Зодиаки

Джен
PG-13
В процессе
5
Размер:
планируется Макси, написано 75 страниц, 6 частей
Описание:
Мир, где знаки зодиака действительно существуют и влияют на реальность. Москва, наши дни. Главная героиня вынуждена скрывать свой истинный знак зодиака, так как близнецы обязаны быть креативными, а она ходит на простую офисную работу. Всё меняется, когда начальство узнаёт правду и увольняет героиню. Но она начинает всё сначала, устроившись в Министерство Астрологии, где надеется изменить мир и сделать его немного справедливее.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
5 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава шестая, в которой люди слушают людей

Настройки текста
Утомительно тёплый июньский день накрыл город шапкой из облаков, будто закрыл кастрюлю и стал заживо варить москвичей в супе из пробок и пыли. Алла не чувствовала себя ни главным ингредиентом супа, ни острой специей или сладкой зажаркой, а обычной молекулой воды, что была готова вскипеть. Останкинский пруд был готов присоединиться и испариться, потому что, проходя по мосту к зданию Министерства, Алла ощущала волну влажного жара. Даже бюст Ленина, украшенный знаком овна – знаком зодиака вождя пролетариата – будто вспотел и задумчиво смотрел вдаль, отвернувшись от солнца, пробивающегося через тучи. На входе в Министерство Аллу настиг звонок Нади, что казалось очень нетипичным для подруги, обычно отправляющей ей сообщения. – Ало, – ответила Алла. – Ал, привет. Ты на работе? – Почти. – На пути? Отлично! У меня просьба. Можешь, плиз, пофоткать фрески на вашем здании Министерства? Мне для работы надо, а в интернете нет фотографий отдельных элементов в норм качестве. – А что именно тебе нужно? – Алла протёрла лоб тыльной стороной руки и оглядела высокие стены четырёх крыльев Министерства, украшенные символами зодиаков, схематичным изображением созвездий и мифических персонажей, чьи истории отразились в созвездиях. – Всё, что сможешь снять! Хотя бы десяток элементов! Мне нужны референсы к архитектурному стилю Чечулина для заказа. – Надь, прости, но попозже, – Алла отнесла телефон от уха, чтобы проверить время. – Давай после полудня, я на обеденном перерыве сфоткаю. – Э-э-э… Ну, давай. Лучше, чем ничего. – Ок. До связи. Несмотря на явную срочность дела подруги, Алла не хотела опаздывать, потому что уже дважды пришла позже на этой неделе. И всё из-за того, что не могла рано просыпаться в жару. Однако, кабинет Аллы оказался пуст. Она обошла секции её коллег, отгороженные книжными полками, но столы оказались пусты. Даже Макс, обычно приходящий на полчаса раньше неё, сейчас отсутствовал. Но кружка кофе с недоеденным крекером на блюдце, стоящие на столе Макса, подсказали дедуктивным инстинктам Аллы, что коллега уже в Министерстве, но не здесь. – Алла, вот ты где! Из коридора образовался запыхавшийся Зингер с ноутбуком подмышкой и пластиковым стаканчиком воды в руке. – Что-то случилось? – спросила она. – А ты что не на конференции? – глаза Зингера блеснули страхом совершённой ошибки. – Какой конференции? – А-а-а… – понял что-то Зингер и махнул рукой. – Сегодня отчётная научная конференция, и Максу нужна твоя помощь. Она в Земном Крыле на девятнадцатом этаже. Иду туда прямо сейчас, пожалуйста. – Но вы же меня вчера попросили отчёт для РЖД сделать… – Прости, совсем замотался! Отчёт – завтра, сегодня – конференция. Алла пожала плечами, схватила ноутбук и отправилась на поиски нужного этажа. Всё ещё боясь заблудиться в коридорах Министерства, Алла спустилась на первый этаж и пошла в Земное Крыло по земле. Парадный холл оказался украшен не менее величественно, чем в Огненном Крыле. Центральная фреска изображала величественное дерево с нелепо огромными яблоками, каждый из которых вмещал портрет известного российского или советского деятеля земельного тригона. Самым ярким казался портрет Менделеева-козерога, потому что в его яблоко умудрились впихнуть и периодическую таблицу. Помимо мозаичного дерева, Земельное Крыло полнилось и настоящими растениями, стоящими густыми и высокими рядами у стен. К лифтам вытянулась непривычная очередь, а Алла услышала от некоторых, что те спешат на загадочную конференцию. Зато ей не пришлось искать местный зал собраний, и она просто последовала за группкой опаздывающих коллег по коридорам девятнадцатого этажа и неожиданно очутилась в просторном светлом помещении. Вспомнив Надю, Алле подумалось, какого было архитектору вместить зал с семи- а то и больше метровыми потолками в здание, напичканное низкими извилистыми коридорами. Этот зал вмещал и просторную сцену, над которой сейчас висел огромный экран, высвечивающий чью-то презентацию, и рядов пятьдесят сиденьев и даже замысловатую фреску и фонтан на правой стене. Оглядев многочисленных зрителей, Алла заметила растрёпанную макушку Макса в последнем ряду. Он скорчился над ноутбуком и явно не уделял внимания выступающему. Алла протиснулась на свободное место рядом с ним и потрясла за плечо. – Наконец-то! – громко зашептал Макс. – Спасёшь меня? – Что случилось? – Алла плюхнулась на сидение и открыла ноутбук, уже понимая, какая помощь нужна Максу. – У меня скоро презентация, а я понял, что моя статистика по овощеводству в Московской области прошлогодняя! Поможешь новую посчитать? У меня пока своих дел куча! – Макс показал на три открытых экселевских окна. – Помогу. Насколько точная нужна статистика и что конкретно считать? – Так… – Максим полез на последние страницы одного из файлов. – Посчитай зависимость урожайности кабачков, баклажанов, огурцов и картошки от дня, в который их посадили. – А кто проверяет? – спросила Алла, понимая, от чего именно зависит необходимая точность расчётов. – Макаров из Госдумы. Алла с удивлением осмотрела первые ряды, но, конечно же, ничего не увидела с последнего ряда. В любом случае, о Макарове она слышала впервые, и не знала, что в их Министерство заглядывают депутаты. Но «Макаров из Госдумы» звучало солидно, и Алла полезла в базы данных. – Спасибо за внимание! – раздался знакомый голос со сцены, и он принадлежал Ибрагимову. – Конференцию об итогах работы Управления Министерства Астрологии по Москве продолжит Аркадий Кудрявцев. Прошу! На сцене появился Аркадий, с которым Алле месяц назад довелось работать над казино «Арлекин». Он ощутимо волновался, поправляя и без того туго затянутый галстук. Пытаясь совладать с дрожащим, как лезвие тонкого клинка, голосом, он начал: – Сегодня я расскажу вам о наблюдениях нашей обсерватории за прецессиями звёзд в зодиакальных созвездиях. Алла пыталась сконцентрироваться на экселевской табличке отчёта, но иногда Аркадий внезапно повышал голос на эмоциональных с его точки зрения моментах, и она непроизвольно отвлекалась. – Со времён Третьей Генеральной Ассамблеи Международного Астрономического Союза в 1928 году, – воодушевлённо рассказывал Аркадий, показывая чёрно-белую фотографию с мужчинами в толстых очках, – когда были утверждены границы зодиакальных созвездий, и Змееносцу официально присвоили титул тринадцатого созвездия, положения созвездий не пересматривались на международном уровне. СССР признал новые даты знаков зодиака, подтверждённые астрофизиками, однако отказался утвердить созвездие Змееносца. Поэтому несколько поколений Змееносцев значились в документах как Скорпионы. И только в 1989 году был издан указ, подтверждающий, что Скорпионами являются лишь люди, рождённые с 23 по 29 ноября. В сегодняшней презентации я не коснусь морально-этических проблем вытеснения Скорпионов Змееносцами, но представлю последние данные о том, когда именно Скорпионы исчезнут с лица Земли… Алла почувствовала холодок, пробежавший по спине, и поспешно вернулась к количеству созревших кабачков. Но успокоившийся голос Аркадия прервало громкое недовольное покашливание Васи-историка, с которым Алле и Аркадию доводилось играть в рулетку. – Не могу воздержаться от критики вашей позитивистской риторики, коллега, – вскочил со своего места во втором ряду Василий. – Будучи учёным гуманитарных наук и ответственным гражданином, я не устаю напоминать о ситуативности научного знания в целом. А помня, какое влияние оказывает распределение по «кастам» зодиаков сегодня, нужно сто раз оценить культурно-социальный контекст, в котором работают такие учёные, как вы. И вам нужно подумать о вашем заявление, что через двести лет Скорпионы будут рождаться раз в году. Вот в СССР мы жили как-то с классическим зодиакальным кругом, и ничего! – Василий, я показываю строго научные факты, – скучающим тоном заметил Аркадий, указывая на слайд с картой звёздного неба и стрелочками, показывающими движение зодиакальных созвездий к или от эклектики. – Прости, но гуманитарные науки и ситуёвинность… ситуативность знания – это не ко мне. – А эскимосы? А маори из Новой Зеландии? – не останавливался Василий. – Жили всю жизнь без зодиаков, и ничего! – У них никогда не была развита астрономия, – громко заметила Омарова, сидящая на ряду перед Аллой. – А что насчёт майя? – громко спросил Василий у Омаровой. – Культура, обладающая колоссальными знаниями о природе и космосе! Они заметили смещение Скорпиона-Змееносца намного раньше европейцев, тому есть подтверждение на стелах и пирамидах! Но и они объединили два зодиака в один знак, и Скорпионы и Змееносцы принадлежали к одному социальному классу! – Почему-то им это не помогло против конкистадоров, – засмеялся кто-то на первом ряду. – Да, потому что зодиакальная культура насаждалась вместе с колониализмом! – почти кричал Василий. – Вася, ты же Козерог, какая разница! – раздался другой голос. На сцене появился обеспокоенный Ибрагимов и наклонился к микрофону возле Аркадия: – Уважаемые коллеги, я призываю вас к порядку! Напоминаю, что мероприятие проводится в формате научной конференции. Поэтому, пожалуйста, воздержитесь от вопросов и комментариев, пока спикер не даст понять, что он или она закончили. Простите, Сергей Михайлович! Ибрагимов стыдливо улыбнулся депутату Макарову из Госдумы и спустился со сцены, махая Аркадию рукой, чтобы тот продолжал. – Теперь угадай кто по гороскопу Макаров, – шепнул Максим Алле. – Что? – растерялась Алла, пытаясь и слушать, и считать прирост картофеля-Раков. – Макаров. Он Змееносец. Вот наш шеф и забегал. Алла с удивлением проследила за Ибрагимовым, подбегающим с Макарову и с раболепной улыбкой извиняющимся перед депутатом. Алла почувствовала, будто долго пыталась решить длинную задачку по вышмату, используя одну формулу, которую, оказывается, неверно переписала с доски во время лекции. – На чём я остановился… – забеспокоился Аркадий, перебирая бумажки с заметками. – Ах да. То, что мы называем прецессией звёзд, на самом деле является прецессией Земли и смещение её оси. Более того, Солнечная система движется вокруг центра Млечного Пути, и то же самое делают звёзды, образующие зодиакальные созвездия. Астрономия на текущем уровне развития не даёт ответа на вопрос, как звёзды, находящиеся в тысячах и миллионах световых лет от нас и от прочих звёзд, с которыми они «образуют созвездия» оказывают зодиакальное воздействие на Землю. Однако, так как астрология предоставляет неопровержимо доказанные статистические корреляции между временем рождения человека и его способностями и предрасположенностями, астрономия признаёт астрологию вот уже третий век. Фундаментальная физика включает пытается обнаружить зодиакальный бозон по аналогии с бозоном Хиггса и с Z и W бозонами, но безуспешно. Есть предположения, что зодиакальное воздействие – это частный случай гравитационной силы. И тогда нам нужно найти бозон, переносящий гравитацию, и он же может отвечать за зодиакальные силы. Однако, даже поиск гравитационного бозона пока что является нерешённой задачей для фундаментальной физики, так что, боюсь, что до физического объяснения знаков зодиаков пройдёт не один десяток лет… – Как отчёт? – громко шепнул Макс на ухо Алле. – Успею, – ответила Алла и вернулась к таблице. Аркадий закончил длинный рассказ, часто прерываемый неприлично громкими вздохами Василия-историка, и на сцену, прихрамывая, поднялся Макаров из Госдумы, а следом – Ибрагимов. – Благодарю каждого спикера, – улыбнулся полными губами Макаров. – Мне, простому чиновнику, далёкому от науки полезно послушать вас, учёных. Проникнуться, так сказать, вашим незашоренным… взглядом на… э-э-э, вопросы. И вообще… Макаров осматривал последние ряды, будто ища суфлёра, который напомнил бы текст пьесы. Но спасать депутата от поглощающей тишины, накатывающей на чиновника их зала, пришлось Ибрагимову: – А мы в свою очередь благодарим вас, Сергей Михайлович. Сейчас конференция распускается на обеденный перерыв, и во второй половине дня мы коснёмся таких тем, как… Экспериментальная стоматология для огненных и земных знаков. Созвездие Стрельца: центр галактики и природная харизма. Отличие ЛГБТ и зодиакальных прайд-парадов: возможно ли в России второе без первого? Опасная тенденция утечки образованных представителей воздушных знаков за рубеж. Карты Таро: историческая ценность и современная критика. Предпринимательство глазами огненных и водных знаков. И зодиакальное влияние на сельское хозяйство в Московской области. – Так твоя презентация в самом конце? – спросила Алла Максима, когда все стали расходиться. – Да, так что время есть, – пожал плечами Максим, откусывая откуда-то взявшийся сэндвич. Алла посмотрела на телефон и заметила несколько пропущенных вызовов и сообщений от Нади и вспомнила об обещании сфотографировать фасад Министерства. Однако, желудок пропел китом, напоминая о первоочередных потребностях. Вдохнув тёплый воздух конференц-зала, Алла уловила запах еды, доносящийся от стола с закусками у стены, украшенной цветной фреской, и ноги сами понеслись к нему. Очевидно, закуски, поданные к приезду Макарова из Госдумы, готовились не теми же поварами, что кашеварили в столовой Водного Крыла. Алла не жаловалась на еду, но некоторые повара явно страдали атрофией тех зон языка, что отвечают за ощущение соли в продуктах, и бухали килограммы соли в каши и супы. От непривычки, местные канопе теперь казались Алле несолёными, будто она, как морская рыба, случайно заплыла в реку. – Я тоже люблю эту фреску, – вдруг раздалось над ухом Аллы. Омарова ошибочно приняла бездумно замерший взгляд усталой Аллы за интерес к цветной фреске на стене за банкетным столом. Её стиль отличался от стиля прочих картин и мозаик в Министерстве, как соловей отличается от коршуна. И пока прочие монументальные полотна выросли на коктейле из эстетики сталинского гигантизма и советского классицизма, эту фреску кормили пюре из Союзмультфильма и поили компотом из Пушкинских сказок. – Что-то знакомое, но не могу вспомнить, – призналась Алла, на этот раз правда рассматривая картину. – Сказка Тринадцать Месяцев, – объяснила Омарова. – Моя любимая сказка из детства. – Честно говоря, я знаю только версию про Двенадцать Месяцев. – Не удивительно, – усмехнулась Омарова, беря маленький бутерброд с красной икрой. – Она популярна в основном среди Змееносцев. В конце концов она была написана и экранизирована Змееносцами для Змееносцев. Теперь Алла поняла смысл фрески. Огромный рыжий костёр в центре окружали мужчины в костюмах, изображающие двенадцать знаков зодиака. Рыба держал корзину с сельдью, у Стрельца виднелся из-за спины лук, рядом с Козерогом паслась козочка и так далее. К костру приближалась девочка, видимо, искавшая подснежники. И, насколько Алла помнила из советского мультика, ей должен помочь Овен, укрытый овечьей шкурой на картине. Однако, здесь Овен смотрел в глубь леса, откуда выходила фигура тринадцатого мужчины. Зелёная змея тонкой струйкой обвивала его руку, и в этой же руке он нёс букет подснежников. – Но почему Змееносец приносит подснежники? – удивилась Алла. – Смысл сказки в том, что Овен на границе апреля и мая, когда растут подснежники. А Змееносец – это ноябрь и декабрь. – А вас не смущает, что сказка под названием «Двенадцать месяцев» на самом деле вовсе не про месяцы, а про знаки зодиака? – Классические зодиаки довольно часто называют месяцами. Их тоже двенадцать, и это банально удобно. – Но они давно не соответствуют календарным месяцам, хоть римляне и брали зодиакальные периоды в основу юлианского календаря, – заметила Омарова, поправляя зелёную брошь с символом Змееносца на лацкане чёрного пиджака. – И так как в их времена Змееносец лишь вступал в зодиакальный круг, его решили не брать в расчёт. Да и с утилитарной точки зрения число двенадцать намного удобнее для квартальных, сезонных и полугодовых расчётов, чем тринадцать. С тех пор Змееносцы и оказались притеснены на две тысячи лет. Алла вновь посмотрела на фреску, пытаясь найти отсылки и Древнему Риму или утилитарным расчётам, но не вышло. – Когда в девяностые Россия признала новый зодиакальный круг, – продолжила Омарова, – Змееносцы-активисты объединились и выпустили мультфильм по мотивам сказки о Двенадцати Месяцев, но прибавили тринадцатый. Да, я тоже думаю, что идея со Змееносцем, приносящем подснежники, как бы сказать… дурацкая. Но в их мультфильме цветы означают перемены и надежду, а не материальные блага. – Даже не слышала о мультфильме… – призналась Алла. – Качество тоже оставляет желать лучшего… – вздохнула Омарова. – Но это первый, как бы сказать… артефакт искусства Змееносцев в России. Поэтому, я считаю, фреска повторяет сюжет мультфильма. Возможно, ещё потому, что режиссёр мультфильма проработал в Министерстве тридцать лет. Алла почувствовала, как телефон вновь завибрировал в кармане, и, извинившись перед Омаровой, вынырнула в коридор, чтобы ответить на звонок: – Надя, привет. Прости, у меня сегодня сумасшедший день. Я тебе вечером фотки скину, хорошо? – Ал, я уже тут. – Тут? Это где? – На входе в Министерство. Но меня за ворота не пускают. Ты можешь спуститься, плиз? – Через десять минут буду. Поминутно сверяясь с телефоном, Алла понеслась вниз через толпу коллег, неторопливо спускающихся на первый этаж и расползающихся по близлежащим кафе, надеясь попасть на соседний столик с какой-нибудь звездой из Телецентра. Спустившись по массивным ступенькам входа и направляясь к центральным воротам, Алла пыталась разглядеть фигуру Нади за железными прутьями входа, но вдруг её рука показалась среди толпы коллег посреди тротуара. Надя стояла между Полиной, скучающе разглядывающей пруд, и Максимом, быстро тараторящем и указывающим на Министерство. – Надя, Поля, – удивилась Алла, – поразительно, как вас пропустили! Меня охранник каждый день весь первый месяц работы допрашивал, пока я постоянный пропуск не получилась. – Меня-то дядя Гриша сто лет знает, – заметил Максим. – А вы знакомы? – спросила Алла у него с Надей. – Вторую минуту, – рассмеялся Макс и кокетливо попытался заправить короткие волосы за ухо. – Алла, ты скрывала, что у тебя такие… приятные коллеги, – игриво подмигнула Надя, а Полина закатила глаза. – Ты ради коллег пришла или ради здания? – устало спросила Алла, и это прозвучало намного грубее, чем она планировала. – Не будь такой букой, – не восприняла в серьёз та, – Максим рассказал, что у вас какое-то важное мероприятие, так что прошу прощения. А только оббегу здание кругом и сниму барельефы. Пять минут. Надя тут же сорвалась с места, доставая телефон из кармана и надевая чёрные очки: солнце так яростно освещало Министерство, что на светло-бежевый камень было буквально больно смотреть. – Поля, а не знаешь, что за срочность? – спросила Алла. – Почему Надя так нервничает? – Им какая-то шишка дачу заказала, кажется, – безразлично ответила Поля. – И в стиле вашего Министерства. – Не Макаров из Госдумы, случайно? – усмехнулся Максим. – Не знаю, – серьёзно ответила Полина. – Может быть. – Макс, а ты что здесь делаешь? – спросила Алла. – Очень не хотелось ни с чем за обедом говорить, и я в кафе сгонял, – махнул он рукой куда-то за дорогу. – А вы с Надеждой подруги? – Угу, со школы, – кивнула Алла. – Поля, а ты почему с Надей? – Она забирала меня со школы, но вдруг решила, что её очень нужно сюда, – пожала плечами девочка. – Типичная Надя, – вздохнула Алла. Из-за Огненного Крыла Министерства показалась Надя, бежавшая ещё быстрее, чем изначально, будто теперь ей предстояло спроектировать ни одну, а две дачи для чиновников из Газпрома. Оглядев здание снова, она спросила: – А Змееносцев тут нет? – Внутри есть, – ответил Максим. – В смысле, люди. А снаружи нет. Здание же из пятидесятых. – Ясно, – вздохнула та. – Делаешь дачу для Змееносца? – поинтересовалась Алла. – Не, для Льва. Но, как я поняла, у них семья большая или просто друзей много, и нужны все знаки в вашем стиле. – Интересная какая у вас работа, – с преувеличенным удивлением заметил Максим. – Так и есть, – улыбнулась Надя и заправила голубой дред за ухо. – А вы в Министерстве тоже работаете? Вместе с Аллой? – Я можно сказать… почти её начальник, – гордо заявил Максим. – Ало, мы сидим в одном кабинете и начальник наш Зингер! – возмутилась Алла. Полина демонстративно вздохнула, показывая, как её утомили разговоры взрослых. Алла взглянула на экран телефона и поняла, что обед почти закончился. – Максим, время, – заметила она. – Бегу-бегу, дорогая! – засуетился он, отыскивая что-то в кармане и вручил визитку Наде. – Если вдруг вам понадобятся ещё фотографии. – Скорее всего, – подмигнула ему Надя, и потом восторженно-изумлённо посмотрела на Аллу, подняв брови до небес. – Ну пошли, я есть хочу… – потянула Полина к выходу Надю. Участники уже собрались в зале, а на сцене готовилась к презентации Софья. Она нервно поправляла непослушные рыжие волосы, убранные в пучок, который норовил развалиться из-за повышенной кудрявости девушки. Алла сверила часы и, убедившись, что в запасе ещё почти три часа, продолжила клепать экселевские таблицы и слайды. – Управление Министерства Астрологии по Москве провело масштабный эксперимент, чтобы доказать неточность ныне действующего календаря благоприятных дней, – рассказывала Софья, а на экране проектора появилась фотография, сделанная в вечер последней игры Аллы с коллегами. – Исследовательский Центр Астрологии сейчас проводит многочисленные тесты для нахождения истинных благоприятных дней. Чтобы определить коэффициент удачи каждого знака зодиака используются стандартные тесты угадывания рандомных чисел. В настоящий момент привлечено более двух тысяч добровольцев, и ожидается ещё более пяти тысяч человек. Институт Авиации предоставил нам контакты добровольцев, которые опрашивались для составления Авиационного Календаря Неблагоприятных Дней. После фазы экспериментов будет проведена статистическая проверка массива данных и определение причинно-следственных связей между знаком зодиака испытуемых, днём проведения эксперимента, коэффициентом удачи и так далее… Алла поняла, что неминуемо отвлекается от работы на презентацию и воткнула наушники, включив музыку на полную громкость. Леди Гага победила Софию с использованием звукового оружия и теперь просила Аллу вызвать 911. Время ускоряется как на спидах, когда приближается дедлайн, и Алла едва-едва доделала слайды о баклажанах перед выходом Максима на сцену. – Коллеги, мы все устали, – начал Максим, – но на десерт мы приготовили вам кое-что интересное. Астрологическую статистику по овощеводству в Московской области! Энтузиазм Максима равнялся заинтересованности аудитории, а все зрители листали новости или Инстаграм. Ибрагимов болтал с Макаровым из Госдумы, а Алла рассматривала форматирование слайдов, понимая, что ноутбук Макса всё переделала по-своему. – В заключении добавлю, что производительность вышеперечисленных районов Московской области выросла на пятьдесят процентов по сравнению восьмидесятыми годами прошлого века. А если сравнить с девяностыми, когда овощеводство перестраивалось под истинные знаки зодиака после классических, то на все семьдесят. – Прошу прощения! – поднял руку Василий, – Утверждаете ли вы, что овощеводство функционировало лучше без учёта тринадцатого знака зодиака в планировании? Макс демонстративно закатил глаза и показал на слайд: – Нет, сейчас мы производим на пятьсот процентов больше баклажанов, кабачков, картошки и огурцов. Я оценивал только динамику последних пяти лет в своём отчёте, так что предпочёл бы не углубляться в историю Древней Руси. – Тем не менее, до перехода к, как вы выразились, «истинным» знакам зодиака – издевательским тоном продолжил Василий, – производительность была на двадцать выше! – Во-первых, разговор идёт о сравнении восьмидесятых в девяностыми, когда вся промышленность встала. Во-вторых, ты бы хоть пропорцию, как в школе, прикинул, Вась. Не двадцать процентов, а шестьдесят. – Тем более, на шестьдесят процентов! – продолжал Василий. – Я ничего не утверждаю, просто привлекаю внимание к факту… – Что-то ещё? – спросил Максим, складывая руки на груди. – Да нет… – неловко замялся Василий под взглядами окружающих и сел на место, – Извиняюсь, что перебил… – Так может быть в следующий раз, когда ты захочешь придираться к мелочам, дать сначала закончить выступающему?! – вдруг закричал Максим, яростно сжимая блокнот в ладонях. – Ты почти каждую, мать твою, презентацию прерываешь на свои никому не нужные комментарии! С твоими конспирологическими теориями! Чего ты сам-то не выступал, а? Ой, для этого же нужно участие в проектах! А не просто обсирание чужих презентаций ватными комментариями! Максим в сердцах бросил блокнот на пол так, что обложка отлетела. Он схватил ноутбук и, ничего не говоря, направился к выходу, где дважды бабахнул дверью, открывая и закрывая. В зале повисла тишина. Алла не видела лица Василия, но, женщина рядом с ним, приободряющее положила руку ему стыдливо скрученную спину историка. Ибрагимов громко раскашлялся и поднялся на подиум, обратившись к зрителям: – Наш коллега обещал интересное на десерт, и он не соврал, – Ибрагимов сделала паузу, дабы коллеги посмеялись, а потом и сам улыбнулся. – Что ж, Максим водолей и ушёл по-водолеевски. – Такое случается, когда берёшь на работу потенциальных разбойников! – рассмеялся Макаров из Госдумы. – Ты бы пересмотрел кадровую политику, Андрейка. – Подумаем об этом! – звонко рассмеялся Ибрагимов, и ему вторили многие голоса из зала.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты