заметили пропажи книги. Однако юноша сидел до поздней ночи и, вооружившись фонариком, искал упоминания этой красочной фигуры.       Он начертил перевернутую пентаграмму и почувствовал дрожь в ногах. Так волнительно… Норман оглядел свои ноги, заметив, что чулок в крупную сетку хорошо держится на ногах. Весь его вид говорил о бурной ночке, и только вера в реальность происходящего и будущего уже сейчас возбуждала. Как он возьмет его на кровати или прямо на полу… Расскажет о своей жизни и одарит жаром котлов в аду… — Поцелует, — проскулил Норман, прикрыв губы рукой и чувствуя трепет во всем его теле. Глаза закатились сами по себе, и он сглотнул, пытаясь привести себя в чувство.       Он расставил свечи и начал зажигать по часовой стрелке. Его щеки покраснели, а сердце забилось чаще. Он сделал мощность вибратора слабее, дабы сконцентрироваться на ритуале.       Норман не заметил, как его детская привязанность к Библии из-за этого существа превратилась в зависимость во взрослой жизни. У него не было отношений — он хранил себя и свою девственность до того момента, пока не выучит латынь и не сможет призвать Люцифера. В один момент, ослепленный представлениями о дьяволе, он понял, что сильно согрешил, и теперь может снять свой золотой крестик. Норман понял, что влюблен в мифическое существо, в его образ и красоту действий. Ему стало стыдно и ужасно больно, но отрицать этого тепла он не мог.       Свет в квартире погас полностью, лишь пламя черных свечей, расставленных по кругу, озаряло его бледное лицо. Норман даже не выходил из дома, чтобы сделать свою кожу более бледной, молочной. Он знал, что дьявол любит девственников, праведных христиан, детей. И пусть он не подходил под последние два пункта, он все еще хранил невинность, растягивая себя лишь игрушками и пальцами. Парень сел напротив зеркала, начертив вокруг себя защитный круг. Коленки дрожали, но сердце умеренно билось. — Встречать господина нужно подобающе, — сказал он тихо, вспоминая слова призыва. Etis atis animatis… etis atis amatis…       Глубоко вдохнув, он все равно рвано выдохнул и потянулся к лезвию. В качестве жертвы он решил использовать собственную кровь. Было страшно порезать себя, но ради свершения его мечты он, казалось, был готов на все. Норман шикнул, когда резко надавил на палец лезвием и на нем тут же выступила кровь. Она быстрыми каплями стекала вниз, прямо на центр пентаграммы, а Норман шептал на латыни. Satan, oro te, appare te rosto! Veni, Satano! Ter oro te! Veni, Satano! Oro te pro arte! Veni, Satano! A te spero! Veni, Satano! Opera praestro, ater oro! Veni, Satano! Satan, oro te, appare te rosto! Veni, Satano! Amen.       Сначала ничего не происходило. Тишина начала резать уши и парень уже хотел отчаяться. Он вглядывался в темноту квартиры, искал какие-то знаки на стенах.       Резко что-то будто ударилось об окно напротив. Он испугался и резко вдохнул, тело поддалось назад. Норман почти тут же почувствовал странный запах в квартире и пламя свечей пошатнулось. Внезапно черный круг начал темнеть, будто кто-то перекрашивал его и… Норман ощутил мурашки по коже. По спине прошел холодок.       По комнате послышался жуткий шепот, перелетая из стороны в сторону. — Кто звал меня?       Норман вздрогнул, хотел брать кровь и зализать ранку, но кровь на ней уже свернулась. Парень нахмурил брови, ведь кровь не может сворачиваться так быстро, особенно на глубокой ране. Норман просидел в оцепенении несколько секунду, приводя в чувство разум. Внезапно он поднял голову и улыбнулся. У него получилось! — Ам… Норман Паттерсон. Это Норман Паттерсон, господин! — суматошно произнес парень, поглаживая палец.       