Скоро поспеет свербига

Другие виды отношений
NC-17
Закончен
3
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать
29 июля 2020, 08:22
Настройки текста
Это как бросить курить. Выходишь из квартиры, закрываешь её на ключ, на всякий случай проверяешь – а точно ли закрыто? Бросаешь взгляд наверх, там обычно сидят комары и ждут, когда ты откроешь дверь, чтобы проникнуть в твоё жилище. И плевать, что сейчас зима, и вместо комаров там только пыльная паутина, сухие паучьи шкуры и их бывшая еда, в основном в виде таких же высохших мух. Привычка, она такая. Открываешь скрипучую подъездную дверь, идёшь на улицу… и не закуриваешь. И вроде бы всё нормально, ты уже почти привык, но всё как-то не так. Вот именно на этом месте ты обычно уже закуривал, каждый день, много лет. Но сейчас – ты просто проходишь мимо этого «ритуального» места. Появляется ощущение неправильности ситуации. Кажется, что так быть не должно. Внезапно ты чувствуешь запах сигаретного дыма, хотя рядом точно никто не курит. И вот ты проходишь достаточно далеко, это чувство исчезает, ты оборачиваешься, бросаешь как бы вникуда грустный взгляд, и идёшь дальше. Но всё это было так давно, что вспоминать это уже довольно трудно. Да и не важно это уже. Недавно у меня началась новая жизнь. Это был один из июльских дней. Я, как и планировал ещё зимой, приехал в родной город, на ту самую улицу, где провёл детство и раннюю молодость. Мои родители всё ещё живут там. На самом деле, я бы ни за что не уехал бы из этого красивого и спокойного городка, если бы в нём не было проблем с работой. Рано или поздно, почти все мои друзья разъехались по другим, более крупным городам, вот и я не стал исключением. Есть на этой улице целых три заброшенных сада. В одном из них мы с друзьями проводили очень много времени, так как он находился буквально в паре десятков шагов от наших домов. Мы практически жили в нём с самого раннего детства - родители спокойно отпускали нас там гулять. Мне просто нужно было выйти из подъезда, повернуть направо, и через несколько секунд я уже бегом врывался в заросли травы, за которыми начинался сад. А там обычно всегда кто-то был. Второй сад был очень маленьким. Я редко там бывал, но некоторые мои друзья, повзрослев, сделали там что-то вроде маленькой спортивной площадки и пытались там заниматься какими-то боевыми искусствами. Я же больше любил футбол, и туда почти не ходил. А вот третий сад был самым «неисследованным». Когда мы были совсем мелкими, там собирались более взрослые ребята, да и родители были против того, чтобы мы ходили в такую глушь. А когда мы повзрослели, мы бывали там всего пару раз. Уж не знаю, почему. Собственно, этим садом и завершался мой первый «обход» любимой местности. Я подошёл к тому месту, где раньше был вход – тоненькая тропинка среди деревьев. Теперь же, на этом месте были лишь заросли ежевики. Видимо, люди совсем перестали туда ходить. Внутри меня ждало почти такое же зрелище, как и в первых двух садах. Яблони, ежевика, кусты малины по краям сада… В одной из зарослей малины был обнаружен небольшой турник (если, конечно, его можно так назвать). Наверное, именно здесь и собирались старшие ребята. Немного разочарованный отсутствием ностальгических воспоминаний, я уже бесцельно шёл, поглядывая в телефон. Пройдя, по ощущениям, середину сада, я вдруг почувствовал… что-то. Не знаю, что это было, но я чётко осознавал, что я уже знаю это чувство, что оно для меня привычное. Я остановился. Почему-то возникло желание посмотреть влево, я точно знал, что здесь раньше было что-то, чего теперь нет. Будто идёшь по улице, и внезапно осознаёшь, что ларёк, который всю жизнь тут стоял, теперь исчез. «Забавно» - подумал я. То есть, всё же есть какое-то воспоминание? Но почему всё так странно? Что здесь могло быть раньше и почему оно вызвало такое чувство? Я ещё несколько раз осмотрелся, даже залез немного в кусты – вдруг увижу там останки чего-то знакомого. Разгрёб вокруг растительный мусор, оставил почти чистую землю, но ничего не нашёл. Я усмехнулся и пошёл дальше, но больше ни на что не мог смотреть и ни о чём другом думать, кроме того места. Если в случае с исчезнувшим ларьком я бы просто пожал плечами и пошёл дальше, то здесь… мне было просто необходимо узнать не только что там было, но и почему оно пропало и где оно сейчас. Я ещё раз усмехнулся – зачем мне это? Почему для меня это так важно? Погружённый в мысли, не заметил, как дошёл до конца сада. Выхода на этой стороне не было, через малину я лезть не хотел, поэтому пошёл обратно. Конечно же, ещё раз остановился на том самом месте, разочарованно вздохнул, и пошёл домой. Уже подходя к подъезду, я вспомнил, что это чувство было очень похоже на тот самый запах сигаретного дыма, который словно действительно появляется рядом. Когда руки уже тянутся в карман, чтобы достать пачку сигарет, и ты даже на мгновение думаешь, что забыл её дома… Так и в саду – мои руки словно собирались сделать что-то привычное, но мозг сразу решил – стоп, не надо, это уже в прошлом, тебе это уже не нужно. Ну, не нужно – и ладно. Чего уж там. Остаток дня я провёл хорошо. Родители, вкусняшки, воспоминания... А вот перед сном снова «накрыло» - ну вот хочу я вспомнить, что там было, и всё тут. Но как это сделать? Гуглить это место бессмысленно, про эту глушь нигде нет информации. Написал нескольким друзьям – само собой, никто ничего не помнит или не знает. Найти в социальных сетях тех старших ребят я не мог, так как не знал их имён. Я уже был готов бродить по улицам и устраивать опрос, чтобы найти либо тех, кто там проводил много времени, либо просто тех, кто что-то знает. Я не ожидал, что смогу спать этой ночью, но внезапно открыл глаза и понял, что уже утро. Как-то странно – поток мыслей и фантазий о предстоящих поисках, и вдруг утро. Что ж, так даже лучше, время прошло быстрее, и можно прямо сейчас браться за «расследование». Сначала в моих планах было идти в сторону сада и спрашивать всех, кого встречу. С чего я вообще взял, что кого-то встречу на пути, который займёт несколько минут, причём в ту сторону, где кроме этого сада ничего нет? Само собой, я дошёл до входа, никого не встретив. Ну, раз уж пришёл, нужно зайти. Ну мало ли, вдруг вспомню что? До пункта назначения я почти бежал. Я не ожидал снова что-то почувствовать, но как только до очищенного участка земли осталось несколько метров, меня словно пронзило то самое чувство. Руки устремились за «невидимой пачкой сигарет», я сжал зубы от осознавания невозможности эту пачку взять. - Привет. – Внезапно откуда-то слева прозвучал женский голос. - Привет… - Я ответил так, будто эта встреча была ожидаема. Но всего через секунду резко развернулся и уставился на девушку, которая стояла рядом теми самыми кустами, и так же удивлённо смотрела на меня. - Ты… что здесь делаешь? – Спросила она и отвела взгляд в сторону. - А ты? – Так же неуверенно спросил я, но продолжил смотреть на неё. - Ну… я это… гуляю… - Казалось, будто она всё больше отворачивается от меня. – Наверное… - Наверное? Почему наверное? – я улыбнулся, меня рассмешил её ответ. - Ну, тут такое дело… - начала объяснять она, но я решил сам назвать причину нашего присутствия здесь: - Тебе кажется, что здесь что-то… странное? Как будто здесь что-то должно быть… - Фух, блин, я думала, что ты посчитаешь меня сумасшедшей – перебила меня девушка и наконец-то повернулась ко мне лицом. - Значит, у тебя то же самое? - Да, наверное. – наконец-то она улыбнулась. После этого разговор пошёл гораздо приятнее и легче. Мы сравнили наши ощущения, и они примерно совпадали. Она сказала, что приходит сюда уже несколько раз, и с каждым разом ей всё больше хочется здесь остаться. В прошлый раз она просидела здесь несколько часов. Выяснилось, что её зовут Катя, и что раньше она не жила на этой улице, никогда здесь не бывала, а пару месяцев назад переехала в один из ближайших частных домов. Попала в это место она довольно странным способом – решила начать бегать по утрам и, выйдя в первое же утро, побежала именно сюда. По траве, по зарослям. Почему – она не знает. Просто бежала почти наугад, надеясь найти подходящий маршрут для ежедневного использования. А здесь, по идее, должно было быть минимум людей, к тому же природа, поэтому пробежки были бы спокойными и приятными. В общем-то, людей здесь действительно не было до моего появления. Постепенно наши разговоры отошли от этой темы, мы стали просто рассказывать о себе, о своей жизни. Я рассказал, что жил здесь раньше, поделился некоторыми случаями из детства. Она говорила о том, где жила раньше, где училась и работала. Выяснилось, что у нас много общих знакомых – несколько моих друзей хорошо её знают, а один из них даже встречался с ней какое-то время. При этом мы каким-то образом никогда не пересекались и даже не слышали друг о друге. Пока мы разговаривали и удивлялись, она подняла с земли рюкзак, в котором был «набор для пикника». Мы разложили содержимое на большом коврике, который постелили перед двумя растущими рядом деревьями, чтобы можно были сесть и упереться спиной в ствол. Собственно, так мы и сделали. Съев по бутерброду, мы совсем повеселели и почти забыли о том, почему мы здесь. Забыли, но не надолго. Всего через пару минут после нашего первого искреннего смеха случилось то, что положило конец нашим привычным жизням. Я до сих пор думаю, что было бы, если бы мы решили уйти оттуда раньше, чем это произошло. Вернулись бы мы к привычным жизням? Остались бы друзьями или забыли бы друг про друга? А может, через некоторое время сыграли бы свадьбу и жили долго счастливо? Глядя на ситуацию, в которую мы попали, сразу же представляется что-то романтическое. Парень и девушка, сад, пикник, пение птиц и прекрасная погода. Казалось бы, что ещё нужно для первого смущённого поцелуя? Когда неожиданная встреча переросла в свидание? Как далеко мы можем зайти? И почему, в конце концов, всё так странно? Мы встречаемся первый раз, а до этого много лет каким-то чудом были скрыты друг от друга. Мы знакомимся, находим темы для разговора, веселимся и ведём себя так, будто мы уже далеко не первый раз сидим вот так в саду. Будто уже сто раз наши лица так же медленно приближались друг к другу, как и сейчас. Будто я, как и каждый день до этого, разрываю руками её живот и медленно нащупываю внутри что-то особенно тёплое и пульсирующее. Стоп. Что? Мой разум явно пьян. Небольшое головокружение, ощущение счастья и разливающаяся по телу прохлада. Рука проникает всё глубже, утопает в чём-то скользком и обволакивающем. Фу, противно. Я наматываю эту субстанцию на руку, покрепче хватаю её и резко вырываю. Смотрю на свою руку – она будто перебинтована какой-то красной кровоточащей плёнкой. - Что это? Что это такое?- спрашиваю я и смеюсь. – Смотри, смотри какая противная хрень. Я подношу руку к Катиному лицу. На нём такая же пьяная умиротворённая улыбка. - Не знаю. – медленно произносит она и облизывает мерзкую плёнку. - Фуууу, ты чего? – я отдёргиваю руку, но через пару секунд сам пробую эту мерзость на вкус. Неожиданно безвкусно. Я даже проглотил то, что попало мне на язык. - Блииин, я тоже хочу такую. – Решительно произносит Катя и точно так же, как и я, разрывает мою плоть. Щекотно. А потом тепло. У неё такие тёплые руки… - Смотри, смотри! Я нашла! – У Кати в руках точно такая же плёнка. - Ты у меня такая умничка! – Я искренне радуюсь и глажу Катю по голове. Почему-то именно той рукой, которая покрыта кровавой субстанцией. - Блин, а что это такое? Это ведь не желудок? Не желудок, да? – Катя с интересом разглядывает свою руку. - Не похоже. – Я задумчиво нахмуриваю брови. – Может, это диафрагма? Ты знаешь, как выглядит диафрагма? - Нет, не знаю. – Прищурив один глаз, медленно произносит Катя, и в это время окровавленная плёнка сползает с её руки и со смешным звуком плюхается на коврик. - Осторожнее, мне ещё икать нужно этой.. ну, диафрагмой же икают, да? Я совсем в хлам. Вспоминаю, что стереотипные пьяницы обычно очень смешно икают. А я теперь не буду икать у меня ведь нет диафрагмы. Я хочу поделиться этой информацией с Катей, теперь она меня тоже похвалит. - А знаешь что, я вот тут подумал. – Начал я и осёкся. Катя спала. Всё так же уперевшись спиной в дерево, она мило посапывала, а дыра в её животе раскрывалась и закрывалась в такт её дыханию. - Ты… ты милашка… - говорю я и тоже начинаю засыпать. Пение птиц медленно отдаляется, шум деревьев превращается в музыку, а их круговорот становится гипнотизирующей спиралью – я закрываю глаза. К пению птиц добавляются новые звуки. Это голоса? Кто-то идёт? Передо мной стоит какой-то мужик и несёт какую-чушь: - Ты понимаешь, щебень-то мы проебали. Вон там вчера была куча, - он указывает пальцем куда-то в сторону, - а сегодня прихожу, а там нет ничего. И будто не было. Ни крошки не осталось. Я понимающе киваю. Меня переполняет грусть. Палец всё ещё указывает мне путь, и я покорно следую приказу. Мне туда. - Спасибо! – Кричу я. Упираюсь в стену. Быстро же я дошёл. У этой стены нет ни конца, ни начала. Я иду влево, потом вправо, но стена всегда продолжается далеко за горизонт. А ещё, кажется, что бесконечно вверх. Я поворачиваю назад. Но меня не хотят выпускать. Я в ловушке. Передо мной несколько человек в странной форме. Они просто стоят и молчат, но я-то знаю, что стоит мне сделать хоть один шаг в их сторону – и меня сразу уничтожат. Что мне делать? Я паникую. Начинаю метаться вдоль стены, бью в неё ногой. Вдруг чувствую, что на моё плечо опускается рука. Я поворчаиваюсь – на меня смотрит один из тех людей в форме. - Не забывай. – Неожиданно успокаивающим голосом говорит он и показывает пальцем мне на живот. Внезапно становится больно. Совсем чуть-чуть, но от неожиданности я опираюсь рукой на стену. Возвращается чувство опьянения. Я медленно сползаю по стене и снова закрываю глаза. Я просыпаюсь в квартире родителей. В своей кровати. В чистой одежде, с хорошим самочувствием. Да ладно, неужели это был сон? Всё это – прошлое пробуждение, решение пойти в сад, встреча с Катей… Разве такое может быть? Что ж, по крайней мере, всё выглядит именно так. Беру телефон, захожу в вк, открываю список друзей одного из наших общих с Катей знакомых… и вот же она! Та самая Катя. Значит, она настоящая. Стоит ли мне сомневаться в том, что это был сон? На всякий случай приподнимаю футболку, смотрю на свой живот и вижу огромный жуткий шрам. Взлетаю с кровати – значит, это всё правда? Но почему шрам? Когда рана успела затянуться? Снова беру телефон, добавляю Катю в друзья. Она не была онлайн со вчерашнего дня. Видимо, ещё спит. Бегу в сад, посмотреть на остатки вчерашнего «пикника». Перед выходом из квартиры слышу голос мамы: - Уходишь? Закончил уже? О чём она? Что закончил? Ладно, с этим потом разберусь, сейчас есть дела, которые точно важнее того, что я должен был закончить. - Да, да, закончил. – Говорю я, уже открывая дверь, и ухожу, не дожидаясь ответа. В саду тихо и пусто. То есть, совсем пусто – нет ни следа наших вчерашних посиделок. Опять смотрю в телефон – Катя всё ещё не в сети. Ну почему я вчера не спросил номер дома, в который она переехала? Хожу взад-вперёд, кусаю губы. Ожидание просто невыносимо. Но чего я жду? Обсуждения вчерашнего или повторения? Я остановился. Усмехнулся – всё-таки повторения. Это странно? Ну, менее странно, чем сам факт того, что это произошло. Проходит примерно час. Я всё ещё хожу по саду, кусая губы и каждые несколько секунд проверяю телефон. И с чего это я вообще кусаю губы? Я ведь так раньше никогда не делал. Видимо, после вчерашнего во мне проснулась любовь к человеческому мясу. Да, я пытаюсь шутить, придумывать оправдания своим желаниям. Всеми способами гоню от себя мысли о неправильности происходящего. Ну а какая разница? Что случилось, то случилось. Прошлое уже не изменить. - Да, не изменить... – Раздаётся голос из-за спины. Разворачиваюсь. Конечно же, это Катя. - Я что, вслух говорил сейчас? - Да. – Она пытается сдержать смех. Я представлял себе нашу встречу как-то по-другому. Планировал долгий разговор, бесконечное удивление, споры, принятие происходящего… Но я не знал, как начать, а Катя, судя по всему, начинать и не хотела. Зато она явно хотела другого. Она сняла рюкзак, молча расстелила коврик, села и вопросительно посмотрела на меня. Я сел рядом с ней. - Ну… мы же адекватные люди, да? Мы больше не будем такое делать? – Неожиданно спросила Катя. - Н-ну, само собой, да… - Выдавил я из себя, но конечно же не был с этим согласен. – Но скажи, тебе ведь хочется? - Нет! Ты чего, с ума сошёл? – Резко повысила голос Катя. - Тогда… что будем делать? Зачем ты пришла? - Давай, как нормальные люди, поцелуемся? - Ну давай… Надо признать, поцелуев мне совсем не хотелось. Но что мне остаётся? Разве что… Я жадно посмотрел на её живот. Может, не стоит ждать её разрешения? Она ведь тоже этого хочет, просто остатки здравого смысла заставляют её отказываться. Нет. Всё. Закончили. К чему всё это приведёт? Однажды мы просто убьём друг друга? Может быть, прямо сегодня? Глубоко вздохнув, я наконец решил действовать: - Слушай, а пойдём в другое место? Ну, в кафе посидим, например. - Пойдём! Катя сразу же встала. Не дожидаясь, пока я тоже поднимусь, она уверенно зашагала в сторону выхода из сада. Она успела пройти всего несколько метров – внезапно откуда-то из зарослей малины выбежал человек. Он схватил Катю за горло и потащил обратно. Я попытался быстро встать и броситься ей на помощь, но из-за дерева, на которое я опирался, показались две руки, которые обхватили меня и прижали к стволу. Я что-то кричал, пытался вырваться, но у меня ничего не получалось. - Что ж вам ещё нужно, а? – Злобно заговорил человек, напавший на Катю, - Каждый раз одно и то же! Раслабьтесь, блин, и получайте удовольствие! Остальное сделают за вас! Он с отвращением бросил Катю на землю. В это время в одной из рук, которой держали меня, появился нож. Я обрадовался. Это странно? Нет. Я пришёл сюда именно за этим. Я закрыл глаза и улыбнулся в предвкушении. Удар. Резкая боль. - Суки, вы сами не захотели по-хорошему! Могли бы щас оторваться по полной, блять! Так лучше, да? Лучше? - Голос звучал прямо рядом со мной. Я открыл глаза. Из моего живота торчит нож. Каждый вдох и выдох отзывается сильнейшей болью. Рядом со мной сидит тот самый человек, держащий одной рукой за волосы беззвучно плачущую Катю. Второй рукой он взялся за нож и принялся резать меня движениями, которыми обычно режут арбуз. Я не могу дышать, от боли хочется взлететь или исчезнуть. - Ладно, не ссы, щас полегчает. – Более спокойным голосом сказал человек и потянул Катю в мою сторону. – Давай, блять, жри! Через мгновение он ткнул её лицом в мой распоротый живот. Боль резко ослабла. Человек отпустил Катю и отошёл. Я хотел было попытаться успокоить её, сказать, что всё будет хорошо. Коснулся её головы, но она не отреагировала. Вцепившись в меня обеими руками, почти разрывая на мне одежду, она жадно глотала. Кровь или плоть – я не знаю. Я поднял глаза на человека. Он усмехнулся, покачал головой и сказал: - Да не бойся, и тебе достанется. Он подошёл и оторвал Катю от меня. Её лицо было в крови, поэтому мне сложно было определить её эмоции. С ней сделали всё то же самое – вспороли живот, словно арбуз, только она не кричала. А меня так же небрежно уткнули лицом в кровавое месево. В этот момент мне стало очень… хорошо? Я не чувствовал вкуса и запаха, я просто жадно глотал. Плоть, кровь, что-то ещё, непонятной консистенции… Часть крови попала мне в дыхательные пути, в лёгкие. Я сильно закашлялся. Прямо как в тот раз, когда впервые закурил. В памяти всплыл момент: мы с друзьями сидим в другом саду и пьём пиво. «За что пьём?» - спрашивает один из них. «За то, чтобы дома не спалили» - говорит другой. Все соглашаются. «С тяжечкой?» - спрашиваю я. «Да, конечно». Я затягиваюсь, вдыхаю дым и задерживаю дыхание. В это время залпом выпиваю стаканчик пива. Выдыхаю – дыма почти нет. Кашель отступил. В горле всё ещё покалывает, но я могу отдышаться. Расслабляюсь и ложусь на коврик. Деревья снова вращаются, я точно пьян. Хм, а в этом году будет много яблок. Интересно, ходят ли до сих пор сюда местные? Собирают ли яблоки, ежевику, малину? А рядом с другим садом даже была земляника. Помню, было время, когда всю землянику съедали мы с друзьями, часто даже не дожидаясь созревания – просто не хотели, чтобы её забрал кто-то другой. Ежевику, малину, яблоки – пожалуйста, забирайте, этого добра было так много, что надоедало гораздо раньше, чем мы съедали хотя бы треть. А земляники мало, её ещё и поискать надо. А ещё, как же не вспомнить, мы обожали свербигу. Главное – не упустить момент, когда она в идеальном состоянии. Чуть опоздаешь – и всё, стебель уже жёсткий и невкусный. Я закрыл глаза. Ну точно – как будто напился дешёвого пива и начал размышлять о великом. Вокруг тишина и спокойствие, только друг тихонько напевает какую-то песню. Опять эта группа. Я её не слушаю, но друг так часто включает их песни, что я уже выучил наизусть парочку. Я будто отстраняюсь от всего происходящего. Нет никаких проблем… я ещё так молод. Лет через 5 я брошу курить, но сейчас, пока молодой, можно отрываться по полной. Нащупываю в кармане сигареты, достаю, закуриваю. Друг включает знакомую песню, начинаю подпевать. Пусть она мне и не нравится, но когда я пьян, я всегда вижу скрытый смысл в каждом её слове. Меня отвлёк рвотный позыв. С чего бы это? Сомневаюсь, что у меня ещё остался желудок. Наверное, мозг просто вспомнил, как я пил слишком много пива или чего-то покрепче. А сейчас, в прямом смысле, Катя – это моё пиво и мой никотин. - Ладно, хватит лежать. – Раздался строгий голос, - Тебе ещё долго. - Что долго? – спрашиваю я, но догадываюсь, о чём идёт речь. Удар в лицо, в щёку. Боли нет, но я чувствую лезвие своим языком. Ещё удар, на этот раз по руке. Мне уже плевать, что там происходит. Каждая секунда – новый удар. Я хочу сказать «только глаза не трогайте», но не могу. Начинаю засыпать. Нет, пожалуйста, дайте мне ещё пару минут! Сейчас начнутся эти даруцкие сны, я не хочу! Здесь так хорошо! Ещё пару минут, пожалуйста! Просыпаюсь. Наверное. Нет, кажется, я как раз только что уснул. Я лежу на земле, но я абсолютно цел. На руках нет шрамов, на лице, судя по всему – тоже. Легко встаю, легко иду. - Сам ты дурацкий! – Кричит кто-то сзади. Я оборачиваюсь. Человек в той самой странной форме бросает в меня какую-то палку. Не попадает. - Дурацкие мы значит, да? Хорошо, давай тогда сам! - Что сам? – Спрашиваю я… И просыпаюсь. Снова в своей кровати. Встаю. Резкая боль в голове, тошнота, всё тело болит и жжёт. Похмелье, что ли? Так вот что значит «давай тогда сам». Смотрю в зеркало. Одна сторона лица в огромных шрамах. Ну, хоть глаза целы, пока что. Быстро глянул на руки – шрамов столько, что сложно найти участки здоровой кожи. Смотреть на тело страшно. Потом гляну. Сейчас надо в сад. Не успеваю выйти из дома – слышу голос мамы: - Сынок, ты куда? Сейчас ведь Паша придёт. - Какой ещё Паша? - Ну друг твой, обещал вот зайти, ты забыл? - Эм… да, что-то подзабыл. – Я точно не ждал никакого Пашу. Мама вышла в коридор. Я, помня про своё лицо, повернулся к ней боком, чтобы было видно только «чистую» сторону. - Я это… скоро вернусь, если Паша придёт, пусть подождёт, я быстро. - Ты опять закомплексовал, да? – Обеспокоенно спросила мама. - В смысле? - Ну, из-за шрамов. - Она указала на своё лицо. Это уже действительно странно. Опять? Закомплексовал? - Да, опять. – Повернулся я к маме, глядя в пол. Я решил подыграть. Мне было интересно узнать, что происходит. Мы сели за стол и поговорили. Оказывается, по её словам, эти шрамы у меня с детства. Я был совсем маленьким, где-то достал нож, принёс его в свою комнату и резал сам себя. Руки, ноги, живот, грудь… когда меня нашли родители, я ковырялся ножницами в правой щеке. Вот так совпадение. Странно, да? Ну вот теперь – да, странно. Но мне всё равно нужно в сад. Паша так и не пришёл, и я побежал. Там меня уже ждала Катя. Шрамы присутствовали на обеих сторонах её лица. Пусть не такие огромные, как у меня, но их было много. Она плакала. - Что случилось? – Спросил я, и только потом понял, как глупо звучал этот вопрос в данной ситуации. Катя не ответила. Она быстро подошла ко мне, замахнулась, и ударила по голове. Я успел заметить, что в её руке был камень. - Фух, всё, отмучились. – Слышу я знакомый мужской голос и засыпаю. Открываю глаза. Я не в своём доме. Громко тикают часы и пахнет пирожками. Встаю с кровати. За окном большой участок, засаженный всякими огородными растениями. Значит, я в частном доме. Где мой телефон? Не могу найти. - Сына, к тебе пришли! – Слышу я женский крик. - Кто? – Кричу я в ответ. Блин, что у меня с голосом? - Ну как кто? Ребята! - Илюх, пойдём на турничок! - Появляется новый голос. - Я… это… щас выйду! – Отвечаю я. Ну а что, я привык к странностям. Хлопнула дверь. Снова тишина. Я ощупываю своё лицо – никаких шрамов. Смотрю на руки, осматриваю тело – всё чисто. За окном звучат детские голоса, на стенах висят фотографии незнакомых людей. А ещё здесь есть зеркало. Никак не могу решиться посмотреть. А знаете, что? Плевать. Сейчас я пойду с друзьями на турничок. Я буду веселиться, есть малину и ежевику. Будь что будет. Я не буду пытаться что-то изменить. Хотя нет, кое-что я всё же поменяю. На этот раз я точно не начну курить.
Реклама:
Реклама:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net

Реклама: