Все, чем я обладаю +225

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)

Основные персонажи:
Визерис III Таргариен (Король-попрошайка, Тележный Король), Кхал Дрого, Визерис Таргариен (Принц в изгнании, Король-попрошайка), Кхал Дрого
Пэйринг:
Кхал Дрого/Визерис Таргариен, упоминается Дэйнерис Таргариен
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, POV
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Изнасилование
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Дэйнерис сбегает еще до свадьбы, а Визерис готов отдать все, что у него есть, лишь бы заполучить корону.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:
2 июля 2013, 20:59
POV Визериса

Эта маленькая тварь, моя милая сестрица, умудрилась сбежать, не смотря на то, что к ее комнате были приставлены стражники.

Она исчезла ночью, не сказав мне, любимому своему брату, ни слова напоследок.

Дени никому ничего не сказала, если уж на то пошло. Но "они" - не я, им никогда не сравниться с Драконом.

В течении ближайшего часа, те двое, что стояли у ее покоев этой ночью, распрощаются со своими головами, я распорядился соответствующим образом.


Кхал Дрого должен забрать ее сегодня.

Он приедет на закате, по крайней мере, договаривались мы с ним именно так.

Непобедимый дотрокиец впадет в ярость, как только узнает о пропаже собственной невесты, что скрыть от него, разумеется, не получится.

А ведь он - мой единственный шанс вернуть себе престол.

Конец POV Визериса


Дрого зол.

Даже нет, не так.

Дрого в ярости и готов убивать.

- Послушайте, - юного Таргариена выдает голос. Он дрожит, - Мы еще можем все уладить.

Девушка, стоящая рядом с Кхалом, переводит своему господину слова, произносимые Визерисом, в ответ на них Дикарь качает головой из стороны в сторону.

- Я готов отдать все, что у меня есть. Мне нужна армия, я хочу корону. Когда я верну себе трон, то отплачу, как следует, можете не сомневаться.

- Кхал говорит, что для того, чтобы обещать что-то, ты должен это "что-то", как минимум, иметь. И что же ты можешь ему предложить?

Дракон опускает голову, нервно закусывает губу. Солнце, наполовину скрывшееся за линией горизонта, отражается алым в его платиновых волосах.

Визерис прикрывает глаза и тихо выдыхает, с рассчетом на то, что не услышит собственных слов, слишком уж все это мерзко:

- Себя.

Верх унижения, нечего сказать.

Однако на что не пойдешь ради короны?


POV Визериса

Это, кажется, схоже с Адом. По крайней мере с тем, что мне приходилось о нем слышать - точно.

Где это видано, чтобы законный наследник престола служил какому-то неотесанному дикарю, которого даже человеком назвать не поворачивается язык?

Жаль, что моей милой сестрице таки не удалось познать прелестей этой жизни, ведь дотрокийское стадо напомнило бы ей о том, где ее место.

Так и не понял до конца местный феодальный строй. Я слуга Кхала, однако, тем не менее, мне и самому выделили пару людей в распоряжение.

Конец POV Визериса


Визерис сидит на земле, облокотившись о толстый ствол дерева, и любуется ночным небом.

Это его вторая ночь в кхалосаре.

Он как раз подумывает о том, что неплохо было бы поиметь одну из тех шлюх, что Дрого любезно уступил ему в качестве прислуги, когда чувствует, как чья-то рука сжимается в кулак на волосах, у макушки.

Ему больно, он шипит, пытаясь вырваться или же, хотя бы, извернуться для того, чтобы увидеть человека, стоящего за спиной.

- Пусти меня, глупая обезьяна! - он дергает головой, но тут же жалеет об этом, так как волосы натягиваются, от чего становится лишь больнее.

Тогда Таргариен меняет тактику - он успокаивается.

- Пожалуйста, - он говорит медленно и размерено, - Отпусти. Ты же не хочешь разбудить Дракона, верно?

Такой паники, как у Дэйнерис, эта фраза, разумеется, не вызывает, но хватка на волосах слабеет, что уже, несомненно, радует.

Парень осторожно, стараясь не делать резких движений, поворачивает голову.

Кхал Дрого.

Этого следовало ожидать.


Визерис кусает губы, морщась от боли.

С каждым новым толчком он повторяет, порой, про себя, а, порой, и вслух: "Это ради короны". Дрого все равно понимает лишь по-дотракийски.

Руки у Визериса в крови - он стер локти о шершавую поверхность камней, на которых дикарю так страстно захотелось отыметь его.

Ноги тоже в крови, но причина немного иная.

Этот Кхал - настоящий зверь, и с этим не поспоришь, теперь он уверен в этом еще сильнее.



- Что-то не так, хозяин? - одна из "его" девушек склоняет голову набок, пристально щурясь, - Выглядите подавленным.

- Отвали, - лицо блондина искажается какой-то непонятной гримасой, - Тебя не касается.

- Как скажете, - склоняет голову к полу.

- Да кто ты вообще такая, чтобы задавать мне подобные вопросы, а?! - разламывает на две половины палку, до этого момента находившуюся в руках, - Рабыня. Быть может, шлюха. Скажи, - встает, ощущая ноющую боль во всем теле, - Сколько мужиков из этого табуна тебя уже "покрыло"? Каково это, трахаться с жеребцом?

У девушки на глазах выступают слезы. Заметив это, Визерис делает пару шагов ей навстречу, протягивает руку, вытирая их, однако, в какой-то момент опомнившись, ударяет ее по щеке со всего размаху.

- Прекрати плакать, - в этом шепоте столько яда, что им можно отравить всю королевскую гвардию, - Я не переношу женские слезы. Дени никогда не плакала, и ты научишься.

- Да, хозяин.


POV Визериса

Все это как-то уж слишком далеко зашло.

Порой ловлю себя на мысли отказаться от всего этого, отказаться от короны.

Однако мне уже нет пути назад.

Когда стану королем, первое, что я сделаю, так это объявлю в розыск Дени.

Она родит мне ребенка, настоящего Дракона, а, после, я отрублю ей голову. Лично.

Это из-за нее мне, Визерису Таргариену, приходится находиться здесь и служить подстилкой этому дикарю.

Конец POV Визериса


Дрого при смерти - его слишком сильно ранили.

Визерис не может объяснить самому себе причину, по которой вот уже третий день к ряду сидит возле него.

Он наблюдает за тем, как поднимается и опускается грудь грозного дикаря.

Парень ловит себя на мысли, что уже давно не испытывает к нему ненависти, как, впрочем, и отвращения.

Наклонившись, он целует Дрого, получая слабый поцелуй в ответ.

И именно в этот момент внутри все сжимается.

Теперь, когда Кхал умер, ему не видать короны, но почему-то это совсем не то, что его сейчас волнует.

Дрого ему тоже больше не видать.

А еще света.

Это стадо всегда ненавидело его, Таргариена.

- Он мертв, - произносит Визерис, выходя из шатра.

Короткая пауза, а, после, рев толпы.

Дракон делает несколько шагов вперед, направляясь в самый ее центр. Он улыбается каким-то своим мыслям.