Внезапно все свечи погасли. Норман дрогнул и хотел оползти назад, оглядываясь по сторонам. Он повел ногой назад, но что-то будто его остановило. Гробовая тишина позволила парню слышать собственное дыхание и тихое сопение ветра. Норман улыбнулся еще раз — дьявол точно тут. Кто-то словно держал его ногу и только тогда Норман понял, что еще немного, и он перейдет черту. Руки начали дрожать, но не от страха. Осознание, что у него получилось, вызывало мелкие судороги по телу. — И что тебе надо? Почему не боишься? — прозвучал низко чей-то голос на приятном английском и парень удивился. Он специально учил латынь, чтобы говорить с Люцифером, но это ему не понадобилось. — Не молчи. — Я… — из головы вылетел весь заранее подготовленный текст. — Я просто в растерянности, господин. — Хах, господин? И как только меня не называли, — усмехнулся мужчина, и Норман почувствовал явный запах серы. — И Люцифером, и дьяволом, и Сатаной, и даже Нечистью.       Парень был готов заплакать от эмоций, переполнявших все тело. С ним говорил он, его любовь детства и зависимость. Он не мог поверить, что с первой попытки все получилось и, если Люцифер не развлечется с Норманом сегодня, то он по крайней мере попробует еще раз после. — И вы ко всем приходили? — вдохновлено спросил Норман, согнув ноги в коленях и обхватив руками. Он смотрел куда-то вверх, подразумевая, что его господин очень высок. — И вы всем помогали? — Помогать? — он рассмеялся еще сильнее. Парню на секунду показалось, что на небе вышла луна из-за туч и теперь немного освещала квартиру. — Нет, я не помощник в ваших людских проблемах. Мне абсолютно они неинтересны, я лишь играю с вашими жизнями. — Тогда… — Норман наклонил голову в сторону, будто что-то искал. Он понял, что оставил пульт для вибратора где-то на полу вне круга. Вибрацию хотелось унять совсем, она спорила с трепетом внутри. Он тихо спросил, одной рукой пытаясь найти кнопку на вибраторе. — Тогда вы поиграете с моей жизнью? — Конечно. Но все будет зависеть от красоты твоей души. Если она низка, я вряд ли дам тебе много времени.       Норман почувствовал, что он тает. Ему стало так хорошо и спокойно, глаза были затуманены, а разум отключился совсем. Норман был уверен, что его душа высока — он девственен, ему только восемнадцать, да и при церкви он служил когда-то. — Прежде чем я продам вам душу… — Норман смутился и облизнул губы. Он нащупал заветную кнопку, и вибрация прекратилась полностью. В его душе не было сомнений — он с самого подросткового возраста хотел этого, но… Ему было страшно, что он недостаточно подготовился для Люцифера или непривлекательно одет. Он лишь тихо прошептал, глотая окончания слов. — Вы побудете со мной немного, Люцифер? — Ах, так ты этого хочешь… Что ж, ради твоего милого личика я не против. Но тогда я расскажу тебе кое-что, раз уж я твой гость. Есть одна тайна, — он понизил голос сильнее и будто приблизился к юноше, — я вовсе не Люцифер. — Кто же? Сам дьявол? — Норман наклонился вперед, желая разглядеть в темноте хотя бы его облик, но все было тщетно. — В самом начале я был лишь падшим ангелом и звали меня Рей. Но, когда спустили в подземный мир, я сам дал себе имя Люцифер. Зови меня всю нашу встречу Реем, малыш. — Но почему вы хотите слышать именно прошлое имя? Разве вам не хочется избавиться от ангельского имени? — Когда его стонут, оно выходит более звучным. — Значит, — Норман задумался и подумал о самом желанном. Он еще сильнее покраснел и чувствовал это кончиками ушей. Хорошо, что в комнате было темно, — вы все-таки занимаетесь…? — Да, все верно.       Норман ощутил светлой макушкой, как мужчина хитро улыбнулся. Парень был безумно рад и пребывал почти в сумасшествии от того, что его наконец-то посетил сам Люцифер. Он пододвинулся ближе к границе собственного круга, слегка наклонив голову. Внезапно ему показалось, что легкий ветер подул снова. Он огладил его плечи, приласкал, и захотелось откинуться назад. — Я имею ввиду занятие… Этим не с целью размножения, а удовольствия. — Сексом? Пф, конечно. Я не оплодотворяю блудных женщин. Если я переступлю черту, я обрету человеческое обличие и смогу хорошенько отыметь даже тебя.       Норман не смог не закусить губу в предвкушении и поставил ноги вверх коленями. Слегка разведя их в сторону, юбка задралась, но не открывала все сразу. Теперь были заметны чулки и узор из портупеи. Аппетитные ноги больше не дрожали, и парень почувствовал легкий ветерок, подувший прямо на его промежность, что в очередной раз заставило его тихо проскулить. — А ты, видимо, только этого и ждешь. — Я даже отдал дань вашему символу, — тихо произнес Норман, разворачивая бедро. Он немного наклонил голову в сторону, открывая сонную артерию. Ему показалось, что так он расположит к себе Рея, ведь станет формально открытым. — Это похвально, малыш. Но высока ли твоя душа? Я не имею распутных шлюх, а ты выглядишь именно так. — Нет… — жалобно произнес парень, касаясь губ рукой. — Я… Я чист. Я берег все это время себя для вас, лишь растягивая пальцами и… Игрушками… — Так ты чист… Хороший мальчик, берег себя для самого Люцифера.       На ноги еще сильнее подули. Норман вздрогнул и хотел свести колени, но резко зажглись свечи. Рисунка на полу он не увидел, а лишь толстый слой черного дыма, доходящий до самого потолка. Норман не успел оглядеть все, когда увидел руки, вырывающиеся из дыма. Это были грубые человеческие руки с черными когтями. Они развели ноги Нормана по сторонам еще шире, открывая всю красоту, и погладили внутреннюю сторону бедра. Парень вздрогнул, но поддался рукам навстречу. — Люц-цюф… Рей-й! — ахнул Норман, когда рука накрыла его промежность. Одна рука водила по ноге, касаясь неимоверно близко к ягодицам, а другая давила на дернувшийся член через трусы. В животе и чуть ниже возник невероятный жар в паху, дыхание сбилось в сотый раз. — П-подождите, я…       Парень рвано выдохнул, когда одна из рук потянулась ближе и задрала юбку до пояса. Он почувствовал напряжение в теле юноши и накрыл рукой талию, проведя вверх. Люцифер залез рукой под рубашку и нащупал возбужденные соски. Он усмехнулся, почувствовав на них пирсинг, но вместе с этим проснулся и его член, отвечающий на желания чужого тела.       Член Нормана дернулся еще раз, и парень попытался отстраниться от рук по непривычке. Его силой схватили и оставили на месте, на что он проскулил. — Сомневаешься? Ты читал правила призыва? В твоей душе не должно быть не тени сомнений, — голос усмехнулся, и темнота начала опадать. Норман сел ровнее и опустил юбку, скрывая явный вставший член. Еще бы секунду и, кажется, он бы кончил. Вместо тьмы перед парнем предстал темный силуэт, его черты становились четче. — Ах, нет, ты лишь боишься, что кончишь уже сейчас. Не волнуйся, я не дам тебе сделать это только один раз.       Норман проморгал и не мог поверить своим глазам. Перед ним был мужчина с широкими плечами, в черной рубашке и длинном пальто. Темно-бордовые массивные рога на голове выдавали его доминантность в подземном мире, а угольные крылья были сложены. Норман скользнул взглядом вниз, к темным брюкам с множеством цепей и нервно сглотнул. Член Люцифера встал и сильно впирал, обращая на себя все внимание. Норман заметил его даже в тусклом свете свечей.       Мужчина усмехнулся и хотел шагнуть вперед, но не торопился. Он присел, провел руку за круг и погладил ногу мальчика. Тот только восхищенно вздохнул. — Р-рей… — шепотом воскликнул Норман. Он лучшего и пожелать не мог. — Я прошу вас, возьмите меня!       Жалобный скулеж подействовал на мужчину как стимулирующее и Реймонд перешел грань. Норман ахнул, когда его резко развернули на коленях. Он не успел вдохнуть, перед его лицом возникло лицо Люцифера, и тот облизнулся. — А губки-то девственны, не целованы.       Он мазнул пальцем по ним и очертил подбородок. Парень приоткрыл губы, настаивая на продолжении, но дьявол перед защитным кругом бессилен. Он не мог нанести вред человеку. Рей протянул ему руку, призывая выйти из круга. Норман не торопился, разглядывая мужчину. Он заметил на его груди крест, схожий с собственным, оставленным на полке в комнате. — Ты идешь? — Люцифер наклоняется к нему и сам берет руку. — Или уже передумал? Учти, мое ожидание не вечно.       Норман встает, делает шаг на встречу и лишь вдохновлено вздыхает, ловя взгляд мужчины на своем теле.       Не зря он оделся именно так. — Что я могу сделать для вас? — тихо спрашивает он, подходя ближе.       Между ними было сантиметров десять, и парень невинно смотрел на него. Люцифер был выше на полголовы, но это не помешало Норману рассмотреть все до мельчайших деталей. На один глаз падали несколько черных непослушных прядей, однако сияющие страстью глаза были заметны даже с ними. У дьявола были острые черты лица, ровный нос и сильно выпирающий кадык, который так и хотелось поцеловать. Парень сразу почувствовал, что Рей имеет накаченное тело — рубашка обтягивала, позволяя крепкой груди соблазнять еще больше. Легкой щетины на челюсти хотелось коснуться. Норман потянул руку в сторону щеки, но Люцифер перехватил их. — Согреши для меня, малыш, — прошептал он на ушко мальчику, положив руки на его плечи.       Он надавил на них, заставляя Нормана опуститься ниже. Юноша послушно сел на колени и в предвкушении облизнулся. Он коснулся его ног, прощупывая брюки и медленно поглаживая. Его лицо оказалось напротив выпирающего места и он сладко ахнул. Захотелось закатить глаза и посмотреть наверх, что он и сделал. Внезапно перед ним возникла рука, расстегивающая ремень. Норман наблюдал за этим и боялся пошевелиться, но другая рука надавила на затылок, заставив поддаться вперед. Его грубо прижали к члену. Парень проскулил, опаляя горячим дыханием бугорок.       Рей расстегнул ширинку и стянул брюки с трусами. От увиденного мальчик ахнул еще раз и рукой обхватил член. — Господин… — приблизившись к члену губами, выдохнул Норман. — Я должен ублажить вас? — Да, малыш, — он надавил еще раз на затылок и парню ничего не оставалось кроме как облизнуть его и заглотить головку, — поторопись.       Норман, чувствуя тяжесть на сердце, попытался отбросить мысли о вине и, смотря на Люцифера, пустил слюну. Он облизнул головку еще раз и прошел языком по всей длине. Одной рукой Норман держал член у основания, а другой все также гладил его ногу. Норман полюбил этот член сразу. Он показался ему сладким и невероятно большим — было даже страшно, вдруг он не сможет заглотить его? А он так долго учился… Норман целовал его, губами касался всей длины, но его волосы резко оттянули. Стало больно и пришлось оторваться от вспухших венок. — Малыш, ты конечно молодец, но мне нужна хорошая игрушка. Так что будь погрубее, или трахать в рот тебя буду я.       С этими словами Рей прижал Нормана к члену и принудил заглотать его наполовину. Парень расслабился, и сам стал насаживаться на него, попутно лаская языком. Норман расслабил горло, позволяя мужчине самому вталкиваться и никак не мог перестать стонать. Пусть пару раз рвотный рефлекс давал о себе знать, но парень всячески игнорировал его, продолжая помогать себе рукой и надрачивать член у основания.       Рей тяжело дышал и грубо двигался, питаясь стонами юноши, не в силах прекратить. Его волосы были мягкими, за них удобно держаться и руководить, а губы и горло так приятно сжимают член… Казалось, еще никто за всю его жизнь так яро не хотел, чтобы его имел сам дьявол. Он откинул голову назад и усмехнулся своим мыслям.       Когда он подходил к разрядке, то стал вбиваться в Нормана редкими, но грубыми толчками, вырывая каждый раз из него подрагивания тела и попытки пристроиться к ритму. — Учти… — бросает Рей, надавливая головой на мальчика сильнее. — У дьявола много семени.       Он кончил на его губы и в рот, Норман лишь прикрыл глаза.       Парень проглотил сперму, почувствовал всю ее терпкость и сладость — слишком высокое угощение для него. Пальцами он зацепил пару капель, стекающих с губ, и облизнул, подняв взгляд на Люцифера. Тот жадно смотрел на него и от этого парень еще больше возбудился. Норман еле заметно улыбнулся и часто задышал, пытаясь восстановить дыхание и подняться на ватных ногах.       Люцифер, не говоря ни слова, поднял мальчика и кивком указал в сторону двери сзади него. — Там спальня?       Норман кивнул и даже не заметил, как оказался спиной на простыни. Он хотел расслабиться, но чужая рука, что лежала на спине, надавила, заставляя подняться. Его поставили на четвереньки и резко задирали юбку. Норман сглотнул и прикрыл глаза, расставляя ноги пошире. Он ощутил сильные руки на своих ягодицах и лишь поддался назад. — Может ты душой и чист, но так распутен телом… Мне даже не пришлось заставлять тебя делать что-то, ты сам раздвинул ноги. — Я-я прос-сто… — пытался оправдаться Норман, но его перебивает собственный крик, когда его пару раз сильно шлепают.       Он падает головой на простынь, зарываясь в собственные руки. Его откидывает вперед при каждом шлепке, но они не кажутся ему больными. Парень чувствует, что его ягодицы краснеют, а удары только добавляют жара. Член периодично дергается и Норман понимает, что его возбуждает даже это. Глаза краснеют и в уголках скапливаются слезы. Он поворачивает голову на бок, прогибается в спине сильнее, выпячивая задницу лучше. Мужчина останавливается и давит на ноги, заставляя поставить их еще шире. Норман повинуется и слышит ужасный треск, а ягодицы оказываются полностью обнаженными. Парень ухмыляется, ведь трусы были все-таки порваны. Единственная мысль, которая настигла его, это красота собственной задницы перед господином. — Вау… — тихо восклицает Люцифер, горячими руками разминая ягодицы юноши. — Это то, о чем я подумал? — Я только так мог растянуть себя … — дрожащим голосом произносит Норман и поднимается на локтях. Вибратор в промежности уже изрядно надоел, захотелось заметить его одной из игрушек — голубым фаллосом или пробкой. — М-можете его вытащить?       Он не отвечает и лишь пару раз вытаскивает вибратор и резко вставляет обратно. Норман закрывает рот рукой, лишь бы закричать, и прикрывает глаза, когда кончик игрушки касается простаты. — Ах… — шепчет юноша, когда игрушку вынимают с характерным хлюпаньем. — Она изрядно растянута. Ты так мучился все эти годы, желая призвать меня?       В его голосе слышна лесть и даже гордость, но Норман не отрицает этого. Он дергает задницей назад, намекая на продолжение, но Рей не торопится. — За это тебя стоит наградить. Я не могу оставить эту красоту без внимания, — мужчина надавливает на анус Нормана и тот чувствует холодок. — Знай же, мой язык довольно юркий.       В тот же момент сердце парня замирает, он напрочь забывает латынь, которую учил несколько лет, заповеди Божьи и прочую мишуру в его голове. На первый план выходит лишь наслаждение, когда его ануса касается что-то неимоверно теплое и мокрое, поглаживая мышцы. Норман в который раз поддается назад и протяжно стонет, закатив глаза. Люцифер позволил себе такую милость и коснулся юноши там языком, водя вверх-вниз и обильно смачивая слюной. — Мх… Рей… — скулил Норман, дрожа от возбуждения, и мужчина только ускоряется, доводя его до пика. — Я сейчас… Ах!       Норман не успевает кончить, как от него отстраняются. Все происходит в бешеном ритме, в него резко входят, не давая даже набрать хоть чуть-чуть воздуха. Он боится, что его порвали, но больно только первое время, да и то с непривычки. Он чувствует мягкую пульсацию внутри и обилие слюны со смазкой, оставленной игрушкой.       Люцифер не ждет долго и почти сразу начинает двигаться, самостоятельно насаживая на себя Нормана. Он медленно тянет его, наслаждаясь хлюпаньем и фигурой юноши во всех этих пошлых одеждах. Кофта задралась и теперь перед его глазами соблазнительная упругая задница с выраженной талией. Обычно Рей быстро имеет всех подобных, но с этим юношей что-то другое. Не его тело просит этого — кажется, сама душа получает удовольствие от грехов. Однако в нем есть свет, который вряд ли направит его в ад после смерти. И это становится решающим, заставляющим Люцифера ускорится и выжать максимум из мальчишки.       Наклонившись, рукой подняв подбородок на себя, мужчина прорычал и ускорился. Юноша извивался под ним и рвано шептал «Сил-льнее, Господин…». Рей задрал рубашку выше пальцами прошелся по ребрам. Он коснулся твердых горошинок и обхватил пальцами. Люцифер почувствовал металл на них и потянул, вызывая протяжный стон и Нормана. Дьяволу льстит, как юноша дрожит и хрипящим голосом просит его позволить кончить, потому ускоряется и пальцами трет соски. — Ах, Господ-д-дин…! Мгх… — Норман утыкается в простынь снова и хочет потянуться к члену, но его шлепают по рукам.       Он прикрывает лицо, не в силах сдержать смущения от позы и слез удовольствия вперемешку с бешеным ритмом. Его хватает совсем ненадолго — член уже во всю просит разрядки, а живот часто сжимается. Через секунду он кончает на постель, кусает собственные губы до крови и открывает рот, пытаясь захватить как можно больше воздуха. — Папочка… — бросает он неосознанно, но дьявол лишь хмыкает, с огнем в глазах смотря на уставшее тело.       Он проводит пальцами по молочной коже и замедляется. Очерчивает будущие синяки на ягодицах и опухшую от ласки грудь. Заправляет пряди волос мальчика за ухо и наклоняется, входя до основания. Норман жмурится и поджимает губы, лишь бы не назвать его папочкой еще раз. Ему резко становится стыдно и хочется закопаться под землю.       Однако мужчина только гордится этим. — Как ты меня назвал, малыш? — шепчет он и резко выходит.       Он толкает бедра Нормана и тот переворачивается, не успев даже ответить. Люцифер груб с ним, но чертовски сладок, манит всем своим видом. Норман успевает согнуть ноги в коленях, а кофту берет в зубы, открывая живот и грудь. — Ну что за дите, — качает головой мужчина — даже для него такое поклонение кажется необычным. Зря он все время посылал своих двойников и только сейчас, впервые за пару сотен лет, решил сам выбраться на охоту за душами. Он бросает на юношу резкий взгляд, наклоняется и вынимает кофту из рта. — Попроси меня войти в тебя, малыш. Назови так еще раз. — Папочка, — жутко краснея и смотря прямо в глаза, шепчет Норман и обхватывает бедра руками. Он кладет пятки на плечи Рея и отпускает руки, кладя рядом с головой, — войди в меня, папочка!       Норман уже сошел с ума, голову кружит по десятому кругу и он только задирает голову назад, когда в него входят и сразу задевают простату. Казалось, Рей изучил его тело за эти недолгие полчаса. Парень ответно стонет, слыша рык у него прямо над ухом и… Чувствует что-то странное. — Рей, мне кажется, я… — Норман пытается приподняться, но ему не дают.       Люцифер переплетает их пальцы и прижимает руки в простыни. Он близок к разрядке и входит в парня до основания, чувствуя мягкость стенок и их периодичное сокращение. Дьявол отдает себе полный отчет, что хочет кончить прямо в юношу и ему будет все равно на последствия. Он припадает к соску, облизывая и оттягивая его. Слышит широкие вдохи и выдохи при каждом толчке, желает взять мальчика полностью или, по крайней мере, оставить на нем как можно больше следов. Ему на секунду даже становится грустно, что такой секс у парня будет только единожды — Люциферу запрещено посещать людей чаще одного раза. Если только… — Ч-что-то странное со мной… — Норман пальцами ног касается его ушей и пытается надавить, прося большей грубости по отношению к соскам. — Мне каж-жется, я не просто кончу.       Рей сильно кусает сосок и Норман сжимает его внизу сильнее, от чего мужчина еле слышно стонет, опаляя дыханием грудь. Он отстраняется и ловит взгляд парня — в его глубине голубых глаз есть только похоть, что затмила разум. Он ускоряется и слышит уже явное хрипение мальчика — он близок к оргазму и сам качал бедрами навстречу, пытаясь попасть в ритм.       Норман кончил первым и ожидал лишь немного спермы, но… Его окатило огромной волной возбуждения, и он несколько секунд сильной струей изливался на собственный живот. Он даже перестал дышать на этот момент, широко смотря на потолок и постоянно облизывая губы. Почти сразу же он почувствовал, как член Люцифера остановился и задрожал сильнее. Норману показалось, что он чувствует каждую венку на нем. — Ах, малыш… — заправляя за уши пряди, мужчина вытер со лба накопившейся пот и погладил щеки рукой.       Норману ужасно сильно захотелось его поцеловать. Он приподнялся на локтях и, до сих пор ловя остатки бурного оргазма, руками коснулся крепкой груди. В ней бешено билось сердце и это грело душу парню — он сумел доставить удовольствие своему господину. Он провел вверх рукой, до челюсти и собирался притянуть к себе Люцифера.       Мужчина остановил его руки и сжал в своих. — Если поцелуешь, станешь одним из моих слуг. Тебе придется уйти со мной. — А я могу? — насаживаясь на член глубже, лукаво спрашивает парень. Он перешел грань стыда и вины, ведь обратно ничего не вернешь. — Я могу стать вашей игрушкой? — Ммм, ну что же ты за распутный мальчик… — пару раз грубо входя в него, рычит Рей. Он накрывает одной рукой его руку и слегка царапает когтями. — Ни одна женщина, что я встречал, не вела себя так. Признавайся, что ты замышляешь? — Совсем ничего, — пожимает плечами Норман, поглаживая свой член и облизывая губы, будто там была еще сперма. Ему показалось, что если он признает сейчас, ничего страшного не случится. Люцифер откажет или заберет с собой — это не важно, он уже должен мужчине свою душу. — Я просто люблю вас, господин.       Рей выгнул брови от удивления и между ними наступило неловкое молчание. Норман попытался уклониться от настойчивого взгляда, но он крепко схватил его двумя пальцами за щеки. — Знаешь, мне такое говорили, чтобы избежать наказаний, — Люцифер приблизился к его лицу, смотря прямо в глаза. Нормана пробирало до дрожи, он глубоко дышал, отходя от оргазма. Ему было нечего скрывать, потому он смотрел влюбленными глазами на дьявола, все еще наслаждаясь приятным чувством наполненности. Мужчина накрыл его щеку, Норман сразу прижался к руке и поцеловал. Рей не почувствовал лжи в его действиях и чувствах. — Но если ты клянешься не покидать меня, забыть навсегда о человеческом мире… Понимаешь, там все работает иначе. Ты больше никогда не вернешься в этот мир, будто застрянешь в аду на более длительный срок, чем остальные. Ты должен принять важное решение, и, если ты согласен, то я поцелую тебя. — Я знаю, я все читал об этом. Друзей у меня нет, родных тоже — родители умерли недавно. Я один, потому и жил только мыслями о вас. Но тогда получается нечестно, — Норман рискнул и прошел пальцем по его губам, не получив отстранения. — Ведь я обещал тебе душу, а теперь должен поклясться не бросать тебя. А где же твои предложения? — А моей личности для тебя не достаточно, бывший девственник? — усмехнулся Люцифер, прижимая парня к себе. Ему показалось забавным такая смелость, но она же и убедила взять его к себе. — Тогда я клянусь иметь только тебя и больше никому никогда — Но ведь Люцифер не дает клятв. — И тут подловил. Но тогда тебе остается поверить мне на слово. Все равно брать людей насильно мне неинтересно, а тебя можно хорошенько оттрахать… — Я согласен, — выдает на одном дыхании Норман, перебивая его. Рей первым вжимает парня в кровать. Он прижимается к губам, кусая нижнюю.       Норман млеет от языка мужчины и пытается ответить, пусть и получается криво. Парень чувствует руки на своих сосках и только прижимается в ответ. Юркий язык изучает его рот, пока парень тихо мычит.       Люцифер отстраняется и, бросив все, поднимает красного мальчика на руки, держа за ягодицы. Норман обхватывает его поясницу ногами и тянется навстречу губам. Плечи мужчины крепкие, даже слишком, и Норману это только нравится. Грубые руки сжимают ягодицы до очередных синяков, парень устало стонет.       Он в очередной раз просит прощения у Бога и родителей, но прижимается к дьяволу крепче. Рей еще раз целует невинные алые губы, на этот раз лишь лаская их — Забираешь меня навсегда?       Спрашивает Норман с улыбкой, когда его уносят их спальни. Он замечает свой защитный круг на полу и сверкающую пентаграмму.       Парень несколько раз целует Люцифера в щеку, чувствуя эйфорию. Руки мужчины поглаживают его лопатки, спускаясь к пояснице. Норман вздрагивает и еще больше радуется своему положению. Его жизнь не прошла в богослужениях, но такому грешнику как он это и не нужно. Норман расслаблено выдыхает и касается носом щеки Рея. Еще один поцелуй, и он получает очевидный ответ. — Навсегда.
Примечания:
Допустим у меня сегодня 31 октября.
Итак, вместе с Норманом, уходящим в преисподню, тихо сваливаю и я. Меня не будет около месяца-месяца с копейкой. Это связано с тем, что я готовлю большую работу и мне сложно вести сборник драбблов вместе с этим.
Спасибо за ваше понимание и поддержку!

C уважением,
Manfelina

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты