«Дочки Пригова - это не шутки!»

Гет
PG-13
В процессе
21
Размер:
планируется Макси, написано 57 страниц, 9 частей
Описание:
Две очаровательные дочки Пригова. Шутка? Нет...
Посвящение:
Всем, кто читает!
Примечания автора:
Идея пришлась вообще спонтанно, но я надеюсь, что вам понравится❤️

Главы будут выкладываться, когда у меня будет свободное время. Благодарю за понимание🙏🏻
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 49 Отзывы 7 В сборник Скачать

9 глава.

Настройки текста
Через час в палату вошла медсестра.  — Вы еще не ушли? — посмотрев на родственников этой молодой девушки, медсестра продолжила. — Езжайте домой, вы ей сегодня точно уже ничего не скажете и ничем не поможете. Она спит после наркоза. Приходите лучше к ней завтра. — Женя сверкнула своими глазками в медсестру. — Я все понимаю и могу войти в Ваше положение, но… Но вы, Олесе нужны здоровые, полными энергии, чтобы она не отчаивалась и смотрела на вас, а также и восстанавливалась. Ей как никак, будет нужна ваша поддержка. Так, что езжайте домой, отсыпайтесь, а завтра с хорошим настроением, фруктами и позитивом, приедете к ней.  — Хорошо. — тихо ответила Мурашова. — Скажите, как вас зовут? — обратилась к медсестре сестра Олеси.  — Мария Олеговна.  — Папуль, пошли. Мария Олеговна права, нужно отдохнуть. Мы ей с хорошим и бодрым настроем нужны.  — Да. — кивнул мужчина. — Поехали. — поднявшись со стула, ответил Пригов. Всю дорогу отец и дочь ехали молча. Ни один не проронил ни слова. Только когда они приехали домой, Женя сходила в душ, а потом вышла на кухню к отцу, который пил чай они начали свой разговор, который был для обоих не приятен.  — Женька, ты знаешь, кто это с ней сделал? — посмотрел на дочь Пригов.  — Пап… когда я зашла в кабинет к Олеське, сказать, что я поеду покатаюсь. Она отреагировала спокойно. Я ведь правильно понимаю, что она была дома?  — Да, она была дома. Мы даже с ней перекинулись парой фраз. Она меня проводила и я уехал. Она была в таким хорошим настроением. — устало выдохнул Владимир Викторович.  — Папуль, послушай… — Женя взяла в свою руку, руку отца. — Если бы я знала, что ТАК все получится, я бы никогда кататься не уехала. Слышишь? Мы бы вместе с ней домой поехали. — Пригов посмотрел в глаза дочери. Он прекрасно понимал, что она не виновата, но в глазах родного человека, он видел раскаяние, вину, которую она себе сама выдумала, а самое главное-боль. Боль. Это самое страшное, что он боялся увидеть в ее глазах. Боль. Из-за того, что произошла такая ситуация. Ему и самому было больно, если бы не Женька, он бы тогда накинулся на этого доктора, и не посмотрел бы, что доктор и не виноват. А еще Пригову помогала держаться выдержка. Он прекрасно понимал, что сейчас наступает трудный период, в жизни троих людей. В жизни самого Пригова, самое главное в жизни Леськи, и в жизни Жени. Как же ему хотелось верить в то, что это все не правда. Казалось бы, что это все как специально… Он уехал в командировку, Женька поехала кататься, а Олеська осталась одна… Одна. И если бы не это чертово совещание… все было бы сейчас нормально. По крайней мере, Олеська была бы дома. Она бы не отказалась провести совместный вечер с папой, даже если бы была какая-либо важная встреча, она бы осталась дома. Осталась бы дома и была бы здоровая.  — Жень, солнышко мое, ты не виновата. Это я виноват, если бы не мое совещание… все было бы нормально, я уверен. — обнял дочь мужчина. Женя посмотрела в глаза папе. А потом положила голову ему на плечо. Было больно смотреть в его глаза. Как не странно, Пригов тоже винил себя в случившемся, но… Это было не так. Никто не знал, что так получится, никто не мог этого предугадать, НИК-ТО. У Жени разрывалось все внутри при виде сестры, которая стала после большой потери крови как наволочка постельного белья в ее палате и при виде отца, который все время винил себя, который не знал, что делать. Как же ей хотелось забыться. Просто заснуть, а потом проснуться… и все хорошо! Но, такого быть уже не может, это все уже произошло. Они так и просидели на кухне до самого утра. Может час или два им удалось подремать, но все оставшееся время, каждый витал в своих мыслях. Прозвенел будильник на телефоне Пригова. Время семь. Он как раз дремал. Открыв глаза, он увидел дочь, которая тоже заснула у него на плече. Он встал с кухонного диванчика, взял на руки дочь и отнес ее в Женину комнату. А сам отправился в душ и готовить завтрак вместе со свежесваренным кофе. Когда время было 7:45 Пригов решил набрать Батю, но не дозвонившись до него, он набрал его жену. *Звонок.*  — Алло, привет Рит. - ........  — С голосом? Все хорошо. - ........  — Правда. Слушай, Рит, не знаешь, что у Бати с телефоном? - ........  — Аа, за рулем? Ну, ясно. - ........  — Да, я не на совещании. - ........  — Да, случилось. - ........  — Да, вы все с Батей правильно понимаете. Меня не будет на работе сегодня в любом случае. - ........  — Не по телефону, все при встрече. - ........  — Да, конечно. Если, что я на связи. Я надеюсь, что вы справитесь? - ........  — Ну, хорошо. Я спокоен. Да, давай пока, до встречи. КОНЕЦ. Из комнаты вышла проснувшаяся Женя. Она поцеловала папу и спросила:  — Кто звонил?  — Я, Рите звонил. Сказал, что сегодня меня не будет.  — Ясно. Пап, я в душ.  — Хорошо, или в душ и садись завтракать.  — Ладно, я быстро. *У Бати и Багиры.* Эти женатики ехали на работу. Булатов не любил разговаривать за рулем и телефон у него был на беззвучке, поэтому он не слышал и не отвечал на звонки Пригова. Но после разговора Булатовы насторожились.  — Вань, как думаешь, что у Пригова случилось, раз он с совещания сорвался? — взволнованно спросила Рита у своего мужа.  — Ой, Ритуль, я если честно не знаю. Но думаю, что что-то серьезное, раз он из Москвы вернулся в самых разгар совещания. Я надеюсь, что у него не в семье проблемы.  — Я тоже на это надеюсь.  — С другой стороны, что нам гадать. Он сказал, что при встрече все расскажет, так что будем ждать.  — Ага. В это время Пригову на телефон раздался звонок. *Звонок.*  — Да, алло. - ........  — Пришла в себя? - ........  — Да, хорошо. Мы выезжаем. - ........  — Спасибо. КОНЕЦ. Женя как раз вышла из душа.  — Пап, что-то с Олесей? — настороженно поинтересовалась Женя.  — Она пришла в себя.  — Да? Тогда поехали в больницу.  — Сначала ты позавтракаешь, а я оденусь.  — Хорошо.  — Садись, бегом, а то уже все остыло. Приятного аппетита!  — Спасибо, папочка!  — Кушай. После того, как Женя позавтракала, а Пригов оделся, они выехали в больницу. Как ни странно, Женя думала, что сказать Олесе. Владимир Викторович и Женя решили не скрывать, то, что у Олеси есть проблемы. Обход еще не было, а значит врач еще ничего не рассказал Умановой. В данный момент они боялись увидеть лицо Олеси после этой ужасной новости. И Владимир Викторович, и Женя боялись реакции Олеськи. Любая бы сошла с ума от этой новости, это очень страшно представить, что будет чувствовать девушка, женщина после такой новости. Пригов и Мурашова должны сделать все, для того, чтобы она не замкнулась в себе, тем более есть шанс, если начать лечение. Подъехав к больнице, Владимир Викторович и Женя вышли из машины, закрыли ее, и стали подниматься по ступенькам крыльца. Они вошли в холл больницы, подошли к ресепшену, там стояла девушка в форме медработника, она мило улыбнулась Владимиру Викторовичу и Жене. Нервно сглотнув, Пригов сказал:  — Здравствуйте, подскажите, а где я могу найти Романова Петра Викторовича? — Пригов спросил у медсестры про лечащего врача его дочери.  — Сейчас, я приглашу его к вам. — медсестра набрала номер и прислрнила телефон к уху. — Пётр Викторович, вас тут внизу ждут мужчина и девушка. — медсестра перевела взгляд на генерала и спросила. — Вы по какому вопросу?  — Мы по поводу пациентки, которая к вам ночью поступила. Уманова Олеся.  — Пётр Викторович, это на счет Умановой. Да, хорошо. — положив телефон, медсестра сказала. — Он сейчас спуститься. Доктор не заставил себя долго ждать, уже через две минуты, Романов стоял рядом с Приговым и рассказывал ему о состоянии его дочери.  — Я ей еще ничего не говорил, так как в этот момент вы, должны быть рядом с ней. Я прекрасно понимаю, что у нее будет стресс, после такой новости, но мы обязаны ей сообщить. Тем более, если есть шанс, на то, что лечение может помочь. Я просто не имею права молчать. — говорил спокойно доктор. С каждым словом Романова, с каждой секундочкой, Жене становилось все страшнее и страшнее. Она боялась за сестру, боялась за ее реакцию, она не знала куда себя деть. Она знала только одно, даже если Олеся сорвется, начнет отталкивать ее и папу, Женька не в коем случае не уйдет.  — Доктор, мы с вами согласны. — за двоих ответил Пригов. — Мы бы не стали от нее ничего скрывать, но мы сделаем все возможное, чтобы в будущем, она стала мамой.  — Ладно, пойдемте к ней. Следуя по коридорам больницы за доктором в полной тишине, можно было услышать, как бьются два сердца. Это сердце отца и сердце старшей дочери. В мыслях у Жени все было перевернуто вверх дном, она боялась о чем-то думать, боялась оторвать взгляд от пола, она боялась смотреть в глаза врачу, который был очень сосредоточен на здоровье своей пациентки. Женя боялась взглянуть на отца. Она чувствовала его, чувствовала, как ему плохо, как злость, ненависть к человеку посмевшему прикоснуться к его младшей дочери, прочно засела внутри его. Женя знала, что просто так, Пригов все это не оставит. И эти козлы, или козел, обязательно сядут, но перед этим, отец Жени и Олеси, раскрасит им лица. Женя увидела, что врач сбавляет темп, и вот, эта палата… Палата, где лежит ее бледная, любимая, самая красивая сестра. Еще мгновенье и врач тянется рукой к дверной ручке, после он повернулся в сторону Мурашовой и Пригова. Он видел, какие были их лица. Каждый день Романов видел очень грустные и уставшие лица родственников больных. Он пытался вылечить всех, помочь всем, он даже боролся за жизнь людей, которые лежали на реанимационном столе, в то время, как анестезиолог уже устанавливал время смерти. На его счету уже тысячи спасенных жизней, начиная от подростков, заканчивая стариками. Да, были случаи, когда в больницу привозили людей, которые уже не выживут, были случаи, когда люди умирали на операционном столе, в смотровой… А он выходил к родственникам, смотрел в их заплаканные, тоскующие, уставшие глаза, и принимался их утешать, успокаивать. Ему самому морально было тяжело. Он нес ответственность за жизни пациентов, которых он лечил, поэтому, когда люди умирали прямо у него на столе, внутри все жгло, внутри все обжигало так, что даже не сказать… Наконец, он произнес:  — Помните, вы ей очень нужны. Только благодаря вашей поддержке, она сможет выбраться из всего этого, только благодаря вашей поддержке, она встанет, только благодаря тому, что вы рядом, она начнет заново жить, идти вперед и радовать вас своей улыбкой. Вы ей нужны, и сейчас, она как никогда, будет нуждаться в вас. — обратился Романов к родственникам Олеси. Вдох-выдох, с другой стороны послышалось тоже самое. Еще раз, вдох-выдох… Двери в палату открываются, на кровати лежит она, Олеся. Она не спит, ее взгляд был направлен в окно, кажется, она о чем-то задумалась, но сразу же отвлеклась от своего дела, когда в палату вошел доктор, Женя и папа. Она улыбнулась.  — Папа, Женька… Я так рада вас видеть! — проговорила с улыбкой Олеся.  — Привет, моя хорошая! — увидев, что старшая дочь растерялась, первым решил поздороваться он. — Ну, как ты?  — Я уже лучше.  — Олеська… — прошептала Женя.  — Женька… — Олеся потянула к сестре свои руки. Женя подошла к кровати и обняла сестру, а затем поцеловала в щеку. Женя собиралась отойти, но этого не позволила сделать Олесина рука. — Посиди рядом, пожалуйста… — тихо прошептала Олеся.  — Хорошо. — Женя взяла в свои руки, руку сестры и села на кровати.  — Ну, что, Олеся Владимировна, как вы? Как Ваше здоровье? Как вы себя чувствуете? — стал задавать вопросы доктор.  — Очень хорошо! Скоро можно будет домой? — с улыбкой спросила Олеся. Врач посмотрела сначала на Пригова, затем на Женю, а затем снова на Олесю.  — Олеся Владимировна, мы вас здесь продержим еще как минимум два дня, но потом вам нужно будет снова лечь в больницу, но уже не в эту.  — Ничего не понимаю! — замотала головой Олеся, на ее лице все еще сияла улыбка. — Зачем? Зачем мне потом снова еще раз ложиться в больницу? Вы же меня вылечите. — Олеся перевела взгляд на Женю, та лишь пожала плечами. Олеся посмотрела на папу, он тяжело вздохнул. — Мне кто нибудь, что-нибудь, нормально объяснит?  — Олеся Владимировна, успокойтесь. Все хорошо. Просто…  — Просто что? — давила на доктора Олеся.  — Вам придется проходить лечение в другой клинике, так как из-за ударов, нанесенных вам в живот… Вы не сможете иметь детей. — сказал врач, лицо Олеси изменилось, также быстро, как врач это сказал.  — Что? — шепотом спросила Олеся. В ее глазах застыли слезы. — Кого я не смогу иметь? — врач не прекращая смотрел в глаза Олесе, с очень большим сожалением. Олеся посмотрела на Женю, у которой уже скатились несколько слезинок по щекам, на отца, на котором лица не была. Она замотала головой. — Нет. Нет! Неееет! Этого не может быть! Как? — стала кричать и плакать Олеся. — Почему это именно со мной? Ведь все же было нормально! Почему я не смогу? Почему?!  — Олеся. Чтобы у вас был шанс, нужно пройти лечение.  — Я его ненавижу!!! Я его уничтожу! Это самый ужасный человек в мире! Это он лишил меня права, стать мамой! Он! Я ненавижу его! Ненавижу. — Женя как могла сдерживала сестру, Пригов не проходил к Олесе, зная, что та все равно не успокоится. Он не любил слезы женщин, девушек, а особенно слезы своих дочерей. Дочки — это два светлых лучика для него. Это два человечка, ради которых он живет, ради которых он готов на все! — Женя! — Олеся еще сильнее схватила руку сестры. — Забирай от туда все, что тебн нужно, и уходи. Он и тебе покоя не даст, зная, что вчера было. Уходи оттуда! Уходи из фирмы! Это он! Он во всем виноват! Я теперь, не могу иметь ребенка! Все из-за него! Все! Я теперь не смогу стать мамой. — Олеся ревела, кричала, медсестра вколола ей успокоительное, но она продолжала плакать. Женя сидела с ней рядом, гладила ее по голове и тихо что-то шептала ей. Они остались в палате вдвоем, сначала ушел врач, позвав медсестру, чтобы она вколола Лесе успокоительное, после из палаты, как ураган вылетел отец, так как узнал, кто посмел тронуть его дочь, а потом и медсестра ушла. Олеся вздрагивала.  — Все будет хорошо! Вот увидишь, мы с тобой еще с колясками будем… — дальше Женя не стала продолжать. — Слышишь, все будет хорошо! Мы справимся! А хочешь, мы поедем с тобой отдыхать? Хочешь, мы поедем с тобой на море? Будем там гулять, будем греться на солнышке. Возьмем с собой папу! Помнишь, как раньше? — Женя плакала, успокаивая сестру, она была и будет для нее самым дорогим. Олеся и папа — это все, что было у Жени.  — Обещаешь? — посмотрев на старшую сестру, спросила Олеся. Женя вытерла новую слезинку с лица, чтобы сестра не видела, потом улыбнулась и ответила:  — Обещаю! Женя так и сидела с сестрой, она гладила ее по голове и не замечала, как быстро пролетели два часа. Она бы и не заметила, если бы не звонок, раздавшийся на ее телефон. Женя быстро отключила звук, а потом посмотрев, кто ей звонит, и вовсе отклонила звонок. Но человек был очень настойчивым, он звонил уже около десяти раз, поэтому Женя написав отцу сообщение, выключила телефон. *У Пригова.* Пригов вылетел из палаты, как услышал из уст дочери, кто к ней смог прикоснуться. Он был зол, он был готов разорвать человека, который такое сотворил. Сев в машину он помчался с огромной скоростью к фирме, где работали его дочери, а точнее уже не работали. Припарковавшись, он вышел из машины, пост охраны ему не составило труда пройти, удостоверение всегда было у него с собой. Поднявшись на нужный этаж, подойдя к нужному кабинету, он без стука вошел, нет, ворвался в кабинет.  — Я что-то не понял, если секретарша заболела, а правой руки тоже нет на месте, это значит, что можно вырваться в мой кабинет? — не отрываясь от бумаг, громко прокричал шеф.  — А я по поводу вашей правой руки и пришел поговорить. — ответил Пригов, облокатившись о стол. Мужчина тут же поднял на него глаза.  — Вы кто? И что здесь делаете? Выйдите из кабинета, я сейчас вызову охрану! — крикнул Виталий Андреевич. Пригов достал свое удостоверение.  — Начальник контр террористического центра, генерал-майор ФСБ Пригов. — представился злющий Владимир Викторович. Виталий Андреевич вышел из-за стола и протянул руку Пригову. Пригов заломил ему руку.  — Отпустите! Что вам от меня нужно?  — Что мне от тебя нужно? — переспросил Пригов. — Вот что! — поднял он Виталия Андреевича, удар Пригова пришёлся прямо в нос, затем второй удар в глаз, третий в живот.  — Прекратите! — пропищал мужчина, когда уже валялся на полу. — Что я вам сделал?  — А ты вспомни, что ты вчера сделал с девушкой! Гнида! — крикнул на него Пригов. Мужик замолчал.  — Кто вы ей?  — Я, ее отец, а ты гнида, поплатишься за это! Ты сядешь, далеко и надолго! Это я тебе обещаю! — ударил его по животу ногой Пригов. Владимир Викторович отошел от него и стал набирать хорошо знакомый номер. *Звонок.* - ........  — Батя, все потом. - ........  — Ты мне нужен. Можешь срочно приехать по одному адресу? - ........  — Всу позже объясню. Адрес скинуть СМС-кой. - ........  — Хорошо, жду. КОНЕЦ.
Примечания:
Мои хорошие😘😘😘

Я не выкладывала главы целый месяц! Простите, у меня были на то причины. Эта новая глава для вас! Я не оставлю этот фанфик не в коем случае, я доведут работу обязательно до конца!
Я надеюсь, вам понравилась эта глава! Пишите отзывы, мне всегда приятно и важно Ваше мнение)))

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты