Чёрная невеста

Слэш
NC-21
В процессе
34
Размер:
планируется Миди, написано 302 страницы, 19 частей
Описание:
«Я расставляю сеть, тебя мне не поймать. ... И для меня ты стала черной невестой»...
Может ли предательство быть обратной стороной любви? А преданности? И как тогда рассматривать давнюю поговорку: «Обжегшись на молоке, дуешь на воду»? И еще. Кто сказал, что альфы не плачут?
Посвящение:
Тем, кто всё ещё помнит "Наруто" и не забыл про него.
Примечания автора:
Собственно, это - очередная фантазия Автора в стиле "омегаверса". И еще. Вынуждена добавить примечание. НЕлюбители Учихи Саске,проходите мимо,вот серьезно!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 96 Отзывы 9 В сборник Скачать

Глава 2. Зависимость.

Настройки текста
«Трудности — это не наказание за прошлое, а испытание ради будущего» Выйдя из душа, Саске переоделся в тоненькую хлопковую маечку и шортики. Ноги немедленно покрылись мурашками, поэтому омега набросил сверху махровый халат и завязал пояс, продолжая размышлять. Уже на кухне, дождавшись, пока чайник разразится весёлым свистом, он залил лапшу кипятком и, пока макаронное изделие томилось под крышкой, достал из верхнего ящика кухонного стола счета. Оплаченные и те, что предстояло оплатить. Вспомнился довольно неприятный разговор с администратором «Пещеры». Кабуто-сан, моложавый, хорошо одетый пепельноволосый альфа, с модной стрижкой и явно подпиленными клыками *, то и дело, поправляя очки, учтиво, на одной ноте, но так, что к концу разговора, образно говоря, «заныли зубы», поведал, в какую неприятность он втянул Клуб своим необдуманным поведением. Всё сводилось именно к этому: не напившийся в хлам посетитель перешёл все границы, а именно он, Саске, как-то его спровоцировал. И даже тот факт, что он не был у придурка пепельницей в этот день, роли не сыграло вообще никакой. Поэтому, как следовало из заключительных слов Главного администратора, Саске следовало считать себя счастливчиком, отделавшимся обыкновенным увольнением. А то, что его выгнали без единой йены, и забрали все чаевые … Опять же, удача, потому что всё, что Клуб мог бы ему заплатить — включено в немедленно выписанный ему, Саске, штраф. Саске поднял крышку. Вдохнул довольно аппетитный пар. Дико засосало под ложечкой, привередливый желудок намекал своему хозяину, что тот не кормил его уже сутки. Правда, есть не хотелось совершенно. Но, чтобы отогнать назойливые вопросы «где взять деньги», «когда выгонят с квартиры» и ещё более тоскливые «а вдруг Кабуто разослал, как обещал, его данные по подобным заведениям?», Саске разломил палочки и … … В дверь позвонили. Вообще-то, среди мрачного перечня, второй вопрос был наиболее актуален. Харуно Мебуки, несмотря на то, что была омегой, благодаря своей властной натуре, не только держала в кулаке всю семью, но и, вместо более мягкого и слабохарактерного супруга, железной рукой управляла небольшим семейным бизнесом по сдаче внаём домов, в которых были квартирки, подобные квартирке Саске. И как раз сегодня госпожа Мебуки должна была самолично прийти за очередной арендной платой. Саске вздохнул и достал отложенные шестьдесят тысяч йен. Накопленные с невероятным трудом … И последние … Но кого это волнует?! Пока шёл, пояс развязался и повис на хлястиках, но омега не стал запахиваться, так и открыл, не глядя. — Ты принципиально не смотришь, кому открываешь дверь? Саске едва не споткнулся. Наруто, вежливо, но твёрдо, отодвинул его с дороги, и вошёл внутрь, слегка нагнувшись, чтобы не стукнуться о притолоку. Всё же альфа был ощутимо выше стандартных метров в доходном доме госпожи Харуно … Следом вошли ещё двое, и, в ожидании распоряжений, встали чуть сзади альфы, скрестив перед собой руки. Из чего Саске сделал вывод — наёмная сила. Сторожевая, насмехаясь, издевательски протянуло внутреннее «я» омеги. Но всё это было неважно. Вернее, разом померкло на фоне появления на пороге немудрёного жилища единственного человека, которого он мечтал, желал и … одновременно … не хотел видеть. Забавно, если учитывать, что этот же человек … альфа … был именно тем, о ком он думал … все эти унылые, тоскливые, бесцветные годы. Наруто, оглядевшись, снова повернулся к Учиха. Ничего нового он и не ожидал увидеть, правда, Саске об этом знать было необязательно. Взгляд упал на бумажный конверт, судя по уплотнению, там было именно то, о чём он подумал. Наруто сузил глаза:  — Когда платёж?  — Сегодня, — автоматически ответил Саске и спохватился. Собственно, какого чёрта?!  — Я … думал, что это хозяйка. Альфа … альфа вёл себя странно. Кивнув головой, он словно забыл о сути вопроса, коротко приказал: — Собирайся. Саске сначала зябко поёжился, потом запахнул п̀олы халата. При этом сделал ещё хуже, акцентировав внимание на своих босых ногах. И на том факте, что халат, в общем, был короткий. Взгляд Наруто разом потяжелел:  — Ты всегда выходишь на звонок в подобном виде?!  — Но … Саске поднял руку, чтобы заправить распущенные волосы за уши. При этом халат снова распахнулся. Нервничая, он посмотрел на альфу. Вздохнул, и только хотел ответить … Как услышал: — Даже не думай соврать, что не узнал меня! Мы это уже проходили, так?! Альфа явно сердился. Учитывая, из какой неприятности только что выбрался Саске — спорить с ним явно не следовало. Омега осторожно кивнул, решив подождать, и разобраться с тем, как поступать и что говорить, по ситуации. И, судя по тому, что произошло следом, интуитивно Саске не ошибся. Альфа сначала напрягся, ожидая ответа, возможно, того, что омега начнёт спорить, упираться, то есть возражать, но, когда тот промолчал … Напряжение медленно ушло из суженных и сердитых глаз.  — Хорошо. Удовлетворённо кивнув, Наруто, наконец, повернулся в сторону своих людей. — Соберите его вещи. Вернее, ты, Изумо, отвечаешь за вещи, а … Оцепенение, во власти которого был Саске, ещё с первой минуты, когда вместо хмурой пятидесятилетней женщины с волосами горчичного цвета и светло-серыми глазами, в которых, казалось, навечно поселилась подозрительность, в квартиру стремительно шагнул тот, кого он давным-давно потерял … внезапно развеялось, словно утренняя дымка. — Я никуда не собираюсь съезжать! — … ты, Котетсу, поможешь ему переодеться, — не слушая омегу, продолжил командовать Наруто.  — Ещё раз повторить?!  — Саске-чан … Пойдёмте, Вы наденете что-нибудь на выбор. Всё-таки на улице холодно. Саске проворно отбежал к стене. Возмущённо выставил перед собой руки. Взъерошенный черноволосый, темноглазый бета низко склонился … и вдруг ловко перехватил его за талию, уверенно подтолкнув перед собой, умудрившись подобным неожиданным манёвром переправить омегу в комнату, где напарник уже успел вытащить немудрёные пожитки омеги. — Думаю, Саске-чан сумеет справиться с переодеванием и сам. Котетсу, давай не будем мешать. Саске-чан, Вам, наверное, пяти минут достаточно? Мне ведь ещё нужно закончить порученное Наруто-сама дело с Вашими вещами. Камизуки Изумо и Хагане Котетсу дружно направились вон. Но уже в дверях Изумо вдруг приостановился и, придерживая створку двери, выразительно посмотрев в сторону окна, понизил голос, и доверительно сообщил: — Даже не пытайтесь сбежать. — Даже не собирался! — прошипел Саске, ощущая себя героем комедии абсурда. — Ну … Конечно, конечно. Это я на всякий случай предупредил. Дверь бесшумно закрылась. Саске сел на кровать и задумался. Жизнь в очередной раз сыграла с ним злую, непредсказуемую шутку. Сначала он пытался с ней договориться, когда оказался один, без поддержки, без семьи. Теперь, когда всё утряслось, и он, казалось бы, нашёл свою колею … Снова всё летит под откос. А почему? И почему снова — всё завязано на одном и том же человеке?! Он так глубоко ушёл в себя, анализируя, сопоставляя, размышляя, что не заметил, как всё было готово. С точки зрения Изумо, конечно. Закончив сборы, он подошёл к погружённому в себя омеге и деликатно кашлянул в кулак. Саске поднял голову: — Что?! — У хозяина в салоне кондиционер и, конечно, тепло. Возможно, раз Вы не сочли нужным переодеться … Вы и не замёрзнете. Дело Ваше, конечно, но … Саске слегка тряхнуло. — Да кто сказал, что я переезжаю?! — А разве я говорил как гайдзин **? Наруто встал в дверях: — Если я велел собрать твои вещи, значит, ты отсюда переезжаешь. На секунду замерев, прикинув все варианты, Саске счёл возможным проявить своеволие и небольшую агрессию: — Куда? Адрес не подскажешь, чтобы я … — В дом Намикадзе. Адрес напомнить? Саске промолчал. Не потому, что онемел от удивления. У него было, чт̀о возразить. Он не понимал … — Зачем тебе это нужно, Наруто? Альфа тотчас оказался рядом. Быстро и бесшумно опустился на корточки. Как всегда, из-за разницы в росте, влёгкую оказываясь напротив. Так, что глаза, так напоминающие в эту минуту северный океан, невозможно холодный, покрытый сплошь льдом … цепко уставились в его, по-прежнему растерянные. Ресницы омеги дрогнули. Наруто сжал челюсти. Нарочно, или нет, но, стоило задрожать этим бархатным, длиннющим убийственным орудиям привлекательности, как любила приговаривать Кушина-сан … Он, словно прикованный, потонул во тьме раскосых глаз. Феникс, пожирающий своего Дракона … Наруто проглотил тягучую слюну. … Это же тот, кто посмел тебе изменить перед свадьбой … Забыл?!Чёрная невеста ... — пробормотал он, словно под гипнозом.  — Что?! Плохо поняв, что случилось и почему альфа так реагирует, Саске решил уточнить.  — Вместо внятного ответа … Я не расслышал!  — Я пояснил, что мы уезжаем в дом Намикадзе. И кто здесь оглох, а, Цветочек? Саске вспыхнул. Цветочек … Как давно это было … Как давно … И что это всё значит?! Он с силой сжал виски. Четыре года назад. Он бы тоже хотел узнать, что случилось четыре года назад. Но кто ему поверит?! Омега, продолжая удерживать у висков руки, решился прямо взглянуть в глаза альфы, продолжающего сверлить его довольно недружелюбным взглядом. Ну, раз получается, что, похоже, выход один … Вежливо наклонив голову, чтобы это, при желании, можно было зачесть за согласие с альфой, подразумевая, тем самым, уважительное отношение к его словам ***, Саске негромко проговорил: — Я не оглох. Просто хотел уточнить. Куда ты собрался меня отвезти? Подняв голову, договорил: — И, что наиболее важно для меня … почему? Слегка волнуясь, Саске сделал пару шагов. Разумеется, Наруто ответил и не ответил. Воспользовался его собственной промашкой. Ведь, по сути, омега задал, друг за другом, сразу два вопроса … То есть, в последнюю секунду, испугавшись своего странного состояния, самый важный вопрос задал не сразу. Всё же спросил, честь ему и хвала, пусть даже взгляд альфы был колючий и не похожий на доброжелательность того, кто тебя взял и позвал обратно к себе … решая, таким неожиданным образом, твои затруднения. Но не посмел сразу спросить … за каким хером Наруто это надо?! Он, забывшись, поднял руки, снова принимаясь массировать виски. И испытал шок, когда почувствовал, как рука альфы уверенно берёт его правую руку, отнимая от головы и переплетая пальцы окончательно растерявшегося омеги со своими. Едва не споткнувшись, Саске буквально задохнулся, когда эти сильные пальцы тотчас сжались сильнее, давая поддержку. Физическую и … он, возможно, ошибается … и … … Моральную. Потому что, когда Саске, забрался на заднее сидение «Lamborghini», первое, что он услышал, лёгкий щелчок, оповещающий, что двери с его стороны заблокированы. Скинув с себя кожаную куртку альфы, непонятно, когда очутившуюся на его плечах, омега попробовал перебраться на переднее место. Но не успел — хлопнули дверцы. Наруто уверенно опустился на водительское место. Тот, кто собирал его немудрёные пожитки, на которые, положа руку на сердце, Саске было наплевать, сел рядом. А бета … бесцеремонно вытолкавший его в комнату … Сел рядом с омегой, успев разблокировать дверцу ровно на те несколько секунд, что понадобились для этого манёвра. Саске забился в угол, озлобленно сверкая глазами. — Какого чёрта мне не доверяют?! — Экономим время, — коротко пояснил бета. Наруто, выезжавший в это время из переулка, промолчал. — Ээм, Саске-чан, — снова заговорил Котетсу, потирая нос с явно недавно приклеенным пластырем, — Вы знаете правила движения? Знал Саске эти самые «правила» или нет, но то, что вопрос подобного рода был задан верно, с психологической точки зрения, это точно. Удивившись, омега слегка успокоился: — Даже если я давно не вожу … Я их не забыл, но причём здесь правила движения и мой вопрос? Для пущей убедительности, он с силой, демонстративно, подёргал «безмолвный хромированный механизм». — Вы собирались покинуть салон машины. Думаю, учитывая Ваш легкомысленный стиль, это неразумно и, вдобавок, хлопотно. Плюс, Наруто-сама за рулём … Саске подцепил куртку, закутываясь обратно, пробормотал: — А это-то тут причём?! И наткнулся на взгляд альфы в зеркале заднего вида. «Повторяешься», вот что сказал этот самый взгляд. Но, в отличие от безмолвного Наруто, не сказавшего ни слова с той минуты, как Саске заставили сесть в «Lamborghini», Хагане Котетсу был более чем разговорчив. — Мы уже выехали на трассу. Если бы Вы вдруг выпрыгнули из салона, Вы бы создали аварийную ситуацию. Зачем нам это нужно?! Саске поджал под себя ступни ног. У него было ощущение, что он бьётся о глухую стену, а то, как с ним вели беседу … вообще выходило за рамки разумного. Так было только … Почувствовав, как накатывает бессильная злоба, он выпалил: — Я просил?! То самое чувство, когда давным-давно … Ты хотел впиться в эту шею … Чтобы оставить свою метку, как символ их связи … их любви … вдруг исказился до невозможной кривизны. И Наруто это почувствовал. Негромко произнёс — наконец произнёс! Хоть что-то! — Я не хочу на тебя давить. Поэтому выбрал компромиссное решение. — Забрать меня из моего мира … в чём мать родила?! — не сдавался Саске. Но ответ его снова сбил с толку. — У тебя всегда был хороший вкус. Я не стал настаивать. Тем более, когда приедем, у тебя будет возможность обновить гардероб. Я уже сообщил домашним. Саске с силой обхватил себя руками, медленно подняв их вверх, так, чтобы закрыть глаза, продолжавшие яростно сверкать. Наруто неожиданно мягко заметил: — Возможно, ты забыл. Но ты потерял работу. — И? — не убирая рук, поинтересовался Саске. Помолчав, Наруто вздохнул: — В какой-то степени … это моя вина. «Моя вина». Почему сердце так заболело при этих, в общем-то, немудрёных, словах? — … к нам. Как сквозь вату, донёсся до Саске голос альфы. Он осторожно сделал своеобразную «щель», чтобы увидеть лицо альфы. Что и следовало ожидать — слова достаточно добрые, успокаивающие … Но лицо … непроницаемое. Слишком спокойное. И почему расхотелось продолжать этот, если подумать, никуда не ведущий разговор? Когда ты получил ответ, а ничего не понял? И ещё … эта парочка … Почему Саске не покидало ощущение, что они буквально не сводят с него глаз? «Если отмотать время назад, — грустно хмыкнул Саске, сжимаясь в комок, чтобы вообще никого не видеть, — я бы решил, что у меня появились назойливые ухажёры. Но я и в свои подростковые года не был ослеплён своим величием … А уж теперь … ». Он всё пытался и пытался разгадать загадку, но найти решение оказалось непосильной задачей. В конце концов, устав бороться с противоречиями, омега сам не заметил, как заснул … … И поэтому не увидел, как мгновенно отреагировал альфа. Едва глаза омеги закрылись, и он опустил вниз руки, слегка сползая вниз … Он нажал на одну из кнопок на панели. Опуская сидение вниз. Сидящий рядом с омегой бета тотчас отодвинулся на другой конец, успев прикрыть спящего тёплым оранжевым пледом. Наруто выдохнул, с трудом отводя взгляд. Пожалуй … пока Саске спит … Он может … на какое-то время … побыть самим собой. Это действительно так. Саске так и остался в его воспоминаниях. Вот такой. Как сейчас … Уютный, домашний. Заснувший на заднем сидении спортивного автомобиля. Челюсти тяжело сжались. Будем честны. Как и сейчас. Заднее сидение «Lamborghini». «Рабу-хотэру». Он и Саске, уснувший у него на руках, после того, как они страстно отпраздновали совершеннолетие омеги незабываемым сексом … любовью … Чёрт … Да что с ним такое?! Сентиментален, сентиментален … Друг мой, Наруто, да ты … — Босс … Щёлкнула зажигалка. Наруто взял протянутую Камизуки Изумо зажжённую сигарету. Затянулся, не выпуская руль, несколько раз, так, что лёгкие, наверное, буквально заволокло сигаретным дымом. И, прикусив кончик традиционных любимых «S&S», переместил его в угол рта. И только тогда окончательно успокоился. *** — А я думал, Гаара пошутил. Альфа, невероятно похожий на того, кто держал его под руку, разве что с более светлой кожей, с волнистыми, густыми волосами малинового цвета и сине-зелёными глазами матери-омеги, с шумом захлопнул «Вестник криминалистики» ****. Саске сонно смотрел перед собой. Он ещё окончательно не проснулся, а потому абсолютно не возражал. Ни тому, что проснулся и обнаружил, что находится на руках альфы … Ни тому, что, когда Наруто это заметил, он просто-напросто поставил его наземь и снова взял его за руку. — Разумеется, нет! И почему Саске-чан не может приехать сюда? Кушина, отменившая все встречи, решительно отодвинула Менму в сторону, шагнула вперёд и обратилась к омеге более ласковым тоном: — Ведь комната Саске-чан … Она прижала Саске к себе, пресекая любые возражения, и прошептала, ероша макушку омеги своим дыханием: — Я убирала её каждый день … Потому что всегда ждала твоего возвращения … — Ма! Менма встревоженно посмотрел на Наруто, замолчавшего, как только переступившего порог просторных апартаментов семейства Намикадзе. Наруто сделал знак, и отрицательно покачал головой. После, нии-сан. Всё после. — Саске-чан! Малиновый вихрь ворвался в смятенные мысли, разбивая лёд вокруг и натянутую атмосферу. Узумаки Карин и её мать, Марико-сан, появились как никогда вовремя. — Но почему ты в таком виде? Карин всплеснула руками, обходя омегу, и принимаясь рассматривать со всех сторон: — Тоненькая хлопковая маечка плюс шортики. Комплект бежевого цвета! И махровый халат! Бирюза! Разве это твои цвета?! А это что? Палец омеги обвиняюще указал вниз. — Босые ноги! Кушина-сан, Марико-сан и Карин-чан одновременно повернулись к Наруто. Наруто развёл руками в разные стороны. — Я его похитил! Менма хмыкнул, подражая отото, покачал головой. — А вещи … — опомнилась Кушина, поспешно отыскав в обувной зоне прихожей первые попавшиеся тапочки, — Саске, милый … не стой босиком! Наруто, чтобы потянуть время, подёргал себя за правое ухо. Кольцо из хирургической стали с чёрным покрытием, сменило «солнечное», покрытое золотом. Разве что в левом было просто три небольших чёрных кольца, а в этом в качестве украшения был добавлен небольшой череп. — Прошу прощения … — Хагане Котетсу, отодвинув напарника, учтиво и низко склонился, подтверждая свою невольную досаду, что вмешивается, — вещи Саске-чан я … ээээ … выбросил. То есть … оставил перед Храмом Солнца. — Выбросил? Саске сам не ожидал, что на глаза навернутся слёзы. Он подошёл к Наруто и заставил того посмотреть на себя, как альфа ни пытался отвернуться, пользуясь разницей в росте. — Выбросил?! — настойчиво допытывался он, не осознавая, что схватил обеими руками руку альфы. — Приказ … Я получил приказ … Сообразив, что допустил оплошность, Хагане склонился так низко, что стукнулся лбом об пол: — Это были старые вве … — Мои вещи! Саске выпустил руку Наруто и выбежал вон. — Наруто? Кушина сдвинула брови. Наруто принялся тереть затылок. — Да что я сделал?! … — Саске? Саске, исследовавший каждый уголок давно покинутой счастливой жизни, обернулся. — У тебя … всё хорошо? Карин сделала пару шагов вперёд и сейчас стояла, серьёзно смотря на него. Так не похожая на ту кокетливую омегу, что всовывала ему «OmmyIdory», помогая выбрать свадебный наряд. И в то же время — та же, что всегда была рядом, готовая подбодрить. Он открыл рот, чтобы спросить … Но передумал. Во всяком случае, не сейчас. Он ещё не готов. Саске зябко потёр руки, улыбнулся: — Как думаешь? — Думаю, вне зависимости от того, что было … У тебя всё хорошо. — Точно? Карин подняла палец вверх: — Точно! И ещё … вот. Она достала из-за спины до боли знакомый журнал, судя по обложке, посвящённый обыденным нарядам для омег, но зато на все случаи жизни. — Кушина-сан и моя мать решили, что именно я подхожу для роли той, кто поможет тебе обновить гардероб. А если ты будешь возражать … Кушина-сан велела задать тебе только один вопрос. Карин на секунду примолкла, потом, приставив тот же самый палец ко лбу, подражая интонации Намикадзе-сан, со значением произнесла: — «Наверняка Саске-чан соскучился по своему садику … И, конечно, он захочет туда пойти … Но ведь в столь эфемерном наряде это будет неудобно, учитывая, как Саске-чан любил возделывать свой садик» … Саске, немного успокоившийся, вдруг улыбнулся. — «Эфемерный наряд»? Карин подошла поближе и, сунув глянцевый журнал подмышку, восхищённо провела рукой по длинным волосам омеги, которые он не успел привести в порядок. Медленно пропуская чёрные пряди сквозь пальцы. — Кушина-сан подразумевала … «Как у эльфа» … А твои волосы, Саске-чан … Чёрное золото… — не удержавшись, прошептала Карин, — Саске-чан, вот как можно быть подобным совершенством? — Кхм! Омеги синхронно обернулись. Покраснев, Карин схватила «OmmyIdory», выставив перед собой печатное издание наподобие щита: — Наруто-сан! Ничего такого … — Карин … — ослепительная улыбка Наруто могла бы сразить и более опытного омегу, не говоря о двадцатилетках: — Оставь меня на пять минут … Я только быстренько улажу один вопрос с Саске-чан … — О, конечно! Уточню у мамы и Кушины-сан, сколько моделей мы с Саске-чан можем заказать по каталогу! Прежде чем Саске успел её остановить, лучшая представительница славного рода Узумаки, багровая, практически под цвет своих волос, опрометью бросилась вон. Наруто, что минуту назад стоял в дверном проёме, скрестив руки, лениво оторвался от дверной притолоки. Собственно, он шёл в комнату, чтобы узнать, почему на глазах омеги выступили слёзы. Ну и потому, что рука у Кушины-сан была по-прежнему тяжёлая … Но, увидев, как Карин вовсю заигрывает с … его омегой, признаться да, он испытал неприятное чувство, когда-то именуемое ревность. Но ведь никто из его семьи толком и не знал грязные подробности их с Саске расставания … В том заброшенном бассейне. Альфа нахмурился. — Саске. Саске, чтобы скрыть, как на него действует Наруто, принялся заплетать волосы в косу, про себя давая клятву когда-нибудь подстричь их к чёртовой матери. — Да? — Ты расстроился, потому что я заставил тебя поехать со мной? Саске вздрогнул. — Когда тот бета … — Хагане Котетсу? — Да, — кивнул Саске, потянув косу вниз так, что заломило в висках, — этот бета, Котетсу-сан … Он сказал, что выкинул мои вещи … Потемневшие глаза альфы буквально выворачивали душу. Переведя дыхание, Саске выпалил: — Я помню, ты велел собрать мои вещи! А не выкинуть! Наруто сунул руки в карманы. Ему вдруг стало смешно: — Ну, Саске, тут и пяти минут мало … А я обещал Карин-чан … Тебе же, наверное, будет приятно подобрать себе обновки, даже если ты и не модник! — Там была шкатулка! — отчаянно закричал Саске, теряя самообладание. Наруто осёкся. Он вдруг вспомнил … Как, во время тайной вылазки … наткнулся на неё. Эту дешёвую подделку, маскирующуюся под лакированный, ст̀оящий баснословных денег, ящик с крышкой, покрытой миниатюрами. Навроде той, что была у Неджи. И что увидел там. Вернее, что омега там хранил. — Я сейчас, — сообщил он, разворачиваясь на пятках обратно к выходу. Саске, прерывисто дыша, пытался остановить приступ непонятной паники. Почему у него было такое чувство, что под ногами разверзается пропасть?! — Саске? Карин опасливо заглянула вовнутрь. Признаться по правде, она так никуда и не пошла, просто стояла за углом, ожидая окончания «пятиминутки», когда мимо пронёсся альфа, едва не сбив её с ног. Поэтому она приготовилась увидеть, сама не понимая, какую картину. — Карин-чан! Саске, решив, что, если суждено потерять, то суждено, слабо улыбнулся девушке: — Давай выберем парочку нарядов. Я действительно хочу спуститься в свой сад. Там, наверное, хорошо. Наверное, зацвели лотосы … — И лилии, — прошептала Карин, подходя вплотную. — Что? — Однажды … Это было года два назад, я упросила маму взять меня с собой. Помню, мы пришли сюда, и Менма-сан сказал, что Кушина-сан в садике, который … который ты разбил на внутреннем участке дома. И мы пошли туда. Саске, о! Я и не думала, что там так красиво! Кушина-сан тогда объяснила, что ты, когда устраивал этот садик, вложил в него особенный смысл. Саске вздрогнул. — Какой? — «На все времена», — запинаясь, сказала Карин, — для каждого времени года там была своя, особенная, красота. Потому что … Этот садик спроектировал влюблённый человек. Прости … это не я сказала. Это слова Кушины-сан. Я просто запомнила. Саске опустил ресницы вниз. Чтобы скрыть мимолётную тень, исказившую черты его побледневшего лица. Страх. Непонятное волнение. И радость … Что его понимали. Понимают. Не отталкивают. Во всяком случае, не все. Целый спектр чувств. Справившись с эмоциями, он выпрямился. — Давай сюда, — спокойно попросил. — Э? — Карин удивлённо округлила глаза. Иногда даже лучшие встают в один ряд с худшими! — Я подберу себе … — вздохнув, начал, было, Саске, но их опять отвлекли. Послышались голоса, шум, стук. Дверь широко распахнулась, являя удивлённым омегам поистине дивную картину. Хагане Котетсу, взъерошенный сильнее обычного, ввалился к ним, и тотчас не просто низко склонился, а рухнул ниц, завывая: — Простите мою глупость! Грязно-чёрные волосы беты, от этого движения, встопорщились куда-то вверх, открывая удивлённому взору шею, на которой омеги, к своему ужасу, разглядели явные отпечатки чьих-то пальцев, как будто бету только что чуть было, не придушили. Саске сглотнул. — Котетсу-сан … Дальше додумать вопрос он не успел. Перед его носом возникла знакомая простенькая шкатулка, купленная им на ярмарке, чтобы … чтобы … — Она?! — рыкнул Наруто, удерживая шкатулку на весу. Не в силах сказать ни слова, Саске осторожно потянул её к себе. Поднял крышку … Не сдержал счастливой улыбки: — Она … И позволил себе посмотреть на Наруто. Альфа … альфа смотрел на него с непередаваемым выражением. В голове Наруто царило смятение. Он прекрасно отдавал себе отчёт, почему Саске здесь. Здесь и сейчас. Потому что — и это была, к сожалению, неоспоримая, горькая, жестокая и сладкая правда, он не смог избавиться от мыслей о нём. Саске отравил его собой, проник в плоть и кровь. Если Хьюга не врал — ему бы не помог ни один сапёр, даже если бы, как предупреждал его обладатель лавандовых глаз, он бы неожиданно нашёлся. Его разорвало на миллион осколков — и собрало воедино, только теперь он не был прежним Наруто. «До» и «После» Учиха Саске. Всё верно. Но, даже если бы он смог вернуться назад … когда мы слушаем предупреждения и внимаем голосу разума?! Единственное … Наруто чуть наклонился к замеревшему омеге. Единственное, что он хотел бы узнать … Именно сейчас … О содержимом шкатулки. А остальное он просто не в состоянии ворошить. Ни смысл несостоявшейся свадьбы. Ни фарс с помолвкой. Ни подробности сексуальной вечеринки. Ещё раз пройти мучительный путь Наруто был не в состоянии. Во всяком случае, не сейчас. Сейчас он хотел оставить всё, как есть. Только уточнить один-единственный момент. И, если повезёт, сохранить в памяти вот этот вечер. — Саске … Я хочу тебя спросить … Внезапно Наруто почувствовал, как же трудно задать один-единственный вопрос. «Ты так переживал … из-за фигурки девятихвостого страшилища?». Но, даже если он, как альфа … пусть даже и повзрослевший на четыре года … Пытался «держать марку» невероятно крутого бизнесмена, практически Главы не только семейного бизнеса, но и самой семьи … которому по статусу полагается быть таким «мачо» и … и … ни в коем случае не показывать слабость … Всё равно он помнил, как взял в руки маленькую, раскрашенную в алые, оранжевые и золотые цвета, статуэтку. Мифический девятихвостый лис. Помнится, он тогда, замерев, погладил каждый его хвост … представляя, как также прикасается к фарфору рука омеги … Блять!!! Наруто подавил вздох. Он даже эту мелочь не мог себе позволить. Задать вопрос … это просто-напросто спалиться. Саске взял шкатулку, чуть ли не с поклонами. Проверил содержимое … И всё. Наруто захотелось надавать себе пощёчин. Ну, какого дьявола он не догадался подстроить так, чтобы омега сам бы показал ему содержимое проклятой шкатулки?! Ведь, в противном случае … Он спровоцирует неудобный вопрос. «А откуда ты это знаешь?». Ох уж эти вопросы-вопросы … — Эм … Всё хорошо? Наруто почесал щёку, иррационально надеясь, что Саске не станет устраивать «Тайны Императорского двора». Но омега, прижимая к себе шкатулку, кивнул: — Да. «Надо было быстро подсмотреть!» Наруто сердито уставился на Саске, гипнотизируя того взглядом. — Ты не мог бы оставить нас с Карин? — мягко уточнил Саске, — Думаю, если наши с тобой разногласия разрешились, нам надо кое-что сделать. — Кое-что? — Омежьи дела, — неожиданно ослепительно улыбнулся окончательно успокоившийся Саске. Прежде чем альфа что-либо возразил, Саске добавил: — Пятью минутами не обойдёшься, это точно. Он осторожно поставил своё сокровище в небольшую нишу, не забыв аккуратно загородить её гравюрой. Наплевав на Карин, на свой промах, на предстоящее объяснение с Менмой … на то, почему всё так и случилось … Наруто шагнул к Саске и, крепко взяв омегу за руки, попросил: — Думаю, у тебя есть вопросы ко мне. — Я … — волнуясь, Саске облизнул губы, тихо-тихо ответил: — Уже спрашивал. «Куда» и «почему». Но, блять, если на первую половину вопроса ответ был, и даже более, чем очевидный, то вторая половина … — Саске, — также тихо сказал Наруто, избегая, в этот раз, смотреть на омегу, — так получилось … Я недавно вернулся домой … Ты … Понимаешь? Давай оставим всё, как есть! Он сжимал руки омеги, чувствуя их дрожь, проклинал свою нерешительность, но боялся откровенного разговора. «Ты изменил мне потому, что я с самого начала был его заменой?». Поэтому в голову пришло нейтральное: — Не хочу тебе мешать. Хлопок двери. Быстрые, удаляющиеся шаги. Карин посмотрела на Саске: — Знаешь, Саске. Если ты сегодня не в настроении … Саске молчал целую минуту. Собирался с мыслями. Возможно, для альфы эти года прошли не бесследно. Да, стал шире в плечах, даже выше немного, явно выше, словно в насмешку! Да, глаза стали более взрослые, усталые, что ли. Или альфе на всё … плевать. Он этого не знает, да и не может знать, учитывая, что они оба оборвали все связи … Во всяком случае, он точно. Вспомнив, как покидал особняк Учиха, Саске испытал тягостное, удушающее чувство. Ни горе, ни радость. Вроде сняли ошейник и вышвырнули вон … А состояние такое, словно его переместили в другие условия. И эксперимент продолжается. Но, как омега … Саске многое научился понимать. Например, то, что он реагирует на близость своего альфы. Даже если этого ни в коем случае нельзя допустить. Даже если он здесь — случайный гость, и неизвестно, когда его вышвырнут и отсюда. Проклятая сущность ничего не хочет учитывать. — Если … Саске осмотрелся. Когда-то в нескольких встроенных шкафах поместилась его одежда, которую он успел приобрести … Под пристальным взглядом Узумаки, он принялся осторожно выдвигать их, друг за другом. Он сам не знал, что ожидал увидеть. Пустые стены? Пустые шкафы? Жалостливые взгляды … Шёпот ... Ты его всё-таки привёз обратно? Жизнь в очередной раз изменилась, и оставалось только принять это, как факт. — Если мы не успеем заказать в каталоге … — Ты хочешь пройти в садик прямо сейчас! — догадалась Карин. Она подняла всеми забытый «OmmyIdory», и предложила: — Я осмелилась сделать закладки, учитывая, что в прошлый раз наши мнения оказались абсолютно противоположные. Ты … Омеги переглянулись. — Я хотел придумать себе свадебный наряд сам, — вспомнил Саске. Даже если он не помнил главного … То, что ему предшествовало, он запомнил хорошо. Особенно то, как они с Карин подбирали разнообразные модели, споря о том, есть ли такая уж существенная разница, если он — парень-омега. Подгоняемый интуицией, он снова подошёл к шкафам. Провёл рукой вдоль, выбирая и, замерев около самого нижнего, потянул на себя. Здесь, по-видимому, он хранил не одежду, а бытовые мелочи. Саске принялся рыться в ящиках, поделённых на ячейки. Пока к ногам не выпал альбом. Тот самый альбом, хранивший его, Саске, воспоминания … Лист за листом. Затаив дыхание, он, помедлив, казалось, целую вечность, решился открыть первую страницу. Вода спадёт — камни обнаружатся. * На подпиленные клыки надевались неотличимые от зубов коронки из оксида алюминия и диоксида циркония, сбоку украшенные позолоченными символами на выбор. Мода такая. У альф в основном, и, также, определённого круга. Кабуто вращается в «ресторанно-казиношном» бизнесе, наверное, плата за «пафос и престиж». Методика постановки абсолютно вымышлена. Все совпадения случайны. ** Гайдзин, или, полная, «обстоятельная» версия — гайгокудзин. То есть «человек из внешней страны». В разговорной речи середина слова опускается («гоку», что значит «страна»). Поэтому получается гайдзин, или «внешний человек». *** Ну-с, где-то я об этом сообщала. Есть несколько способов выразить своё отношение при общении. 1) Обычный кивок головой (знак приветствия для людей, близко знакомых друг с другом и состоящих в теплых неформальных отношениях. Также так могут здороваться те, кто выше по статусу и старше); 2) Эсяку, 15 градусов (легкий приветственный поклон между людьми, равными по статусу. Возможно, хорошо знакомыми, но не состоящими в достаточно неформальных отношениях, чтобы просто кивнуть. Также используется в сфере обслуживания как высказывание формального почтения в типовых ситуациях (типа «подождите немного, пожалуйста», или «принято, сейчас все будет сделано»); 3)Кэйрэй, 30 градусов (обычный вежливый поклон, обычно адресован человеку статусом выше (приветствие). Также нередко используется при выражении благодарности; 4) Сайкэйрэй, 45 градусов (наиболее уважительный поклон, в основном предназначен для серьезных извинений. Показывает глубину уважения или сожаления. Им не нужно пользоваться часто, так как это скорее поклон для особых случаев; 5) Догэдза, «земной поклон» (пришел из древности, когда и был распространен (например, при встрече простого люда со знатными особами. В настоящее время практически не применяется, за исключением некоторых традиционных церемоний (чайной церемонии, например или религиозных обрядов). **** Будет играть важную роль в повествовании. Название вымышленное, любое совпадение случайное.
Примечания:
Внимание тем, кто ещё со мной! Возможно, будет ещё одна глава, прежде чем Автор вынужден будет прерваться на ооочень долгое время!! Надеюсь, про нас не забудут)))
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты