Крылатый Рыцарь

Джен
NC-17
В процессе
266
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 91 страница, 7 частей
Описание:
Попаданец в Гаррольда Хардинга — наследника Арренов. Это история Крылатого Рыцаря Долины, который, несмотря ни на что, пытался оставаться человечным. В лучшем понимании этого слова.
Посвящение:
СкальдЪ'у, как вдохновителю к писательству фанфиков по ПЛиП, а также другим авторам, заполняющим пустоту в мире Мартина. И всем тем, кто ещё верит в выход книг “Ветра Зимы” и “Грёзы о весне”.
Примечания автора:
История начнётся в конце 298 от З.Э. "Крылатый Рыцарь" расскажет вам о том, что происходило в Долине во время Войны Пяти Королей и события плавно перенесутся сначала к спойлерным главам Ветров Зимы, а затем и к войне, схожей по масштабам с ВПК. Все характеры, внешность персонажей и истории взяты из книг. Возраст некоторых повышен до сериального. Очень много второстепенных героев из книг, характеры которых будут додуманы мной, если что-то не рассказал нам Мартин. Тем не менее, всеми любимые и привычные герои появятся к середине фика. В работе многое рассказывается об истории домов, их родословных. Рассмотрены персонажи, которые ведут свою игру, но меньшего масштаба, чем всеми известные игроки. Знакомые лишь с сериалом могут смело читать фик.
AU стоит из-за того, что основные действия за пределами Долины будут уже в период, про который ещё не написал Мартин. О событиях в Долине в книгах сказано мало, поэтому многое пришлось придумывать самому. Если что-то в фике не сказано или не изменено, то все события происходят также, как и в книгах.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
266 Нравится 224 Отзывы 116 В сборник Скачать

Глава 6. Праздник урожая

Настройки текста
Примечания:
Конец четвёртого месяца 299 г. Про поход Робба на запад ещё не известно, Станнис рассылает письма и собирает наёмников, Ренли едва выехал из Рогова Холма. В Долине без перемен, но что-то грядёт?
      Они сидели в одной из квадратных башен Лунных Врат, построенных во времена Первых людей. Именно в них расположили самых влиятельных лордов Долины и их семьи, которые прибыли на праздник урожая. Места в зимней резиденции Арренов было больше, чем в Орлином Гнезде.       — Лорд Эон, она выделяет вас среди множества других ухажёров. Убедите её оказать помощь своему брату и племяннику, — Бронзовый Джон, немного хмурясь, смотрел на своего друга. который устало сидел на одном из мягких стульев. Несмотря на то, что ему досталось столько испытаний на старости лет, Бронзовый Джон не знал более энергичного душой человека.       — Джон, — фамильярно обратился тот к лорду Ройсу, сцепив руки, — я скорее встречу в своих угодьях белого оленя, нежели дождусь от леди Аррен согласия. Воспринимай её как временную меру, пока не подрастёт маленький Роберт. Ты ведь не хуже меня знаешь, как тяжело общаться с женщиной, которая распробовала вкус власти.       Бронзовый Джон знал. Ещё в конце прошлого года только предупреждение лорда Ренли спасло его от того, чтобы оказаться заложником в Красном Замке. Возможно, именно поэтому он отпустил своего сына Робара вместе с Баратеоном, хотя и питал сомнения в молодой версии короля Роберта. Джон воспитал сыновей сильными воинами и надеялся, что Робару это поможет больше, чем Уэймару.       Уже будучи дома, в Рунном Камне, он узнал от мейстера о письме из Королевской Гавани. Король Джоффри требовал явиться в столицу и принести ему клятвы, причём это касалось не всех лордов Долины, а только Ройсов и Арренов. Джон знал, что это письмо продиктовано устами королевы-регентши Серсеи Ланнистер, и не собирался потакать этим приказам. Вместо этого он прикладывал все силы, чтобы убедить Лизу Аррен вступить в войну. Королей нынче стало слишком много, чтобы они могли приказывать, а не просить и договариваться. Тем более, после ухода Селми, мальчишка Джоффри потерял очень многое. Верно сказал его старший сын Андар: «Король не тот, кто сидит на Железном Троне, и кто был помазан Верховным септоном. Король это тот, кого охраняет Селми».       Если в письме Станниса Баратеона есть хоть доля правды... Хотя Джон не мог не заметить насколько выгодна такая правда среднему Баратеону.       Оставаться в стороне было глупо. Леди Аррен даже не вела переговоров ни с одним из Великих Домов, коих было немало, чтобы за счёт своего нейтралитета получить какие-либо гарантии, а на посту Десницы находится человек, который не питал к леди Аррен тёплых чувств, да и к остальным лордам Долины тоже. Богам зачем-то понадобился Тирион Ланнистер, раз наёмник в кольчуге сумел победить опытного рыцаря в доспехах.       Кто бы не утвердился на Железном Троне, ему не за что будет любить Долину. Если только лорды Долины не придут на помощь тому, кто захочет удержать власть. Момент, когда братья Баратеоны и Ланнистеры решат, кто из них сильнее, будет идеальным моментом для того, чтобы выступить с целым войском, но убедить Лизу Аррен сделать это будет очень сложно. А вот убедить Лорда Ройса… Только если будущий король предложит Бронзовому Джону титул регента или Хранителя Востока до совершеннолетия Роберта Аррена. Без гарантий риск не имел смысла.       — Я это прекрасно понимаю, Эон, но ты не хуже меня знаешь, что мы не можем просто сидеть и ждать. Бездействие может закончиться для нас плачевно. Даже сейчас она не будет решать, сколько необходимо оставлять запасов с каждого урожая, а без этого большая часть лордов продаст всё, чтобы получить звонкую монету. Не говоря уже о том, что она не потрудилась выставить патрули на дорогах и я потерял нескольких своих рыцарей, возвращаясь из столицы.       Горцы, провалиться им в пекло, осмелели настолько, что начали проверять на прочность довольно-таки сильные отряды. Их давно следовало усмирить.       — Тебя волнует это, мой друг, или то, что твой кузен Нестор всё ещё удерживает власть? Или может инициатива Уэйнвудов, которые решили проблему на своей земле? — наклонился чуть вперёд лорд Эон.       «Уэйнвуды хотя бы имели смелость. Все остальные бездействуют».       — Меня волнует то, что леди Аррен отвернулась от своих родичей, пока её племянник и брат стоят у Риверрана. При этом она не стала ближе к Ланнистерам или братьям Баратеонам. Ты знал, что лорд Аррен планировал отдать своего сына в воспитанники Станнису Баратеону? — Хантер потёр больные ноги, но отвечать не стал.       Джон отвернулся к окну, смотря на ворота, решётка которых была поднята. Сквозь них то и дело проезжали всадники или бегали слуги, выполняя приказы.       Ройс был уверен, что Хантер знал о делах старого Аррена. Лорд Эон был одним из близких друзей Джона Аррена и в память о нём поддерживал его сына Роберта, закрывая глаза на многие вещи. Лорд Ройс тоже безмерно уважал старого Аррена, даже несмотря на то, что тот предпочёл приблизить к себе кузена Нестора, а самого хозяина Рунного Камня держал на расстоянии.       На Нестора Ройса он мало обращал внимания. Его позиции при дворе Орлиного Гнезда пошатнулись, когда леди Лиза отказалась от брака с ним или его сыном, даже не смотря на то, что встречал гостей замка именно кузен, так как леди Лиза и её сын ещё не спустились из Орлиного Гнезда, дабы поприветствовать их. Без земель и замка ему будет тяжело отыскать достойные партии своим детям, будь он хоть Верховным стюардом Долины или даже стюардом Красного Замка, имени которого Джон не запомнил. Леди Уэйнвуд дала это чётко понять, когда, по слухам, даже не захотела вести разговор о браке Миранды и Гаррольда Хардинга.       И по поводу последнего у лорда Ройса были идеи. Хозяйка Железного Дуба последний год о чём-то переписывалась с Джоном Арреном, а её воспитанник всегда находился подле неё, при этом успев обзавестись бастардом. И меньше луны назад он стал рыцарем.       — Что ты думаешь о сире Хардинге?       — Что можно думать о шестнадцатилетнем юнце, который стал рыцарем? Они все самоуверенны и нетерпеливы. Вряд ли он чем-то отличается от других. Да и воспитывала его женщина. Не удивлюсь, если он считает, что молодые мечи стоят дороже старых имён, — неодобрительно буркнул старик.       — Ты слишком быстро судишь людей, мой друг, — Эон Хантер на это лишь скрестил руки на груди.       По поводу молодых рыцарей Эон Хантер был категоричен. Достаточно вспомнить, как себя вели его сыновья, будучи молодыми. С возрастом мало что поменялось, но угроза лишить их наследства и отправить в Ночной Дозор наконец-таки дошла до их умов.       — Не потому ли ты интересуешься мальчишкой Хардингом, что леди Лиза отказалась отдать Роберта тебе в воспитанники? — хмыкнул Эон.       — В Рунном Камне он бы стал настоящим рыцарем под присмотром сира Сэмвела Стоуна. Парень слишком разбалован и изнежен материнским вниманием, — твёрдо произнёс Джон.       — Своего сына она ни за что не отдаст.       — Меня больше волнует то, что необходимо собирать знамёна и мчаться в речные земли, — лорд Ройс предлагал это с того самого момента, как вернулся из столицы.       Дверь противно скрипнула, словно её специально не смазывали. Один из его рыцарей в бронзовом плаще хотел что-то сказать, но вместо этого раздался голос его дочери — Изиллы.       — Пропустите, сир, иначе они вас затопчут, — в комнате тут же появились две сероглазые девочки, которых он обнял. Те, не замечая никого вокруг, засыпали его вопросами.       — Рея, Лорра, поприветствуйте лорда Хантера, — прервал он их гомон. Младшие дочери быстро спохватились и уделили внимание лорду Эону, повторяя за Изиллой.       — Отец, ходят слухи, что неподалеку видели знамёна леди Уэйнвуд, лорда Редфорта и сира Темплтона. Можно мы посмотрим?       — Изилла, будь добра, проследи за ними, — дочь, шестнадцатые именины которой прошли две луны назад, кивнула. Для неё следовало найти подходящую партию. Рея и Лорра обняли Джона напоследок, схватили Изиллу за руки и потащили её во двор.       Лорду Ройсу только и оставалось усмехнуться на это зрелище. Своих девочек он любил.       — Изилла стала настоящей красавицей, как и твои младшие. Джон, мне было бы спокойнее, если один из моих оболтусов взял в жёны твою внучку или дочь. Иначе они перессорятся между собой. Если за моим старшим будешь стоять ты, то Харлан и Юстас будут остерегаться бросить ему вызов.       Бронзовый Джон и сам подумывал выдать одну из своих внучек за сына лорда Хантера, но все трое — задиристые, жадные, а старший из них ещё и жуткий пьяница.       — Я подумаю об этом, лорд Эон, но сейчас ответ дать не готов, — слишком уж непонятная ситуация в Долине. Через браки будут строиться союзы, которые изменят положение вещей. Несмотря на проблемы со здоровьем лорда Хантера, Джон верил, что тот ещё поживёт несколько лет.       Пара крепких рыцарей с пятью серебряными стрелами на коричневых плащах помогли лорду Эону Хантеру спуститься во двор. Тот всё это время забавно бурчал на Джона, говоря ему о том, что им все прекрасно было видно из окна башни.       В сопровождении своих людей они прошли через надвратную башню, выходя во внутренний широкий двор. Крытые переходы, казармы, темницы, амбары, массивные стены, усеянные постами для лучников, — Лунные Врата были неплохо укреплены.       В ворота замка въехала большая процессия из более чем полусотни всадников. Вперёд выехали леди Анья, сир Саймонд и лорд Хортон. Сыновья последнего, точнее двое из них, стояли рядом с мужчиной с вытянутым лицом и с молодым человеком, который только вчера перестал быть юношей. Джон помнил Гаррольда, пусть и видел его около года назад.       — А вот еще одна женщина у власти — пробормотал лорд Хантер.       — Полно тебе, Эон. Эта женщина поопаснее и поумнее многих, — сам Бронзовый Джон не был так категоричен.       — Но не настолько, насколько она думает.       Когда дело касалось женщин, Эон был слишком прямолинеен, считая свою умершую жену причиной плохого воспитания сыновей. О том, что в это время сам старик проводил время на охоте с молодым Робертом Баратеоном, Джон предпочитал не упоминать. Если не твой наследник продолжит твоё дело, то какой в этом смысл?       К этой процессии подошёл Нестор — Верховный Стюард Долины. До спуска леди Лизы с сыном именно кузен был формальным хозяином замка. После того как были соблюдены все условности и законы гостеприимности вступили в силу, вперёд выступила полная женщина с большим бюстом и каштановыми кудрями. Она мило улыбалась молодым рыцарям, словно добыче. Юный Хардинг лишь нервно улыбнулся и что-то ответил Миранде, на что та рассмеялась.       Джон заметил, что младший из Редфортов, сир Микель, держался дальше от их компании. Подошли слуги, которые забрали коней. Сын сира Саймонда Темплтона сам хотел отвести коня Гаррольда и отпустил поводья только после приказа Хардинга.       «И Темплтон, и Редфорт уже устроились» — подумал лорд Ройс, но эти мысли улетучились, стоило ему лишь взглянуть на щит, привязанный к седлу коня Гарри. Щит был разделён на четыре части. В первой и четвертой четверти были ромбы Хардингов, белые и красные. В третьей четверти — сломанное колесо Уэйнвудов, чёрное на зелёном, а во второй четверти была изображена серебряная луна на небесно-голубом поле, обремененная лазоревым летящим вверх соколом. Сир Хардинг не забыл про родство с Арренами сам и решил напомнить об этом другим.       — Позвольте, я покажу вам ваши покои, сир Гаррольд, сир Роланд, — услышал Джон голос Миранды, подходя ближе.       — Приехали вместе, а покои показывают только им, — с наигранным возмущением произнёс один из Редфортов, на что его отец неодобрительно на него посмотрел.       Хардинг посмотрел на леди Анью и как-то опасливо взглянул на Миранду, затем увидел подходящего к ним Джона Ройса. Бронзовый Джон увидел как в глазах Гаррольда промелькнуло узнавание, а затем и восхищение, пополам с благодарностью, словно лорд Ройс только что спас его от опасного противника.       — Гарри, рад тебя видеть, — широким шагом подошёл он к нему, — Ты возмужал и подрос с того раза, как мы виделись. Леди Анье нужно почаще отпускать тебя от своей опеки.       — Лорд Ройс, и я счастлив вас видеть, — с искренней улыбкой, как показалось Джону, произнёс Хардинг. Он был на целую ладонь ниже Джона, но с возрастом мог бы сравняться с ним, — До вас мне ещё расти и расти.       — Леди Уэйнвуд, — поприветствовал Джон её, — вы всё также прекрасны.       — Прекрасна я была лет десять назад, лорд Джон, но и я вас рада видеть. Мы последние?       — Из лордов да, миледи. Не все смогли приехать. Леди Аррен и лорд Роберт ещё не спускались, — ответил он ей.       — Леди Аррен велела начинать без неё, они будут позже, — вставил Нестор Ройс, — Вечером состоится пир и представления кукольников. Лорд Роберт их ни за что не пропустит. О делах будем говорить завтра, после небольшого турнира, — тоном хозяина произнёс кузен.       Вечером состоялся пир. Большой зал Лунных Врат пестрил знамёнами: красный замок на белом поле; черное поле, усеянное зелеными змеями; белая крылатая чаша; красная кувалда на белом поле; серые пики на черном поле; пять сломанных копий; пять чёрных морских звёзд. Не говоря уже о других значимых и небольших домах, знамёна которых висели под яшмовым соколом Арренов.       Многие из них проделали большой путь до Лунных Врат явно не для того, чтобы посмотреть представление кукольников, поучаствовать в турнире или попить вина.       Бронзовый Джон знал лица всех гостей. Вот лорд Сандерленд в скромных одеяниях, тем не менее вежливо общающийся со всеми, кто с ним заговорит. Трое его младших сыновей сидят в большой компании молодых рыцарей, где в который раз рассказывают историю о битве в Лунных горах. Сам лорд Тристон, насколько знал Джон, мечтал, чтобы все его семеро сыновей стали рыцарями, но пока это было невозможно из-за большой стоимости доспехов и боевых коней. После приезда Станниса Баратеона много лет назад на острова Три Сестры, местные лорды стали ощущать нехватку финансов.       Чуть далее сидел невозмутимый лорд Мелком. Несмотря на первую седину, пробившуюся на висках, он становился похож на мальчишку, когда речь заходила о кораблях. Он был не прочь всем рассказать о своём новом флагмане. Новый корабль строился каждый год, пополняя флот боевых кораблей лорда Старого Якоря, самый многочисленный из прибрежных лордов.       Джон глядел на эти лица, печальные и веселые, задумчивые и беззаботные, оценивающие и снисходительные, гадая, на кого из них он сможет положиться. Лорд Ройс верил, что если все лорды Долины объединятся, то леди Лиза уступит им в том, чтобы поддержать свою родню.       «Хотя, хватит и самых влиятельных».       Места в центре стола пустовали. Леди Лиза и её сын Роберт ещё только спускались из Орлиного Гнезда в сопровождении Мии Стоун. Нестор Ройс, с седой бородой и намечающейся плешью, жаловался на то, сколько денег ушло на этот праздник.       «Будто ты свои деньги тратишь», — подумал Джон.       — Леди Аррен скоро явится, а сейчас прошу вас разделить с нами плоды этого урожая, — произнёс довольный Нестор Ройс.       Надо сказать, Лиза Аррен не поскупилась на угощения. Блюда сменяли друг друга с невероятной скоростью: лебеди в пере, каплуны на вертеле, запеченные окорока и другая звериная мелочь, часть из которых предоставил лорд Хантер вместе со своим вином. Кроме того были целые запеченные туши: вепри, лоси и олени. Многоярусные мясные пироги в виде крепостей, различные пирожные с лимоном, вишней и другими начинками. Печеные яблоки, благоухающие корицей, огромные круги сыра и свежий хлеб. Были и крабы-завоеватели, паучьи и красные крабы, мидии, сельдь и миноги.       Нестор Ройс изображал из себя радушного хозяина, посылая лучшие куски самым важным лордам или своим сторонникам. Леди Анье, лорду Хантеру и Редфорту тот посылал нежирные блюда, заботясь об их желудках. Молодежь получала дичь, зажаренную с фруктами, и вдоволь вина, которое подносили краснеющие служанки.       Каждый из лордов счёл должным произнести пару слов. Кто-то умудрялся вкладывать в них скрытый смысл, словно озвучивая своё мнение. Многие присматривались к юному Хардингу. Леди Уэйнвуд, не выпускающая его из под своей опеки около года, хорошо продумала возможную реакцию на своего воспитанника. Интерес возник нешуточный.       Бронзовый Джон мельком взглянул на Гаррольда. Тот не напивался, за всю их компанию это делал Крейтон Редфорт, но смеялся Хардинг вместе со всеми, чаще предпочитая слушать, пока говорили другие, лишь изредка вставляя фразы, которые Джон не слышал.       К главному столу подбежал слуга, что-то быстро шепнув Нестору. Двери в Большой зал открылись и в сопровождении мейстера и капитана гвардии Арренов, — сира Марвина Белмора, вошли леди Лиза и её сын Роберт.       — Леди Лиза Аррен, вдова нашего доброго лорда Джона Аррена. И их сын — лорд Роберт, — Истинный Хранитель Востока, — представил их Верховный Стюард.       Все взгляды остановились на них. Роберт был мал для семилетнего ребенка. В своём одеянии небесного цвета он казался истинным лордом, но его слезящиеся глаза и рука, которую держала леди Аррен, это впечатление очень легко развеивали. Они величественно прошли через весь зал, остановившись всего раз, когда леди Лиза обратилась к Гаррольду.       — Сир Хардинг, поздравляю вас с помазанием в рыцари. Говорят, горцев было много. Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете?       — Благодарю, миледи, моё здоровье не вызывает сомнений. Что до горцев, то говорят правду. Их слишком много, чтобы закрывать глаза на такую опасность. Кузен, — с улыбкой, не тронувшей глаз, кивнул он в сторону Роберта, который смотрел на молодого человека, одетого в цвета дома Хардинг. Лишь сокол на его гербе выдавал принадлежность к Арренам, — рад тебя видеть.       Лиза неодобрительно поджала губы и повела немного трясущегося Роберта дальше. Краем глаза Джон заметил, что леди Анья одобрительно прикрыла глаза.       — Рада приветствовать вас всех в Лунных Вратах — зимней резиденции дома Арренов. И хотя сейчас это суровое время не наступило, мы должны проводить долгое лето и начать готовиться к зиме. Но все это будет завтра, а сейчас возблагодарим Семерых за обильный урожай. Да увеличатся наши блага сторицей, — закончила она, подняв серебряный кубок.       — Сторицей, — подняли остальные свои кубки.       После еды столы были расставлены так, чтобы освободить место в центре. Кукольники начали свое представление с одного из рассказов про Крылатого Рыцаря: они поведали об изгнании им Первых людей в Лунные горы, о его победе над королём-грифоном.       Следующее представление было о том, как Сервин Зеркальный Щит победил великана и дракона, заслонившись от последнего щитом. Следом была похожая сцена, но уже с сиром Байроном Сванном, который пытался повторить подобный трюк. Кукольники сопровождали всё это рассказами, которые веселили народ. Маленький Роберт хлопал в ладоши и смеялся громче всех, а леди Лиза гладила его по волосам.       Затем кукольники разыграли сценку, где рыцаря били по голове горцы, но после прилетал сокол и побеждал всех. Маленький Роберт хихикал и каждый удар по голове рыцаря сопровождал воплями радости.       После представления кукольников были двое шутов, колотивших друг друга палками. Один из них был одет в голубые бриджи и такую же рубашку, второй был полностью облачен в красно-белое. Второй шут постоянно проигрывал и ныл о том, какой он никудышный рыцарь, раз столько получает по голове. Кто-то смеялся этому, но большинство лишь вежливо улыбались, изредка посматривая на того, для кого и предназначалась сцена.       — Ты никудышный рыцарь, — завопил Роберт, кидаясь чем-то в шута.       Бронзовый Джон бросил взгляд на Гарри, который улыбался, но в его глазах он видел огоньки, направленные на леди Лизу и Роберта. Рядом с Хардингом сидело немало молодых рыцарей, на что Хантер неодобрительно бурчал, тем не менее послав одного из своих домашних рыцарей, сира Оуэна Липпса, к этой компании. Ройс и сам отправил племянников своих вассалов сблизиться с юным Хардингом.       — Паренек хорошо держится, — нехотя заметил Эон Хантер. Гаррольд смотрел на леди Аррен, пока та не отвела взгляд, после чего сир Хардинг спрятал улыбку за кубком.       В наступившей после представления тишине Джон услышал голос Хардинга:       — Не стоило так утруждать себя. Я понял шутку ещё с первого раза, — улыбнулся Гарри.       — Но согласись, шут очень хорошо передал образ Крейтона, — вставил один из Редфортов с едва заметной улыбкой. Молодые рыцари, сидящие рядом с Гарри, начали хохотать. Громче всех это делал Крейтон.       — Кроме того момента, где шут схватился за пах. От такого удара он бы и не поморщился.       — Крепкий как камень — выпятил грудь Крейтон. Рядом тяжело вздохнул лорд Редфорт.       После шутов выступали музыканты, а место в центре еще больше освободилось, давая молодым и старым возможность кружиться в танце. Джон следил за тем, как Изилла протанцевала с Микелем Редфортом, Роландом Уэйнвудом и другими рыцарями. Последним был Гаррольд Хардинг, которого без внимания сегодня не оставляли. Он протанцевал с Реей и Лоррой, которые окружили его сразу же, с Мирандой Ройс, держась отстраненно и вежливо, а также с дочерью лорда Мелкома, лорда Херси и с леди Аньей Уэйнвуд.       Сам Бронзовый Джон успел станцевать с дочками, мило пообщался с леди Апклифф и аккуратно повел Анью Уэйнвуд, которой был больше чуть ли не в два раза.       — Леди Уэйнвуд, я хотел бы пригласить вас в Рунный Камень.       — Только лишь меня, лорд Ройс? У Гаррольда скоро именины, он хотел бы их провести в Железном Дубе.       — Незачем ждать. Семнадцать лет — серьёзная дата. Приезжайте ко мне, устроим турнир. Я знаю о некоторых ваших проблемах, — на эти слова леди Анья сощурилась, — и готов помочь вам с турниром и тратами.       — И зачем вам это?       — Я хочу собрать влиятельных лордов и обсудить нынешнее и дальнейшее положение Долины Аррен.       Когда все устали настолько, что ни есть, ни пить, ни танцевать или даже кричать песни, стуча кубками об стол, не могли, все начали расходиться.       В полдень следующего дня на турнирном поле собрались большинство лордов и рыцарей, которые решили взглянуть на молодежь. Призовые были не слишком большими, а потому поучаствовать решило не так много людей. На праздник урожая обычно всегда был большой турнир, но домашние рыцари дома Аррен охраняли Кровавые Врата, а силы других лордов охраняли собственные земли от горцев.       Сир Эдмунд Брейкстоун отказался выезжать против юнцов, но лорд Ройс понимал, что это из-за отсутствия сира Лина Корбрея. По слухам тот выбирал себе нового оруженосца.       — Да, этот турнир не сравнится с тем, что был в столице, — обратился Бронзовый Джон к лорду Хортону, сидевшему слева от него на ложе для зрителей.       — Призовые в двести раз меньше. Леди Лиза не пожелала тратиться на развлечение, которое не увидит её сын, — тихо ответил тот.       Первыми съехались два молодых рыцаря на боевых скакунах. Тот, что на вороном, был в большом стальном шлеме с двумя пышными перьями — белым и красным. Кринет его коня украшал такой же плюмаж. Его противник был облачён в похожие доспехи, но конь был гнедой. Они обломили пять копий под вежливые хлопки зрителей, пока один из них не оказался на земле.       — Ваши сыновья талантливые наездники, лорд Редфорт, — Хортон был человеком гордым, но и таким приятно слышать похвалу.       — Благодарю, лорд Ройс. — тихо произнёс тот. — У Микеля есть все шансы стать одним из лучших мечников Долины, а может и Семи Королевств, если те ещё будут существовать, пока мы сидим здесь.       — Если лорды Долины объединятся, то у леди Аррен не будет возможности сидеть в Орлином Гнезде, — повторил Бронзовый Джон то, о чём недавно беседовал с лордом Эоном. Самое время было набирать сторонников. По одному Лизу Аррен не уговорить.       — Это не помешало ей сегодня утром подняться обратно, уйдя от разговоров с нами. Нужно обсудить то, что вы имеете ввиду и что нам от этого будет. Моим сыновьям не помешают хорошие жёны, слишком они стали вольны, — лорд Хортон заметил, как его младший сын, победив брата, подошёл к Мии Стоун, подарив той цветок. Девушка покраснела от удовольствия, а отец Микеля не был этому рад.       — Мы обсудим это позже. У меня, в Рунном Камне. Думаю, там будет интересней, — Бронзовый Джон начинал опасаться, что у него не хватит дочерей, чтобы привлечь всех на свою сторону.       Пока они разговаривали, молодые рыцари вовсю ломали друг об друга турнирные копья, проверяя своё мастерство. На вороном коне сидел рыцарь в доспехе, покрытом серебряной эмалью. Его шлем в виде хищного клюва птицы был закрыт, а копьё обращёно на противника. Конь был облачен в попону красного и белого цвета, свисающую ромбами по бокам, а наголовник и нагрудник лошади были закрыты латами.       Его противником был ещё один сын лорда Редфорта, сумевший сесть на коня, несмотря на количество выпитого. Его доспех вгонял в краску многих дам.       Они съехались первый раз и удар Редфорта попал точно в щит противника. Сир Гаррольд Хардинг покачнулся, но сумел удержать равновесие. К нему тут же подскочил оруженосец, подавая второе копьё, ведь первое тот чудом сумел расщепить.       Рыцари отправили коней в галоп, сближаясь для нового раунда. Редфорт попытался повторить удар, но Хардинг в последний момент отклонил левое плечо назад, нанося свой удар точно в грудь. Сир Крейтон, не ожидавший такого, слетел с коня.       — Он быстро учится, — тихо произнёс лорд Хортон, заметив заинтересованный взгляд Бронзового Джона.       Хардинг тут же спрыгнул с коня, видя, что его противник не поднимается. Подбежав к другу и приоткрыв его шлем, он услышал лишь хохот, а после помог встать и увёл Редфорта в палатку, попросив септона, который осматривал раненных, зайти к ним.       Кто-то снова вежливо похлопал такому поведению, а челядь Лунных Врат вся светилась от удовольствия. Сам турнир продолжался.       В конной сшибке блеснули Бен Колдуотер и Эндрю Толлет, племянники вассалов Бронзового Джона. Младший из Сандерлендов, раздобывший где-то боевого коня, выбил троих опытных рыцарей под крики радости своего отца.       Во втором своём бою съехались сир Микель и сир Гаррольд, каждый из которых не желал уступать друг другу. Один из ударов Редфорта был такой силы, что не выдержал ремень седла, после чего Хардинг рухнул наземь, но на этом всё не закончилось.       Микель Редфорт спешился и приказал подать ему меч, явно рассчитывая победить соперника не из-за случайностей. Гаррольд Хардинг, самостоятельно встав, принял от оруженосца щит и меч. Рядом с лордом Ройсом неодобрительно поджал губы лорд Хортон.       Юноши обменивались ударами затупленными мечами, показывая неплохое мастерство для своего возраста. Эмалевая краска потрескалась на нагруднике Хардинга, принимавшем на себя слишком много ударов. Микель был быстрее и двигался ловчее в тяжёлых доспехах, тогда как Гаррольд старался использовать экономные взмахи, изредка действуя на стремительных контратаках.       Лорд Ройс вспоминал, что так он забавлялся последний раз тогда, когда гостил в Винтерфелле у лорда Старка, победив в одном бою и Эддарда, и его мастера над оружием — Родрика Касселя. Славное было время.       Соперники бились довольно долго и, конечно же, начали уставать от интенсивного боя. Наконец, Хардинг совершил ошибку, слишком далеко выставив левую ногу. Редфорт ударил, но вместо открытой ноги метил в шлем, тогда как щит кинулся вниз. Сир Гаррольд пошатнулся, а вскоре и вовсе был сбит с ног быстрыми движениями противника.       — Сдаешься? — прозвучало из-за закрытого шлема.       Вместо ответа Хардинг лишь отпустил меч и, после недолгих раздумий, кивнул.       — Юношеское соперничество. Не из-за девушки ли это, лорд Хортон?       — Лучше бы из-за неё. Как два бойцовых петуха стали после посвящения в рыцари. Микель первый нуждается в какой-то стабильности, — лорд Хортон на секунду прикрыл глаза.       — С Уэймаром они вели себя также, когда Микель был моим пажом. Возможно, породнившись через моих девочек, они с Гаррольдом станут если не друзьями, то роднёй уж точно.       — Вы хотите предложить леди Анье брак вашей дочери и Гарри? — взгляд Редфорта был цепким, хоть и усталым.       — Да, — осталось убедить Уэйнвудов, что им это будет выгодно. Или искать подход к самому Гаррольду. Долине нужны союзы и действия, пока ещё есть возможность выбирать сторону в этой войне.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты