На вершине мира

9x9 (NINE BY NINE), Bank Thiti (кроссовер)
Слэш
R
В процессе
74
автор
Размер:
планируется Макси, написано 186 страниц, 23 части
Описание:
ЧИТАЕТСЯ КАК ОРИДЖИНАЛ!!!

Мне нужна была проблема, которая двигала бы меня вперед, решаясь путем потраченных нервов, бессонных ночей, перенапряжения и сотни чашек кофе. Я искал борьбу, что принесла бы мне нечто большее, высокое и нужное, чем все то, что я уже имел. Только я никогда бы не подумал, что этой самой "борьбой" для меня можешь стать именно ТЫ.
Посвящение:
Я редко кому-то посвящаю свои работы, но сейчас хотелось бы искренне поблагодарить Mereng и Vantae3095
Спасибо, что читали это от начала и почти до конца, надеюсь, что статус "Закончен" не заставит себя долго ждать :)
Спасибо, что советовали и комментировали все то, что приходило мне в голову и выливалось в итоге в главы.
Без вас у меня бы точно не получилось :3
Примечания автора:
Это моя первая работа, которая выкладывается на сайт "почти законченной", так как несколько месяцев писалась только в стол и даже не была мной заброшена.
Я не знаю, как это пришло. Просто Автор листал Instagram в период самоизоляции и мысль о том, что "эти парни очень горячо смотрятся вместе" прочно засела в голове. Тот факт, что они в общем-то не общаются, меня волновал мало.
Те, кто в курсе тайских лакорнов, музыки и прочего, возможно будут немного бить фейспалмы, для остальных же данная работа может восприниматься просто как очередной оридж от меня. Пускай и немножко нетипичный: без драмы, соплей и с ноткой упоротости.
Но в такое сложное время мне безумно захотелось чего-то легкого. Надеюсь, кому-то из вас это будет хоть немного интересно.
Приятного чтения.

Образы (куда без этого, особенно, если кому-то будет лень гуглить):
Рю
https://ibb.co/RYhFSKx

Бэнк
https://ibb.co/1QnBbb2

Второстепенные (но не менее важные) персонажи:
ДжейДжей
https://ibb.co/MCkhRWN

Каптан
https://ibb.co/VHy9zHD

Пэрис
https://ibb.co/0JqP2wv

Тор
https://ibb.co/YZvcgdw

Общие коллажи для вдохновения:
https://ibb.co/cFkcG0p
https://ibb.co/DY0DMJM

Обложка или что-то типа того (спасибо, Mereng за эту милоту ❤️)
https://ibb.co/KFfkTVV
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
74 Нравится 38 Отзывы 30 В сборник Скачать

19.

Настройки текста
Сидеть в любимом баре в компании расслабленного Порше и немного напряженного ДжейДжея, было радостно и грустно одновременно. Бэнк действительно успел соскучиться по этому удивительному месту, а самое главное, по не менее прекрасному владельцу клуба, который своими силами сумел создать этот удивительный бар, в котором Бэнк всегда отдыхал не только телом, но и душой. Только тут его настигала гармония, не благодаря приторным, красочным, но в тоже время терпким и обжигающим алкогольным коктейлям, а просто из-за атмосферы, которая в совокупности с напитками, музыкой и людьми, сюда приходящими, окунала его в симбиоз из эмоций, где вместе сочетались радость и грусть, счастье и тоска, любовь и боль. Этот бар был маленькой жизнью не только для его владельца, но и для самого Бэнка, что время от времени сравнивал самого себя с этим местом, понимая, что несмотря на популярность, известность и толпы поклонников, внутри он такой же пошарпанный, надломленный и одинокий, мечтающий только о том, чтобы когда-нибудь в его мир совершенно случайно забрел «свой Порше», сумевший из серых и старых стен сделать что-то яркое, светлое и поистине потрясающее. И, если уж быть совсем откровенным, хотя бы с сами собой, то кажется, что этот человек теперь действительно у него появился. Но в тоже время, несмотря на атмосферу и приятную компанию, Бэнк ощущал легкую грусть от того, что раньше они приходили сюда только вместе с Каптаном и Пэрисом. Они проводили здесь кучу времени, смеялись над историями Порше, очищали мысли горами его волшебных коктейлей и чувствовали, что это самое волшебство витает не только в воздухе данного бара, но и между ними всеми. Бэнк не знал, как объяснить, но он как будто бы чувствовал связь, какую-то нить, держащую их вместе уже несколько лет. И почему-то тогда, находясь здесь, весело смеясь и наслаждаясь компанией друзей, он даже подумать не мог, что это когда-нибудь закончится… Однако теперь они остались вдвоем и, глядя на расстроенное, грустное и напряженное лицо Джея, Бэнк понял что, человеку, который не смог ответить взаимностью, иногда бывает в разы больнее, чем тому, кого отвергли. Но почему-то именно в эту самую минуту быть отвергнутым ему очень не хотелось, потому что лишь одни мысли о том, что Бэнк сам решился на подобное, написал Рю и согласился с ним встречаться, ответив на вроде бы шутливое предложение, казались позором и дикостью. И в тоже время ему очень хотелось, чтобы все это оказалось не сном, а реальностью, ведь даже несмотря на боль и разочарование, что подарил ему Джейми, когда-нибудь заканчивается не только все хорошее, но и плохое тоже. И Бэнк очень надеялся, что его «плохое» исчезло вместе с появлением в его жизни этого высокого, талантливого, но до жути неуклюжего и местами раздражающе наглого придурка. В итоге посиделки с Джеем и Порше продлились почти до четырех утра, от чего домой Бэнк вернулся сонным, немного пьяным, но при этом расслабленным и спокойным. Как ни странно, но на душе было тихо и солнечно. Он чувствовал себя пускай и не счастливым, но радостным просто от того, что впервые за долгое время смог расслабиться, отпустить прошлые отношения и начать двигаться дальше. И пускай Бэнк до сих пор не понял и не принял все то, что ощущал и в чем боялся признаться самому себе, но почему-то та мысль, что именно он сделал первый шаг к кому-то за такое долгое время, а тем более, к такому местами несносному парню, как Рю, безумно грела душу, вновь заставляя Бэнка чувствовать себя свободным, счастливым, влюбленным, а главное — живым. Бэнк улыбнулся своим мыслям и вышел из лифта, предвкушая завтрашнюю реакцию от Рю, которая обязательно должна была последовать, но тут же вздрогнул и удивленно замер, заметив на лестничной площадке напротив своей собственной квартиры, сидевшую на холодных ступеньках фигуру в спортивных штанах и длинной свободной футболке. Человек, сидевший на лестничной клетке, похоже спал и совершенно не слышал остановившегося лифта и уж тем более, не обратил никакого внимание на застывшего рядом с ним Бэнка, который в этом самом незнакомце сразу же распознал одного идиота, что вместо звонка или обычного сообщения, решил приехать к нему домой и поговорить лично. Бэнк тяжело вздохнул и закусил губу, ощущая неловкость и даже злясь на себя за то, что засиделся в баре настолько долго. Интересно, сколько Рю его ждал? Если предположить, что он прочитал сообщение практически сразу, то мог сорваться и приехать сюда, тем самым просидев у его квартиры больше двух часов, в то время, как Бэнк заливал себя алкогольными коктейлями, слушая забавные истории Порше про различные ситуации, происходящие с ним самим или с баром. — Эй, проснись! — все же отмер Бэнк, с силой тряся уснувшего Рю за плечо. Спортсмен среагировал практически сразу, сначала невнятно что-то промычав, а после вздрогнув, потянувшись и резко разворачиваясь лишь для того, чтобы увидев Бэнка, замереть и просто молча пялиться на него в ответ, в то время, как сам музыкант тоже в упор смотрел на сидевшего напротив волейболиста, думая о том, что безумно счастлив осознавать, что именно этот человек смог пробраться в его сердце вот так быстро и совершенно внезапно, заставляя все внутри скручиваться в натяжную спираль, от которой было даже тяжело дышать. Но именно эти чувства Бэнк когда-то боготворил, влюбившись в Джейми и казалось бы, что потерял их навсегда. Однако сейчас он чувствовал, что что-то внутри него зарождается и это «что-то» было намного теплее, жарче и правильнее, чем раньше, потому что чужие глаза напротив не просто горели огнем и взаимностью, а как будто бы говорили о том, что если Бэнк все-таки позволит себе сдаться, оттает и подпустит Рю чуть ближе к себе, то тот покажет и подарит ему целый мир. И Бэнк почему-то ему верил… — Привет, — угловато улыбнулся Рю, поднимаясь со своего насиженного места и потирая сонные глаза. — Зачем ты приперся, придурок? — фыркнул в ответ Бэнк, открывая дверь своей квартиры и при этом даже радуясь, что теперь стоит к Рю спиной, тем самым, не позволяя ему увидеть свою улыбку. — Впустишь? — Бэнк вздрогнул так и застыв у открытой двери, не спеша заходить внутрь. Чужой голос позади, шептавший ему в самое ухо, от чего-то заставил парня нервно выдохнуть и практически перестать дышать лишь от осознания того, насколько сильно он сейчас рад тому, что этот человек оказался рядом. Рю вставать на тренировку в шесть утра, потому что «Эйр Форс» начинали тренировки в восемь и Бэнк об этом прекрасно знал, будучи не фанатом команды, но поклонником одного очень талантливого волейболиста. Кроме того, Рю прождал его несколько часов. Не звонил. Не писал. А главное, не ушел. Он просто сидел и ждал пока музыкант вернется. И кто Бэнк такой, чтобы вот так просто отказаться от подобного человека? — Вали домой, — скривился музыкант, проходя в квартиру и тут же закатывая глаза, стоило только Рю нагло пройти вслед за ним и закрыть входную дверь. Как бы там ни было, но о всем том, что сейчас творилось в голове у Бэнка, волейболисту знать было необязательно, особенно с учетом того, каким невыносим придурком этот человек иногда становился и, конечно же, признаваться ему в том, насколько сильно он сделал жизнь Бэнка лучше лишь своим внезапным появлением в ней, музыкант точно не собирался. По крайней мере, пока. — После того, что ты мне написал? — произнес Рю. — Ну уж нееееет! Брюнет в ответ на это только хмыкнул и стянул обувь, улыбаясь во весь рот и почему-то думая о том, что Рю позади него наверняка также растянул губы в улыбке. Он, конечно же, мог запросто проверить этот факт, но почему-то было не ловко. Пускай алкоголь и ударил в голову, но Бэнк не чувствовал себя пьяным, скорее просто расслабленным и спокойным, от чего его хватило только на написание сообщения, но как себя вести, когда этот невыносимый парень явится к нему домой, музыкант не продумал совершенно. Как оказалось, зря. — Вообще-то, я просто ответил на твой вопрос, потому что ты меня достал настолько, что я… Только вот договорить он так и не смог от того, что чужие жаркие ладони легли на его живот, а нос Бэнка уткнулся в изгиб шеи, от чего парень вздрогнул и замер на месте, при этом не предпринимая ни одной попытки вырваться или накричать на совсем обнаглевшего спортсмена. Как бы там ни было, но тепло чужого тела, да и сама ситуация в целом, пробуждали внутри Бэнка не желание ругаться, спорить или снова злиться на Рю, а лишь мысли о том, что сейчас, впервые за долгое время, он ощущал себя не просто не одиноким, но и влюбленным в того самого человека, которым раньше восхищался просто за его непосредственность и честность, никогда не думая о том, что они могут не только встретиться и нормально пообщаться, а быть друг для друга кем-то большим, нежели просто «знакомые». — Я понимаю, что не имел никакого права приходить к тебе так поздно, — подал голос Рю, при этом разворачивая застывшего и притихшего Бэнка в своих объятиях и теперь смотря ему прямо в глаза, — но я просто хотел сказать лицом к лицу о том, насколько я счастлив был прочесть это. Честно говоря, я даже не думал о том, что когда-нибудь ты сможешь сказать мне такие слова. Я знаю, каким невыносимым иногда бываю, и я прекрасно понимаю, что на самом деле ты можешь воспринимать меня совершенно не так, как я это видел в своих мечтах. Знаешь, если честно я хотел сдаться. Хотел отступить от тебя, понимая, что своим присутствием я только бешу и раздражаю тебя. Но ты… Ты удивил и обрадовал меня, ты дал мне понять, что мне действительно есть за что бороться и кем дорожить. Именно поэтому я хочу, чтобы ты знал — с сегодняшнего дня я больше не отступлюсь от тебя, несмотря ни на что. Поэтому на твои возмущения и грозные речи мне абсолютно наплевать, ведь в глубине души мы оба знаем, что ты меня обожаешь. Чужие откровения отдавали набатом не только в голове, но и в его сердце, от чего Бэнк даже не мог подобрать правильных слов, чтобы ответить на наглое заявление в конце. Мысли как будто бы закончились, а язык онемел, заставляя Бэнка просто хлопать глазами и внимательно смотреть на чужое лицо напротив, улыбающееся ему и такое родное, что даже думать теперь было страшно о том, что Рю действительно мог отступить от него, если бы сам Бэнк продолжил строить из себя непонятно кого и вновь оттолкнул бы его, но не потому, что не чувствовал ничего в ответ, а потому что боялся, что ему снова сделают больно. Но разве не боль мотивирует становиться сильнее и лучше? Разве не из-за нее люди грызут зубами землю, чтобы в итоге подняться, преодолеть все и стать сильнее? Разве не боль учит нас любить и преодолевать не только препятствия, но и самих себя ради тех людей, которые дорожат и доверяют нам? Пускай Бэнк с точностью так и не смог бы ответить на все заданные им же самим вопросы, но сейчас ему почему-то казалось, что именно рядом с Рю он обязательно найдет на них ответы. — Ты бы никогда не сдался, — едва слышно ответил Бэнк, при этом стараясь не смотреть в чужие, наполненные нетерпеливым ожиданием глаза, — иначе ты бы перестал быть самим собой и не понравился бы мне настолько сильно. Смотреть в чужие удивленные глаза и ожидать чужого ответа лицом к лицу Бэнк точно не собирался, от чего сделал глубокий вдох, набрался смелости и крепко обнял Рю, утыкаясь носом в его плечо, устало прикрывая глаза и ощущая, как гармонично, спокойно и тепло он себя чувствует обнимая того самого человека, что вот так просто смог вытеснить из его сердца все те мысли и чувства о Джейми — парне, которого, как думал когда-то Бэнк, он будет любить всю жизнь. Но даже такое проходит… И музыкант очень надеялся, что Джейми был в его жизни просто той самой ступенью, которую уготовила ему судьба для того, чтобы позже столкнуть его с Рю. Пускай Бэнк и не был фаталистом, но сейчас отчаянно хотелось в это верить просто для того, чтобы не думать о том, как долго продлится его очередное «навсегда». *** — Думаю, что предлагать тебе лечь на полу — бессмысленно? — хмыкнул Бэнк, глядя на улыбающегося Рю, что сидел на чужой кровати и смотрел на взъерошенного, немного пьяного, но такого уютного Бэнка. Сидел, смотрел и понимал, что сейчас ему абсолютно плевать где спать, главное, чтобы под боком сопел тот единственный человек, который даровал его жизни смысл и наполнил мир красками, показав, что в его пускай и огромном, но открытом далеко не для всех мирке, есть место не только волейболу, Тору и учебе, но и тому самому парню, что научил его не просто желать кого-то, а ещё заботиться о ком-то и постоянно хотеть быть с ним рядом. Но самое главное, что подарил волейболисту музыкант — это желание не просто быть любимым и чувствовать обожание и восхищение каждый раз, как это было с фанатами, а желание самому отдавать любовь и заботиться о ком-то. А это значило куда больше. — Конечно же, воробушек, потому что сегодня я сплю только с тобой и желательно на кровати, впрочем как и всегда, — расплылся в улыбке Рю, после чего приподнялся на локтях и резко дернул на себя стоявшего рядом Бэнка, заваливая его на светлые простыни и наслаждаясь чужими черными, немного напуганными, возмущенными, но такими прекрасными глазами. — Что ты себе позволяешь, придурок?! — тут же прорычал Бэнк, пытаясь сдвинуть с себя нависающего над ним Рю, но, естественно безуспешно. — Если я написал, что согласен быть твоим парнем, это еще не значит, что ты имеешь права меня лапать. Изыди, идиот! — Ты такой милый, когда ругаешься, — рассмеялся Рю, скатываясь с Бэнка, укладываясь на спину и блаженно прикрывая глаза, чувствуя легкую усталость, сонливость и при этом ничем не перекрываемое и самое настоящее счастье, — сразу становишься воинственным воробушком, вставая в свою боевую стойку. — Я сейчас сверну тебе шею, — сузил глаза Бэнк, с раздражение пихнув Рю в бок и вызывая у того очередной приступ смеха, — тебе не кажется, что ты слишком многое себе позволяешь? — Разве? — выгнул бровь Рю, поворачивая голову вправо и внимательно глядя за реакцией привычно колючего, нахохленного, но совершенно точно неразозленного Бэнка. — Вроде бы писал, что согласен стать моим парнем. Или я не прав? — Будешь так себя вести, я возьму и передумаю, — шикнул на него Бэнк, награждая парня строгим взглядом, — и вообще, ты время видел?! Тебе на тренировку вставать через два часа. Просто возьми вещи, которые я для тебя подготовил, — добавил брюнет, кивнув на край кровати, где аккуратно лежали майка и шорты, которые Бэнк несколько минут назад достал для волейболиста, — иди прими душ и ляжем спать. — Вау, кто-то знает расписание моих тренировок? Это очень приятно, мой верный фанат, особенно с учетом того, что болеешь ты за «Висакху», — расплылся в улыбке Рю, уже полностью переворачиваясь набок и с нескрываемым удовольствием наблюдая за румянцем на чужих щеках. — Я просто слежу за Джоссом, — тут же нашелся Бэнк, — слышал, что агент «Висккхы» приходил к вам недавно и интересовался кем-то из игроков. Полагаю, что именно им. У нас не так много талантливых игроков его амплуа, поэтому… Дальше Рю уже не слышал и не потому, что слова Бэнка были ему абсолютно неинтересны, а потому что перед глазами вновь пронесся недавних разговор с Тердом, от чего только-только наладившееся настроение благодаря Бэнку и его положительному ответу, тут же опустилось на самое дно от мыслей о том, что же будет с фанатами, командой и Бэнком, когда он узнает о том, кого на самом деле решила купить «Висакха». — Что-то случилось? — выдернул его из грустных мыслей голос Бэнка, что приподнялся на локтях и теперь настороженно смотрел на задумчивого и хмурого Рю. — Все в порядке, — выдавил из себя улыбку парень, стараясь не думать о том, что его беспокоило. Единственное, о чем он сейчас мечтал — это полностью раствориться только в этом самом моменте с Бэнком, не примешивая сюда все свои проблемы, отношения с командой и тот самый поток грязи от поклонников «Эйр Форс» и возможно «Висакхы», который выльется на него очень скоро, а в этом Рю даже не сомневался. Конечно, Рю никогда не был святым и зачастую из-за своего длинного языка и желания говорить всю правду в лицо, попадал в скандалы и неприятные истории. Но в тоже время он понимал, что его уход из команды сразу после вестей о болезни тренера, будет воспринят фанатами не только «Эйр Форс», но и остальных клубов, как самое настоящее предательство. И он, в общем-то был с ними полностью согласен, кроме того, что предавать он никого не собирался и предали, кажется, его самого. Но когда и кого волновали его чувства? — Что-то случилось в команде? — допытывался до него Бэнк, тем самым уничтожая настроение Рю на корню. — Я читал в СМИ сегодня вечером про вашего тренера и мне очень… — Давай просто не будем! — тут же прервал его Рю, понимая, что обсуждать эту тему с Бэнком ему хотелось меньше всего на свете. — Я пришел к тебе не потому, что хотел поговорить о команде и уж тем более не потому, что желал, чтобы ты меня пожалел… Я просто должен был сказать тебе лично насколько сильно я счастлив от осознания того, что все то, что я чувствую, хоть немного ощущаешь и ты. Я знаю, каким бываю навязчивым, приставучим и наглым, если мне нравится человек. И сегодня, увидев тебя вместе с Джеем, я совершенно по-глупому приревновал тебя и даже на несколько минут возненавидел ДжейДжея, а потом посмотрел на себя твоими глазами и осознал, что я действительно идиот. Я не давал тебе прохода, писал в Твиттер, даже имел наглость приехать к тебе без приглашения, да и сейчас тоже… Знаешь, я ведь и вправду хотел отступиться от тебя. Мне было плохо. Я осознал, что очень привязался к тебе, но в тоже время я понимал, что слишком настойчив и не хотел на тебя давить. Но ты правда удивил меня. Ты заставил меня поверить в то, что я могу быть кому-то нужен не потому, что я популярный волейболист или состоятельный парень, а потому что я — это я. И знаешь, пускай ты никогда в жизни не повторишь то, что согласен быть моим парнем, но… Я правда счастлив с тобой. Поэтому, давай не будем про тренера, «Эйр Форс», волейбол и все остальное. В эту данную минуту для меня есть только ты, я и это мгновение. Я не прошу от тебя признаний в любви, нежностей или ласки, прекрасно знаю, что ты колючий ежик и тебе сложно проявлять свои чувства к людям, которых ты знаешь не так давно, но я могу дарить нежность за двоих. Мне просто нужно, чтобы ты был рядом, и чтобы ты всегда поддерживал меня. Ни смотря ни на что. Кто бы что не говорил, как бы все не выглядело, обещай, что будешь на моей стороне. Хорошо? Рю сделал глубокий вдох и замолчал, понимая, что наконец-то смог высказать все то, что накопилось в нем за это долгое время и чем он мог и хотел поделиться только с тем самым человеком, от которого не требовалось долгих утешений или жалости, ведь просто его присутствие было самым идеальным лекарством для Рю. Тем самым средством, что спасало его и заставляло чувствовать себя живым. Бэнк отвечать ему не спешил, тем самым заставляя парня нервничать еще сильнее, от чего Рю даже боялся распахнуть глаза и посмотреть на вроде бы своего парня, который пускай и ответил ему согласием, но все равно оставался холодным, колючим и закрытым, как будто бы книга, которую волейболист так и не мог прочитать. — Я буду на твоей стороне даже если весь мир будет мне кричать, что ты не достоин этого, — тихо-тихо произнес Бэнк, пододвигаясь ближе и утыкаясь носом в шею вздрогнувшего от неожиданности, но тут же притихшего и желающего услышать продолжение Рю, — просто потому, что я знаю — ты сам никогда не предашь меня. По крайней мере, я бы хотел в это верить. Рю расслабленно выдохнул, невольно и счастливо улыбнулся, а после наконец-то распахнул глаза, приподнимая своими пальцами его подбородок и наслаждаясь нескрываемым смущением в чужом, но таком родном взгляде. — Можно мне тебе поцеловать? — осторожно спросил Рю, опуская свою руку на чужие волосы и аккуратно перебирая каждую прядку, тем самым как будто бы расслабляя и успокаивая не только Бэнка, но и себя самого. — Раньше ты не спрашивал, — усмехнулся тот в ответ, при этом выжидающе смотря на его губы и заставляя все внутри Рю переворачиваться с ног на голову. — Раньше ты не был моим парнем, — фыркнул в ответ волейболист, стараясь сохранить лицо и не показать окончательно насколько слаб и открыт он перед Бэнком, — но теперь мы встречаемся, и я всегда должен знать хочешь ли ты этого сам, потому что мне важно и нужно знать, чего в данный момент желаешь именно ты. Бэнк растерялся. Это было отчетливо видно, от чего вызывало у Рю совершенно глупую улыбку просто от мыслей о том, каким нежным и трогательным иногда бывает этот парень. Вернее, какой он нежный и трогательный в жизни, если отбрасывает свою маску вечно хмурого и недовольного самим Рю мальчишки. — Тогда мы просто будем спать, — нашелся, что ответить Бэнк, заставив Рю расслабленно рассмеяться, — вали в душ, я схожу после тебя и будем спать. Тебе скоро вставать, а я устал. — Ты потрясающий, ты в курсе, да? — расплылся в улыбке Рю, сжимая Бэнка в крепких объятиях и совершенно не обращая никакого внимания на чужие возмущения. Каким бы холодным, отстраненным и колючим не казался со стороны музыкант, но Рю чувствовал и видел, что понемногу Бэнк оттаивает, теплеет, открывается ему и впускает его в свой маленький, но такой красочный и прекрасный мирок, который волейболист никогда бы в своей жизни не смог осквернить или испортить, прекрасно понимая, что родители, брат, Тор, а теперь и Бэнк — это единственные люди, ради которых он готов бороться со всем миром, а самое главное — с самим собой, только для того, чтобы эти люди были счастливы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты