Гермиона Грейнджер и Кубок Огня

Джен
Перевод
PG-13
В процессе
378
переводчик
Temp сопереводчик
axfy бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.portkey-archive.org/story/7700
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 632 страницы, 66 частей
Описание:
Что было бы, если бы Кубок Огня выбрал Гермиону в качестве чемпиона? Заклинание, сотворённое летом с самыми благими намерениями по защите Гарри, оборачивается тем, что ей приходится принимать участие в Турнире Трёх Волшебников! Сможет ли она с этим справиться?

Обложка: https://drive.google.com/file/d/1Fx8H-Zf8KzPHTWeHixkbEQoX0FA5SlR0/view?usp=drivesdk
Примечания переводчика:
Первая проба пера в качестве переводчика. Просьба судить с особой строгостью! (с)
Temp

Я присоединилась к переводу намного позже, просто захотела однажды перевести какой-нибудь миник... Nikolai-Nik, это всё ты виноват ;)
JulsDo

Ну а вообще, на работу натолкнула Helen Sergeeva (https://ficbook.net/authors/2505206), за что ей отдельное спасибо.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
378 Нравится 1614 Отзывы 139 В сборник Скачать

15.5 Entente Cordiale

Настройки текста
Часы Гермионы — устрашающие старые заводные часы, которые подарил ей отец, когда её собственные электронные часы отказались работать в Хогвартсе — показывали почти одиннадцать утра. Она несколько раз встряхнула их, чтобы убедиться, что заклинание, призванное защитить их от воды, не подвело даже во время её смертельного прыжка в реку. Похоже, всё было в порядке. В таких пасмурных условиях, без видимого солнца, у неё не было другого способа определить время. Теперь темп задавала Флёр. Предположение о том, что её младшая сестра находится где-то на дне озера, заставляло её двигаться вперёд несмотря на любую боль в лодыжке, и Гермиона хорошо это понимала. Только настойчивость, проявленная Гарри в отношении её тренировок, позволила ей сделать то же самое для него. Река изгибалась в восточном направлении, а значит, им предстояло преодолеть ещё один поросший деревьями гребень. Девушки продолжали накладывать друг на друга согревающие и отталкивающие воду чары, чтобы защититься от беспрерывно моросящего холодного дождя. Кроме того, они держали свои палочки наготове на случай встречи с другими обитателями леса, волшебными или самыми обычными. Гермиона решила не говорить Флёр о возможном присутствии в лесу иных хищников — тех, что несли на себе Тёмную метку. Она понятия не имела, что произойдёт, если ситуация станет достоянием общественности. Профессор Грюм предупредил её, чтобы она держала язык за зубами. Если шармбатонцы узнают, что кто-то использует Турнир в преступных целях, кто знает, какое решение они примут? Пока две чемпионки карабкались по последним каменистым участкам гребня, Гермиона прикинула, что у них осталось около трёх часов, чтобы добраться до места назначения и завершить задание. Время поджимало. Перед ними показался длинный пологий склон. Деревья постепенно редели. Гермиона знала, что где-то внизу должно быть Чёрное озеро. Она всмотрелась вперёд, ожидая увидеть серую водную гладь, но вместо этого обнаружила толстую чёрную линию, скрывающую подножие склона. Флёр тоже заметила странный элемент ландшафта. — Это ещё что такой? — нахмурилась она. — Понятия не имею, — устало ответила Гермиона. Её мышцы уже болели от накопившегося напряжения. Когда они приблизились, природа барьера стала ясна. Гермиона сразу вспомнила классические сказки, которые её родители когда-то читали ей перед сном задолго до того, как она сама начала проглатывать книгу за книгой. «Белоснежка? Спящая Красавица?» Флёр буквально застыла, пораженно осматривая увиденное. Она стояла, уперев руки в бока, и беззвучно что-то бормотала. По меньшей мере двадцати футов в высоту, барьер весь состоял из толстых ветвей, ощетинившихся зловещими шипами. Гермиона не была уверена, волшебная разновидность какого именно растения преградила им путь. Возможно, оно происходило от боярышника или терновника, или какого-то другого заморского растения. В любом случае им предстояло пройти над, под, сквозь или вокруг этой живой стены, поскольку она простиралась влево и вправо, насколько хватало глаз. Флёр осторожно приблизилась к препятствию. — Мы можем взоб’гаться на это, non? Гермиона настороженно осмотрела монструозное растение. Ветви, толстые и сильные, были покрыты шипами размером с кинжал. Они были так плотно переплетены, что сквозь природную решётку едва можно было разглядеть серую воду по ту сторону. Хуже того, на кончиках шипов поблёскивала какая-то непрозрачная жидкость. Сначала Гермиона приняла её за дождевую воду, но, внимательно присмотревшись, обнаружила, что жидкость сочится из самих шипов. — Я бы не стала этого делать, — предупредила она. — Похоже, это растение ядовито. Флёр наклонилась и изучила взглядом шипы. — Хм-м, — тихо произнесла она. — Думаю, ты п’гава. Она сделала несколько шагов назад. — Редукто! Её мощное заклинание врезалось в гущу ветвей и пробило узкую дыру. Не обращая внимания на едкий запах дыма, обе девушки приблизились, чтобы оценить результат. Отверстие получилось совсем маленьким, не больше двух дюймов в ширину, и практически не повредило разросшуюся живую изгородь. Флёр фыркнула, снова отступила на пару шагов и встала, широко расставив ноги и вытянув вперёд руки с зажатой в обеих ладонях волшебной палочкой. Ее поза смутно напомнила Гермионе других литературных персонажей: ковбоев или индейцев, или, может быть, что-то более современное… — Конфринго! — Флёр явно вложила в своё Взрывное проклятие все силы. Когда гулкое эхо стихло, она подняла палочку, как Клинт Иствуд в своих лучших вестернах, кончик волшебного оружия тлел тонким белёсым дымком. Результат удручал. Тонкая завеса дыма развеялась, открывая чуть большую дыру, но прямо на глазах ветви начали вытягиваться, утолщаться и переплетаться, пока полностью не перекрыли небольшую пробоину. — Merde, — выплюнула Флёр. Она подобралась для следующей попытки, бросив на союзницу многозначительный взгляд. Гермиона подошла почти вплотную к Флёр и тоже нацелила свою палочку на тёмную массу растительности. — Конфринго! — Бомбарда! Отдача от собственного заклинания едва не опрокинула Гермиону. Она ещё раз переглянулась с Флёр, и они обе шагнули вперёд, чтобы рассмотреть итог своей совместной работы. На этот раз отверстие было больше, но всё ещё слишком мало, чтобы через него можно было пролезть. И даже оно вскоре исчезло: практически сразу запустился процесс растительного самообновления, заполняя прореху природным эквивалентом колючей проволоки. — Помнишь миф о Гидре? — спросила Гермиона. Флёр кивнула. Они вернулись назад, повернулись и попробовали изменить вид воздействия. — Инфламаре! — Инсендио! То же самое пламя, которое оказалось столь полезным против акромантулов, охватило колючие кусты. Возможно, огонь окажется более эффективным в борьбе с волшебным растением и даже если не уничтожит его, то хотя бы сделает более уязвимым для взрывных и режущих заклинаний или по крайней мере снизит его способность к регенерации. Едкий древесный дым полностью перекрыл обзор. Когда он поредел, стало видно, что ветки горят, но остаются неподвижными. Флер послала ещё одно Редукто, которое снова пробило небольшое отверстие. Было не похоже, что растение хоть немного ослабло. Не успели они приблизиться и на три фута, как и эта дыра закрылась. — Похоже, насквозь не получится, — подвела неутешительный итог Гермиона. Очевидно придя к такому же выводу, Флёр уставилась на верхушку барьера, оценивая его высоту. — Полагаю, у тебья нет с собой метла? — спросила она. — М-м-м… нет, — ответила Гермиона. — Это по части Виктора. — Если он сп’гятал ещё одну, то, ве’гоятно, п’гидёт пе’гвым, — признала Флёр с лукавой улыбкой. — Видимо, именно поэтому они зап’гетиль мётлы, — заключила она. — Да, скорее всего, но для нас это ничего не меняет, — напомнила Гермиона. — C'est vrai. Alors! Ты знаешь Подъёмное заклинание? — спросила Флёр, не отрывая глаз от вершины изгороди. — Чары Левитации? — уточнила Гермиона. «Вингардиум Левиоса» оказалось очень полезным три года назад, но сейчас… Она с сомнением посмотрела на шипы. — Знаю, но… — она подняла руки в пораженческом жесте, — я не уверена, что смогу поднять тебя и благополучно перенести на такое расстояние. Флёр задумчиво посмотрела на неё, а затем медленно кивнула. — Да, это слишком опасно, — признала она. Гермиона оглянулась на деревья, до ближайшего из которых было около двадцати ярдов. Кое-что придумав, она подбежала к дереву и осмотрела ствол. Самые нижние ветви были примерно в тридцати футах над её головой. Сама она не могла забраться так высоко, но… — А ты можешь наложить чары Левитации на меня? — крикнула она Флёр. — Поможешь мне взобраться на дерево? Заинтригованная, Флёр подошла ближе. — Окей. — Она навела палочку на Гермиону. — Вингардиум Левиоса! В тот же миг Гермиону охватило чувство невесомости, её ноги оторвались от земли и повисли в воздухе. Она знала, что потребуется некоторое усилие, чтобы поднять даже её относительно небольшой вес на нужную высоту. Держась за грубые наросты древесной коры, она молилась, чтобы магическая сила Флёр соответствовала её статусу чемпиона Турнира Трёх Волшебников. Она рискнула взглянуть на Флёр, на лице которой отразилось напряжение. Сглотнув, Гермиона отвернулась и попыталась помочь ей, подтягиваясь руками вверх по стволу. Она надеялась, что эта авантюра не кончится сломанными ногами. Наконец она поднялась достаточно высоко, чтобы ухватиться за первую же толстую ветку. Это дерево стояло на самом краю леса, поэтому его крона начиналась относительно низко. Однако это также означало, что она была недостаточно высоко, чтобы осуществить план Гермионы. Впервые пожалев, что она всё детство просидела над книгами, вместо того чтобы лазить по деревьям, Гермиона поднялась выше, хватаясь руками за толстые ветки, а ногами подыскивая безопасную опору. Кора царапала её замёрзшие пальцы и впивалась в ладони. Возможно, ей следовало надеть перчатки… и взять с собой метлу… и вспомнить о еде. Несмотря на всю предполагаемую подготовку, Гермиона должна была признать, что её исполнение вышло далеко не лучшим. Она снова посмотрела вниз и обнаружила, что находится по меньшей мере в тридцати футах над вершиной изгороди. Голова закружилась, а к горлу подступила предательская тошнота. Со своего насеста она могла видеть, что колючий барьер действительно тянулся в обоих направлениях до предела её видимости и был по меньшей мере десяти футов толщиной. Озеро начиналось не более чем в ста ярдах за ним. А где-то в мутной дали Гермиона даже смогла различить то, что должно было быть астрономической башней. «Это, получается, сколько?.. Три-четыре мили отсюда?» Она оглядела берег в поисках чего-нибудь, что позволило бы ей осуществить свой план. Ничего… нет, там! Древний валун выбивался из общего пейзажа. Он выглядел так, словно был помещён сюда рукой великана, а не являлся естественной частью горного рельефа. Гермиона выпрямилась, одной рукой до боли вцепившись в ствол; в другой руке она сжимала палочку, направленную прямо на валун. — Инкарцерус! Волшебная верёвка, крепкая как сталь, вырвалась из кончика её волшебной палочки, пролетела над шипами и опоясала грубо обтёсанный камень. Гермиона потянула за верёвку, чтобы убедиться, что та не сорвётся с каменного якоря. Затем она обернула свой конец вокруг толстого ствола дерева и закрепила его с помощью заклинания. Осторожно наклонившись, Гермиона проверила натяжение верёвки. Получившаяся конструкция казалась вполне безопасной. Она рискнула надавить на неё всем своим весом. Верёвка едва прогнулась. — Qu'est-ce que tu fais? — крикнула снизу Флёр. Гермиона, сосредоточившись, почти забыла о француженке. — Это… зип-лайн! — отозвалась Гермиона. — Comment? Конечно, уроженка магической Франции вряд ли была знакома с маггловскими экстремальными развлечениями. — Мы скатимся по этой верёвке! — Скатимся? — недоумённо переспросила Флёр. — Да, скатимся. — Гермиона изобразила медленный скользящий жест свободной левой рукой. — Ах, mais oui, — наконец поняла Флёр. Она беззвучно набросила что-то на себя и под взглядом Гермионы начала ловко подниматься по дереву, пока наконец не оказалась на одном уровне с ней. — Aprè s vous. Гермиона трансфигурировала ближайшую ветку в гладкую металлическую U-образную рамку с ручками на обоих концах и накинула её на верёвку. Она нервно облизнула губы, надеясь, что не переоценила свои способности, крепко ухватилась за ручки и оттолкнулась от ствола. Первые несколько футов она двигалась медленно, но постепенно инерция нарастала, и уже через несколько секунд Гермиона оказалась у колючего барьера. Несмотря на то, что высоты было вполне достаточно и верёвка почти не провисла, Гермиона все-таки закинула ноги вверх, хотя её предплечья и бёдра отчаянно протестовали против этого усилия. Скорость снизилась, и дальнейшее скольжение вниз к земле проходило в гораздо более комфортном темпе. Не сказать, что её ноги были тверды, когда она приземлилась, или что её сердце билось спокойно. На самом деле, всё было как раз наоборот. Оно просто выпрыгивало из груди. «Ух! — пронеслось в голове. — Это было… весело! Не так весело, как летать с Гарри на Клювокрыле, но… Ух!» Ободрённая успехом своего плана, она обернулась и помахала Флёр, занявшей её место на опустевшей ветке. Флёр, казалось, накладывала заклинание на подошвы своей обуви, но в этом свете и на таком расстоянии Гермиона не могла быть уверена. В любом случае Флёр, похоже, не собиралась следовать её примеру. Вместо этого она с почти балетной грацией встала на верёвку. Гермионе было трудно в это поверить, но француженка собиралась использовать волшебную верёвку в качестве наклонного каната! Идеально удерживая равновесие, Флёр неторопливо прошла вниз по импровизированному канату, чуть ускорившись на отрезке, непосредственно проходящем над колючим барьером. В конце она спрыгнула и приземлилась на обе ноги с почти неестественной грацией. — Voila! Вывихнутой лодыжке явно стало лучше, успела подумать Гермиона, прежде чем Флёр заключила её в объятия. — C'est magnifique! — воскликнула она и отпустила удивлённую гриффиндорку. — Ох… пожалуйста, — пробормотала Гермиона. Внимание Флёр переключилось на тёмно-серую водную гладь, расстилавшуюся перед ними. — Пять, может, шесть километ’гов, — тихо сказала она. — C'est bon. Она снова повернулась к Гермионе. — Здесь наши пути 'газходятся, 'Эрмиона Грэнжей’г. Я должна найти Габриэль. — Её лицо потемнело. — А потом, как вы гово’гите, я иметь с ними се’гьёзный 'газгово’г! Гермиона кивнула. — Удачи, Флёр, — ответила она. — Merci et bon chance! — откликнулась Флёр, после чего сняла с себя верхнюю одежду, оставшись в майке и нижнем белье, которые быстро трансфигурировала в цельный серебристый купальник, смотревшийся на её изящной фигурке так же естественно, как бальное платье. Напоследок Флёр наложила на себя Согревающие чары, после чего пробежала по мелководью и нырнула, чтобы вынырнуть чуть дальше и поплыть вперёд, рассекая воду широкими размеренными гребками. Гермиона постояла несколько секунд, наблюдая за удаляющейся ведьмой, прежде чем напомнить себе, что время не терпит. Вот только она сильно сомневалась, что сможет проплыть несколько миль. Все её первоначальные планы предполагали, что она приступит к выполнению задания, будучи на хогвартском берегу озера, а не поплывёт туда с противоположного берега, перед этим преодолев десять миль по пересечённой местности. О том, чтобы обогнуть Чёрное озеро пешком и при этом успеть добраться до подводного местоположения Гарри, не могло быть и речи. До захода солнца оставалось слишком мало времени. Ей нужны были варианты. Ей нужны были идеи. Что ей сейчас пригодилось бы, так это лодка… Её глаза широко раскрылись. — Лодка?.. Почему бы и нет. Она наклонилась и расшнуровала свой левый ботинок, сняла его и отнесла к краю озера, где положила на гальку в нескольких дюймах от воды. Направив палочку на ботинок, Гермиона закрыла глаза и, сделав глубокий вдох, полностью сосредоточилась… Когда она открыла глаза, её первой мыслью было: «А чего ты ожидала? Круизный лайнер?» Перед ней была странная конструкция из парусины и пластика, отдалённо напоминавшая грубое каноэ жителей южнотихоокеанских островов — если можно представить себе каноэ без плавных линий, без обтекаемой носовой части и со странно изогнутой кормой. Но на воде эта посудина вроде держалась… пока Гермиона не попыталась в неё забраться. Несмотря на проявленную чрезвычайную осторожность, максимально возможную для такого абсолютно сухопутного человека, как она, первый же шаг попросту опрокинул «лодку», и Гермиона оказалась на спине в футе холодной воды. Она обнаружила по крайней мере одно явное сходство между своей поделкой и южнотихоокеанским каноэ — отсутствие киля. Но южнотихоокеанские каноэ не были чисто однокорпусными судами… «Стоп! Ну конечно!» Гермиона быстро отменила свою трансфигурацию. Просушив одежду, она осмотрела берег в поисках какой-нибудь коряги. Заметив многообещающий экземпляр, она призвала его к себе, затем сняла шнурки с ботинка, который опять выглядел как ботинок. Вскоре она обнаружила, что смотрит на ту же самую парусиново-пластиковую конструкцию, но уже с дополнительным корпусом, присоединённым к основному толстыми бамбуковыми перекладинами на уровне носа и кормы. Гермиона снова попыталась уместиться в получившееся судно. Хитроумная конструкция оказалась довольно шаткой, при наклоне в одну сторону дополнительный корпус почти подымался из воды, но, по крайней мере, она осталась на плаву, что не могло не радовать. Гермионе оставалось только надеяться, что результат её творчества не перевернётся посреди озера. Она понятия не имела о том, как правильно грести и насколько это может быть тяжело. Вместо этого у неё было волшебное решение. — Мобилинавис! Гермиона неловко ухватилась за борта, чтобы удержаться в вертикальном положении, когда её неуклюжий плавучий транспорт начал величественно удаляться от безопасной суши в сторону далекого Хогвартса. Несмотря на отсутствие прилива, ветра и волн, лодка ощутимо раскачивалась. Гермиона вспомнила, как страдала от морской болезни, пересекая Ла-Манш на безопасной громадине парома. Она надеялась, что никто не додумался ради такого случая пустить в озеро дополнительных хищников, хотя вряд ли коренные обитатели озера одобрили бы появление в своих водах какого-нибудь волшебного эквивалента крокодила или большой белой акулы. Взглянув на часы, она поняла, что у нее осталось чуть больше полутора часов на то, чтобы закончить выполнение задания. Она даже не задумывалась о том, насколько изменилось её восприятие — Гермиона больше не доверяла способности профессора Дамблдора защитить Гарри, если она потерпит неудачу. Пока лодка медленно плыла вперёд, Гермиона позволила себе немного отдохнуть. Она устала не только физически. Постоянное применение маломощных заклинаний, таких как Согревающие чары, вкупе с периодическим энергоёмким колдовством, какими были взрывные и огненные проклятия, начало сказываться на её магических резервах. Это осознание только ещё больше расстроило Гермиону, и она, разозлившись, прибавила немного скорости своей лодке, рискуя ещё больше истощить свои силы. Она испытала краткий миг ужаса, когда огромное покрытое присосками щупальце поднялось над поверхностью воды и изогнулось в воздухе, нависая над её хрупким судёнышком. Это часть испытания? Они что, притащили сюда кракена? Глаза гигантского кальмара размером с футбольный мяч показались всего в нескольких футах под поверхностью воды. Рациональная часть разума Гермионы автоматически отметила одну странность. В Шотландии встречались как пресноводные, так и озёра с морской водой, но после своих тренировок в Чёрном озере Гермиона могла точно сказать, что вода в этом конкретном озере не содержит соли. Что должно было быть проблемой для гигантского головоногого моллюска… но это же Хогвартс! Её отвлечённые мысли вернулись в настоящее, когда лодка обогнула мыс, и в поле зрения, примерно в полутора милях впереди, показался Хогвартс. Перед замком, у береговой линии, виднелись какие-то необычные сооружения — высокие, широкие и заполненные людьми. Казалось, что квиддичные трибуны на один день переместили с их привычного места на берег Чёрного озера. Очевидно, это были временные трибуны для зрителей. И если они расположены именно таким образом, то разумно было предположить, что она уже близка к финишу. Так зрители могли видеть хоть небольшую часть состязания. Хотя в целом «зрелищность» второго тура оставалась весьма сомнительной, скептически подумала Гермиона, в очередной раз поразившись нелепости происходящего. Порывшись в рюкзаке, она достала запечатанный пакет с бесценными жаброслями, после чего вытащила скользкое растение и быстро засунула его в рот. Оно было холодным и резиновым, но на этом сходство с недоваренными кальмарами заканчивалось; вкус был отвратительным, и Гермиона с трудом проглотила непрожёванный комок водорослей, подавив инстинктивное желание выплюнуть эту гадость. Превозмогая рвотные позывы, Гермиона поздравила себя. «Это было не так уж плохо, правда?» Неожиданно она поняла, что не может дышать. Что-то душило её! Голова закружилась, по горлу словно полоснули ножом. Невыносимая боль пронзила шею с обеих сторон. Гермиона пошатнулась, слишком сильно и резко, чтобы хлипкая конструкция, удерживающая её на плаву, могла выдержать. Одна из соединительных перекладин треснула, и основной корпус быстро накренился на бок, слишком сильно нагрузив оставшееся соединение. Вторая перекладина тоже сломалась, и вся лодка перевернулась, опрокинув Гермиону в ледяную воду. Мерлин, она же утонет! Её рот и нос наполнились водой, почему-то вовсе не такой ледяной, как она боялась. Гермиона почувствовала, что не может дышать… …и вдруг поняла, что больше не задыхается. Потрясённо оглядевшись вокруг, она первым делом заметила, что её руки изменились: тонкая полупрозрачная кожа соединила пальцы между собой. Тупая боль пронзила её левую ногу — ту, на которой всё ещё оставался ботинок. Правая ступня превратилась в большой плавник, похожий на ласты у ныряльщика, толстый шерстяной носок порвался от натяжения. Ну конечно, ведь правого ботинка на ней и не было, вспомнила Гермиона… Она быстро сбросила левый ботинок и освободила ещё один плавник, немного помятый и окровавленный в том месте, где его сдерживала чересчур тесная обувь. Острая боль в шее отступила сразу же, как только Гермиона погрузилась в воду. Она подняла руки к шее и ожидаемо обнаружила две большие прорези. Что ж, это был интересный новый опыт; теперь она на некоторое время стала гордой обладательницей полностью функционирующей пары жабр. Вода больше не казалась холодной, и Гермиона быстро сорвала с себя большую часть своей теперь уже неестественной и мешающей одежды. Трансфигурировав свой лифчик и трусики в чёрный купальник, она почувствовала себя гораздо более комфортно, хотя до Флёр ей было далеко. Даже навязчивое давление в голове исчезло, как будто его смыло водой. Видимость была плохой, всего около десяти футов вокруг, поэтому Гермиона плыла, держа палочку перед собой: её светящийся кончик позволял видеть чуть лучше. К собственному удивлению, Гермиона быстро обнаружила, что плавать под водой с такими «модификациями» оказалось намного легче, чем на поверхности. Ей даже нравилось! Она отбросила эти праздные мысли и напомнила себе, что она здесь не для того, чтобы развлекаться. Где-то в этих глубинах скрывался Гарри, и у неё в распоряжении оставалось меньше часа, чтобы найти его, прежде чем кончится действие жаброслей.

Текст переведён JulsDo

Примечания:
Ещё порция французского:

non — нет
merde — дерьмо
C'est vrai. Alors! — Это правда. Вперёд!
Qu'est-ce que tu fais? — Что ты делаешь?
Comment? — Как?
mais oui — ну да!
Aprè s vous — После вас
Voila — Вот так
C'est magnifique — Это великолепно
C'est bon — Хорошо
Merci et bon chance! — Спасибо и удачи!

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты